ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 200 ноябрь 2022 г.
» » Алексей Олейников. ХЛЕБЗАВОД

Алексей Олейников. ХЛЕБЗАВОД

Редактор: Серафима Орлова


(пьеса)



1. ЯРИК

Мы замутили с Колей канал Ютюб
Назвали его "зе бест фром Муганда"
Решили продвигать, не жалея губ
А также голоса и таланта.
В планах скотч-челендж и караоке
Метание пластмассовых черепах 
Воровство из гнезда живой сороки
и удары на спор подушкой в пах
Но как-то было тухло все
Девять просмотров и три дизлайка
Ну мы и поняли, что
нам не хватает хайпа.
- А потом Коля нашел гоу-про 
- Ну, скорее мне свезло  
- У него в ментовке отец
- Их как-то вызвало МЧС
- А там парень прыгал с заброшки
На резинке, знаете, типа спорт
 А резинка лопнула и он бОшкой
Воткнулся в землю. Ну и вот.
- Короче, эта камера оказалась у Колиного бати
Как вещедок или что-то вроде.
 Он ее спрятал под кроватью
- Да нет, тупо забыл в комоде
А я нашел. Ну, мы включили...
- Там тусовка, заброшка, высота.
Парень, такой, кричит "Пока, Лиля!".
Прыгает, падает и темнота.
- Нет, там еще было полторы секунды,
как он летел и ветер бил в микрофон.
Он что-то кричал непонятное.
Потом удар и все кувырком.
- Вообще такого не помню...
- Его рука
в кадр попала. Стало тихо-тихо
И над лесом вдали плывут облака.
Долго-долго. Потом слышны крики.
"Серый, Серый! Пиздец, он не дышит!"
Баба какая-то орет "Сережа!"
Наверное эта Лиля. А он, конечно, не слышит.
- Слушай, там было совсем не похоже!  
- Я запись стер. Такое дело.
Нажал случайно, и она удалилась.
- Ну-да, ну-да...
- Мне кажется, она сама хотела
- Кто?
- Камера. Чтобы я удалил...
- Коля, ты совсем дебил?
- Иди ты на, я все помню. 
Чем дальше, тем ярче. И все больше.
Лица его друзей. И эту Лилю.
И еще его слова становятся громче.
- Короче, Коля стал с этой камерой
Писать все подряд - ну, буквально!
Как идет в магазин. Как сидит на толчке.
Как садится в автобус. Это вообще нормально?
- Как я ем, умываюсь, хожу, дышу
Облака, кота, ветер, ветка качается
Я все это пишу, пишу, пишу
А карта в камере не кончается!
- И он ходит, водит головой вокруг
- Просто я стал слышать странный звук
- Все фиксирует, как марсоход
- Будто кто-то меня, меня зовет
И все громче, громче звучат слова
И я их пойму, разберусь во всем
- Коля, что это была за трава? 
Какие слова, ты вообще о чем? 
- О ветре. Там было холодно.
И она на него не смотрела.
Может быть, он сам не закрепил веревку...
- А тебе какое до этого дело?!
- Да так, просто. Просто лето,
После зимы всегда наступает.
- Коля, б****,  уйди с парапета!
- И понемногу отпускает.


2. МУЧНОВА

Маша впервые видит доску Уиджи
на дне рождения Оли, своей подруги
ну как подруги, скорее никак-подруги
впрочем других и нет
все стоп это неважно
эта доску купил на алиэкспрессе
братец ее большой любитель отстоя
что за настолка куда подевали кубик
странный дурацкий джостик
деревянная мышка
как здесь ходить и в чем вообще смысл
в этой нелепой древней деревяшке?
месяц и звезды часты по палисандру
буквы рассыпаны словно рукой неровной
кто-то иглой каленой в древесной плоти
выжег латынью oculus oculus lumi
Маша берет планшетку и в шутку проводит
- гладкая гладкая скользкая - лед весенний
пальцы дрожат и кончики леденеют
будто губами их кто-то касается кто там 
с той стороны доски, стороны подледной
Маша смотрит в планшетку а там же дырка
круглая ходит и ходит так беспокойно
мечется с буквы на букву порхает никак не встанет
твердо Мария глядит и видит - прорубь
вместо отверстия 
лед примерзает к пальцам
выжжено выжжено палисандрово тело 
темень парит поднимает змею тумана
Маша вдыхает туман и он оживает в горле
голос ее отныне звучит как шепот
влажный и вкрадчивый тихий как мхи болота
Маша глядит на Олю, та веселится
тонкий бисквит ломает в изящных пальцах
- сторицей всяко веселье вернется, юница
кто говорит шевелит кто ее губами
чьи истекают слова из гортани холодным дымом
Маша не знает не мает не дышит не плачет
И понимает что хочет сломать ей пальцы
Маша кричит,  но слышит свой голос как шелест листьев:
- что пожелаешь, скажу тебе все без утайки.
Ближе садись положи на планшетку руки.
Все о судьбе твоей мы тотчас разузнаем...
Оля подходит, садится, 
Смеётся - ладонь к ладони
Жаркая жаркая дева живая 
Маша колотится в стенки гудящих артерий
Кожу свою изнутри  раздирает корнями-ногтями
Маша беззвучно вопит из глубин подязычных желез и гортани
Заперта в теле, но телом своим не владея
...Медленно-медленно, словно во сне прозревая
Духово семя, диковинный плод созревает
Тихо планшетка плывет по доске, выбирая
Букву за буквой, судьбу по слогам собирая...
Маша в зрачках своих мечется  птицей без голоса и оперения
Маша хотела, хотела, но больше не может...


3. СЕРЫЙ

в этой песочнице мне зарядили лопаткой
прямо по носу, щас расскажу по порядку
вон те кусты, где всю зиму лежала ворона
заледенела, как белый ходок. А там два гондона!
Петя под лавкой нашел, и мы их надули
х*ли смеешься, смеяться ли с этого х*ли
Нам было шесть, нас было трое, и мы были вместе
в горе и радости, как говорят жениху и невесте 
только мы были круче, мы были команда и банда
в наших карманах водилась всегда контрабанда
ножики и мармелад, лизуны и машинки
лазеры, динозавры, жевачки, пружинки
В наших мозгах все искрилось и коротило
нам было круто настолько, что мы забивали и на мобилы
Петя в Америке, Ярик уже в могиле
А я где-то здесь, 
Посередине
Эту игру не прошел и до половины
Справа железка, а слева шоссе
Восемь лет пролетело, как во сне
И вот я стою
в лесной полосе
И как все пролетело, ушло, убежало куда? 
То, что было как будто бы нами растаяло без следа
Где мы те, шестилетние, вместе идем сквозь траву
Солнце жарит, кузнечик орет, мы идем, 
мы ушли в пустоту...
Не могу подобрать, не могу отыскать я слова
Был бы Ярик, он мог бы, он был голова
А точнее язык, он умел говорить из себя, изнутри
нам казалось, мы будем гореть, если скажет - гори

Черт меня дёрнул с дороги срезать путь
Темень, не видно, куда шагнуть
Снег под ногами черен и ноздреват
"- Помнишь, под нами качался Арбат
- Шли мы от Пушки" 
...ну вот и луна, желта как табак
А впереди стая стремных собак
Вот две тропинки: утоптана и широка
И едва видная,
для одного ходока
"Бойся тех, кто приносит дары, но более 
кто принимает
Бойся прежде глупцов, но более
кто понимает.
Бойся волка в овечьей шкуре, но больше
- овец с клыками
Бойся пламени, но еще больше тех, 
кто его зажигает"
Вот я иду, под ногами толчется вода
"кто вошел в этот лес, не уйдет никогда"
Над башкою луна, и собаки отстали, кажись
"потому что  не сон, а другая какая-то жизнь"
Я по лесу бегу, ветки, ветка попала в глаза
Вот же сука, ползет по ладони слеза
"Лес вокруг обступает как форма инобытия"
Тень хватает за тени ветвей 
и она не моя
"Кто сюда угодил кто ногой наступил на сугробы могил
Тот уже не вернется домой, что бы не говорил
Что бы не обещал, все слова точно дым
Тот, кто выйдет из леса,
тот будет навеки иным"


4. ОЛЯ

я смотрю в окно а окна нету
Голос за спиной - доедай котлету
Не считай ворон, прекрати зевать
Держи спину ровно, посмотри на мать
Не сутулься, не спорь, я лучше знаю
Поживи с мое, не ложися с краю
Мой тарелку, убирай кровать
И учись потихоньку умирать
Убивай мечты, прячь подальше мысли
Ниже, тише, как все, чтоб чего не вышло
...Лег закат на крыши, кроваво-рыжий
Если буду взрослой никого не обижу
 

5. НЮТА

медные ветры апреля 
в горле моем пели
ночи водой стояли 
у края моей постели

кровь горяча в аорте
холоден свет в оконце
брезжит фонарь забытый
будто бы рыбье солнце

будто бы все утонули
не добрались до причала 
ветер-вода качает
тени над покрывалом

спи, я шепчу, о фея
водорослей тонок волос
не вспоминай, Офелия
чей зовет тебя голос

спите, дома и крыши
и водосточные трубы
в каждом окне - слышишь
воздух течет сквозь губы


6. МЯКИНИНА И ДРОЖЖЕНКО

На ёлке в нашем детском саду я был звездой
- У вашего мальчика такой звонкий голос
- А я стояла у стенки, в заднем ряду
- Ты, Мякинина, лучше молчи. И не дергай волосы!
- Я учил песню про зелёную ёлку.
Она родилась в лесу и там же погибла
- И я учила, хотя мама сказала - что толку
Все равно у тебя голос, как могила.
- В смысле?
- Ну очень тихий. 
И ещё я глотаю слова
Они опускаются в живот и остаются там
А голова совсем пустая. Голова
похожа на пустотелый африканский там-там
- Я с тех пор елки вообще не выношу
- Мне так хотелось петь. Прошу ее, прошу...
- Хотелось так орать, чтобы они вспотели
- Громко, чтобы на меня все смотрели
- Да, было страшно. Но очень-очень хотелось!
Я бы даже собрала всю смелость
- ..но потом все куда-то делось.
Нам обещали много-много радости
Я даже надел бабочку!  Она меня душила.  
А где радость?
Кто-нибудь видел радость?
Такая искрящаяся, острая, как шило
Лёгкая, воздушная, как пузырьки.
- или бабочки -  не те, что на шее, а внутри
- это крипово - насекомые в животе
Никто же не кричит  - у меня  моль в голове 
Или в легких два метра кольчатых обитателей ила
Или колония земляных ос. А бабочки - так мило
Такое нежное трепещущее щемящее...
- А я  знала, что дед и снегурочка не настоящие.
Но все равно пела про расписные пряники
и золотые шишки.
- Мне нравились бусы и шарики...
- Мальчишки
их тайком срывали, катали...
- Ага, по ковру катал я.
Как же орала воспиталка Алла
- А у нас Ирина.
Такой голосина.
Она приводила в сад своего сына.
- Спиридон! Сто пудов, его звали Спиридон
Такой аутист. Всех кусает. В тебя влюблен.
- Его звали Данила. И я его любила.
Очень. А потом почему-то забыла.
У него мягкие волосы. Он сильно толкался.
Я вставала прямо перед ним,
вплотную.
Чтобы догадался.
И толкнул меня. Сильно-сильно
- как мог только он.
И однажды он толкнул.
Я полетела. И лечу. Лечу.
Как будто вижу сон.. .
Может быть, это и, правда, был
Спиридон?


7. ПЕКАРСКАЯ

Девочка ведет мальчика
крепко за руку взяв
Мальчик большой, высокий
У девочки узкий рукав
У девочки тонкие джинсы, волосы что твоя медь
Если встанет на солнце
Тяжело смотреть
У мальчика стрижка-ежик
Борцовский размах плеч
Ты думаешь, он сумеет
Тебя от всего уберечь?
С губ твоих - ты согласна?
- печать золотую рая,
Он снимет легко, играя
И вам не будет страшно
Мальчик, ты правда сможешь?


8. ЗЕРНОВ

Всю начальную школу
я просидел под партой.
Я доводил учительницу
до инфаркта
Под партой тихо. Сверху крышка.
Пахло краской.
Не помогали ни угрозы, ни ласка
Ни даже сила.
Я отколупывал краску
От стула.
Раскладывал красиво.
От пола дуло.
Меня нельзя было выманить
Меня нельзя было подкупить
Когда ко мне сильно докапывались
Я начинал  тихо выть.
Сверху спускались руки
сверху спускались лица
Сверху, по крышке, стучали
И я начинал злиться
Глупые глупые люди
Глупые глупые дети
Взрослые еще хуже
И я один на свете
И все отступали
в покое меня оставляли
потому что в том, что я делал
было больше смысла
чем во всей школьной программе
Я знал буквы и числа
их тайная жизнь проходила 
перед моими глазами
Я вообще был послушным
- только беда с тормозами
И я вырастал под партой
она все время была со мной
Упирался в нее лопатками
пока она не стала спиной
- Зернов, началка закончилась.
На выход с вещами.
Не ной!
Тогда я встал и пошел
Взял свою парту и пошел
Прямо вместе с партой взял и пошел
Как говорится в одной старой песне,
Зернов тоже может играть в баскетбол
Я шел по школе и думал
сколько людей, столько парт
У каждого своя. 
Как свой май. Или март.
Вот старая, потертая,
с царапинами от ножа.
Закрашенные крупные буквы
«Кухуленко жа...»
Жаба или жадина?
Наверное, жаба все же.
Кажется, это завуча
ну очень похожа
У нас есть парты-трансформеры
десептиконы и автоботы
парты с кодовым номером
и парты ручной работы
Инкрустация жвачкой,
резьба, роспись корректором 
За такой партой наверняка станешь директором
- Говорят еще, что они выбирают себе владельца
оценивают силу тщедушного детского тельца...
- Потянет ли? Воспримет ли всю школьную силу?
Или получится очередная ходячая могила.
Я все шел по школе и все слышал разговор:
- Кто меня подхватит, кто понесет моих знаний огонь?
-  В каждом классе бормочет такой деревянный хор.
Я шел и шел. А потом вышел.
И в дождь протянул  ладонь.


9. БОРИС, ГЛЕБ и ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ

Наш класс отправился на хлебозавод.
"Мы узнаем, как создают чудо хлеба"
Говорила нам училка, 
Ну, мы приехали, и вот
Ворота серые.
Указатель
"Завод имени Бориса и Глеба"
- А я сразу подумала,
Завод какой-то не тот
Когда увидела головы хлебные 
На пиках ворот
Они будто кричали - бегите,
а  изюм их глаз был пищей ворон...
- Чего ты видела, Мякинина, ты шла рядом с Нюткой!
Вы угорали с учительской юбки.
Ты даже не заметила, как  всех накрыло разом...
- Как сказал бы Лавкрафт - этого не может постичь наш разум.
- Зернов, ты достал своим Лавкрафтом, честное слово
Ты бы не мог заткнуться. Спасибо. 
- Корова!
- Какая?
- Бетонная, с дыркой в боку
стояла во дворе 
А там.. 
- ...больше не могу.
Я хочу домой, заберите отсюда!
Тише, Юля...
- ...не будет чуда 
Мы здесь заперты.
В теплой и душной тьме.
- И на наших боках отсветы огней...
- Багровых огней Удуна...
- Зернов, нам без разницы, что ты там дунул.
- Тихо всем!
Дайте я расскажу, что дальше было.
Мы вошли. Сноповязова дико бомбило.
- Да, нас туда притащили в субботу!
- Нет, в воскресенье!
- ....а я хотел поиграть в Доту...
- Вот идём, а под ногами будто печенье.
- Или рассыпаны крупные крошки!
А мы идём...
- в темноте!
Ломаем бошки - что это хрустит?
-  потом Дрожженко достал телефон
А это пальцы!
Из пряников!
Глаза!
И пистон!
- какой пистон? 
тот самый, которого у тебя нет, Мучнова
- да завалитесь вы оба!
- А чё такова?
- мы все шли и шли, было душно, и стрёмно, 
- ...куда-то пропал экскурсовод Опара Петровна.
- А потом во тьме появилось это!
- Белая масса будущего хлеба... 
- А над ней как бы чёрное небо
- ...из чугуна и копоти с ликом из стали.
Он вещал: придите ко мне все, кто в печали
- и вы все полезли туда...
- Мы устали! 
- А тесто навстречу как поперло, 
засосало ноги, подступило к горлу,
захлестнуло и потащило во тьму
влажную безглазую липкую...мммму
...влекло по ленте, тянуло все дальше,
- били-колотили, мы слились в одном фарше
- Потом нас лепили, большими руками тиская
тетки железные с огромными сиськами...
- Кстати, куда исчезла училка?
- Ираида?
- Она сгинула в преддверии сего аида...
- Зернов, ты лишний даже на этом заводе!
- А всё-таки странная была корова на входе.
Внутри дырявая и теленок в дыре,
совсем маленький, бетонный, а морда в вине...
- Это, Пекарская, было совсем не вино!
- Знаете, кажется, уже все равно.
Вокруг грохот и лязг и сажа и прах,
красное пламя в черных углах.
- Мы подгораем, мы скоро сгори...
- Мы тверды снаружи и мягки внутри...
- Скоро нас повезут на паллете
Самых румяных детей на свете.







_________________________________________

Об авторе:  АЛЕКСЕЙ ОЛЕЙНИКОВ 

Алексей Олейников родился в Москве 31 июля 1979 года. В 1996 году он окончил школу №215 и поступил в Московский авиационный институт (МАИ) на шестой аэрокосмический факультет, где проучился три года, после чего ушёл по собственному желанию в 1999 году. В 2001 году Алексей Олейников поступил в Литературный институт им. А.М. Горького на отделение прозы, которое окончил в 2007 году. В 2001 году также были опубликованы первые рассказы: «Человек у воды» в журнале «Порог» и «Мариам танцует» в газете «Фантаст». Писать прозу Алексей Олейников начал ещё раньше, в 12-14 лет, когда интерес к литературе и чтению во многом поддерживала школьный библиотекарь Людмила Евгеньевна Воронова: «Мы с ней пили чай, беседовали о всевозможной ерунде – уже и не вспомню какой, но тогда она была для меня важна, и, приходя в библиотеку, я не чувствовал ни фальши, ни дидактики, ни стремления меня «построить». Она говорила со мной не как с учеником, а как с человеком. Тогда-то я начал писать, и таскал ей свои рукописные опусы, она их даже героически печатала на машинке». Также во время учёбы в Литинституте Алексей Олейников участвовал в конкурсе радиостанции «Серебряный дождь» с рассказом, который позднее вошёл в дебютный сборник «Велькино детство» под названием «Жалейка». В 2005 году Алексей Олейников стал корреспондентом ИД «Первое сентября», где начал писать статьи о литературе. Вышедший в 2009 году сборник «Велькино детство» был также дипломной работой Алексея Олейникова в Литературном институте им. А. М. Горького, которая получила премию «Заветная мечта» в номинации «За литературный дебют» в 2007 году. В основу сборника вошли детские воспоминая автора о каникулах на юге России. Иллюстрации для книги сделала театральная художница Полина Бахтина. В 2009 году вместе с рядом детских писателей и поэтов Алексей Олейников принимал участие в создании сетевого журнала о детской литературе «Переплёт», а впоследствии стал его главным редактором. В 2010 году у него вышли сразу два фантастических романа: «Боевой аватар» в издательстве «Астрель» в серии «Фантастика будущего» и «Девочка и химера» в издательстве «Эксмо», первая книга фэнтези-цикла «Дженни Далфин и Скрытые Земли», который на 2020 год насчитывает 8 книг. В 2011 году Алексей Олейников получил спецприз от иллюстраторов в ежегодном литературном конкурсе «Новая детская книга» за произведение «Истории рыцаря Эльтарта», вошедшее в короткий список в номинации «Детская сказка». Уже в 2013 году книга «История рыцаря Эльтарта, или Сказки Синего леса» стала лауреатом Международной детской литературной премии им. В. П. Крапивина. С 2013 года Алексей Олейников преподаёт литературу и русский язык в частной школе «Лицей “Ковчег XXI”». В 2014 году писатель начал работать над социально-фантастическим романом «Левая рука Бога», который был опубликован в издательстве «АСТ» в 2015 году, а в 2016 году в сотрудничестве с художницей Натальей Яскиной в издательстве «Самокат» у Алексея Олейникова вышла познавательная книга «Скажи мне, здравствуй» о народах России и СНГ. В 2018 году в короткий список фестиваля «Любимовка-2018» попала пьеса Алексея Олейникова «Хлебозавод», которая с мрачной иронией рассказывает о школьной экскурсии глазами самих подростков. Читка и обсуждение пьесы проходили как в рамках фестиваля «Любимовка», так и позднее в независимых театрах. В 2019 году издательство «Белая ворона» выпустило комикс Алексея Олейникова и Тимофея Яржомбека «Соня из 7буээ» – стихотворную историю о семикласснице Соне, которая переживает подростковый кризис и травлю со стороны одноклассников. «Я не хотел, чтобы книга превратилась в сборник «гэгов» про школу, хотелось выйти на более высокий уровень накала. Поэтому начала развиваться история с буллингом. На самом деле она задаётся с первой страницы: «Пять этажей ужаса, мрака и ада. Просто здесь выжить ‒ уже как награда». Вся атмосфера книги тревожная, несмотря на хиханьки и хаханьки». – рассказал о книге Алексей Олейников в интервью порталу «Папмамбук» 31 мая 2019 года. С 2019 года Алексей Олейников также преподаёт литературу в ГОУ «Школа-студия им. Вл. И. Немировича-Данченко при МХАТ А.П. Чехова» и ведёт курсы литературного мастерства в центре творчества Литературного музея им. Даля «Арка Марка». Алексей Олейников женат, у него двое сыновей.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
1 258
Опубликовано 08 мар 2022

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ