facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 189 декабрь 2021 г.
» » Обзор книжных новинок нон-фикшн от 17.08.2016

Обзор книжных новинок нон-фикшн от 17.08.2016


Сергей Оробий

в е д у щ и й    к о л о н к и


Критик, литературовед. Кандидат филологических наук, доцент Благовещенского государственного педагогического университета. Автор ряда монографий. Печатался в журналах «Знамя», «Октябрь», «Homo Legens», «Новое литературное обозрение» и многих других.

Александр Генис. Обратный адрес. – М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2016.

Стиль Гениса – писать «опущенными звеньями», оставляя только метафоры и парадоксы – подчас утомителен, но для мемуаров он годится как раз. Нам ведь интересна не чужая жизнь и тем более не урок, из неё вынесенный, а то нескучное, что в ней есть. Оптимизм Гениса предохраняет жанр от скуки и занудства – родимых пятен мемуаров: тут даже последняя (вернее, предпоследняя) глава написана весело: «Хорошие книги кончаются смертью героя – либо автора, но тогда они не кончаются вовсе, как это случилось с Гашеком и Музилем. Мемуары, естественно, сюда не подходят: последнюю точку сам не поставишь. Я вижу выход в memento mori и уже давно каждую книгу пишу как последнюю. Это значит не оставлять ничего на потом… Тем более что память моя капризна, избирательна и неблагодарна. Она вычёркивает годы, игнорирует факты, забывает встречи. Она упрямо настаивает на мелочах, важных ей одной, вроде дачного жасмина, который в Америке не умеет пахнуть... Она любит только тех, кто годится в анекдоты. Она не сидит на месте, устает от среднего, плюет на важное и, как и я, не знает главного».
 

Вадим Руднев. Новая модель реальности. – М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2016.

Это не первая книга Руднева, заглавие которой включает интригующую формулировку «новая модель»: уже были «Новая модель бессознательного», «Новая модель шизофрении», «Новая модель сновидения» и «Новая модель времени». Руднев пишет по одной-две книги в год – по академическим меркам скорость прямо-таки дарья-донцовская – и каждая содержит важную поправку к его концепции реальности. Так что в данный момент перед нами персональная рудневская «теория всего». Взаимоотношения с реальностью сложны и запутаны: автор гонит её в дверь, она же норовит пробраться в окно: «В 2012 году... я пришел к выводу, что никакой реальности вообще не существует, и все мы, включая Господа Бога, являемся лишь галлюцинирующими галлюцинациями. Однажды ночью я проснулся с ужасным ощущением, что реальность все-таки существует. Это был, что называется, «удар под дых». «Новая модель реальности» обобщает всё ранее написанное Рудневым – но это явно не «окончательная» книга: интеллектуальный проект московского философа – своеобразная матрёшка, из которой автор достает всё новые и новые концепты. Важны даже не конкретные постулаты (любители покритиковать рудневский солипсизм сделали это ещё десять лет назад), а сам танец мысли, майевтика в чистом виде.

 
Текст и традиция: альманах, 4 / Ин-т рус. лит. (Пушкинский Дом) Рос. Акад. наук, Музей-усадьба Л.Н.Толстого «Ясная Поляна». – Санкт-Петербург: Росток, 2016.

Вышел в свет 4-й том альманаха «Текст и традиция» (главный редактор – Евгений Водолазкин), и это книга, которая будет интересна отнюдь не только собрату-филологу. Ведь, как замечено в аннотации, «в определенном смысле альманах соединяет в себе черты научного и литературного («толстого») журналов» – и этот продуманный синтез очень удачен. Раздел «Academia» содержит собственно научные работы: поиски контекста «Слова о полку Игореве», анализ агиографической топики, разбор произведений Бунина и Хлебникова... Раздел «Vox scriptoris» – свободные размышления критиков и литераторов, з`рна мысли: Михаил Эпштейн о целях поэзии, Павел Нерлер о воронежских адресах Мандельштама... В разделе «История книги. От первого лица» современные писатели рассказывают о том, как придумали свои произведения: это даст пищу для ума будущим историкам литературы. В разделе «Рецензии» анализируются романы, которые «без различия жанровых особенностей могут быть названы книгами для медленного чтения. И хотя у разных критиков порядок имен и номенклатура названий может разниться, есть книги, приоритет которых уже определился», замечает Владимир Ермаков – и предлагает перечитать «Мысленный волк», «Перевод с подстрочника», «Зимнюю дорогу». Интересны, таким образом, не только конкретные разборы и находки, но общая смысловая перспектива: в интеллектуальном поле Пушкинского дома – цитадели классики – современная литература точно не чувствует себя незваной гостьей.


Уйти. Остаться. Жить: антология литературных чтений «Они ушли. Они остались» (2012–2016) / Сост. Б.О. Кутенков, Е.В. Семёнова, И.Б. Медведева, В. В. Коркунов. – М.: «ЛитГОСТ», 2016.

В предисловии к антологии Борис Кутенков заметил, что идея чтений покоилась на трёх китах: «эстетизация смерти, обострённое чувство культуртрегерской совести и нежелание писать кандидатскую диссертацию, которой обязал себя тем памятным летом». Три этих повода претерпели закономерную эволюцию: отношение к смерти изменилось «в сторону меньшей романтизации», диссертация превратилась в антологию (то есть продукт куда более ёмкий, содержательный и доступный уже в силу жанровой природы), ну а «чувство культуртрегерской совести» не ослабело и позволило довести работу до конца (между прочим, и журнал, в котором выходит этот обзор, имеет прямое отношение к этому чувству). На страницах антологии этика встречается с эстетикой, и в этом сложность подобных начинаний. Мортальная поэтика неоднозначна, о ч`м, кстати, ровно год назад уже случилось задуматься в связи со сборником научных работ о мортальности, выпущенным в «чёрно-белой» серии «НЛО» (https://literratura.org/ev/1330-obzor-knizhnyh-novinok-ot-120815.html). Неоднозначен и образ рано погибшего поэта: далеко не всегда ведь мы имеем дело с гениальностью вроде лермонтовской. Так что особое значение здесь имеет внимание составителей к качеству собранных текстов. Владимир Коркунов назвал антологию мемориалом неравнодушия, но цель её всё-таки не столько мемориальная, сколько к счастью смыслообразующая.
 

Никита Жуков. Encyclopedia Pathologica: Модицина. – М.: АСТ, 2016; Дмитрий Побединский. Чердак. Только физика, только хардкор. – М.: АСТ, 2016.

Книжный научпоп проделал за последние годы огромную эволюцию. Сначала он был переводной (Хокинг и пр.), потом стали появляться отечественные звёзды (Максим Кронгауз, Ася Казанцева), теперь же в книжный формат упаковывается научпоп Рунета. Так называется и одноимённая серия, затеянная АСТ. Пока в ней вышли две книги, Никита Жуков рассказывает о медицине, Дмитрий Побединский – о физике. За серией нужно следить – вопреки традиционному недоверию к «мудрости толпы», ценз такого научпопа высок: во-первых, интернет-публика не терпит скуки, во-вторых, любой шарлатан тут, как правило, всё равно выводится на чистую воду всем миром. Прошедшие жёсткий отбор становятся звёздами новой формы знания – интеллектуального стендапа: «Что общего между падающим лифтом, космической станцией и центром Земли? Ну кроме того, что долго там не живут? Оказывается, во всех этих местах вы будете ощущать невесомость!».
скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
2 429
Опубликовано 17 авг 2016

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ