facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
        Лиterraтурная Школа          YouTube канал        Партнеры         
Мои закладки
№ 181 апрель 2021 г.
» » Обзор литературных мероприятий от 12.05.15

Обзор литературных мероприятий от 12.05.15


Наталия Черных

в е д у щ а я    к о л о н к и


Поэт, автор нескольких книг стихов и эссеистики. Первая публикация (стихи) – «Русская мысль», Париж, сентябрь 1993 г. С того времени – проза, поэзия, эссеистика: «Вавилон», «Кольцо А», «Новый Мир», «Знамя», «Волга», «НЛО» и мн. др. Стихи переведены на английский. 2001 г – Первая Премия Филаретовского Конкурса Поэзии.

Вполне довольна литературной весной 2015. Вместо сетования – скорее утешение: что есть, что удалось найти, что досталось. То и надо носить – что досталось. Нет и бездумного примирения: мол, всё переживём. Скорее, стимул к деятельности: а что можно извлечь и каким образом?

Наблюдаемый виток идёт против ожидания и надежды: то есть против пессимистичного прогноза и моей собственной надежды на расширение пространств. Жизнь на новых литературных площадках есть, действа радуют слушающих и выступающих. Эта весна подарила новые знакомства, новых поэтов и неожиданные встречи из глубины времён. Дача на Покровке по-прежнему собирает народ. Музей Серебряного Века не сдаёт позиций. Но мне хотелось бы рассказать о двух местах и трёх вечерах, на которых была и которые запомнились сочетанием выступающего (выступающих) и самого места. Единством картины.

З0 марта в Электротеатре Станиславского состоялось первое за многие годы выступление поэта Сергея Завьялова. Игорь Вишневецкий в частном разговоре так определил творческую манеру этого поэта: «Завьялов обладает редким качеством. Он регенерирует». Когда написана большая вещь, кажется, автор полностью выложился; нельзя ничего написать нового, что было бы сильнее и значительнее. Примерно как если бы отрезали руку. Однако проходит время, и утраченный запас восстанавливается, рука возвращается на место. Действительно, в поэмах Сергея Завьялова есть нечто монструозное, в барочном понимании: величественное и ужасающее, почти нелепое. Знаю, что поэт прекрасно ориентируется в классической музыке. В одном из разговоров прозвучало: «Прослушал столько-то произведений Гайдна. И понял, как барокко превратилось в классицизм». Завьялов – поэт превращений. Порой взятая им тема начинает звучать в совершенно не мыслимой прежде для неё аранжировке. Звук (слова, смыслы) приобретают новые объёмы. Множественно: не один объём, а объёмы. Трилогия «Сквозь зубы» («Последняя запись в судовой журнал», «Время уничтожения», «Окончательные суждения господина Террео») и поэма «Четыре хороших новости» для меня остаются наиболее острыми и провокативными, но и глубокими произведениями современной литературы.
Удивительно место проведения вечера и интерьер этого места совпали с характером автора и его стихов. Станиславский – одна из ключевых фигур культуры перехода от и до. Его нельзя назвать советским, но и несоветским тоже не назовёшь. Марксистские симпатии Сергея Завьялова удивительным образом контрастируют и, контрастируя, дополняют его «несоветское» настроение. Известно, что в начале 90-х Завьялов писал стихи в старой орфографии.
Театр имени Станиславского располагается сразу при выходе из Пушкинской, почти сразу за Музеем Революции. Именно здесь открыт Электротеатр. Квадрат пространства, расположенный дальше прочих от входа в фойе театра, снабжён огромным экраном. Почти всё помещение пересечено фотографиями, свисающими наподобие штандартов. Вентиляция довольно сильная, так что кажется, что всё время дует ветер. Освещение скорее рассеянное, жестковатое.
Завьялов не был в Москве около пяти лет. Кажется, он и не предполагал, что когда-нибудь снова окажется в Москве. Был приглашён «с официальным визитом»: как поэт и как преподаватель. Накануне, 29-го, читал лекцию об актуальных проблемах словесности в Институте журналистики и литературного творчества. Сергея Завьялова хорошо знают в московском литсообществе, хотя до отъезда поэт жил в Петербурге. Слушателей было сравнительно много. Аудитория состояла как из молодых литераторов, так и из тех, кто знал поэта до отъезда. Образовался подвижный, мгновенный микрокосмос.
Поэт читал стихи из книги «Речи», вышедшей в НЛО в 2010 году. Однако начал со стихотворений 80-х годов, вошедших ещё в «Мелику», также вышедшую в НЛО, несколькими годами раньше. Читает Завьялов живо, артистично. Неуместно слово мастерски, которое само просится на язык. Поэт чрезвычайно чуток к аудитории, он интуитивно выбирает единственно возможную интонацию. Это не столько мастерство, сколько вдохновение.
Замечательный вечер (может быть, наиболее ценный из литературной весны 2015) помогли организовать Денис Ларионов и Галина Рымбу. Вели – Денис Ларионов и Кирилл Корчагин. Среди слушателей были поэт и редактор отдела "Практика" НЛО Александр Скидан, философ Антон Нестеров, поэт Игорь Вишневецкий, Елена Фанайлова и другие литераторы.

Революционный блеск «Электротеатра» для меня составил пару мягкому и точному декадансу Площадки на Делегатской, в Музее современной истории России.
Площадка «На Делегатской» закрывается. Отдел Музея современной истории России переезжает в новое помещение. Первое литературное собрание состоялось на этой площадке примерно год назад. Это была презентация книги стихов Бориса Кутенкова «Неразрешённые вещи». Пока была открыта экспозиция музея, участники литературных мероприятий могли любоваться синей чеховской гостиной, крестьянским домом и другими уникальными собраниями вещей, с любовью расположенных в анфиладе зала старой городской усадьбы. Апрель для этой площадки оказался месяцем роковым, но и урожайным. Прошло сразу два мероприятия. Круглый стол, посвящённый произведениям современных авторов о Великой Отечественной войне, и восьмая серия «Полёта разборов».
Что до меня, то я к площадке на Делегатской только успела привыкнуть. Только успела оценить её прекрасное расположение и красоту. Ковёр, вход на анфиладу. И можно ходить, в ожидании начала, рассматривая детали быта, которые словно бы сами глядят на тебя (а не ты на них смотришь).
Прошедший 23 апреля круглый стол об отражении Великой Отечественной в современной литературе несомненно был нужен. Слушателей пришло немало, хотя конечно есть чувство, что внимание к такому важному мероприятию недостаточное. С самого начала пошёл крен в сторону преподавания литературы о Великой Отечественной в школах и вузах, так что к теме едва-едва вернулись на третьем или четвёртом выступлении. В 49-м и 50-м номерах «Лиterraтуры» есть стенограмма этого мероприятия. Подробно останавливаться на том, кто участвовал и что говорил, не стану. Полилог действительно всё время уходил от темы к проблемам преподавания и совсем общим вопросам: нужен ли стиль и какой, нужна ли форма и какая. Наталия Попова и Сергей Чередниченко перечислили множество книг разных стилей и эпох. Те, которые могу назвать я (например, повесть «Ленинград» Игоря Вишневецкого) – могут напугать неискушённого читателя «сложностью». По ходу полилога было много довольно любопытных высказываний. Участвовали Фаина Гримберг, Андроник Романов и другие. Дискуссия была оживлённой, очень эмоциональной. Да и тема того стоила.

Восьмой Полёт Разборов, состоявшийся 30 апреля, оказался удивительно графичным и показательным. Четыре поэтессы: Анна Павловская, Алёна Бабанская, Екатерина Перченкова, Светлана Гусева. Но не стоит фокусироваться на гендерной стороне выбора. Четыре стиховые фактуры, три из которых (для меня) подобны и одна – разительно отличается. Вряд ли при выборе авторов для Полёта такое соотношение имелось в виду. Заведомо нарушенное соотношение. При чтении наибольшую часть симпатий и похвал получила именно эта отличающаяся: стихи Екатерины Перченковой. В качестве арбитров (критиков) выступили Екатерина Ливи-Монастырская, Константин Кравцов и Людмила Вязмитинова. Слушая стихи Павловской, Гусевой и Бабанской, думала о том, на каком языке говорит новейшая поэзия и что это за новый язык. Оживилась память девяностых. Тогда доплывшие из водоёма неофициальной поэзии по невесть каким каналам перебои ритма, фактурный синтаксис и прочие приёмы (включая сверхтрадиционное, до блеска «грамотное» письмо) показались радугой на поверхности. Поэты щеголяли неправильностью стиховой речи, она звучала трогательно. Теперь этой радости нет. Экстенсивность сменилась интенсивностью – переверну фразу ценимого мною знакомого поэта. Сидя на Полёте разборов, слушала стихи скупые, почти бедные и замечательные в своей бедности. В них есть юмор, богатство оттенков и трогательная детская серьёзность, над которой не посмеёшься. Этим авторам возможно и не нужно знать, что были такие-то и такие-то поэты, что писали они так и так. А мне такое знание было необходимо, потому что без него мои стихи задыхались. Чувство, что стихи снова возвращаются из закрытой комнаты на улицу, на вожделенную детскую улицу. Которой, конечно, нет, но что нет – не препятствие. Улица детства (или что ещё) возникает в словесном фоторедакторе картинкой, напоминающей трёхмерную. И это уже хорошо – можно спроецировать на большой экран.
Было бы неловко отметить наиболее понравившихся авторов из четверых. Критики не столько критиковали, сколько рассказывали о стихах. С чувством трогательной неловкости. Понимая, что критиковать стихи бессмысленно. С наслаждением, идущим от текста. Все четыре автора, конечно, достойны похвалы. Это был акт любования стихами, радости о стихах, восполняющий недостаток внимания к поэту. Может быть, такой атмосферы не было на предыдущих Полётах.
Однако площадка на Делегатской закрывается. Весна проходит. Окончание сезона уже различимо. Какой будет летняя вода?
скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
1 656
Опубликовано 12 май 2015

ВХОД НА САЙТ