ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 200 ноябрь 2022 г.
» » Наталья Захарова. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ЛЮБВИ (I часть)

Наталья Захарова. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ЛЮБВИ (I часть)

Редактор: Наталья Якушина




(рождественская история в двух актах)

Действующие лица: 

ФРАНСУА ДЮРОК – журналист, ведущий политического ток-шоу, 50 лет.
СОФИ – жена Франсуа, 48 лет.
ДОМИНИК ДЮРОК – младший брат Франсуа, издатель. 
ЕЛЕНА КУТУЗОВА – мать Михаила, 43 года.
МИША – сын Елены в возрасте 10 лет и 19 лет.
ЖАНИН – секретарь Франсуа, 70 лет.
УЧИТЕЛЬ ПЕНО – 40 лет.
ПРОКУРОР ДЮБРЕЛЬ – 60 лет.
СУДЬЯ.
АДМИНИСТРАТОР В КЛУБЕ ПИСАТЕЛЕЙ.
ДВЕ СОТРУДНИЦЫ СОЦИАЛЬНЫХ СЛУЖБ. 
ЧЕРНОКОЖИЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ В СУДЕ.
ПАПАРАЦЦИ ЖУРНАЛА «ТЕТЮ».
ДИКТОР НОВОСТЕЙ.


ПЕРВЫЙ АКТ

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Париж, 2013 год. Телевидение. Кабинет Франсуа Дюрока. Рабочий стол, на нем; настольная лампа, телефон, компьютер, бюст Наполеона. За столом большое окно с видом на Эйфелеву башню, которое по ходу пьесы превращается в экран, на подоконнике цветы.
Слева от стола книжные полки, над ними фотографии Франсуа с президентами Жаком Шираком, Николя Саркози, рок-музыкантом Джони Холлидей, актерами Жераром Депардье, Полем Бельмондо, Аленом Делоном, певицей Далидой, писателем Эриком Шмидтом, большая концертная афиша певицы Мадонны с размашистым автографом. Возле кулисы большое зеркало.
Справа от стола, на полу стоит нарядная искусственная рождественская елка. Шкаф для одежды. 
Вечер. В кабинет энергично входит Франсуа Дюрок, за ним следом идет Жанин. На ходу подхватывает пальто, шарф вешает в шкаф. На Франсуа темно-синий в полоску костюм, голубая рубашка, элегантный галстук.

ЖАНИН. Наконец-то, я думала вы опоздаете на эфир!
ФРАНСУА. Министр юстиции приехала?
ЖАНИН. Будет через 10 минут. Почему задержали рейс?
ФРАНСУА. Какие-то черные хотели по чужим документам лететь. Полиция их сняла с рейса.
ЖАНИН. Их не разберешь: все на одно лицо!
ФРАНСУА (бросает взгляд в зеркало возле портала). Я не слишком загоревший?
ЖАНИН. Из Африки вернулись.
ФРАНСУА. Ну, на фоне мадам Зомбира я в любом случае буду бледнолицим!
ЖАНИН. Гримёр ждёт!
ФРАНСУА (просматривает текст). Скажу, чтобы сделала тон посветлее.
ЖАНИН.На светлом – морщины заметнее.
ФРАНСУА (подчеркивает текст). Главное, чтобы у мадам Зомбира не появилось сейчас морщин! Послушаешь, какие она даст комментарии к закону о браках сексменьшинств. Ублажила Брюссель, пусть расскажет, как нам теперь жить дальше, и как объяснять детям, что у них будут две мамы или два папы? А морщины, как говорила Анна Маньяни: «мои морщины – моё богатство»! (Хлопает себя по карманам.) Курить хочется!
ЖАНИН. Вы же бросили!
ФРАНСУА. Две недели держусь, принеси воды.

Жанин приносит бутылки с водой, наливает в стакан.

ЖАНИН. Почему у вас мешки под глазами?
ФРАНСУА. Какие мешки? (Пьет.) Это от минералки.
ЖАНИН. Да-да… (Смотрит на часы.) Иду встречать мадам Зомбира!
ФРАНСУА. Что у меня еще сегодня на вечер?
ЖАНИН. Мадам Кутузова.
ФРАНСУА. По поводу?
ЖАНИН. Участия в передаче. Ее Эрик Шмидт порекомендовал.
ФРАНСУА. Спасибо Эрику, посылать мне людей перед Рождеством! (Щелкает пультом, окно превращается в экран, идет музыкальная передача, поет Шарль Азнавур.) Я только прилетел, устал как черт!
ЖАНИН. Вызвать Бенжама?
ФРАНСУА. Нет, на мотоцикле поеду домой.
ЖАНИН. Когда вы перестанете ездить на мотоцикле? Вы известный журналист, писатель, что, у вас водителя нет? Зачем рисковать?
ФРАНСУА. Так будет быстрее! Депардье тоже ездит на мотоцикле, правда не всегда, трезвым!
ЖАНИН. Вспомните еще одного который, среди бела дня ездит к любовнице на скутере!
ФРАНУА. Ты про кого?
ЖАНИН. Про президента!
ФРАНСУА. О, Жанин!
ЖАНИН (в дверях). Об этом пишут все журналы! Я скажу мадам Кутузовой, что у вас будет только пять минут!

Уходят. Свет в кабинете гаснет. В студии за столом сидят Франсуа и чернокожая министр юстиции Зомбира.

ФРАНСУА. Добрый вечер, мадам-месье! Сегодня с министром юстиции мадам Зомбира (к министру) добрый вечер, мадам, мы обсуждаем принятый несколько месяцев назад закон о браках сексуальных меньшинств, усыновление ими детей и о громких уголовных делах, связанных с этим.

В кабинет входит женщина, в темном пальто, с папкой в руках. Одета скромно, без макияжа, опускается на стул, смотрит передачу. 
На экране мелькают кадры манифестаций в разных городах Франции, стычки родителей с полицией, которая вырывает плакаты с изображением: матери–ребенка-отца. На фоне Собора Парижской Богоматери Франсуа с микрофоном в руках, ведет репортаж. Скорая помощь выносит из собора на носилках закрытое простыней тело. Министр Зомбира невозмутимо смотрит на экран. Крики и шум манифестантов заглушают ее дискуссию с Франсуа, министр бесстрастно улыбается в ответ. Интервью заканчивается, министр покидает студию. Начинаются вечерние новости.


СЦЕНА ВТОРАЯ

Франсуа быстро входит в кабинет, выключает пультом экран, за окном рождественскими огоньками снова мерцает Эйфелева башня. Бросает галстук на стол, наливает воду в стакан. Елена поднимается со стула, папка падает.

ЕЛЕНА (поднимает папку). Добрый вечер, месье Дюрок.
ФРАНСУА. Здравствуйте! Извините мадам, но у меня есть только пять минут!

Нехотя указывая на кресло напротив. На протяжении всей сцены отвечает по мобильному телефону на СМС.

ЕЛЕНА. Меня зовут Елена Кутузова. Месье Дюрок, (волнуясь) я пришла просить вас, сделать передачу о моем сыне!
ФРАНСУА (перестав читать СМС). Что, простите?
ЕЛЕНА. Сделать передачу о сыне! Я должна рассказать как свидетель, нет, как жертва судебного произвола, свою историю!
ФРАНСУА. Кому должны?
ЕЛЕНА. Всем, всем родителям, обществу, людям! Это необходимо не только для меня и моего сына, но и для всех, кто стал жертвами этого беспредела! То, что говорила сейчас министр юстиции, ужасно! Во Франции все родители против этого закона, я должна рассказать правду! У министра, наверное, тоже есть дети?
ФРАНСУА. Да, сын. Сидит в тюрьме за убийство студента, которого он хотел ограбить. (Убирает в стол бумаги.) Этот закон, мадам, принят во всей Европе, так что, мы отстали от цивилизованного европейского сообщества! Простите, я ничем не могу вам помочь, я не делаю передач о частных историях. Я приглашаю политиков, социологов, экспертов, обратитесь на другой канал.
ЕЛЕНА (отчаянно). Я ко всем обращалась! Они отказываются даже выслушать меня!
ФРАНСУА. Почему?
ЕЛЕНА. Наверное, боятся говорить на эту тему!
ФРАНСУА. На какую?
ЕЛЕНА. У вас только пять минут, я не смогу все объяснить за такое короткое время. (Протягивает папку.) Вот, прочтите!
ФРАНСУА. Что это?
ЕЛЕНА. Моя повесть.
ФРАНСУА. Мадам, извините, у меня нет времени читать вашу повесть! Обратитесь в издательство.
ЕЛЕНА. Мне четыре издательства отказали!
ФРАНСУА (читает поступившее сообщение). Ну, а я чем могу вам помочь? Если французские издательства вам отказали, напечатайте вашу повесть в России. Вы, судя по фамилии, русская?
ЕЛЕНА. Русская, но в России ее не напечатают.
ФРАНСУА. Почему?
ЕЛЕНА. Я не живу в России.
ФРАНСУА. Ну и что? Мой брат печатал воспоминания Горбачева и других русских авторов, они не жили во Франции, но он их издавал.
ЕЛЕНА. Вашего брата может заинтересовать моя повесть?!
ФРАНСУА. Не знаю, обратитесь к нему!
ЕЛЕНА. Месье Дюрок, пожалуйста, подождите, еще минуту! Прийти к вам мне посоветовал мой отец…
ФРАНСУА (теряя терпение). Какое он имеет ко мне отношение?
ЕЛЕНА. Он был военным переводчиком, но это не важно! Он вас заметил, когда вы были ещё начинающим журналистом. Он читал ваши книги, смотрел ваши смелые репортажи, у нас даже есть книга с вашим автографом. (Поспешно достает из сумочки книжку.) Вот, ваш первый сборник – «Белый парус».
ФРАНСУА. «Белый парус»?! Даже у меня его нет, тираж тогда был небольшой, я его всем раздарил.
ЕЛЕНА. Тогда возьмите, на память!
ФРАНСУА (с удовольствием листает книгу). 88-й год! Но это ж книга вашего отца.
ЕЛЕНА. Это вам в подарок. Папы уже нет в живых…
ФРАНСУА (читает автограф). Остановиться можно при подъеме, но не при падении! Наполеон. Месье Кутузову на память. Генерал Кутузов – не ваш родственник?
ЕЛЕНА. Наша родословная ведется от его ветви.
ФРАНСУА. Да? Интересно!

Звонит мобильный телефон.

ФРАНСУА. Привет, Софи! Закончил. Ключи от квартиры на Монтень? Зачем они тебе? А Эммануэль зачем? Я против того чтобы она там ночевала с Филиппом, вспомни, что они устроили последний раз на моем рабочем столе… Послушай, Софи у меня только закончился эфир, я устал я больше ничего не хочу слушать! Ты ей всегда потакаешь! Хорошо, сейчас, поищу. (Ищет в столе ключи.) Но это будет в последний раз! (Елене.) Извините, что еще?
ЕЛЕНА (протягивает папку). Месье Дюрок, прочтите мою повесть! Умоляю вас, помогите мне, мне не на кого больше рассчитывать!
ФРАНСУА. Хорошо, что за жанр?
ЕЛЕНА. Жанр? Дневник матери.

Звонит мобильный телефон.

ФРАНСУА (поспешно Елене). Хорошо, хорошо я посмотрю. Слушаю! Привет, Доминик, минуту! (Елене.) До свидания, мадам! Спасибо, за книгу!
ЕЛЕНА. До свидания, месье Дюрок, вот моя визитная карточка. (Кладет ее на стол, идет к дивану.)
ФРАНСУА. Вам в другую сторону, выход там!
ЕЛЕНА (неловко). Извините!

Уходит.

ФРАНСУА. Ну, и как тебе было сегодня ее бла-бла? Я бы предпочёл видеть эту обезьяну, сидящей на дереве, чем смотреть на то, что она делает в правительстве! А про самоубийство Доминика Веннера слышал, что ответила: «Он не настоящий католик, раз он совершил самоубийство!»

Кладет ключи и папку Елены в кейс. Идет к шкафу, надевает пальто, гасит свет, уходит. Эйфелева башня и елка весело мерцают голубыми рождественскими огнями.


СЦЕНА ТРЕТЬЯ

Вечер 31-го декабря. Спальня Франсуа. На авансцене большое кресло, журнальный столик с напитками, у зеркального портала в зеркале отражаются лампочки на серебристой искусственной елке. Белая кровать, ковер цвета пудры сочетается с шёлковыми шторами. Над кроватью висят две старинные географические карты. Рядом на комоде макет парусника. Шкаф. Дверь в ванную комнату. За кулисами слышен голос Франсуа.

ФРАНСУА. Долли, куда побежала? Дай вытру лапы. Иди на место!

Проходит в модном спортивном костюме в ванную комнату. Возвращается с обнажённым торсом, растирается полотенцем перед зеркалом на просцениуме, внимательно разглядывает своё отражение, напевает «paroles, paroles, paroles».

ФРАНСУА. Где старая мымра нашла у меня мешки под глазами?

Звонок телефона.

ФРАНСУА (надевает халат). Да, Софи, скоро буду! Выгулял твою Долли, сейчас выезжаю. Фуа-гра и шампанское взял, ключи возьму. Что еще? Надеть галстук под цвет твоего платья? Хорошо, повяжу бордовый, пока! (Идет к шкафу, выбирает галстук.) Вот, бордовый! (Надевает рубашку, брюки, повязывает галстук.) Ключи!

Звонок телефона.

ФРАНСУА. А Жанин, здравствуй, и тебя с наступающим! (Открывает кейс, достает ключи, на пол падает папка, листы рассыпаются.) Черт! Это не тебе, обязательно передам Софи твои поздравления, спасибо! Извини, меня уже ждут. Нет, сегодня я не на мотоцикле! (Складывает листы, машинально читает страницу.) Спасибо Жанин, и тебе всего хорошего в новом году! У нас будет много работы, не расслабляйся, до свидания! Наконец-то, закончила, бла-бла, бла-бла. (Читает внимательно текст.) Что такое? Прямо сцена из моего романа! (Пробегает другую страницу, смотрит заглавный лист.Елена Кутузова, повесть. А, это русская! Похоже, что читала мой роман. Графоманка, что ли? (Говорит в мобильный телефон.) Писатель Елена Кутузова.

Голосовой ответ Гугла: «На ваш запрос ничего не найдено».

ФРАНСУА. Ничего не найдено…кто ж, такая? Вот ее визитка. (Набирает номер.)

На сцене появляется комната Елены с большим окном, посередине стол, возле него живая елка. Справа и слева полки с книгами, старинная икона, портрет фельдмаршала Кутузова, фотографии мальчика, пожилого мужчины с черной ленточкой на рамке, красивой женщин, похожей на Елену. Слева диван, на нем белый, плюшевый медвежонок и кукла. Звучит «Адажиетто» Гюстава Малера. Елена накрывает на стол. Звонок телефона.

ЕЛЕНА (оглядывается). Где телефон? Алло, мамочка?
ФРАНСУА. Добрый вечер, мадам!
ЕЛЕНА. Кто это?
ФРАНСУА. Франсуа Дюрок, извините, что звоню в новогодний вечер.
ЕЛЕНА (обрадованно). Здравствуйте, месье Дюрок!
ФРАНСУА. Я на минуту, меня ждут на ужин. Я сейчас посмотрел несколько страниц вашей рукописи, что совсем не входило в мои планы. Скажите, вы читали мой новый роман?
ЕЛЕНА (удивленно). Нет!
ФРАНСУА. У меня на сайте были опубликованы несколько глав, вы их не читали?
ЕЛЕНА. Нет. Почему вы задаете этот вопрос?
ФРАНСУА. В повести вы пишете от первого лица о мальчике, это о вашем сыне? Вы о нем просили сделать передачу?
ЕЛЕНА. Да.
ФРАНСУА. Понятно… Глава, которую я прочел, очень похожа по содержанию на сюжет моего романа. А чем сейчас занимается ваш сын?
ЕЛЕНА. Не знаю…
ФРАНСУА. То есть?!
ЕЛЕНА. Я ничего не знаю о нем пять лет.
ФРАНСУА. Пять лет? А где он?
ЕЛЕНА. Не знаю… Прочтите, пожалуйста, повесть.
ФРАНСУА. При чем тут повесть, если вы не знаете, где ваш сын?!
ЕЛЕНА. Его украли.
ФРАНСУА. Кто?
ЕЛЕНА. Судьи!
ФРАНСУА. Мадам, судьи не могут никого украсть!
ЕЛЕНА. Могут!
ФРАНСУА. Сколько ему лет?
ЕЛЕНА. Восемнадцать.
ФРАНСУА. Но он же взрослый!
ЕЛЕНА. Это ничего не меняет…
ФРАНСУА. Ничего не понимаю… Хорошо, яжелаю вам удачи в новом году, с наступающим!
ЕЛЕНА. И вас, месье Дюрок! Буду ждать вашего решения о передаче, до свидания.

Кладет мобильный на стол, с елки падает стеклянный ангел и разбивается.

ЕЛЕНА. Мишина любимая игрушка! Плохая примета!

Свет гаснет на половине Елены.

ФРАНСУА (кладет рукопись на тумбочку). Пять лет назад украли сына, а она не знает, где он! Я бы с ума сошел, если бы не знал пять лет, где моя дочь?!

Звонит телефон.

ФРАНСУА. Софи, ну что? Я стою в ужасной пробке! Долли покормил, бордовый галстук повязал, еду!

Кладет ключи в карман, уходит.


СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ

Кабинет Франсуа. Солнечный, зимний день. Входят Доминик Дюрок и Жанин с пачками книг, Франсуа помогает их складывать у стола.

ДОМИНИК. Здесь пятьдесят экземпляров, для журналистов и гостей. (Снимает пальто, достает из пачки книгу.) Как тебе обложка?
ФРАНСУА (внимательно рассматривает обложку). Нравится! Жанин, посмотри!
ЖАНИН. Поздравляю! Каждый раз волнительно, как на крестинах ребенка.
ФРАНСУА. Пусть Бенжама отвезет книги в клуб.
ЖАНИН. Сейчас позвоню. Надеюсь, на автограф в мою коллекцию?

Уходит.

ДОМИНИК. Второй канал и «Артэ» подтвердили, что будут. Советник президента по юридическим вопросам, тоже обещал заехать. Это важно! Сюжет твоей книги, новый закон… Сам понимаешь! Ты будь поаккуратнее в выражениях на презентации по поводу сексменьшинств!
ФРАНСУА (в приподнятом настроении). Но советник, кажется, нормальный тип?
ДОМИНИК. Он – да, но там будет много «голубых» из прессы.
ФРАНСУА (перелистывает книгу). Как Зомбира все-таки протащила свой закон?! Миллионные манифестации по всей стране, Веннер застрелился в соборе, они все равно его приняли!
ДОМИНИК. Брюссель приказал, вот и приняли! Веннера жаль! Он написал в посмертной записке: «Я люблю жизнь, но должен пожертвовать ею в знак протеста против легализации однополых браков! Соотечественники, пробудитесь от летаргического сна!» Застрелился прямо у алтаря!
ФРАНСУА. Их разбудишь, как же! Им на все насрать! Я с ним пересекался несколько раз. Порядочный мужик, прекрасный семьянин. Церковь отказалась его отпевать. Ненавижу всех этих церковных извращенцев! Этот закон – позор для нашей страны, родины, прав человека. Марин Ле Пен права: закон должен быть на стороне жертвы, а не на стороне насильника, а для меня… (Выходит из-за стола на авансцену.) Я не забыл до сих пор этого мерзавца – кюре, который просил меня доставить ему удовольствие в исповедальной, когда я прислуживал в церкви мальчишкой. Не забыл эту похотливую мразь и все что он делал со мной… Когда я рассказал обо всем отцу, он схватил ружье и убил его на месте. Отца посадили, и больше мы его не увидели. Сокамерники натянули ему на голову пакет из-под мусора и задушили… А в медицинском заключении написали, что отец умер при «невыясненных обстоятельствах»! Помню, как мы поехали с мамой в тюрьму: открылись огромные черные ворота, с той стороны стоял грузовик, и на клеенчатом синем матрасе лежало что-то завернутое в тюремное одеяло, это был наш отец…
ДОМИНИК (перебивает). Зачем ты сейчас об этом? Ты все описал в романе, пусть теперь читатели будут судьями! Надеюсь, ты не собираешься делиться этим на презентации книги с журналистами?!

Жанин вносит поднос с бутылкой шампанского и бокалами.

ФРАНСУА. Не беспокойся!
ДОМИНИК. Баронесса де ля Моль звонила, тоже будет на презентации. Настаивает увеличить тираж своей книги.
ФРАНСУА (подписывает за столом книгу). С чего вдруг?
ДОМИНИК. Считает, что она пишет о знаменитостях, значит, у книги будет успех!
ФРАНСУА. Держи, Жанин!
ЖАНИН. Спасибо! Бенжама уже едет. (Разливает шампанское.)
ФРАНСУА. Пусть наша Жорж Санд поторопится, пока ее «мумии» еще живы, а то читать некому будет! Жанин правда, обожает ее романы! (Шутит.) Но, у нее плохой вкус.
ЖАНИН (подает бокалы). У меня хороший вкус, баронесса прекрасно пишет о любви! Но вы, конечно, лучше!

Пьют. Франсуа роется в ящиках стола.

ФРАНСУА. Я же бросил курить! (Вынимает книгу.) Доминик, посмотри!
ДОМИНИК. Твой «Белый парус»? Где взял?
ФРАНСУА. Поклонница подарила.
ДОМИНИК. Возьми на презентацию. Кто такая?
ФРАНСУА. Родственница генерала Кутузова.
ДОМИНИК. Чья родственница?
ФРАНСУА. Генерала Кутузова, он противостоял Наполеону в 1812 году. Император ушел из Москвы из-за морозов, но русские считают, что его победил полководец Кутузов! Сейчас читаю ее повесть.
ДОМИНИК. О нем?
ФРАНСУА. Нет, о ее сыне. Хорошо пишет! У нас похожий сюжет. Я даже подумал, что она у меня его тиснула!
ДОМИНИК. Какое издательство?
ФРАНСУА. Это рукопись, ей все издательства отказали!
ДОМИНИК. Если хорошая вещь, можно ее напечатать и нокаутировать еще раз закон Зомбира! Она будет на презентации?
ФРАНСУА. Могу пригласить. Жанин, пошли мадам Кутузовой приглашение на сегодняшний вечер.
ЖАНИН. Сейчас отправлю.
ФРАНСУА. Ну, давайте за роман! (Пьют.) Жанин, забери почту.

Жанин собирает письма со стола.

ДОМИНИК. Что пишут?
ФРАНСУА. После выпуска с министром получил гору писем об историях с детьми. «Голубые», как обычно, прислали угрозы! (Ищет на столе письмо.) Вот, послушай, что пишет отец пятилетнего мальчика: наш мэр путешествует летом на корабле, ему нравится мальчик. Его мать богатая, разведенная, отводит вечером ребенка к мэру в каюту, после чего сын рисует папе то, что с ним делал дядя… Отец ведет ребенка к врачу, тот дает заключение, отец подает на мэра в суд. Бывшая, чтобы снять с себя вину, обвиняет во всем мужа! Мэр находит ей лучшего адвоката, отец проигрывает все суды и, отчаявшись, рассказывает историю в соцсетях!
ЖАНИН (возмущенно). Господи, в какой стране мы живем!? Лучше читать романы мадам де ля Моль!

Забирает почту, уходит.

ДОМИНИК (наливает шампанского). Я читал эту историю с мэром! Если бы отец врал, его бы осудили за клевету. Твой роман сильный! Это лучшее, что ты написал до сих пор. Жаль, мама не дожила! (Надевает пальто.) Мне пора домой, надо переодеться. Софи с Эммануэль будут?
ФРАНСУА. У Софи вечером – психоаналитик, все выясняют, в чем наш семейный конфликт? Если ей не жалко выбрасывать деньги на ветер, пусть выясняет! А Эммануэль идут с Филиппом в «Фукетс», у него сегодня день рождения. Он для нее важнее отца!
ЖАНИН (заглядывает в кабинет). Приехал Бенжама за книгами.
ДОМИНИК. Я спущу ему. До вечера! (Уходит, взяв пачки с книгами.) 
ЖАНИН. Звонила Эммануэль, просила сбросить денег на карту на подарок Филиппу.
ФРАНСУА. А, вспомнила о папе? Сколько просила?
ЖАНИН. 1000 евро.
ФРАНСУА (свистит). 1000 евро?! Что это за подарок?
ЖАНИН (собирает на поднос бокалы). Не сказала.
ФРАНСУА. Отца поздравить забыла, но про деньги нет. (Обращается к бюсту Наполеона.) Император, подаст ли мне в старости хоть кто-нибудь стакан воды?
ЖАНИН (в дверях). Вам воды принести?
ФРАНСУА. Это я так, гипотетически… (Надевает пальто.) Жанин, я поехал!
ЖАНИН. Успеха! Поздравляю еще раз, прекрасный роман! Читала и плакала, так было жалко мальчика и его отца! Вы талантище!
ФРАНСУА. У тебя хороший вкус!
ЖАНИН (иронично). Недавно вы говорили обратное! (Уходят.)


СЦЕНА ПЯТАЯ

Квартира Елены. Вечер. Она входит, устало снимает пальто, не зажигая света, ложится на диван, достает из сумки мобильный телефон, подключает зарядку к сети.

ЕЛЕНА (прижимает к себе медвежонка). Вся промерзла на кладбище... (Смотрит на портрет отца.) На могиле папа, все у тебя убрала, поставила свежие цветы. Плохо без тебя, папочка… Очень плохо. Если бы не Миша, улетела бы к маме в Москву! Я здесь совсем одна… За что мне все это? (Звук СМС сообщения, читает.) «Мадам, мне доставит удовольствие видеть вас сегодня вечером на презентации моей книги в 20.00, в писательском клубе по адресу улица Руаяль, 8, с наилучшими пожеланиями Франсуа Дюрок». (Перечитывает.) На презентации моей книги, Франсуа Дюрок. Который час? (Смотрит в телефон.) Надо заказать такси! (Посылает заказ по СМС.) Улица Руаяль, 8. (Встает, включает свет.) А что одеть?

Поспешно идёт за ширму, возвращается с несколькими платьями. Прикладывает перед зеркалом голубое платье.

ЕЛЕНА. Нет, это слишком блекло. А если накинуть шарф? (Набрасывает шарф.) Нет, не то!

Прикладывает чёрное платье с большим декольте и широкой юбкой.

ЕЛЕНА. Нет, это не для презентации!

Надевает тёмно-синее платье с вырезом-лодочкой с белым воротничком. Достает из шкатулки жемчужные серьги, надевает их, проводит щёткой по волосам, пудрит лицо, подкрашивает губы.

ЕЛЕНА. Наверное, будет много народу, сто лет никуда не выходила! (Подходит к фотографии отца.) Папа, это от тебя знак! Я добьюсь передачи о Мише! Я найду его, я тебе обещаю!

Звонит телефон.

ЕЛЕНА. Такси? Вызывала, да дом 35. Выхожу!

Торопливо надевает пальто, кладет в сумочку мобильный телефон, уходит. Свет медленно гаснет на фотографии мальчика. 


СЦЕНА ШЕСТАЯ

Холл писательского клуба на улице Руаяль. Сверху по лестнице спускаются Франсуа и Елена, с книгой в руках. Официанты носят наверх блюда с закусками.

ФРАНСУА. И что, вам ответил юридический советник президента?
ЕЛЕНА. Что судьи во Франции независимы, и он никак не может повлиять на их решение!
ФРАНСУА. К сожалению, он прав! Жена президента – Бернадет Ширак рассказывала мне, что ей не разрешали посещать в больнице дочь-анурексичку, если та не набирала в день положенного веса, и она ничего не могла сделать, вот такие в госпитале были правила!
ЕЛЕНА. Скажите, история с мальчиком в вашем романе реальная?
ФРАНСУА. Нет.
ЕЛЕНА. Спасибо за книгу! Папа был бы рад.
ФРАНСУА. Сейчас будет ужин, хотите остаться?
ЕЛЕНА. Нет, благодарю! Скажите, какой здесь адрес, вызвать такси.
ФРАНСУА (обращается к администратору). Поль, вызовите нам, пожалуйста, такси и принесите по бокалу шампанского!

Присаживаются у столика возле окна, на улице под зонтиками спешат прохожие. 

ФРАНСУА (кивает на книгу). Посмотрите, что я вам написал.
ЕЛЕНА (читает). «Il n y a pas d’ amour, il y a que preuves de l’ amour!»
ФРАНСУА. «Нет любви, есть только доказательства любви!» – сказал философ Мальро. Кстати, я читаю вашу повесть.
ЕЛЕНА. Вам нравится?
ФРАНСУА. У вас хороший слог, сюжет захватывает, пишите эмоционально, тема не веселая!
ЕЛЕНА.Согласна

Поль приносит бокалы.

ФРАНСУА (поднимает бокал). Вы сегодня прекрасно выглядите, я даже сразу вас и не узнал.
ЕЛЕНА. Спасибо за комплимент!
ФРАНСУА. Это платье вам очень идет: синее море и белый парус! Прекрасно говорите по-французски!
ЕЛЕНА. Это от отца, после революции его родители эмигрировали в Париж, общались с писателями Буниным, Гиппиус, Мережковским. Когда папе исполнилось 6 лет, родители расстались. Дед вернулся с новой семьей в Москву, продолжил карьеру слависта. Правда, недолго посидел в тюрьме, а папа, с моей бабушкой остались в Париже.
ПОЛЬ. Извините, месье Дюрок, куда заказывать такси?
ЕЛЕНА. На Дэфанс.
ПОЛЬ. Хорошо, мадам.
ФРАНСУА. Ваши родители познакомились в Париже?
ЕЛЕНА. В Москве. В 1972 году отец приехал как потомок Кутузовых на юбилей победы русских войск над Наполеоном, а мама работала переводчицей, и между ними проскочил coup de foudre – удар молнии. Он по окончании юбилея задержался в Москве еще на три месяца…
ФРАНСУА. Интересно! И агенты КГБ не следили за вашей матерью, ведь месье Кутузов был все-таки иностранец?
ЕЛЕНА. Следили и просили давать отчеты. Мама часто работала с иностранными делегациями, но отец не знал никаких секретов.
ФРАНСУА. Что было после отъезда месье Кутузова?
ЕЛЕНА (улыбается). Вскоре родилась я!
ФРАНСУА. И как ваш отец к этому отнесся?
ЕЛЕНА. Прекрасно! Мое рождение было для него продолжением рода, его всегда тянуло в Россию. В Европе же фамилия КутузОф никому ни о чем не говорила.
ФРАНСУА.А моим предком был генерал Дюрок – один из приближенных генералов Наполеона Бонапарта. В России он был принят вашим царем Александром Первым.
ЕЛЕНА. Как интересно! (Звук СМС.) Ну вот, мое такси в пробке! Месье Дюрок, вас ждут, я могу подождать такси одна.
ФРАНСУА. Не беспокойтесь!Вы иногда мне напоминаете чем-то мою мать, хотя она была чистокровной француженкой…

Подъезжает такси, из него выходит Софи.

ФРАНСУА. Моя жена? (Встает на встречу.) Привет, психоаналитик отменился? Познакомься, это мадам Кутузова.
СОФИ (рассеянно кивает). Здравствуйте, я успела к ужину? Баронесса де ля Моль здесь? Пойду, поздороваюсь с гостями! (Поднимается наверх.)
ЕЛЕНА. А вот и мое такси! До свидания, месье Дюрок, спасибо за прекрасный вечер и за книгу! (Протягивает ему руку.)
ФРАНСУА. До свидания, Элен, (неожиданно целует ее в щеку) я вам позвоню!

Сверху раздается голос Софи: «Франсуа, мы тебя ждем!»
Поль подает Елене пальто, она уходит. Франсуа ставит бокал на стол, замечает на полу серёжку.

ФРАНСУА. Ее сережка. Золушка умчалась с бала, а вместо туфельки серёжку потеряла!

Кладет сережку в карман, поднимается по лестнице.


СЦЕНА СЕДЬМАЯ

Кабинет Франсуа, рабочий день, он набирает номер телефона, на экране появляется Елена в светлой кофточке, у нее новая стрижка.

ЕЛЕНА. Я слушаю!
ФРАНСУА. Добрый день, Элен.
ЕЛЕНА (радостно). Здравствуйте, месье Дюрок!
ФРАНСУА. Как поживаете?
ЕЛЕНА. Спасибо, хорошо. Прочла вашу книгу. Она меня потрясла, все перевернулось в душе! Это подлинная история?
ФРАНСУА. Вы меня уже об этом спрашивали на презентации. А где ваша серёжка?
ЕЛЕНА. Какая серёжка? Ах, я ее потеряла в такси. Расстроилась, это был папин подарок!
ФРАНСУА. Она в целости и сохранности у меня в кармане.
ЕЛЕНА (обрадованно). Где вы ее нашли?
ФРАНСУА. Секрет! Элен, в конце этой недели я уезжаю в Италию на презентацию своей книги. Я закончил читать вашу повесть и хочу написать к ней предисловие.
ЕЛЕНА. Предисловие? К моей повести?
ФРАНСУА. Ее надо сейчас же издать, я уверен, что Доминика она заинтересует. Она берет за душу, читатели будут на вашей стороне. Ее надо немного подредактировать, я пометил замечания, предлагаю встретиться сегодня в восемь часов, после эфира.
ЕЛЕНА (поспешно). Конечно, как вам будет удобно!
ФРАНСУА. Тогда жду вас в 20.00!
ЕЛЕНА (взволнованно). До вечера, месье Дюрок!


СЦЕНА ВОСЬМАЯ

Кабинет Франсуа, вечер. За столом с ноутбуком сидит Елена, за спиной стоит Франсуа. 

ФРАНСУА. По первой части у меня нет замечаний, а во второй повесть сразу начинается с парижской жизни, но вы не пишете, как оказались с сыном во Франции?
ЕЛЕНА. Вы правы, я расскажу…

Свет гаснет. Звучит одна из песен Пугачевой… На экране появляются черно-белые кадры Москвы 1994 года, возникает ретроспектива прошлого Елены: Литературный институт, студенты во дворе читают книжки, курят, спорят, среди них 24-летняя Елена. 
Тверская улица, Елена с мужем идут, обнявшись, смеются, едят мороженое. Советская, типичная квартира, много книг, Елена с мужем и родителями, смотрят по телевизору новости о войне в Чечне. 
Аэропорт, муж Елены с коллегой, нагруженные аппаратурой проходят на посадку, Елена провожает их, она беременна. Чечня, муж Елены ведет репортаж в зоне боевых действий, Елена дома по телевизору смотрит его репортаж. Дорога в лесу, взрыв мины, машина с мужем Елены и оператором переворачивается. Родильный дом, Елену с ребенком на руках встречают родители. Перрон вокзала, Елена в черном платье встречает с родственниками гроб мужа. Телевидение, ей вручают орден мужа. Детская комната, Елена у кроватки смотрит на спящего сына, над ним портрет мужа с черной ленточкой. Кухня, за столом сидит печальная мать, курит отец. Аэропорт, мать Елены машет у окна Елене с сыном на руках и мужу, садящихся в самолет «Эр Франс». Под вывеской аэропорт «Paris» стоят Елена с отцом, их встречает пара друзей. Звучит французская песенка.

Кабинет Франсуа. Музыка прекращается.

ФРАНСУА. Это надо обязательно вставить после седьмой главы. Жаль, что ваш сын не знает, что его отец погиб, как герой! А Франция поголовно давала всем чеченцам политическое убежище, а потом они оказывались то молдаванами, то украинцами, и все без документов, которые якобы сгорели во время войны… (Смотрит в рукопись.) В восьмой главе надо убрать все фамилии.

Снова загорается экран. Звучит тревожная музыка. Горы, катающиеся на лыжах дети, сын Елены  Миша, портрет которого мы видели на стене, бросает снежки в товарища, смеется. Вечер, детский лагерь, через заснеженное окно виден накрытый стол. Миша задувает торт с 10 свечами, учитель и ребята хлопают в ладоши. Учитель с улыбкой обнимает мальчика за плечо и что-то шепчет на ухо, ребята веселятся, танцуют. Учитель и Миша идут по коридору гостиницы, заходят в номер. Учитель протягивает Мише бокал, они пьют. Учитель включает телевизор, ставит кассету, на экране целуются мужчины. Учитель нежно гладит Мишу по голове, неожиданно резко толкает его на кровать, срывает одежду, бросается на него, Миша в испуге, он пытается вырваться! Учитель выключает пультом видео с целующимися мужчинами, темнота… 
Перрон парижского вокзала, солнечный день, учитель что-то говорит в стороне Мише. Елена бежит по перрону навстречу сыну. Миша резко тянет мать от учителя. Квартира Елены, на кровати ничком лежит Миша, Елена трогает его лоб, он бледен. Неожиданно он бросается ей на шею, плачет, что-то говорит. Елена застыла, крепко обнимает сына. Кабинет врача, Елена помогает сыну одеться, врач протягивает ей заключение, Елена читает, Миша безучастно смотрит в окно. Кабинет женщины-следователя, Елена показывает заключение. Следователь холодно смотрит на Мишу. Елена с Мишей покидают школу, учитель с холодной усмешкой смотрит на них через окно.


СЦЕНА ДЕВЯТАЯ

Заседание суда. Слева за столом сидят: судья, прокурор, две сотрудницы социальных служб. Перед ними стоит учитель Пено. Справа на скамье сидит Елена с маленьким сыном. За их спинами чернокожий полицейский. 

СУДЬЯ (учителю Пено). Месье, заключение психолога характеризует вас как человека уравновешенного, открытого, любящего детей. Что вы хотите сказать по поводу обвинений, выдвинутых против вас матерью вашего ученика?
УЧИТЕЛЬ ПЕНО (со слезами на глазах). Ваша честь, я раздавлен этой клеветой! Страшно подумать, что будет с моими детьми, если они узнают, в чем меня обвиняют! Я не знаю даже, что сказать!?
ЕЛЕНА. Комедиант!
УЧИТЕЛЬ ПЕНО. Я с большим вниманием относился к этому ребенку! Он рос в семье без отца… У матери удушающая любовь к сыну, она все придумала!
ЕЛЕНА (гневно). А медицинское заключение?!
СУДЬЯ (невозмутимо). Мадам, я вам позже дам слово!
УЧИТЕЛЬ ПЕНО. Я хотел, ваша честь, месье прокурор, сделать мальчику приятное – отметить его день рождения! Ребята играли, мы шутили!
ЕЛЕНА (вскакивает). Лжете, вы все лжете! Насилие над ребенком вы называете «шутили»?! Негодяй! (Сын испуганно прижимается к матери.)
ПРОКУРОР ДЮБРЕЛЬ (стучит молоточком по столу). Прекратите истерику и оскорбления, мадам, вы в суде! Уважайте закон, мы не в России, иначе я вас удалю из зала суда! (Обращается к судье.) Я не знаю этого дела, но даже с первого взгляда ясно, что мадам – манипуляторша и пытается ввести суд в заблуждение! Заведомо научила сына говорить неправду, возможно, она сама что-то скрывает! (Елене.) Отвечайте!
ЕЛЕНА (гневно). Вы хотите сказать, что это я совершила над своим сыном насилие?!
ПРОКУРОР ДЮБРЕЛЬ. Суд с этим еще разберется! (Судье.) Очевидно, что ребенок подавлен разрушительной личностью матери, она доминирует над ним и добивается любым способом того, что ей нужно! Я считаю, что Мишеля надо временно поместить под опеку социальной службы. Это будет в его интересах!
ЕЛЕНА. Вы не имеете права! У него есть российское гражданство!
ПРОКУРОР ДЮБРЕЛЬ (язвительно). Тогда что вы делаете во Франции, мадам? Поезжайте в Россию! (Судье.) Прошу признать учителя невиновным, а мадам Кутузову наказать штрафом по всей строгости закона за клевету и обман суда, ребенка поместить под опеку социальных служб!
СУДЬЯ. Суд поддерживает позицию прокуратуры!

Две сотрудницы подходят к Мише, крепко берут его за плечи и тащат к выходу, он кричит и вырывается.

ЕЛЕНА (бежит за сыном). Отпустите его, отпустите!!! (Полицейский силой держит ее, пытаясь усадить на скамью.)
СУДЬЯ (качает головой). Мадам Кутузова, таким поведением вы точно не добьетесь возвращения сына! Вам надо поработать над собой, а мальчику лучше побыть в нейтральной обстановке.

Вновь кабинет Франсуа.

ФРАНСУА.Уберите везде фамилии учителя и прокурора! (Читает рукопись.) После помещения сына в социальные службы следователь Фабиан Пус назначила ему и учителю психологическую экспертизу. (Елене.) Фамилию следователя тоже надо убрать! (Продолжает.) Расследование длилось полтора года. Следователь подтвердила невиновность учителя, несмотря на медицинское заключение, базируясь на факте – отсутствия свидетелей. Дело было закрыто за отсутствием состава преступления. (Бросает рукопись на стол.) Вот оно, наше хваленое правосудие! (Наливает воду в стакан.) Уберите, к черту все их фамилии!
ЕЛЕНА. Почему?
ФРАНСУА. Потому что вы обязаны иметь их согласие на публикацию! Я думаю, надо и имя сына изменить!
ЕЛЕНА. Почему?
ФРАНСУА. Он уже совершеннолетний, и по закону вы обязаны тоже иметь его письменное разрешение, иначе он может подать в суд и на вас, и на издательство.
ЕЛЕНА (горько). Где же мне его найти!?

Звонит телефон, Франсуа включает селектор, на экране появляется Софи в нарядном платье.

СОФИ (холодно). Франсуа, ты все еще на работе?
ФРАНСУА. Да, редактирую повесть с Мадам Кутузовой. Что случилось?
СОФИ. У нас сегодня 25-летний юбилей совместной жизни!
ФРАНСУА. Сегодня? (Виновато.) Уф, прости, забыл!
СОФИ. Дети ждали тебя на ужин, только что уехали…
ФРАНСУА. Почему ты мне утром не напомнила?
СОФИ (холодно). Потому что спала!
ФРАНСУА. Сейчас приеду, мы уже заканчиваем!
СОФИ. Мне все равно, я ложусь отдыхать! Завтра у меня начинается выставка собак, поэтому в Венецию поезжай один. (Вешает трубку, экран гаснет.)
ФРАНСУА. Собаки важнее! (Набирает номер.) Бенжама, подъезжай, отвезешь мадам Кутузову домой. Меня не надо, я на такси. Купи по дороге 25 красных роз. (Елене.) Ну вот, других замечаний у меня нет, уберите везде фамилии и присылайте мне текст на почту.
ЕЛЕНА (убирает ноутбук в сумку). Вы надолго едете в Италию?
ФРАНСУА. На два дня. В Венеции будет в это время карнавал, красивое зрелище! (Достает из кармана сережку.) А вот и ваша сережка!
ЕЛЕНА. Нашлась пропажа!
ФРАНСУА (задерживает руку Елены в своей). Элен…
ЕЛЕНА. Да?
ФРАНСУА (неожиданно). Поедемте вместе в Венецию!
ЕЛЕНА. Зачем?
ФРАНСУА. Я искренне хочу вам помочь! Чтобы читатель купил вашу повесть, он должен заинтересоваться темой, поэтому вашей книге нужен хороший пиар! Вы неизвестный автор, а журналисты охотнее напишут о каком-нибудь скандальном романе, типа романа мадам де ля Моль, чем о книге, касающейся серьезной проблемы! У повести хорошее название – «Верните сына!», но вам еще предстоит его вернуть, вы столько лет боритесь! Поучаствуйте в дискуссии, расскажите свою историю, пообщайтесь с журналистами. Вам нужен опыт. И возможно, когда повесть выйдет, ваш сын прочтет книгу и многое поймет!
ЕЛЕНА. Я каждый день думаю о нем! Сейчас снова нахлынули все эти воспоминания… Что мне делать, месье Дюрок? Где его искать, почему он сам не звонит? Не хочется думать о страшном…Но я каждый день спрашиваю себя; не случилось ли чего с ним? Наркотики, алкоголь, тюрьма?Что угодно бы отдала, только бы папа был жив, мне очень тяжело одной!
ФРАНСУА (берет ее за плечи). Элен, я вас понимаю, как никто… Буду очень рад если ваш сын вернется к вам! Поэтому я и написал предисловие.

Идет к шкафу, подает ей пальто.

ФРАНСУА.Пойдемте, уже поздноБенжама вас отвезет домойА на счет Венеции, подумайте. Завтра я вам позвоню.
ЕЛЕНА. Спасибо за редактирование, даже не знаю, что сказать, неожиданное предложение…
ФРАНСУА. Расходы беру на себя. (Берет пальто.) Идемте!

Уходят. Свет гаснет. За окном мерцают голубые огоньки Эйфелевой башни.

(Окончание пьесы в следующем номере.)







_________________________________________

Об авторе:  НАТАЛЬЯ ЗАХАРОВА 

Закончила театральный институт им. Бориса Щукина, актриса театра и кино. С 1993 года проживала в Париже, окончила Сорбонну. Создала в Париже «Творческую Лабораторию Натальи Захаровой», целью которой была пропаганда русской классики за рубежом. 30 лет занимается творчеством Ивана Бунина и пропагандой его произведений как актриса. По инициативе Захаровой как советника главы управы Пресни в Москве на Поварской улице в 2015 году открыт сквер имени Бунина. С 2007 года проводит в библиотеке Бунина литературно-музыкальные «Бунинские вторники». Член Союза журналистов России. Работала корреспондентом в «Литературной газете», «Москвичке», журнале «Однако». Член «Национальной Ассоциации Драматургов». Является автором книги «Верните мне дочь!», пьесы «Доказательства любви», рассказов. В 2000 году создала в Париже правозащитную организацию «Защитите Машу», целью которой была защита прав соотечественников. Работала общественным помощником Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребёнка. Является экспертом на телевидении.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
477
Опубликовано 08 мар 2022

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ