facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 187 октябрь 2021 г.
» » Обзор книжных новинок от 14.04.15

Обзор книжных новинок от 14.04.15


Сергей Оробий

в е д у щ и й    к о л о н к и


Критик, литературовед. Кандидат филологических наук, доцент Благовещенского государственного педагогического университета. Автор ряда монографий. Печатался в журналах «Знамя», «Октябрь», «Homo Legens», «Новое литературное обозрение» и многих других.

Сергей Минаев. Дyxless 21 века. Селфи. – М.: АСТ, 2015.

Коль скоро селфи – главная форма самоутверждения тысяч людей, это слово не могло рано или поздно не появиться на книжных обложках. Эдуард Лимонов назвал «Деда» «романом нашего времени», а критик Лев Данилкин – «селфи-романом». Сергей Минаев когда-то написал «повесть о ненастоящем человеке», а спустя восемь лет придумал новый подзаголовок – «селфи». Главный герой, модный писатель и телеведущий Владимир Богданов, живет насыщенной столичной жизнью и прекрасно себя чувствует – до тех пор, пока в размеренный ход событий не вторгается загадочный двойник, ворующий у Богданова ток-шоу, квартиру, девушку, аккаунт в фэйсбуке. Таким образом, селфи-двойник будто восстает против хозяина совершенно в дориан-греевском смысле. Вообще, обыгрывание классики в минаевских названиях неслучайно. Долгое время было популярно стендалевское сравнение романа с зеркалом, с которым путник идет по большой дороге. Но это сравнение из прошлого: сегодня роман – не зеркало, сегодня роман – селфи.


Елена Бочоришвили. Только ждать и смотреть. — М.: АСТ: CORPUS, 2015.

Бочоришвили уже знакома читателю по книге «Голова моего отца», вышедшей три года назад. Ныне ей благоволит сам Сорокин, чья похвала украшает обложку нового сборника («замечательный прозаик с особой литературной оптикой, точной, чувственной и беспощадной»). Рассказы, составившие эту книгу, однако же, не сорокинского извода: эксцентричные персонажи, сложная мотивная структура, колоритный фон заставляют вспомнить скорее типажи Маркеса или картины Пиросмани. «Время от времени с братом профессора Дюбе случались приступы. Он раздевался догола, залезал на дерево и пел. Женщины выбегали в сад и смотрели на него во все глаза. В первый раз, может быть, или в последний они видели голым красивого мужчину. Целую жизнь ведь можно прожить и не увидеть».


Анна Цветкова. Винил. — New York, Ailuros Publishing, 2015.

Третья книга молодого московского поэта включает стихотворения, написанные в 2013-2015 годах. Читая сборник стихов, обычно ищешь какие-то ключевые строки, которые объяснили бы тему и интонацию; у Цветковой, пожалуй, вот эти: «Тепло любви внутри груди зерном / и сердце бьётся тихо об одном / небесная ладонь прикрыла твердь / затем чтоб не разгадывали смерть» («от внутреннего хорошо тепла»). Ее стихи одновременно и про «смерть», и про «тепло любви», и про то, как эти вещи могут сосуществовать, уживаться в одном сознании и в одном тексте. Риторическая же клавиатура этих стихов чрезвычайно разнообразна: тут есть и почти афоризмы («есть вещи посильнее горя / наверно жизнь из их числа»), и великолепно расшатанная грамматика («уже еще а сон не снится больше»).


Игорь Савельев. Zевс. – М.: Эксмо, 2015.

Три года назад уфимец Игорь Савельев опубликовал дебютный роман «Терешкова летит на Марс» – о компании наивных романтиков, однажды решивших вывести на чистую воду провинциальную авиакомпанию. Успешным дебютантам зачастую удается точно передать атмосферу, то-что-носится-в-воздухе: у Савельева такой интуицией была тоска тогдашних 25-летних, точно схваченная и удачно переданная. Новый роман – о том же типе «рассерженного молодого человека» (немного позврослевшего) и опять про самолеты. Главный герой Кирилл – молодой инженер авиации, служащий в легендарном бюро им. Туполева и даже вынашивающий некоторые технические идеи, связанные с разработкой самолета нового поколения. Не меньше патентных изобретений его интересуют вопросы экзистенциального порядка: кем быть и с кем быть. По сравнению с незадачливыми героями «Терешковой» герой «Zевса» будто бы делает шаг к небесной мечте: собственно, Zевс – это и есть то самое новое техническое решение, самолет, который якобы «посылает вперед себя молнии»… и которому, однако, так и не суждено воплотиться «в железе». Не только герой у Савельева остается прежним «рассерженным молодым человеком» – проблема в том, что второй роман малоотличим от первого, те же плюсы и те же минусы: ну да, метафоры точны – но слог сыроват; автору удается точно сказать о наболевшем – но иногда он не справляется с повествовательными техниками. В дебютном романе это было мило и простительно, теперь вызывает неловкость: рассержен не только герой, но и читатель.


Платон Беседин. Учитель: в 4-х т. Т. 1: Роман перемен. – Харьков: Фолио, 2014.

История взросления севастопольского подростка Аркадия Бессонова в Крыму конца 90-х-начала 2000-х рассказана по схеме «детство-отрочество-юность» (или, с поправкой на реалии и колорит: «детство-в людях-мои университеты») и выстроена как цепь микроновелл: мама, бабушка, школа, влюбленности, брат вернулся из армии, драки... «Числа, видимо, задели меня так сильно, что тридцатого декабря, прочитав в "Крымской правде" статью геничевского историка о том, что 2003 год будет особенно трудным, мистическим <…> я, как сектант, принялся ждать локального апокалипсиса». Для главного героя, остро переживающего период возмужания, такие апокалипсисы случаются по три раза на дню. Это – нерв повествования, но не менее важны сами время и место: чрезвычайно ведь интересно, что творилось в головах у нынешних тридцатилетних на рубеже веков (потому с таким интересом читаешь прозу Ульяны Гамаюн, Владимира Данихнова, Ксении Букши, Полины Жеребцовой, Саши Филипенко), и Беседин с его чрезвычайно цепкой, по-настоящему писательской памятью на реалии, детали, ощущения – ценный источник. «Учитель» задуман в четырех томах и обещает стать большим во всех смыслах романом о новом герое в эпоху новых перемен.
скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
2 265
Опубликовано 14 апр 2015

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ