facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 187 октябрь 2021 г.
» » 4-10 августа: обзор литературных мероприятий

4-10 августа: обзор литературных мероприятий


Наталия Черных

в е д у щ и й    к о л о н к и


Поэт, автор нескольких книг стихов и эссеистики. Первая публикация (стихи) – «Русская мысль», Париж, сентябрь 1993 г. С того времени – проза, поэзия, эссеистика: «Вавилон», «Кольцо А», «Новый Мир», «Знамя», «Волга», «НЛО» и мн. др. Стихи переведены на английский. 2001 г – Первая Премия Филаретовского Конкурса Поэзии.

Есть прелестная и горькая хипповая причта. Возможно, её прототип бродит где-то по мировой культуре, но я с ним не встречалась. А эту притчу мне рассказали как раз в роковое время перемен, не так давно, как может показаться, лет двадцать шесть назад. Аранжировка моя. Умер лучший басист побережья и попал в ад. А там – огромный фестиваль. Все поют и танцуют, и – ничего себе – на сцену выходит Джим Моррисон. Звукарь подбегает к басисту: помоги соляку, дай баса. И тот дал. Играл так, как никогда при жизни не играл. Всем всё в кайф. Затем выходит Джанис. И снова басист играет так, как никогда не играл. Затем Хендрикс, затем Джерри Гарсия, и другие. А сил не убывает, басисту всё лучше и лучше. Только не понимает, где заканчивается одна песня, а начинается другая. Да и игра какая-то странная. Спрашивает: а когда кода будет? Ему в ответ: чувак, а коды не будет.

Группа Культурная Инициатива закрывала сезон 2013-2014 четыре раза, и каждый раз в новом месте. Это и называется: веерное отключение сезона. То есть, сезон уходит в космос, он уже существует сам по себе. Виртуально, в воспоминаниях и фото. В отчаянных: да не было там никакой тяжести и скептических: а стало быдловато. Я была на трёх моментах отключения из четырёх. Первые два из увиденных мною отключений состоялись в Музее Серебряного Века на Проспекте Мира (на разных этажах), третье и последнее - в клубе "Китайский лётчик Джао Да". У каждого вечера - своя атмосфера. Публика и авторы на всех трёх отличались довольно сильно. Как и время течения. Первый из трёх вечеров, состоявшийся 8 июля на втором этаже Музея, посвящён был закрытию литературного сезона в клубе "Виндзор Паб", второй, 10 июля, - закрытию сезона собственно в Музее Серебряного Века, третий, 14 июля, - закрытию сезона в клубе "Китайский Лётчик". Многочисленные повторения мне кажутся совсем не лишними, они показывают ритмичность и тональность событий лучше, чем все мои описания. Без которых однако не обойтись.

Странно писать о мероприятии, если сама в нём принимала участие. Кроме того, едва ли не двенадцать лет путешествую по литературным клубам и много что повидала, и много что забыла. Так что у меня искажённое восприятие. Однако полагаться на искажённость моего восприятия не следует. В этом году всё было предельно ясно. При добавлении лимонного сока в молоко происходит сквашивание, отделение сыворотки. То же произойдёт при попадании в молоко пота, крови и слёз. Молоком была чистая идея литературного праздника в пространстве поэтов, за которое вот уже более десяти лет сражаются Юрий Цветков и Данил Файзов. Вроде бы пока молока никто не отобрал. Но чем дальше - тем страннее его вкус. Люди, с которыми я познакомилась всего пару лет назад, а то и вовсе в прошлом году, кажутся близкими. Но я знаю далеко не всех. Авторы, возникшие несколько месяцев назад, контекстом современного литературного процесса, конечно, не владеют, а знают того или сего, и всё. Лучший выход - верить, что именно ты и есть литературный процесс. Молодёжь так и считает. Сомневаюсь, что вообще можно владеть контекстом. Это выражение для безразличных к качеству текста.

Скученность авторов, которую наблюдала на июльских вечерах (переселение целого городка в новое место) рождает поначалу забавный хаос, а потом становится очень плохо. Просто невыносимо. Что это? Согнанные в одно замкнутое (по счастью, не до конца) пространство люди разного рода занятий (врач, дизайнер, жена, редактор), но одной национальности? На круг людей, собравшихся послушать стихи, мало похоже. Скученное качество особенно было заметно на втором вечере, закрытии сезона в Музее Серебряного века. Что-то вроде фактической ошибки. Было ощущение, что все старые члены клуба разошлись, а тем, кто собрался, чтобы заполнить пустые места, всё равно, что это за клуб, что тут происходит, и кто тут был до них. К переменам привыкаешь с трудом, хотя перемены бывают разные. Выводов пока что делать не стану, а написанное выше не вывод – скорее, информация к размышлению. Материал для исследования.

Первый вечер, 8 июля, посвящённый закрытию "Виндзор Паба", рифмовался с третьим, но прошёл более чётко и сжато. По времени был вдвое меньше, что и понятно. Изысканные интерьеры Музея контрастировали с действительно клубной атмосферой: интеллектуальной и грубоватой. Видное место в культурной программе Виндзора занимали "Метаморфозы", цикл вечеров для переводчиков и переводов. Выступление Алёши Прокопьева назвала бы лучшим, но настаивать не стала бы. Прокопьев говорил недолго, только то, что нужно по существу: как возникла идея вечеров, посвящённых переводу, кто выступал в минувшем году и чем выступления были ценны. Прекрасное впечатление довершили обаятельная манера говорить и мягкий юмор, всегда Прокопьеву присущий. Так что переводы слушались отлично. Представлены были фрагменты голландской прозы, прочитанные Евгенией Ярмыш. Гостья из США Хельга Ольгшванг представила стихи.

Далее, можно сказать, что и вдруг, возник целый сектор НГ Экслибриса, с которым Культурная инициатива сотрудничает. Выступили Евгений Лесин и Андрей Щербак-Жуков. Всеволод Константинов прочитал несколько стихотворений, тонких и чуть засушенных, как редкие листья в гербарии. Анна Золотарёва трепетно волновалась, выдавая на гора сравнительно недавние стихотворения, часть из которых вошла в книжку, изданную «Воймегой». Елена Горшкова выступила принципиально скупо, с нетбуком, и, едва прочитав, исчезла. Ирина Ермакова, названная Юрием Цветковым одной из его любимых поэтесс, представила стихи, вошедшие в новый сборник. Наконец я поняла вкус Цветкова в поэзии. Вознадеялась было представить "Русский Гулливер", презентовавший в Виндзоре сдвоенный номер, но дело уже было к концу, не до представлений. Так что просто прочитала стихи. На этом вечере было больше незнакомых лиц, но по разговорам было ясно, что есть много общих знакомых.

Второй вечер, посвящённый закрытию Музея Серебряного Века, прошёл 10 июля. Не прошёл, а пролетел. Его так же вёл Юрий Цветков. Он ещё строже держался за регламент, чем в первом вечере, но и выступающих было меньше. Этот вечер действительно напомнил литературное оливье, в понимании начала двадцатого века. Елена Иванова-Верховская, Влад Кащеев, Александр Самарцев, Лиля Газизова, Геннадий Каневский, Кирилл Корчагин и другие авторы. Зал на третьем этаже много меньше, чем на втором. Просто светлая серебристая коробка. По стенам - выставка небольшой графики, которая на удивление настроению вечера соответствовала.

Если 8 числа тема войны была затронута, но казалась надуманной, то в этот раз холодок тревоги и страха был слышен хорошо. Самарцев, например, намеренно выбрал стихи агрессивные, резкие. Каневский читал стихи, в которых тема войны была центральной, даже если стихотворение навеяно очередным просмотром любимого фильма. Возможно, число авторов и слушателей на обоих вечерах вполне сопоставимо, но пространство сделало так, что вечер, посвящённый закрытию собственно Музея, показался камерным – «в кафе, заколоченном наглухо». Для меня на нём было гораздо больше незнакомых людей. Что удивительно - более старшего возраста, чем на закрытии Виндзора.

Апофеозом сезона стало закрытие "Китайского лётчика". Часть фигурантов вечера, посвящённого закрытию Виндзора, присутствовала и здесь. Настоящий онтологический финал. Авторов - не менее двух десятков, настолько разных, что даже оливье не назовёшь. Несколько разных ментальностей и норм поведения за одним столом. И столкновения, конечно, были, хотя Цветкову надо отдать должное: он сумел отследить нерв, вовремя его поймать и успокоить. Из монстров были: Олег Хлебников, чьи стихи я знала ещё по журналу "Юность", Григорий Кружков, и - чудо - Александр Тимофеевский, которому пришлось довольно долго ждать своего часа. Пожилой поэт выступал одним из последних. Там же - экстравагантная Татьяна Щербина, когда-то звезда альманаха "Стрелец". Помню её стихотворение о голландском музее, где ей выдали справку, что она не ведьма. Её стихи не потеряли в элегантности, но мне больше понравилось, как поэтесса читает стихи сейчас. Там же - Юлий Гуголев, сильно увеличившийся со времён совместного выступления с Андреем Туркиным. Поэт представил стихотворение, возможно, лучшее на вечере. Хотя большинство публики высказалось бы за стихи Дмитрия Данилова, который выступал последним, как и полагается всеобщему любимцу. Там же - Байтов, который, очевидно думал о чём-то своём. Он довольно ловко прочитал хулиганский стишок, назвав его песенкой. Это к атмосфере пьяного лётчика весьма шло. Геннадий Каневский представил почти всех лётчиков из своей поэтической коллекции, Юлия Скородумова напомнила, что живём во время апокалипсиса и что скоро день ВДВ. Дочь поэтессы Анны Сед-Шах спела песню о ведьме (навязчивая тема у женщин). Из открытий хочу отметить стихи Дмитрия Плахова и Михаила Квадратова. Мой скепсис неожиданно дал течь, как Титаник. В этих стихах много нежности и подлинного поэтического чувства. Выступали так же Жуков-Щербак, Елена Семенова, Игорь Лёвшин и другие авторы, которых знаю намного хуже. Один из них даже получил слэм в Париже. Я читала предпоследней - что-то из стихов, которые скоро будут опубликованы. Вечер занял около трёх часов, или около того. Кажется, оттопырились все.

Но как интересно. Первый вечер нёс в себе искру надежды. Во втором было что-то резкое: мол, уже всё, коды не будет. И логически - хаос третьего вечера. И такая деталь. 14-го, в день взятия Бастилии, в Москве было душно и жарко. В "Лётчике" работал кондиционер, просто морозил. Можно было схватить воспаление лёгких. Агония с надеждой, смерть и послесмертие. А может, послесмертие будет вовсе не похоже на то, что видели в "Китайском Лётчике"? Снова и снова: самолёт, почти боинг.

Литература всё же ужасная обезьянка, любит копировать.
скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
2 116
Опубликовано 11 авг 2014

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ