facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
        Лиterraтурная Школа          YouTube канал        Партнеры         
Мои закладки
№ 181 апрель 2021 г.
» » Обзор книжных новинок от 02.03.15

Обзор книжных новинок от 02.03.15


Сергей Оробий

в е д у щ и й    к о л о н к и


Критик, литературовед. Кандидат филологических наук, доцент Благовещенского государственного педагогического университета. Автор ряда монографий. Печатался в журналах «Знамя», «Октябрь», «Homo Legens», «Новое литературное обозрение» и многих других.

В 2014 году в издательском мире неожиданно возник еще один игрок – «РИПОЛ Классик», выпустивший в серии «Новая классика» сразу несколько заметных книг интересной прозы. На них мы сегодня и остановимся.


Сергей Самсонов. Железная кость. – М.: РИПОЛ Классик, 2015.

Роман из разряда «таких сейчас не пишут»: 700-страничное повествование об уральском металлургическом заводе площадью с пол-Бельгии и завладевшем им олигархе Угланове – жестоком, но справедливом. Время действия – 2000-е, но конфликт подчеркнуто несовременен, в духе советских производственных романов, и разыгран через противостояние Артема Угланова, хозяина завода, и Валеры Чугуева, представителя рабочей династии. В «Железной кости» отражен давний – со времен протопопа Аввакума – парадокс русской прозы: консерватизм содержания отступает перед новаторством формы. Самсонов – писатель с уникальным чувством языка: в «Железной кости» этот литературный молотобоец сплавил в художественном тигле Бабеля, Платонова и Артема Веселого вместе взятых. «Чугуев навсегда запомнил день, когда отец впервые взял его с собой на завод. Как все в цеху мгновенно озарилось едва переносимым солнечным свечением расплава, когда открылась летка и рванулась безудержная магма на свободу, и как метались доменщики с длинными баграми, с бесстрашием привычки бросаясь на огонь и управляя этой рекой с непогрешимой выверенной точностью, заставляя разбиться ее и потечь по проложенным в чистом песке желобам, и как он сам в себе почуял распускавшуюся огненную силу, и как это чугунное пламя, которому он причастился, стало кровью вообще всей советской земли, всего мира — никогда не могущей остыть и катящейся только туда, куда ей приказали вот эти всесильные, обыкновенные, диковинные люди».


Лена Элтанг. Картахена. – М.: РИПОЛ Классик, 2015.

Романы Лены Элтанг, как счастливые семьи у Толстого, похожи друг на друга: сюжет разворачивается в экзотических декорациях (скажем, на итальянском побережье), персонажи – странные, каждый со своей загадкой, леди и джентльмены, связанные каким-то неочевидным образом (в «Картахене» это студентка колледжа, потерявшая брата, писатель, утративший способность писать, наследник, лишившийся поместья, и убийца), повествование многослойно, соткано из десятков сочных деталей. На десятой странице уже не веришь, что роман написан все-таки кириллицей. Русский язык здесь поставлен в непривычные географические и художественные условия: у прозы Элтанг иные, европейские, характеристики [1]. Наверное, так сочинял бы Набоков, начитавшийся Агаты Кристи.


Иван Зорин. Аватара клоуна. – М.: РИПОЛ Классик, 2015.

Эту книгу населяют самые разные персонажи: древнеримские жители, белые офицеры, путешественники с темным прошлым, волхвы, идущие на свет звезды, карлики-шуты. Иные безымянны, иные наделены чудными именами: Силантий Щербань, Серафима Кольжуда, Михаил Михолап. С каждым происходит нечто странное, порой не вмещающееся в границы здравого смысла: художник пишет картину своих воспоминаний – и в итоге туда переселяется; заурядный русский помещик по дороге в имение читает Борхеса – и в какой-то момент, встречая у испанского писателя упоминание о себе самом, попадает в книгу. Эти истории имеют достаточно мощный культурный бэкграунд, чтобы в голове у читателя то и дело всплывали имена Борхеса, Акутагавы, Павича, Крусанова. Зорин – фантазер, ему очевидным образом нравится продумывать все эти парадоксальные коллизии, но воображение писателя протекает в строго очерченном русле: его жанр – интеллектуальные шарады, эзотерические ребусы, недаром многим из историй свойственна кольцевая, замкнутая композиция. Увы, тут-то и кроется подвох: будучи собранными в одну книгу, рассказы оказываются слишком похожими друг на друга.


Андрей Иванов. Бизар. – М.: РИПОЛ Классик, 2014.

Предыдущий роман Иванова «Харбинские мотыльки» рассказывал про русских эмигрантов в Таллине, действие этой истории разворачивалось в период между мировыми войнами. «Бизар» повествует о мире нелегалов, обитающих в датском лагере беженцев; действие романа разворачивается в наши дни. В откликах на оба романа часто встречается слово «нервный», и оно самое точное: шатки обстоятельства, беспокоен ритм жизни этих нищих, неустроенных маргиналов в чужой стране. Конечно, неустроенность героев Иванова – не географическая, а экзистенциальная, потому и бегут они не только от родины, но – отовсюду. Аннотация намекает на сходство персонажей «Бизара» с героями пьесы «На дне», однако в первую очередь неисповедимые странствия героев напоминают «Америку» Кафки. Кстати, первым его названием было «Пропавший без вести», и вышел роман ровно за сто лет до публикации «Бизара».

 



___________________
[1] Любопытно, что «Картахена» и «Железная кость» изданы в одной серии, бок о бок – тем нагляднее принципиально разные способы языкового остранения.

скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
2 454
Опубликовано 02 мар 2015

ВХОД НА САЙТ