ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 200 ноябрь 2022 г.
» » Татьяна Медиевская. БОЕЦ СЕМЕЙНОГО ФРОНТА (II часть)

Татьяна Медиевская. БОЕЦ СЕМЕЙНОГО ФРОНТА (II часть)

Редактор: Наталья Якушина


(трагикомедия в 2-х актах, 2 акт, начало в № 191)



Действующие лица:

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА РУСАКОВА 45 лет, домашняя хозяйка, моложавая, красивая женщина, одевается модно, любит драгоценности, умна, иронична, все делает быстро, всегда во всем права, чем внушает другим чувство неполноценности.
ЛИЗА РУСАКОВА – её дочь 14-ти лет, бесформенная толстушка в очках, ленивая, безынициативная, избалованная, часто бывает грубой, эгоистична, как всякий подросток, беспомощна и мечтательна.
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ РУСАКОВ – 50 лет, муж Софьи и отец Лизы. Доктор наук, биолог с мировым именем, трудоголик, вечно недоволен собой и другими, раздражительный и ранимый.
ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА– 70 лет, мать Софьи Георгиевны, властная, избалованная, обидчивая.
ХАЛИДА – 35 лет, сиделка Изольды Ивановны, улыбчивая, добрая, простодушная, приехала в Москву из деревни в Татарии.
СВЕТЛАНА ВАСИЛЬЕВНА  классная руководительница в школе.
ЛИДИЯ ПЕТРОВНА – директор школы моложавая, красивая, модная.
ТИМУР РАБАДАНОВ – 16 лет, восточный красавец, высокий, стройный, как тополь, осанка джигита, горящие ненавистью и превосходством глаза, грубый, наглый, жестокий.
ДИАНА РАБАДАНОВА – 14 лет, восточная красавица, вылитая Белла из рассказа Лермонтова, скромная и тихая, а в глазах огонь. В тихом омуте черти водятся.
АМИНАТ РАБАДАНОВА – 32 года, молодая, сильно располневшая, но еще красивая женщина с красным руками и покорным взглядом.
РАШИД РАБАДАНОВ – 50 лет, не высокий, но породистый дагестанец с умным, проникновенным взглядом.
ЙОКА-ЯНА ЛАМАСОВА – подруга Лизы, 14 лет, выглядит на 20, наглая, умная, бесшабашная.
МАМА ЯНЫ-ЙОКИ – дама неопределенного возраста.
АНДРЕЙ КЛИМОВ – друг Тимура, 15 лет, умный, хитрый, наглый, подлый.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ.



ВТОРОЙ АКТ 

СЦЕНА 1

Год спустя. Загородный дом Русаковых. Стильно и со вкусом обставленная большая гостиная комната с камином и роялем в углу. Лестница на мансардный этаж, где дверь в комнату Лизы. Входит с телефоном Софья Георгиевна, не решительно подходит к роялю, садится, кладет на рояль телефон и начинает наигрывать «Аве Мария» Каччини, но резко обрывает игру. 

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Нет, не сейчас! (Звонит телефон.) Ну, вот! (Берет трубку.) Здравствуй, братик! Спасибо, что вспомнил про день рождения Лизы. Да, 16 лет, как время летит. У нас всё замечательно. Мы на даче, кругом – красота. Что?.. Что она делает? Сейчас дома. Приболела немного. Помнишь, я тебе говорила, что она теперь учится в школе-интернате от Академии наук… Да, очень престижный. Знаешь, как называется? «Оксфорд на Пахре». И живет, и учится, и на гитару ходит, и на батик. Да, да. (Смеётся.) Всё в одном флаконе. Как учится? Как всегда (весело, понизив голос) ленится. Ну, а как твои близняшки?.. Поцелуй их от меня… Мама? Ну, ты же знаешь, Сереженька, нашу мамочку! Всё капризничает. Подожди, я сейчас Лизе телефон отнесу. Сам поздравишь, и все хорошие слова скажешь.

Пауза. Софья Георгиевна поднимается по лестнице с телефоном, продолжая разговор. Открывает дверь в комнату дочери.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА.Лиза, дядя Серёжа из Японии звонит, хочет тебя поздравить.
ЛИЗА (кричит из-за двери). Не входи! А то споткнешься у меня, творческий беспорядок.

Лиза появляется, заспанная, всклокоченная, полуодетая, забирает телефон, слушает.

ЛИЗА (лениво). Ало…Спасибо! (Радостно.) Что? Настоящее кимоно! Когда? (Софье Георгиевне.) Разъединилось! Надоел мне твой чертов МТС!  Сколько раз тебе говорить, что надо переходить на Мегафон.

Отдает телефон назад. Уходит в свою комнату, закрыв дверь. Софья Георгиевна спускается с лестницы вниз. Подходит к роялю, открывает крышку, садится, начинает наигрывать «Аве Мария» Каччини. Звонит телефон.


СЦЕНА 2

Школа-интернат. Комната с двумя кроватями. На одной сидит Яна-Йока Ламасова, одета и раскрашена, как попугай – на голове цветной ирокез. Она смотрится в зеркало.

ЙОКА. Скука, какая скука этот интернат, как все меня достали!

Слышен топот, крики. Вбегает Лиза, за ней гонятся, она удерживает дверь.

ЛИЗА (кричит). Отстаньте! А-а-а!

Дверь открывается. Лиза бьет туда со всей силы ногой. Слышно, как кто-то падает, ойкает и убегает. Лиза сидит на полу у двери плачет и ругается.

ЛИЗА.Дураки, сволочи! У-у, гад Петров!

Вдруг замечает Йоку, и удивленно смотрит на неё.

ЙОКА.Что смотришь?

Лиза молчит. 

ЙОКА.Я теперь здесь буду жить. Достала меня эта Редькина.

Лиза молчит.

ЙОКА.И спрашивать не у кого не буду. (Корчит рожи, кривляется, берет сигарету.) На покури!

Лиза молчит.

ЙОКА.Не куришь? Как хочешь!

Лиза молчит.

ЙОКА.Ну, признаю! Упорство или упёрство! Слушай, мне сказала Редькина, что ты отказалась списывать на пробном экзамене по русскому! Это почему!

Лиза молчит.

ЙОКА. Типа, лень!
ЛИЗА. Нет! Из-за принципа! Ненавижу враньё!
ЙОКА. Круто!

Йока показывает на свою прическу.

ЙОКА.Вижу, что ты в восторге от ирокеза.

Йока спрыгивает с кровати, подходит к Лизе очень близко, тянет руки к её шее, Лиза отшатывается.

ЙОКА. Да ты совсем ребенок, а в 10 классе.

Йока снимает с себя парик ирокеза и надевает на Лизу, подводит её к зеркалу.

ЙОКА. Посмотрись! Клево! Ну-ну, я тебя в обиду не дам. Ты мне нравишься.

Поет куплет из французской песенки и приплясывает. Лиза смотрит на Йоку с восхищением.

ЙОКА. Ты зачем в эту суку Гаджит стулом запустила? Теперь будет вони на всю школу.

Лиза снова хмурится, почти плачет.

ЙОКА. Бедная девочка! Дай я тебя пожалею! Ляг! Я тебе массаж сделаю.

Лиза покорно ложится, и Йока гладит её по спине и по шее. Звонит мобильник. Лиза вздрагивает, хватает телефон. Из трубки доносится истошный голос Софьи Георгиевны.

ГОЛОС СОФЬИ ГЕОРГИЕВНЫ. Лиза, Лиза! Что случилось?
ЛИЗА. Мам… мам…
ГОЛОС СОФЬИ. Мне только что звонила учительница. Сказала, что ты устроила драку в классе. Говорит, что ты кинула в неё стул! Ты что, рехнулась?
ЛИЗА. Нет, мам, это я случайно. Я целилась в Петрова, а попала в неё.
ГОЛОС СОФЬИ. Нет, Лиза, ты вообще соображаешь, что делаешь? Неделю ещё не проучилась. Меня завтра вызывают в школу!
ЛИЗА. Мам, меня достали! Так получилось. Всё пока!

Гудки. Лиза плачет. Йока её гладит по голове.

ЙОКА. А ну их всех! Японский рок!

Закуривает и врубает музыку. Лиза с интересом слушает и перестает плакать.

ЙОКА. Лиза, давай тебе другое имя придумаем! А то Лиза – так банально!
ЛИЗА. Я уже придумала – Лилит!
ЙОКА. Это, кажется, что-то библейское. Если тебя нарядить в стиле готической Лолиты, то будет прикольно! Ха-ха!

Девочки прыгают по комнате под японский рок с возгласами: «Йока! Лилит!»


СЦЕНА 3

Квартира Изольды Ивановны. Обстановка по моде семидесятых годов: сервант с хрусталем, ковер. Много картин и фотографий на стенах. В центре стол справа кресло, в нём Изольда Ивановна восседает, как царица. Она нарядно одета и при серьгах и бусах. На голове высокий шиньон. Помощница по хозяйству Халида вытирает пол перед дверью.

ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА (начальственно). Халида, иди-ка сюда! (Халида подходит.) Ты всё купила?
ХАЛИДА. Да.
ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА. А красные тапочки Сонины нашла?
ХАЛИДА. Да.
ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА. Сонечка пьет чай только из красных чашек с золотым ободочком. Она у меня королева! Ты чашки перемыла?
ХАЛИДА. Да.
ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА. Халида, сколько времени?
Халида. Скоро четыре.
ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА. Как можно так издеваться над матерью! Соня обещала прийти к двум, а сейчас четыре! Кажется, у меня начинается гипертонический криз!

Звонок в дверь. Халида открывает. Входит Софья Георгиевна с большим пакетом, букетом цветов и с тортом. Выкладывает все на стол. Подходит к Изольде Ивановне, целует и обнимает.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА.Мамочка, не ругай меня. Я в пробке стояла. (Кивает Халиде.) Здравствуйте, Халида!
Халида.Мы оченьрады. Изольда Ивановна волнуются.
ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА. Конечно, Соня, к матери можно и на два часа опоздать – она же дома сидит, ничего не делает. По своим делам, ты, наверное, не позволяешь себе опаздывать больше, чем на 15 минут… Я уже пообедала.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Я есть не хочу, только чай. Попьешь со мной чайку с твоим любимым тортиком с вишнями. Не сердись.
ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА. Иди, помой руки. Кругом такая зараза.

Софья Георгиевна уходит и быстро возвращается. Халида ставит цветы и накрывает на стол. Изольда Ивановна достает из большого пакета глянцевый журнал и деликатесы: красную рыбу, икру, гранаты, виноград. Изольда Ивановна и Софья Георгиевна садятся за стол. Халида разливает чай, уходит.

ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА (указывая на банку икры). Ну, вот, принесла черную икру, а говорила, что нет. Ну, ладно, это не важно. У меня к тебе серьезный разговор.

Входит Халида в куртке.

ХАЛИДА. Изольда Ивановна, я вам сейчас не нужна? Я в аптеку.
ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА. Иди, иди! Список взяла? Не забудь корвалол!

Халида уходит. Софья Георгиевна и Изольда Ивановна пьют чай.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (расслабленно и душевно, оглядываясь вокруг). Как я соскучилась по тебе, по нашей квартире! Все такое родное.
ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА (строго). Только ты очень редко приезжаешь!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Ну, мама, я же была у тебя месяц назад.
ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА. Всего месяц!.. А я хочу видеть свою дочь чаще. Вот твой брат Сережа, уделяет матери больше времени, хотя и живет за границей.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Ну, мама, ты же знаешь, что я для Юры делаю всю техническую работу. Сейчас готовлю две статьи в журналы и доклад для симпозиума в Вене.
ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА. Соня, я с тобой хочу серьезно поговорить. Я несколько раз звонила Лизе. Она или не отвечает, или говорит, что делает уроки и не может говорить со мной. Я очень за неё волнуюсь! У неё всё в порядке?
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (с напряжением). Не волнуйся. Всё хорошо. Лиза учится в очень хорошей школе интернате от академии наук. Там всё под контролем.
ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА. У Лизы есть мальчик?
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Мама, откуда мне знать?  Кажется, нет.
ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА (в запальчивости). Меня удивляет твое спокойствие! Ты должна знать такие вещи. Ты мать! Помнишь, как наш Сереженька сошелся с этой тварью Самохиной …
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (гневно вскакивая с места). А потом эта Самохина родила от твоего Сереженьки и сбежала из роддома. Да… Если бы мы с Юрой не забрали тогда девочку к себе… Страшно подумать.
ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА (хватаясь за сердце). Перестань, перестань, не мучай меня. Соня, дай капли! (Софья Георгиевна несет капли.) Нет, не эти! А все равно! (Пьет капли.) Ты даже не спросишь, как мое здоровье.Мне надо лечь в больницу. Я тебе уже говорила, но ты меня не слышишь.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Но, мама, ты только месяц назад выписалась из больницы, анализы и кардиограмма все в порядке. Мамочка, это хорошая больница, не хуже кремлёвской.
ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА. Там не врачи, а бандиты – ничего не понимают.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Мама, ты же сама просила Юру тебя туда устроить. А это было очень не просто.
ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА. О Юре я тоже хочу поговорить серьезно. Послушай, это важно! У твоего мужа в лаборатории наверняка полно молодых красивых баб, которые рады бы запрыгнуть в постель к нашему профессору. Соня, Юра – очень интересный мужчина! Ты проверяешь его карманы, а мобильник?
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Мама, что ты говоришь? Юра меня любит. Ты насмотрелась сериалов и начиталась глянцевых журналов. Все, больше не буду тебе их приносить.
ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА. Мне кажется, что ты слишком самонадеянна. Ты плохо следишь за собой. Я заметила, что у тебя руки не в порядке. Ты давно делала маникюр? Вот ко мне ходит педикюрша…
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (перебивая). Но, мама!
ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА (перебивая). Я знаю жизнь! Твой отец гулял, пока мне это не надоело и я сама с ним не развелась.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (глядя на часы). Ну, ладно, мама, мне пора. У тебя все хорошо. И Халида за тобой хорошо ухаживает. Вот деньги. Убери!

Софья Георгиевна подходит к Изольде Ивановне, достает деньги и кладет их на стол. Изольда Ивановна встает с кресла.

ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА. У тебя никогда нет времени на мать.

Она идет провожать дочь к двери. Софья Георгиевна целует мать.
Софья Георгиевна уходит, а Халида входит с сумками.


СЦЕНА 4

Воскресный вечер. В загородном доме у Русаковых раскрыты окна в сад. Юрий Борисович в хорошем настроении сидит в кресле, развернувшись спиной к телевизору. Перед ним и перед зеркалом крутится Софья Георгиевна в новом платье. 

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА.Правда, здорово? Спасибо! У тебя такой вкус! Это именно то, что я хотела! Как ты догадался!

Целует мужа. Юрий Борисович обнимает жену. 

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (громко). Лиза, Лиза, ну иди сюда, покажи, что тебе папа привез из Парижа.

Молчание.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Что так долго копаешься? Мы ждем!
ЛИЗА. Иду!
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (жене). Какая ты у меня красавица! Тоненькая, как девочка!

Выходит Лиза. В новом платье, которое сидит на ней ужасно, как цветастый мешок. У неё смешной и жалкий вид. Родители вскакивают. Юрий Борисович брезгливо отворачивается от дочери, а Софья Георгиевна смотрит на неё с жалостью.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Лиза! Снимай! Не расстраивайся!
ЛИЗА (переходя на крик). Не расстраивайся? Как ему пришло в голову купить мне такое уродство! А ты заставила меня на себя это напялить!

Убегает с криком и хлопает дверью. Слышен плач, потом громкая музыка японского рока.

ЮРИЙ БОРИСОВИЧ. Это ты виновата! Посмотри, на кого она стала похожа! Почему она даже не пытается похудеть? Я для кого купил тренажер.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА.Она пытается, но у неё ничего не получается. (Пауза.) Давай чай пить.
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (включает телевизор). Скажи Лизе, чтобы сделала тише! Я ничего не слышу.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (кричит). Лиза, Лиза, очень громко! Мешает! (Оборачиваясь, к мужу кричит.) Она не слышит!
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ. Из-за твоего крика я пропустил самое важное.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (роняет чашку). Юра, да что такое в телевизоре может быть важное? Ты что, действительно веришь этим говорящим головам?  Это же абсурд!
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ.Надо знать, что происходит в стране и мире.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА.Для этого достаточно двух минут в интернете.
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (раздраженно). Могу я отдохнуть перед телевизором?


СЦЕНА 5

Вдруг, открывается дверь и входит Лиза в необыкновенном наряде. 
Сильно затянута в корсет а-ля ХIХ век, открытое декольте, длинная пышная юбка с воланами и кружевами, волосы на прямой пробор и собраны высокий пучок, на ногах туфли на высоких каблуках, руки в длинных перчатках. Лиза плавно, покачивая бедрами, обходит удивленных родителей и останавливается перед зеркалом.
Пауза.

ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (удивленно). Где мой фотоаппарат?

Софья Георгиевна бежит в кабинет и приносит фотоаппарат.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Лиза, Лиза, да ты красавица! Откуда этот наряд?
ЛИЗА. Сама сшила. Мне Йока придумала новый имидж готической Лолиты.
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (восхищенно, щелкая фотоаппаратом). Лиза, повернись так! Посмотри вправо! Теперь в пол-оборота! Покрутись. Вот так!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Лиза, Лиза, тебе очень идет. (Вздыхает.) Но, куда ты в этом сможешь пойти?
ЛИЗА. Еще не знаю. Может на Новый год на концерт и еще на касплей.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Что это – касплей? Объясни, пожалуйста!
ЛИЗА. Потом. Пойду сниму корсет. Я слишком его перетянула. Дышать тяжело.

Лиза уходит.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Давай чай пить!
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (восхищенно, протягивая ей фотоаппарат). Посмотри, как получилась Лиза!

Пьют чай.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Ой, я тебе забыла рассказать, как я съездила в пятницу в Лизину школу. Ты же знаешь, что её не хотели брать в одиннадцатый класс из-за двоек. Я с директором созвонилась заранее и приехала. Захожу в кабинет со скромным пакетиком, а в нём коробка подарочного французского коньяка, и говорю этому Мазуткину: «Здравствуйте Виктор Васильевич!» А он вместо того, чтобы встать мне на встречу и пожать руку, сидит, схватившись за голову, а в глазах испуг. Я даже оторопела. Он всегда выглядит таким важным, холёным, «костюмчик с иголочки», голливудская улыбка, а тут просто не узнать весь скукожился. Я сделала вид, что ничего не заметила, поставила подарок, пробормотала какие-то благодарности и быстро вышла. Потом забрала Лизу – и мы уехали. По пути в машине Лиза мне рассказал, что буквально за полчаса до меня к директору приезжал отец Петрова. Того самого, который всегда издевался над нашей девочкой. Петров-старший зашёл в кабинет с двумя своими охранниками, и сказал, что забирает сына в другую школу и попросил отдать документы. Директор обрадовался, потому что от его сыночка вся школа «на ушах стояла». И Мазуткин тут же отдал личное дело. Петров-старший увидел там одни тройки, и потребовал другую ведомость с отличными отметками. Такой наглости директор, конечно, стерпеть не смог, он не привык к такому обхождению, он вхож к министру. Мазуткин попросил Петрова немедленно покинуть его кабинет и… навсегда. Тогда охранники Петрова старшего вытащили автоматы… (Софья Георгиевна свой рассказ сопровождает артистическим показом.) Так что, с одной стороны, хорошо, что этого бандита Петрова забрали из школы, и он теперь не будет донимать Лизу, но сам факт, что в престижном интернате обучаются дети таких родителей… (Смотрит на мужа, тот спит.) Юра, ты, что меня не слушаешь?

В это время звонит городской телефон. Муж и жена вздрагивают.
Софья Георгиевна берет трубку.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Алло, алло!
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (недовольно). Опять, наверное, твоя мамочка! (Уходит в кабинет.)


СЦЕНА 6

ГОЛОС ИЗ ТЕЛЕФОНА. Добрый вечер! Я мама Яны Ламасовой.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (озадаченно). Здравствуйте!
ГОЛОС В ТРУБКЕ. Моя дочь учится с вашей Лизой в интернате. Они живут в одной комнате.

Пауза. Приглушенные рыдания.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Да, я слушаю вас.
ГОЛОС В ТРУБКЕ. Ваша дочь дружит с Яной. Скажите, Лиза приехала из интерната?
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Ещё в пятницу вечером. А что случилось?
ГОЛОС В ТРУБКЕ. Мы с мужем волнуемся. (Плача.) И я, и он! Не знаем, где Яна. Она две ночи не ночевала дома. Извините, может быть, Лиза знает, куда Яна могла поехать?
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (подходит к двери дочери). Сейчас спрошу. Лиза, Лиза!
Выходи! Открой дверь скорее! Звонит мама Яны!

Выходит Лиза на ней обычная её одежда: джинсы и черная футболка.

ЛИЗА. Ну, что случилось?
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Звонит мама Яны. Ты не знаешь, где может быть Яна?
ЛИЗА.Нет!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Но родители волнуются!
ЛИЗА. Они психи! Мамаша чуть что милицию вызывает! Я не знаю, где она!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (в трубку). Извините, но Лиза не знает, где Яна. До свидания.

Кладет трубку. Лиза уходит в свою комнату, но Софья Георгиевна её задерживает.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Лиза, ну где же может быть девочка?
ЛИЗА. Мне откуда знать? (Пауза. Театрально хватается за живот.) И вообще у меня живот болит. Я завтра в школу не поеду.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Но, Лиза, Лиза…

Лиза закрывает дверь. Софья Георгиевна медленно озабоченно спускается по лестнице в гостиную, взгляд её натыкается на рояль, лицо её меняется, появляется улыбка. Она садится за рояль и начинает наигрывать и напевать «Аве Мария» Каччини.
Открывается дверь из кабинета мужа и появляется он сам.


СЦЕНА 7

ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (раздраженно). Где моя флэшка с докладом? Ты не знаешь? Что за черт!  Ничего нельзя найти! Сколько раз я просил ничего не трогать у меня на столе!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (захлопывает крышку рояля и чуть прищемляет палец). Ой, ой!  (Машинально.) Какая флэшка? Да, да. Сейчас посмотрю, только лед достану. Представляешь, только что позвонила мама Яны. Девочка в пятницу не вернулась из гимназии.

Пауза.

ЮРИЙ БОРИСОВИЧ. Значит, она у Николая. Хотя…
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Вот именно, хотя… Яна с отцом не разговаривает, и видеть его не хочет после того, как он бросил их и женился на вашей аспирантке. Я всегда говорила, что…
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (перебивая). Это их дело. Николай Ламасов очень переживает разрыв с дочерью. Ты же знаешь, как он её обожал! Всегда гордился её успехами в школе.  А Лиза что говорит? Где Яна может быть?
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Говорит, что не знает, где Яна. Но мне кажется, что она что-то скрывает. Рассердилась и закрылась у себя. Завтра в школу ехать не хочет.
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (распаляясь). Наверняка завтра физкультура! Она собирается выходить из своей комнаты? Нет, я этого не понимаю! Толстая, как корова, лежит целыми днями в кровати, жрет шоколадки, пьет сладкую водичку! Я для кого теннисную площадку сделал? Хоть бы раз вышла – растрясла жир!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Юра, перестань так говорить! Мы же с тобой договорились! Лиза, услышит!
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (перебивая). Это ты виновата! Всё твои поблажки! Девочке надо то, девочке надо это! Я её определил в прекрасную элитную школу «Оксфорд на Пахре», так она и тут не учится!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (перебивая). Но, ты сам ей купил новый ноутбук!
ЮРИЙ БОРИСОВИЧДа, купил! Я все, что нужно вам покупаю! А, ты хоть раз выгнала её на зарядку?
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Перестань! А ты сам, почему не подходишь к тренажеру?
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ. Я занят по горло! Ты же знаешь. Ты что, не понимаешь? Если завтра мой отчет об исследованиях не понравится Гвоздеву, то мне конец! Денег моя лаборатория не получит! А мне Николай Ламасов дышит в спину.
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (запнувшись). Послушай, мне кажется, что Николай может сорвать мне заказ у Гвоздева.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Ну, Юра, перестань паниковать! Гвоздев знает, что ты лучший! А у Николая Ламасова кишка тонка!
ЮРИЙ БОРИСОВИЧУ меня есть подозрения, что Николай сливает ему информацию.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Это тебе показалось. Но даже, если и так, то Гвоздев, хотя и самодур, но бизнесмен и выгоды своей не упустит. Если бы он нашел кого-то лучше тебя, то, не задумываясь, взял другого. Фирма выпускает лекарства самые эффективные и безопасные, благодаря твоим заслугам.

Пауза.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА.И вообще, причем здесь твой Гвоздев и Николай?

В это время звонит телефон.

ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (уходит со словами). Опять твоя мамочка!

На краю сцены появляется в кресле Изольда Ивановна с телефоном.


СЦЕНА 8

ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА. Соня, срочно приезжай! У меня тут такое!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Мама, ну что еще случилось?
ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА. Я выгнала Халиду! Я не желаю больше видеть эту бандитку!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА.Мама, что ты говоришь? Почему?
ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА. Она украла все мои украшения, деньги и даже (понизив голос) мои зубы!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Мама, перестань! Никто у тебя ничего не крал. И всё это ты уже говорила на прошлой неделе. Всё же тогда нашлось! (В трубке слышны гудки.) Чертов МТС!

Набирает номер.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Мама, Мама!

Рядом с Изольдой Ивановной появляется Халида со свертком. Она берет трубку.

ХАЛИДА (плачущим голосом). Успокойтесь, Софья Георгиевна, всё нашлось!
ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА (Халиде). Поздно! Уже девять часов, где моя ряженка?
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА.Да, Халида, спасибо!
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (кричит из кабинета). Ну, где же моя флэшка? Ты же обещала найти!
ИЗОЛЬДА ИВАНОВНА (берет трубку и, как ни в чем, не бывало). Когда ты приедешь?
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (в трубку терпеливо, как с больной). Мама, я приехать сейчас не могу. Мы сейчас за городом. (Мужу кричит, зажимая трубку.) Сейчас иду!

Открывается дверь из комнаты Лизы.


СЦЕНА 9

ЛИЗА (недовольно). Мама, ну что это такое? Я ничего не могу найти, где зарядное устройство? Зачем ты опять убиралась у меня? Я же тебя просила ничего не трогать!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Я ничего не выбрасывала, только вытерла пыль. Поищи внимательно в своем хламе.
ЛИЗА. У меня не хлам. Ну, вот все домашние задания в ноутбуке, он не работает, и я в школу завтра не поеду.
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (гневно). Тебя не дозовешься!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (в воздух в сердцах крутится на одном месте). Иду, иду! Вообще-то у меня есть имя! Соня! Сонечка! Но, я уже не помню, когда ты меня называл по имени? Только и слышу от тебя: «Где то? Где это? Почему, Лиза то, почему, Лиза – это?»

Останавливается и смотрит вокруг растерянно. Натыкается взглядом на рояль.
Подходит к роялю, садится и начинает бурно играть Эдварда Грига из «Пещеры горного короля».
Муж и дочь выходят и с удивлением и восторгом смотрят на Софью Георгиевну.


СЦЕНА 10

В квартире Русаковых. В центре елка. Софья Георгиевна достает из коробки елочные украшения.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА.Где же моя любимая игрушка? Ищет. Ах, вот она! Белый хрустальный рояль!

Достает из коробки игрушку, смотрит, любуется.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Подарил профессор консерватории Илья Петрович Земцов. Да… Мне 8 лет. И я побеждаю на конкурсе юных вокалистов.  «Хрустальному голосу Сонечки, дед Мороз дарит хрустальный рояль!» Как давно это было! Потом победа в международном конкурсе вокалистов в Милане, оперный театр… Некогда знаменитое меццо-сопрано. Ах, Сонечка, Сонечка, где твой хрустальный голос?..

Софья Георгиевна кружится с игрушкой подпевая, подходит к роялю, ставит на крышку игрушку, открывает крышку.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (восклицает). Теперь, сейчас! Я должна вспомнить, кто я!

Начинает играть «Аве Мария» Каччини.
Звонит телефон. На другом конце сцены появляется женщина телефонной с трубкой стертой наружности. Это мама Яны Ламасова – Елена. 


СЦЕНА 11

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (в трубку).  Да!
МАМА ЯНЫ (в трубку). Добрый день! Это опять я Елена – мама Яны Ламасовой. Извините, я должна сказать что-то очень важное! Лизы нет рядом?
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. А, в чем дело?

Софья Георгиевна уходит в дальний угол от комнаты дочери.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Я вас слушаю.
МАМА ЯНЫ.Не знаю с чего начать… Вашей Лизе 16 лет. Она хорошая, невинная, сохранная девочка. А моей Яне только 14! Но, она уже… (Плачет. Понизив голос.) Она прошла уже всё… Она уже два года в такой компании, ужасной компании. Чем они там занимаются, вам и не снилось!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Да что вы такое говорите?
МАМА ЯНЫ. Они там уже всё-всё перепробовали!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Да, что такое? Что вы имеете в виду?
МАМА ЯНЫ. Там одни лесбиянки!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Да почему вы так думаете?
МАМА ЯНЫ. Я уже и милицию вызывала. У меня есть знакомый майор. Он её по моей просьбе в милицию вызывал.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Не может быть! Но, когда же Яна бывает в этой компании? Если она живет в школе-интернате!
МАМА ЯНЫ. Мы её в этот интернат отправили, чтобы отвадить от дурной компании. Послушайте, я вам очень советую: держите вашу сохранную девочку подальше от моей Яны. Пока не поздно… Если еще не поздно. (Плачет. Вытирает слезы.) А какая моя Яночка способная была! (Плачет.)
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Успокойтесь! По-моему, вы преувеличиваете и зря наговариваете на дочь. Я знаю, что ваша Яна увлекается японским роком. Но ничего плохого в этом нет.
МАМА ЯНЫ. Вы просто ничего не знаете! Это разврат! Они там целуются!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Где там? Вы сами видели?
МАМА ЯНЫ. Нет, но мне рассказывали.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНАПодожди, подождите…
МАМА ЯНЫ (перебивая). Мою Яну уже не спасти, а вы еще сможете спасти свою дочь! Уезжайте, бегите куда угодно, хоть в другой город! Если бы меня предупредили год назад…


СЦЕНА 12

Из двери выходит Лиза в хорошем настроении, подходит к маме, целует.

ЛИЗА. Мам, пока! Я ухожу!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (в трубу холодно). Извините, до свидания. (Дочери с вызовом.) Куда? С кем?
ЛИЗА (помрачнев). Ну, с Яной, а что? Ну, на тусовку! Сегодня будет классно!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (стараясь говорить свободно, но внутренне сжавшись). А, что там будет? Чем будете заниматься?
ЛИЗА. Ма-ам, опять 100 вопросов! Ну, музыку слушать, ну, танцевать, ну, трепаться.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (натянуто заинтересованно). Кто же там будет? Как их хотя бы зовут? Надеюсь, не «ну»?
ЛИЗА. Ну, зачем тебе?
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (подлизываясь). Просто интересно! Кстати, одна песня из твоих японцев мне показалась довольно мелодичной.
ЛИЗА (с готовностью). Ну, вот имена: Йона, Мио, Гак, Роджер, Кацуна.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. А это всё мальчики или девочки?
ЛИЗА. Ой, ну, конечно, девочки.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. А почему имена у всех мужские?
ЛИЗА (раздражаясь). Мам, хватит с меня твоих «почему». Так принято! Пока!

Дочь целует Софью Георгиевну и уходит.
Софья Георгиевна в растерянности ходит по квартире, спотыкается о велотренажер, становится на него и с ожесточением крутит педали.
Софья Георгиевна восклицает: «Теперь, сейчас! Я хочу стать самой собой!»
Подходит к роялю, начинает играть «Аве Мария» Каччини, но в зале звуки песни «Шра-ай», припев: «Кричи! Пока не будешь самим собой», заглушает игру.


СЦЕНА 13

Молодежный клуб. Звучит музыка, – японский рок. Все танцуют. На первом плане в левом углу сцены Яна и Лиза. Они танцуют и смеются. На сцене справа появляется Тимур и Андрей Климов. Они не видят Яну и Лизу, но и их Яна и Лиза не видят. Друзья о чем-то шепчутся. Котов убеждает, а Тимур мотает головой. Он первый раз в клубе, стоит у стенки и робко осматривается. Климов отходит от него и нагло подходит к молодым людям и предлагает травку-наркотики.

КЛИМОВ. Травку надо покурить?
ПАРЕНЬ. Нет, отойди.

Вдруг появляются молодые люди в повязках. Это проверка. Климов замечает их первым. Куда деть травку? Ближе всех Тимур. Он незаметно сзади подходит к Тимуру и подкладывает ему в карман пакетик с травкой, затем быстро отходит в дальний угол сцены. Уходит. Проверяющие подходят к Тимуру. Его хватают, обыскивают и находят наркотики. Тимур пытается вырваться. Завязывается драка. Тимура бьют и проводят к выходу мимо Лизы. Тимур узнает Лизу, а Лиза его.

ТИМУР (кричит). Русакова? Это ты навела на меня ментов? Ну, погоди, я тебе отомщу!

Его бьют, приговаривая: «Чурка черножопая, ты ещё угрожаешь русским девушкам!»

ЛИЗА (в страхе). Тимур, я здесь не причем!
ЙОКА (хватая Лизу за руку). Ты его знаешь?
ЛИЗА.Да!
ЙОКА.Дура, бежим!

Девочки убегают. Тимура уводят. Танцы продолжаются.


СЦЕНА 14

У Русаковых в квартире вместо елки на столе в вазе тюльпаны. В центре стоит чемодан. Входит Юрий Борисович в новом костюме с биркой. Он смотрится в зеркало.

ЮРИЙ БОРИСОВИЧ. Нет, в этом ехать нельзя. (Кричит.) Иди сюда! Долго тебя ждать? Посмотри!

Входит Софья Георгиевна со стопкой рубашек.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА.Что такое, Юра?
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (недовольно указывая на костюм). В этом ты предлагаешь мне выступать в Вене?

Софья Георгиевна кладет на стол рубашки подходит к мужу, берет ножницы, обрезает бирки.

ЮРИЙ БОРИСОВИЧ. Отнеси костюм в магазин. Он мне не подходит.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (ласково). Юра, Юра, успокойся! Не волнуйся!  Сейчас все исправим! (Смотрит на мужа с любовью.) Ты немного похудел.

Обнимает мужа. Тот стоит напряженный, как струна, ерепенится. Потом сдается и обнимает жену.

ЮРИЙ БОРИСОВИЧ. Какое похудел! Я, наоборот, поправился после ваших застолий!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (протягивая ему рубашку). Вот, примерь с этой рубашкой.
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (переодеваясь). При чем тут рубашка? А галстук какой?
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Галстук не надо вообще. Надень вот это.

Софья Георгиевна протягивает ему шейный платок. Муж надевает, смотрится в зеркало.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Ну? Выпрямись! Посмотри, какой ты красавец!
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (улыбаясь). Ты у меня волшебница! Что бы я без тебя делал!

Он целует жену, обнимает нежно. Потом подхватывает на руки.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (с восторгом и нежностью). Ой-ой, Юраша, осторожно!

Они садятся в обнимку на диван.

ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (с тревогой). Сонюшка, я провалюсь! Доклад совсем сырой!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (гладя его по голове). Юраша, не говори так. У тебя будет самый лучший доклад. Ни у кого нет такого ноу-хау! Все будет хорошо, я уверена.
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (нежно). Сонюшка…

Звонит мобильник у Софьи Георгиевны. 

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Уже подъехали? Гриша, Юрий Борисович сейчас спустится. (Юрию Борисовичу.) Пора!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (напряженно). Юра, мы не поговорили о Лизе.
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (помрачнев).  Что о Лизе?
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Тебе надо быть с ней помягче…
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (перебивая). А ты? Ты сама ее точишь занятиями музыкой. А ребенку полезен спорт!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Лиза – не ребенок! И потом, она… она не может быть такой, как мы. И вообще, она уже выросла и имеет право на свои поступки.
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (с мукой в голосе). Зачем ты сейчас перед такой серьезной поездкой мне это говоришь?
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Но, Лиза…
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (перебивая, отходит от жены). Лиза! Да, Лиза не моя дочь, а твоего братца Сережи. Ни он, ни Лиза об этом не знают! И не узнают, если твоя мамочка об этом не взболтнёт! Я всё время этого боюсь! Да, я это всегда помню, как 16 лет назад, срочно, по твоей просьбе, отвозил Сережу в Питер в Нахимовское училище.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (чуть не плача, подходит, обнимает и целует). Юраша, милый, прости, прости! Я не об этом хотела поговорить… Нам так трудно с Лизой! Но не поэтому… Сейчас другое время и дети другие, не такие, как мы.

Юрий Борисович и Софья Георгиевна подходят друг к другу, обнимаются и замирают. Звонит телефон.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (в трубку). Да, спасибо! Выходим!

Софья Георгиевна упаковывает чемодан. Юрий Борисович проверяет портфель. 

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (указывая на чемодан). Юра, сядь на дорожку.

Юрий Борисович неловко садится на чемодан. К нему спина к спине устраивается Софья Георгиевна.

ЮРИЙ БОРИСОВИЧ. А ты зачем села, ты же не едешь!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Я всегда мысленно с тобой! Ну, всё ножки оторвали и встали.

Они стоят несколько секунд, взявшись за руки, медленно уходят в двери, но через секунду возвращаются за вещами.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Я тебя до машины провожу.


СЦЕНА 15

В квартире у Русаковых. Ночь.
Софья Георгиевна в пеньюаре нервно ходит по дому, глядит на часы. Набирает номер на мобильном телефоне.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Что же делать? Ну, где она? На телефон не отвечает!

Звонит телефон.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Да, Юра. Все в порядке! Я рада, очень рада, что доклад удался! Молодец! В Вене, наверное, все уже цветет! А у нас зима!.. Конечно, жду! Пока, пока!

Кладет трубку. Ходит в растерянности по комнате вместе с телефоном. Места себе не находит. Смотрит на рояль, подходит, открывает крышку, но не играет, а набирает номер на телефоне. Слышны долгие гудки.
В углу сцены появляется Яна с телефоном.


СЦЕНА 16

ЯНА. Алло!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (с дрожью в голосе). Здравствуй, Яна! Это мама Лизы.
ЯНА (развязно). Здра-асте! Я узнала вас!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Яна, Лиза с тобой?
ЯНА. Нет.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (просительно). Может, ты знаешь, где она может быть?
ЯНА. Нет!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Ты Лизу давно видела?
ЯНА. Давно.
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (гневно). Где моя Лиза?
ЯНА (зло). Что вы меня допрашиваете? Зачем мне ваша Лиза? Она сама ко мне пристает, звонит. Я думала, что она нежная, а она… фу, грубиянка!

Софья Георгиевна отшатнулась от этих слов, как от пощечины, вся вспыхнула.
Яна нажимает отбой. Гудки. Уходит.
Софья Георгиевна набирает номер, кричит: «Яна! Яна!» Яна не отвечает.
Софья Георгиевна мечется по комнате, выдвигает ящики, полки с книгами, все вытряхивает на пол, наконец, находит металлическую коробку и икону. Затем садится к роялю и кладет перед собой коробку, а на крышку рояля кладет икону, крестится и переворачивает изображением вниз. 
Берет другой телефон, набирает номер. Звучат долгие гудки. 

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (с мольбой). Лиза, Лиза, отзовись!

Телефон не отвечает. Софья Георгиевна набирает номер.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Яна, Яна, ответь!

Слышны гудки и в углу сцены появляется Яна.

ЯНА. Алло!
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (страшным, ледяным тоном). Яна, Яна, ты хорошо слышишь меня?
ЯНА (недовольно и растерянно). Да, а что?
СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Яна, послушай меня внимательно! Если ты приблизишься к моей дочери, то я тебя убью! Поняла, убью! Ты запомнила? Я не шучу! Вот передо мной пистолет!

Софья Георгиевна открывает коробку, достает из неё пистолет и целится в Яну. Яна испугалась. Вся спесь с нее сошла.
Пауза.

ЯНА. Да пошли вы все…

Яна бросает телефон об пол и уходит.
Софья Георгиевна осторожно кладет пистолет на крышку рояля и с силой тоже швыряет свой мобильный телефон о велотренажер. 
Пауза.
Софья Георгиевна медленно надевает шубу, приносит сумочку и аккуратно кладет туда пистолет.
Софья Георгиевна смотрит на часы, ходит, как автомат. Заглядывает в комнаты мужа и дочери, закрывая и открывая двери. Подходит к зеркалу, отворачивается, уходит, потом возвращается в шубе. Сбрасывает со стола статуэтку мыши с табличкой Матильда», хочет поставить туда икону, передумывает и ставит икону на рояль. Крестится неумело и уходит. Звучит начало «Аве Мария» Каччини, а потом истошный крик песни «Шра-ай», припев «Кричи! Пока не будешь самим собой», заглушает игру.


СЦЕНА 17

Полупустая комната с большой тахтой у окна. Справа на двери огромная афиша с изображением рок-звезды неопределенного пола в откровенном наряде. 
Яна в мужском костюме и в сиреневом цилиндре на голове собирает осколки телефона. Чертыхается. 

ЯНА. Вот психопатка! У-у-у, ненавижу этих взрослых!  Лицемеры! (Начинает плакать.) Как я теперь его починю?

Звонок в дверь. Яна открывает дверь и отшатывается. Влетает, как ведьма, Софья Георгиевна. Она достает из сумочки пистолет, наводит его на Яну.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Я пришла тебя убить!

Обводит комнату безумными глазами.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА. Где моя дочь? Куда ты её спрятала?

Яна пятится в страхе.

ЯНА (визжит). А-а-а! Убивают!!!

Софья Георгиевна бегает по комнате с дикими криками: «Лиза, Лиза! Я знаю, что ты здесь! Где эта дрянь тебя прячет?» 
Софья Георгиевна обегает все углы квартиры с пистолетом, никого не находит, и останавливается в центре комнаты в смешной глупой позе сыщика. 
В это время открывается дверь, завешанная афишей, из неё выходит заспанная тощая длинноволосая блондинка в пеньюаре, похожая на утопленницу Офелию. Софья Георгиевна её отталкивает, заглядывает туда, убеждается, что там никого нет, останавливается, держа на мушке Яну.

ОФЕЛИЯ (потягиваясь). Что тут у вас за ци-ирк? Я что самое интересное проспала-а? Кто это? (Показывая на Софью Георгиевну.) Это что-о пистоле-ет?  Настоящий или водяно-ой? О-очень смешно! Ха-ха!

Софья Георгиевна ошеломлена. Смотрит то на блондинку, то на пистолет.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (скороговоркой). Да, водяной! (Напевает страшным голосом.) Я Водяной, я Водяной – никто не водится со мной!

Пауза.
Медленно и осторожно убирает пистолет в сумочку и уходит со сцены походкой манекена. Йока и Офелия провожают её взглядом.
Через некоторое время за сценой гремит выстрел. Йока и Офелия бросаются к окну. Офелия обнимает Йоку.

ЙОКА. Что дрожишь? А мне, так драйв!

Йока молчит. 

ОФЕЛИЯ. Ты что-нибудь разглядела?
ЙОКА. Нет! А ты?
ОФЕЛИЯ. Тоже нет. А пистолет, кажется, настоящий, а не водяной.
ЙОКА. Наверное, настоящий. Мне Лиза рассказывала, что у них есть пистолет коллекционный. Какой-то придурок её отцу подарил.
ОФЕЛИЯ. Пойдем, спустимся во двор, посмотрим…
ЙОКА. Ой, я боюсь!
ОФЕЛИЯ. Какая ты банальная! Как хочешь, а мне интересно стало. Идем!

Офелия уходит. Йока стоит в раздумье, потом бежит за ней.

ЙОКА (кричит). Меня никто не любит! Всех ненавижу!

Начинает звучать и обрывается песня «Шра-а-й!»  надрывный голос кумира дочери Била Каулица  солиста вокалиста немецкой молодёжной группы «Tokio Hotel», припев: «Кричи! Пока не будешь самим собой».


СЦЕНА 18

Квартира Русаковых. На полу валяется скульптура мыши, разбросаны книги.
Звонит долго дверной звонок, потом дверь открывают ключами. Появляется Лиза в хорошем настроении, но, увидев беспорядок, настораживается.

ЛИЗА. Ма-ам! Ма-ам, ты где? Есть кто дома живой?

Обходит все комнаты и с удивлением смотрит на беспорядок и икону на рояле. Звонок в дверь. Лиза открывает. Это вернулся из командировки Юрий Борисович. Отец и дочь обмениваются поцелуями. Юрий Борисович вносит дорогой чемодан и подарочные коробки.

ЮРИЙ БОРИСОВИЧ. Соня, Сонечка! Почему ты меня не встречаешь? Лиза, где мама?
ЛИЗА (стоит потерянная среди комнаты). Па-ап, не знаю!
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ. Подумай хорошенько, Лиза, куда мама могла поехать? Три часа ночи!
ЛИЗА (испуганно). Сама удивилась! Пришла, звоню, а мне никто не открывает! Может, с бабушкой что случилось? Надо позвонить бабушке!
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ. Не-ет! Мне только Изольды Ивановны сейчас не хватает! Я звонил Соне из аэропорта перед вылетом. Всё было в порядке.

Смотрит с удивлением на беспорядок, опрокинутую фигуру мыши.

ЮРИЙ БОРИСОВИЧ.Что произошло, Лиза? Вы поссорились?

Лиза молчит.

ЮРИЙ БОРИСОВИЧ. Ну, что ты молчишь! Отвечай!

Лиза начинает плакать. Юрий Борисович сначала стоит растерянно, но потом подходит к дочке, робко обнимает. Оба обнимаются и плачут.

ЮРИЙ БОРИСОВИЧ и ЛИЗА (одновременно). Что делать? Где мама?

Вдруг Юрий Борисович отстраняет дочь.

ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (сердечно). Лиза, вспомни, что сказала мама, когда уходила, и когда, во сколько она ушла?
ЛИЗА (отходит от папы). Я не знаю!
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (начиная сердиться). Да что, в конце концов, тут произошло? Я спрашиваю, когда ушла мама?
ЛИЗА. Не знаю!
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ. Что ты твердишь одно и тоже! Ты где была? Во сколько пришла?
ЛИЗА (вспыхнув). Опять допросы! Нигде! Ни во сколько!
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ. Подбери брюхо!
ЛИЗА. А-а, это из-за тебя мама ушла! Ты её замучил!
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (ошалело). Что-о-о? Ты, что говоришь?
ЛИЗА (выкрикивает). Да, да! Ты ни меня, ни маму не любишь!
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ. Лиза, я…
ЛИЗА. Вот именно, мама только и говорит, папе нужно то, папе нужно это! А папе на самом деле нужна только «Матильда»! Ненавижу!

Лиза подходит и с силой пинает ногой скульптурку на полу. Больно ударяется, ойкает, снимает кроссовки, рассматривает и потирает ушибленное место.

ЮРИЙ БОРИСОВИЧ. Это неправда! Я очень люблю маму! И тебя очень люблю!
ЛИЗА. Я тебе не верю!
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ. Почему? Я все для вас делаю! Стараюсь, работаю! Это же все для вас с мамой!
ЛИЗА. Ты нас только ругаешь!
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ (сначала миролюбиво, потом распаляясь). Нет, иногда хвалю. Только за что тебя хвалить? Учишься плохо! Ни к чему не стремишься! Спортом не занимаешься! Распустила себя! Посмотри, на кого ты похожа!  (Показывает на зеркало.)
ЛИЗА (кричит). Ну вот! Я всегда у тебя плохая!
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ. Разве о такой дочери я мечтал! Сколько мы с мамой для тебя делали 16 лет, а все без толку! Да я в 16 лет не только все олимпиады по биологии выигрывал, но еще имел первый разряд по лыжам и стрельбе. 


СЦЕНА 19

Вдруг за окном слышатся звуки подъезжающей машины, хлопает дверца и машина отъезжает. Тишина. Все замерли. Входит Софья Георгиевна. На лице белая маска. Проходит, как приведение, ничего и никого не видя, садится на крутящуюся табуретку к роялю. Сбрасывает на пол шубу.

Пауза. Юрий Борисович и Лиза замерли.

СОФЬЯ ГЕОРГИЕВНА (встает и говорит сама с собой). У меня теперь нет лица! Я только что чуть не убила девочку! Боже, до чего я дошла! Достала пистолет, угрожала девочке! Я, что, действительно хотела её убить? Да! Я что, с ума схожу? Конечно, это безумие! Я не буду её убивать! А откуда пистолет? Юре подарили на юбилей из старинной коллекции! Но я верила, что он может выстрелить! И он выстрелил! Но не в девочку, а на улице в столб. Там я его и бросила! (Делает движение руками, будто бросает пистолет.) Он был заряжен! Получается, что если бы я не боялась тюрьмы, то я бы убила эту гадину! Не сметь так думать! (Отшатывается от этих слов, бьет в исступлении себя по голове кулаками. Успокаивается и продолжает уже нежным ласковым голосом.) Но это же девочка, просто глупая девочка! Ей всего 14 лет! А ты взрослая тётя, тебе 46! И ты не можешь справиться с ребенком? Нет, не могу! (Садится на табуретку, крутится.) Не могу-у-у! Не могу-у-у! (Останавливается.) Что же делать? Как же защитить Лизу? Ах, но всё же хорошо, Яна жива! Но я почти мертва!

Садится к роялю, играет начало «Аве Мария», потом начало прелюдии Рахманинова, но вдруг начинает звучать песня «Шра-ай». «Шра-а-й!»  надрывный голос кумира дочери Била Каулица  солиста вокалиста немецкой молодёжной группы «Tokio Hotel» сливается с отчаянным голосом матери. Ей подпевают дочь, затем муж, и постепенно на сцену выходят и подпевают все действующие лица. Истошные крики «Шра-ай!» обрушиваются звуковой волной на сцену и зал. Кажется, что любимая Лизина песня «Schrei!» («Кричи!») заполняет весь «белый свет» и нигде, и никому нет от неё спасения! Софья Георгиевна стоит в растерянности, присоединяется к «хору».
«Schrei bis du du selbst bist.
Schrei!  und wenn es das letzte ist.
Schrei so laut du kannst - schrei! 
Ты просыпаешься, и тебе говорят, куда тебе надо идти. 
И если ты здесь, ты слышишь, о чем тебе надо думать. 
Спасибо, за этот как всегда чудесный день. 
Ты ничего не говоришь и тебя никто не спрашивает, скажи, хочешь ли ты этого? 
Нет, нет, нет, нет, нет. 
Нет, нет, нет, нет, нет. 
Кричи! Пока не будешь самим собой. 
Кричи! Даже если это самое последнее. 
Кричи! Даже если это причиняет тебе боль. 
Кричи так громко, как только можешь. Кричи! 
Кричи! Пока не будешь самим собой. 
Кричи! Даже если это самое последнее, 
Schrei!
Schrei! - bis du du selbst bist.
Schrei! - und wenn es das letzte ist.
Schrei so laut du kannst - schrei! 
Ты просыпаешься, и тебе говорят, куда тебе надо идти. 
И если ты здесь, ты слышишь, о чем тебе надо думать.. 
Спасибо, за этот как всегда чудесный день. 
Ты ничего не говоришь, и тебя никто не спрашивает, скажи, хочешь ли ты этого? 
Нет, нет, нет, нет, нет. 
Нет, нет, нет, нет, нет. 
Но вдруг Софья Георгиевна отбегает от «хора», кричит: «Нет! Нет!» 
Она сбрасывает маску, подбегает к роялю и начинает играть и петь «Аве Мария», хор «спотыкается» и начинает подпевать Софье Георгиевне. Все поют с одухотворенными, почти благостными лицами…
К Софье Георгиевне подходят дочь и муж. Все обнимаются.
Вдруг звонок в дверь. Все умолкают, отходят от рояля, остаются Софья Георгиевна, Юрий Борисович и Лиза.


СЦЕНА 20

ЮРИЙ БОРИСОВИЧ И ЛИЗА (одновременно испуганно). Кто это может быть?
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ. Лиза открой!
ЛИЗА. Па-ап, я боюсь, но иду!

Лиза уходит. Затем возвращается пятясь. За ней идет полицейский с металлической коробкой. Он идет к Юрию Борисовичу, тот пятится и натыкается на тренажер.

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Вы гражданин Юрий Борисович Русаков?
ЮРИЙ БОРИСОВИЧ. Да! А в чем дело?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ (доставая из коробки пистолет). Из этого пистолета сегодня ночью застрелена Яна Ламасова.

Немая сцена. Все отворачиваются друг на друга.

Конец







_________________________________________

Об авторе:  ТАТЬЯНА МЕДИЕВСКАЯ 

Москвичка, член Союза писателей России, Национальной ассоциации драматургов, ЛИТО Точки, Лондонского литературного клуба. Закончила МХТИ им. Д. И. Менделеева, Патентный институт, Высшие Литературные Курсы при Литературном институте им. А. М. Горького. Работала тренером по фигурному катанию, инженером на строительстве Токтогульской ГЭС, патентоведом в научно-исследовательских институтах и на часовом заводе «Слава». Публиковалась в журналах «Юность», «Русский пионер», в альманахах «Академия поэзии», «У Никитских ворот», в ежегодных коллективных сборниках: «Точки», «Русский стиль», «Лучшая одноактная пьеса», в онлайн-журналах «Что есть истина?», «Вторник», «Клаузура». Дипломант международных литературных и драматургических конкурсов. Автор книг стихов, прозы и пьес.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
531
Опубликовано 08 мар 2022

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ