facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 187 октябрь 2021 г.
» » Обзор книжных новинок от 20.01.2017

Обзор книжных новинок от 20.01.2017


Сергей Оробий

в е д у щ и й    к о л о н к и


Критик, литературовед. Кандидат филологических наук, доцент Благовещенского государственного педагогического университета. Автор ряда монографий. Печатался в журналах «Знамя», «Октябрь», «Homo Legens», «Новое литературное обозрение» и многих других.

Алексей Иванов. Тобол. Много званых. – М., АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2016

Пока «Тобол» мало кем прочитан, большинство отделывается общими фразами типа «эпопея о Сибири времён петровских реформ». На самом деле: просторный, густонаселённый, детально прописанный (и просто – хорошо написанный, без привычных у Иванова стилистических заноз), чрезвычайно увлекательный – уровня Кена Фоллетта и Дэна Симмонса – роман. Иванов всегда умел запеленговать идеальный с литературной точки зрения хронотоп и объяснить через него нечто важное о стране и её жителях, теперь он замахнулся аж на Сибирь – и на этот раз амбиции соответствуют амуниции, новая карта местности выглядит наиболее впечатляюще. Пожалуй, за эту книгу Иванову простят и «язык», и «попсу», и другие «недостатки» его прежних вещей. С признанием пермского автора вообще вышло интересно. В 2016-м писатель появился в сериале «Физрук» в роли карнавального живого классика, и это очень точно отразило его положение в отечественной словесности. Именно «Тобол» переведёт Иванова из статуса «большой писатель, который внезапно может дать петуха» в почетное «ай да сукин сын!».


Владимир Сотников. Улыбка Эммы. – М.: Издательство «Э», 2016

Так сложилось, что словосочетание «современная русская проза» + «Эксмо» ассоциируется у читателя скорее с условной «Донцовой» и прочим «жанром». Это не так, хотя правда в том, что авторы «Эксмо» гораздо реже оказываются в премиальных списках. Как показала премиальная жизнь-2016, оно, может, и к лучшему: шанс обнаружить «осетрину первой свежести» у поклонников «Эксмо» куда выше. Книга Сотникова – одно из таких открытий. «Улыбка Эммы» – отнюдь не жанровая проза, строго говоря, не роман вовсе, а два потока сознания: воспоминания человека, обладающего странной способностью избегать неминуемой гибели, и записки его сына, будущего литератора. И отцу, и сыну важнее не «рассказать историю», а как можно подробнее разобраться в отношениях со временем, памятью, судьбой – без этой очной ставки с реальностью нет писателя. «Улыбка Эммы» густа, подробна, непроста для чтения: перед нами будто черновик замысла, томография авторского сознания... а пожалуй, и «форма новой художественности», обещанная аннотацией, – сколь ни трудна она для привыкшего к тщательно пережеванному мейнстриму читателя. «Говорил ли я ему о словах, которые должен написать? О том, что я чувствовал себя человеком никогда не существующего в мире занятия — бесконечного приближения к ощущению жизни?» – вновь и вновь задаётся вопросами главный герой этой умной, глубокой, хотя и довольно флегматичной книги.


Андрей Филимонов. Головастик и святые. – М.: РИПОЛ классик, 2016.

Великая русская хтонь – неисчерпаемый источник сюжетов, чудики и левши тут никогда не переведутся. Таковы и герои Андрея Филимонова, обитатели затерянной в лесах деревни Бездорожная, где живых порой не отличают от мертвых. Впрочем, если тут случится гость из большого мира, местные охотно поведают ему о своем житье-бытье: «Говорю, святой отец захандрил на пароме от того, что едет в мертвый край, где сплошная мука и никакого оптимизма. Прошу рассказать ему, что в Сибири люди тоже испытывают на себе счастье». Вся книга выдержана в жанре эдакой кунгурцевско-мамлеевской потусторонней байки; как в любой байке, стиль важнее и интереснее самого сюжета, к тому же за три сотни страниц эти инфернальные прибаутки не успевают надоесть.


Михаил Шишкин. Пальто с хлястиком. – М., АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2017

Шишкин не раз говорил о том, что все его романы составляют единый текст, в котором автор хочет ответить на одни и те же вопросы. В развитии этого замысла легко различить тезу («Взятие Измаила»: жизнь – это враг, «жизнь нужно брать как крепость»), антитезу («Венерин волос»: главный враг – время), синтез («Письмовник»: смерть есть дар, помогающий осознать всё остальное). Какое место в таком замысле занимает новая книга? Это сборник малой прозы, которая в основном уже известна читателю по журнальным публикациям, – но «Пальто с хлястиком» не авторский «отчёт» за последние шесть лет. Сюда, например, вошел и ранний, ключевой для Шишкина рассказ «Урок каллиграфии», это лишь подчеркивает постоянство тем, из текста в текст варьируются одни и те же мотивы, образы, идеи. «И всё сливается в единое целое: и пальто с хлястиком, и беззубая улыбка Бобби Кларка, и сугроб Роберта Вальзера, и тот раздолбанный 77-й, который когда-то не дотянул до Дорогомиловской, и пришлось топать по лужам. И я, печатающий сейчас на моем ноутбуке эти слова. И тот или та я, кто читает сейчас эту строчку». В этом отношении новая книга Шишкина очень цельная – и видится логичным постскриптумом к его метароману о самом важном. Появится ли после неё пролог к какому-то новому замыслу – вот в чём интрига.
скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
1 943
Опубликовано 21 янв 2017

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ