facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
        Лиterraтурная Школа          YouTube канал        Партнеры         
Мои закладки
№ 180 апрель 2021 г.
» » Роман Шебалин. НИЧЕГО ДО ВТОРНИКА

Роман Шебалин. НИЧЕГО ДО ВТОРНИКА

Редактор: Марина Яуре





Первое ощутимо заметное, вернее, не заметное, — это интернет, именно так.
Его не было. Совсем.
Перезагрузил компьютер, выключил и включил роутер — нет.
Да-да, досада, но завтрак же, работа.

Отсутствие горячей воды, ладно. Нет, пока ничего особо странного. Нормально. Уже опаздывал на работу. Не до мыслей.

Повязать галстук — дело одной минуты, даже менее того. В конце минуты этого единственно милого и приятного утреннего занятия обыкновенного холостяка в однокомнатной московской квартире перед выходом, выбегом — потому что уже очень сильно опаздывал в офис, — именно так, в конце минуты — обратил внимание — нет отражения.
Нет ни галстука, ни рубашки, ни шеи, ни рук, ни головы. Коридор, шкаф, полка с шапками — и всё.

Машинально выключил и включил свет. Свет был.
Да, после. После, это уже после. Ну, видимо, бывает. Позвоню с работы. Куда позвоню? Так, а что — ещё не то? Язык не обложен? Показал язык зеркалу. Языка тоже не было.

Чушь, чушь! А в офисе зеркала всюду. Вот так скажут: а почему?

Мобильник. Звонок на работу. На третьей цифре — нет, не то. Остановился, послушал. Экран телефона сиял, но звука не было. Вообще.
Радио?
Тишина. Радио тоже не было.
Выключил и включил свет. Шумно подышал. Тихо. Посмотрел на руки. Руки были. Что за чёрт?
Городской телефон работал.

«Здравствуйте, это Эдуард Разов беспокоит...»
«Кто?»
«Я подготовил доклад, но у меня нет дома интернета, а тут транспорт, то есть лифт...»
«Кто?..»
«Что — кто?..»
«С кем я говорю?..»
«Это Разов. Э. П. Разов!»
Гудки.
Они там с ума сошли. Надо звонить в центральный офис. Но сперва тогда куда-то... Куда?

Всплыло из недр сознания — «муниципалитет». Вот так, да. Муниципалитет. Именно так.
«Вы позвонили в единый Муниципальный Центр обслуживания… наберите «один», если… В целях улучшения качество обслуживания разговор будет записан…»
«Здравствуйте, вы меня слышите?»
«Скажите, как к вам обращаться?..»
Они всё слышат, да. Так, вопрос, вопрос, мне надо вопрос... Ну не про язык же спрашивать? Как обращаться? Никак обращаться, какая разница, как… Расскажу про руки, а что про руки? Я руки вижу, зеркало не видит. Про радио!
«У меня нет радио, то есть, оно есть, но звука... и ещё отражения...»
Чушь, ну при чём тут руки? Стоп. Почему стоп? Так как спрашивать?
«Фамилия, адрес...»
«Разов Эдуард Павлович, Среднебережная, 16, 32».
Зашуршали сперва бумажки, потом зацокали клавиши компьютера – это было слышно отчётливо. Потом что-то щёлкнуло:
«Спасибо за звонок, мы уже учли…»
«Что учли?»
«Шум, эффекты; недоработка, спасибо. Вы желаете оформить подписку на новую версию телефонной книги от банка «Русский Комфорт»?»
«Зачем?.. Погодите, я не понял, что делать?»
«Спасибо, ваш звонок был очень важен...»
«Погодите!..»

Набрал ещё раз:
«Погодите, это я звонил…»
«Вы позвонили в единый Муниципальный Центр обслуживания… наберите «один», если…»
«Да, это я... Я только что звонил! Что со мной?!»
Да, вот это вопрос. Это тот самый вопрос...
«Вы не поддерживаетесь, спасибо за звонок, желаете оформить?..»
«Как не поддерживаюсь?»
«Спасибо за...»

Вот сейчас и заметил — очень, слишком тихо. За окном шум автомобилей, детей, стройки — где?
Трубку положил, хлопнул в ладоши. Так, хлопок был. Был. Был.
Надо идти, нет – бежать.

Снова всплыло «муниципалитет», но как-то более отчётливо, уже картинкой. Дом, серо-розовый дом с пыльным каменным крыльцом, потом множество дверей. Пешком дойти можно. Да, пешком. Смутное ощущение, что проездной может оказаться недействительным...
Да, ощущение. Следующим ощущением было — жалкое боязливое желание вспомнить предыдущее. Вспомнил.
На улицу!
Не поддерживаюсь.
Как не поддерживаюсь? Чем? Зачем? Почему?
Лифт работал.

Минут через двадцать — крыльцо каменное, лестница, двери.
Куда? Куда же?
«Вы к кому?»
«Мне надо...» Мне надо что?
«Мне бы... я не поддерживаюсь...» Сам выговорил и даже посмаковал мысленно; тут, в этих коридорах, такая фраза звучала как-то иначе, весомее, солиднее. Даже почему-то добрее.
«В 302, но там скоро обеденный перерыв...»
На бегу — «спасибо!»

Три стола, женщины, компьютеры, плакаты-календари... Почему они все так любят кошечек? Так, к какой же?
Гладкошёрстая серая, чёрная пушистая, белая с мячиком... Ну, пусть к белой.
«Здравствуйте, я хотел бы узнать...»
«А по какому вопросу?»
«Ну, вот свет у меня есть…»
«Коммунальные услуги на втором этаже».
«Свет есть, но отражение... И вот этот шум».
Да, вентилятор! Он был, он работал, обдувая белую с мячиком. Но как-то слишком беззвучно.
«Вот этот вентилятор, он не шумит... Это вы как-то можете объяс...»
«Фамилия, адрес».
«Вот не шумит он, не слышу… Что?»
«Ваши фамилия, адрес!»
«Разов Эдуард Павлович, Среднебережная, 16, 32».

В бумаги сперва, потом в монитор, потом опять в бумаги, а потом:
«А Вы не поддерживаетесь».
«Я не понимаю…»
«Вы не поддерживаетесь, что непонятного?»
«Ну я...» Посмотрел на пол машинально, перемялся с ноги на ногу... Ноги тоже были, как и пол...
«Как то есть не?..»
«Вы же участник программы «Здоровый Город»?»
«Не знаю... Да, а что?»
«Ну вот, задолженность, за три квартала... Теперь только если через разрешение Комиссии...»
«Телефон, отражение, и даже звуки?»
«У вас какие-то вопросы? Вопросы по задолжности – на четвёртом этаже, каждый второй вторник...»
Отражение... Что ещё?..
«Но свет же работает! плита!.. вода...»
«Это оплачивается отдельно... Была недоработка, исправленно. И цветовая гамма ещё, секундочку…»
«То есть, я могу оплатить и…»
«На четвёртом этаже, каждый второй вторник в порядке общей очереди, вашу заявку рассматривает Комиссия, Вы подготовили заявку?»
«Что значит — не поддерживаюсь?!»

«Вы участник программы «Здоровый Город»?»
«Не помню... А у меня должна быть память?.. Я вдруг не помню...»
«У вас должны быть, секундочку... Память, да. Немного. Там реле. Как раз до вторника...»
«Второго?»
«Да, перерыв».
«Где?»
«У меня. Обеденный перерыв. Да, до второго вторника, на четвёртом этаже...»
«Спасибо, спасибо, помню...»
Что я помню? Что я помню?
«А что можно включить сейчас?»
«Перерыв!»
«Послушайте... Я же работаю...»
«В настоящее время не работаете, потому что не поддерживаетесь. Перерыв».

И только на улице увидел, вернее, не увидел: цветов и оттенков цветного не было. Мир оказался чёрно-белым.
Нет, это ещё не страшно, это как на фотографии. Ведь всегда любил фотографии.
Почему-то после «фотографии» всплыло «штамп» Да, штамп. Штамп. Небо, солнце, вода, утро, офис... Я не работаю?
Штамп. Мельком ещё вспомнил, как ставил подпись на красивой бумаге с гербом, как получал пластиковую карточку тоже с гербом, как вписывал своей е-мейл в анкету и оставлял номер телефона. И как хорошая скидка была потом по оплате коммуналки, при покупке плиты, занавесок, чего-то ещё...

Они рассчитывали именно на это! Кто рассчитывал? Да почему? Просто забыл оплатить. Ну, забыл. Ну, забыл. Забыл. Сел на чёрно-белую лавку, уставился на нецветные концертные плакаты напротив. Беззвучно пронеслись велосипедисты. До вторника пять дней, если с выходными, вспомнил. Они на это и рассчитывали! Я не сойду с ума. Дважды два... В радуге цветов семь, Разов Эдуард Павлович, Среднебережная, 16, 32...

Пять дней до вторника, надо записать, пока не. Пока не – что?
Чтобы успеть проплатить или отменить контракт, или... До вторника — что? До вторника — что? Почему до вторника?

 

август 2011







_________________________________________

Об авторе: РОМАН ШЕБАЛИН

Шебалин Роман Димитриевич (род. 25 октября 1970, Москва, РСФСР, СССР) — российский литератор, музыкант, художник, кино-архивариус. Внук композитора В. Я. Шебалина; сын музыканта Д. В. Шебалина. С 1994 по 1999 год учился в Литературном институте им. А. М. Горького. Диплом — автобиографическое интертекстуальное произведение «Кое-что из дневниковых записок Романа Шебалина, ангела» — 1999 г. 1994 год – повесть «Александріна», цикл пьес «Вивисекция». 1996 г. — книга стихов и прозы «Пустой Город». 2002–2005 г. — циклы статей и диалогов о современной культуре (журналы «Р-клуб», «Осколки», газеты «Загубленное детство», «День литературы», «Территория культуры»). 1991 г. — по настоящее время: работает в документальном и игровом кинематографе в качестве редактора, историка и кино-архивариуса («Великий мистификатор: Параджанов», «Играем Шекспира», «Ликвидация», «Концлагеря: Дорога в ад», «Проект Владимира Познера и Ивана Урганта», «Пограничники. Воины Великой Победы», «Вечная Отечественная», «Speer Goes to Hollywood», «Штетл / Shtetlers» и пр.).скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
320
Опубликовано 16 янв 2021

ВХОД НА САЙТ