facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 188 ноябрь 2021 г.
» » Дмитрий Ретих. ПЛОЩАДЬ ЗАЩИТНИКОВ НЕБА

Дмитрий Ретих. ПЛОЩАДЬ ЗАЩИТНИКОВ НЕБА

Редактор: Наталья Якушина


(пьеса)



Действующие лица: 

МАРАТ, 19 – парень с печальными глазами.
ЗОЯ, 19 – девушка с горящими глазами.
ТАКСИСТ, 57 – мужчина с горящими глазами.
МУЖЧИНА, 38 – мужчина с печальными глазами.
ПАССАЖИРКА, 57 – женщина с печальными глазами.
ЖЕНЩИНА, 38 – женщина с печальными глазами.
ДРУГОЙ, 43.
АЛЬБЕРТ, 29.


СЦЕНА

Квартира Марата. Марат выходит из ванной, идёт на кухню, садится за стол. Марат сидит какое-то время, посматривая на настенные часы.
Звонок в дверь. Марат идёт в прихожую, открывает дверь. На пороге стоит Зоя, тяжело дышит.

ЗОЯ. Привет. Я Зоя. Лифт не работает, я по лестнице.
МАРАТ. Пешком на девятнадцатый?.. Здесь такое часто бывает. Я Марат. Проходи.

Зоя входит, осматривается, снимает обувь.

МАРАТ. Не снимай.
ЗОЯ. Я уже.
МАРАТ. Ну ладно, как хочешь. Проходи.

ЗОЯ идёт на кухню, подходит к окну.

МАРАТ. Хочешь чего-нибудь? Кофе там, чай.
ЗОЯ. Не особо… Не передумал?
МАРАТ. Да нет, всё в силе.
ЗОЯ (пауза). А с башкой у тебя не того?
МАРАТ. С башкой?
ЗОЯ. Дай посмотрю на тебя.

Зоя осматривает Марата с разных ракурсов. 

МАРАТ. Да нет, вроде бы. Вроде бы нормально было.
ЗОЯ. Это хорошо… А где твоя, ну эта?..
МАРАТ. Мама? Она у подруги. У тёти Вари. Они там соленья какие-то… До понедельника не вернется. Наверное.  
ЗОЯ. Это хорошо… В первый раз будешь?
МАРАТ. Ну да.
ЗОЯ. Боишься?
МАРАТ. Не особо… Сейчас не особо. Когда тебя ждал, немного дергался. Думал: нормальная или нет?
ЗОЯ. И что, нормальная?
МАРАТ. Вроде норм.
ЗОЯ. А тебе разве уже не всё равно?
МАРАТ. Не знаю даже… Нет, наверное. Хотел бы, наверное, чтобы человек был… такой…
ЗОЯ. Какой?
МАРАТ. Ну, как ты.
ЗОЯ. Это какой?
МАРАТ. Ну, в целом… Типа приятный такой… Симпатичный…
ЗОЯ. Я приятная?
МАРАТ. Вроде бы.
ЗОЯ. И симпатичная?
МАРАТ. Ну да, в целом.
ЗОЯ (усмехается). Ты всегда такой?
МАРАТ. Какой?
ЗОЯ. Весь какой-то зажатый.
МАРАТ (пауза). Я вообще-то тут собрался это…
ЗОЯ. Извини, я забыла. (Пауза.) Скажешь, когда будешь готов?
МАРАТ (пауза). В принципе, я готов.
ЗОЯ. Так сразу прям готов?
МАРАТ. Ну не совсем сразу так прям. Я это давно планировал. Морально готовился.
ЗОЯ. Ну да, да, ты писал чего-то такое… Хочешь накачаться для храбрости?
МАРАТ. В смысле?
ЗОЯ. Ну так делают, чтобы посмелее стать. Бухнуть там, или другого закинуться.
МАРАТ. А! Нет, спасибо. Хочу на чистую голову.
ЗОЯ (пауза). Или подрочить, может?
МАРАТ. Нет, не надо. Спасибо.
ЗОЯ. Да не на меня же, а просто… Чтобы снять напряжение. Или тоже не любишь?
МАРАТ (пауза). Слушай, давай уже перейдем к делу, а потом ты уйдёшь и всё.
ЗОЯ. Давай. Мне всё равно. Я просто хотела…
МАРАТ. А давай ты просто хотела… Просто сейчас я хочу, а ты как бы… Короче, я устал от этого разговора.
ЗОЯ. Я могу вообще прямо сейчас уйти.
МАРАТ. Я не держу.
ЗОЯ. И что ты будешь делать?
МАРАТ. Найду кого-нибудь другого.
ЗОЯ. Тебе же не всё равно, кто будет?
МАРАТ. Не всё равно… Но ты первая согласилась.
ЗОЯ (пауза). Если честно, я думала, что это прикол.
МАРАТ. Да? А когда поняла, что это не прикол?
ЗОЯ. Да вот только что. Когда тебя увидела.
МАРАТ. А что, по мне так видно?
ЗОЯ. Ну да… У тебя прям на лице написано: «всё задрало».
МАРАТ. Да? (Пауза.) То есть ты пришла по приколу?
ЗОЯ. Не так что бы прям поржать… А что, нельзя?
МАРАТ. Да нет, можно, смейся на здоровье.
ЗОЯ. Что-то уже не хочется… Ты точно сделаешь это?
МАРАТ. Ты во мне сомневаешься?
ЗОЯ (улыбается). Вот это смешно было.
МАРАТ. Я рад. (Пауза.) А ты точно готова?..
ЗОЯ. А что мне-то готовиться?.. А зачем тебе вообще свидетель? Чтобы не дать заднюю?
МАРАТ. Не знаю. Я об этом не думал… Просто не хочу быть один.
ЗОЯ. Или ты хочешь, чтобы тебя отговорили?
МАРАТ. Не пытайся даже, я тебя выгоню.
ЗОЯ (пауза). Как скажешь.
МАРАТ. Пошли?
ЗОЯ. Как скажешь.

Марат идёт в ванную, Зоя идёт следом. Марат опускает руку в воду.

МАРАТ. Ещё горячая.

Марат садится на край ванны, Зоя садится на крышку унитаза.

МАРАТ. Ты никуда не торопишься?
ЗОЯ. Не особо.

Зоя достаёт телефон, смотрит на экран. 

МАРАТ (пауза). Если хочешь, можешь заснять.
ЗОЯ. Что?
МАРАТ. Ну, всё это.
ЗОЯ. Зачем?
МАРАТ. Выложишь где-нибудь.
ЗОЯ. Нет уж, спасибо. Кто на такое захочет смотреть?
МАРАТ. Есть любители. Вампиры, некрофилы. Можно денег поднять.
ЗОЯ. Мне такие деньги не нужны.
МАРАТ. Да, кстати. У меня к тебе одна просьба… Не бери ничего. Из маминых вещей особенно. Деньги можешь забрать.
ЗОЯ. Я не собиралась ничего брать.
МАРАТ. Ну вдруг. Я не наезжаю.
ЗОЯ. Я же не вор. Ты меня сам позвал. Хочешь, паспорт покажу?
МАРАТ. Нет, не хочу о тебе знать. Зачем эти привязки.
ЗОЯ. Да я не заставляю. Как хочешь… Раздеваться будешь?
МАРАТ. Нет, я так. Пусть в одежде достают.
ЗОЯ. Ну и правильно. (Пауза.) Ты девственник?
МАРАТ. Какая тебе разница?
ЗОЯ. Просто похож немного на девственника.
МАРАТ. И что если девственник?
ЗОЯ. Если у тебя не было секса, то тебе не грустно, что ты так и не узнаешь, как это?
МАРАТ. Нет. Мне это неинтересно.
ЗОЯ. А что тебе интересно?
МАРАТ. По-настоящему – ничего.
ЗОЯ. Что никогда-никогда ничего не интересовало?
МАРАТ. Не особо.
ЗОЯ. Жесть. Это всё объясняет.
МАРАТ. Что объясняет?
ЗОЯ. Ну, что ты собрался это...
МАРАТ. Думаю, ничего это не объясняет.
ЗОЯ. Не знаю… А почему именно так, в ванной?
МАРАТ. Не знаю. Так дольше. Лёг, расслабился, подумал о чем-то приятном.
ЗОЯ. Вот. Значит, есть что-то приятное.
МАРАТ. О смерти, например.
ЗОЯ (пауза). Маму не жалко? Придёт, увидит…
МАРАТ. Не надо об этом.
ЗОЯ. Ладно.
МАРАТ (пауза).  Зачем ты спрашиваешь?
ЗОЯ. Ладно, ладно.
МАРАТ. Я всё обдумал… Жалко маму, но я не могу больше так.
ЗОЯ. Ладно, я поняла.

Марат пробует воду. Пауза. 

ЗОЯ. Хочешь, чтобы я вообще молчала?
МАРАТ. Пока можешь говорить. Потом лучше помолчать… Почему ты согласилась?
ЗОЯ. Не знаю. Стало интересно. Я в медакадемии учусь. Но дело не в этом. Просто стало интересно.
МАРАТ. Ты же не верила. Думала, что это прикол.
ЗОЯ. Немного да. Но надеялась, что это не прикол.
МАРАТ. Не боишься за себя?
ЗОЯ. Почему?
МАРАТ. Ну, что крыша может поехать.
ЗОЯ. Не знаю. А что, может?
МАРАТ. Наверное. Жуткое зрелище.
ЗОЯ. Посмотрим… Ты пытаешься меня напугать?
МАРАТ. Нет. Просто подумал, что ты несерьёзно относишься.
ЗОЯ. Я? А мне-то что серьёзно относиться? Это не моя жизнь. Тебе сейчас надо быть серьезным. А мне зачем?
МАРАТ. Ясно. Просто я вёл бы себя по-другому. Нервничал. Хотел бы, я думаю, свалить.
ЗОЯ. Эй, мы так не договаривались. Не говори мне как себя вести. Я сейчас реально уйду.
МАРАТ. Да делай что хочешь. Сама решай. Можешь уйти, можешь остаться.
ЗОЯ. Короче, не надо так, ладно. У нас таких условий не было. 
МАРАТ. Ладно. Видимо надо поменьше болтать.

Марат пробует воду, затем залезает в ванну прямо в одежде. 

ЗОЯ (пауза). Не горячая?
МАРАТ. Немного.
ЗОЯ. А чего залез?
МАРАТ. Надоело ждать.
ЗОЯ. Ясно… Я не спешу, если что. Делай в своём ритме.
МАРАТ. Я тоже не тороплюсь. У меня просто такой ритм… Дёрганный.
ЗОЯ (пауза). Ну и как давно ты планировал?
МАРАТ. Давно.
ЗОЯ. Поэтому спешишь?
МАРАТ. Я не спешу, я просто всё в таком темпе делаю. Я всегда такой… Дай, пожалуйста, лезвие. У зеркала.

Зоя берет бритвенное лезвие, протягивает Марату. Марат опускает лезвие в ванну, готовится резать вены. Пауза. Зоя отводит глаза в сторону, Марат замечает это.

МАРАТ. Что такое? Что-то случилось?
ЗОЯ (хихикает). Нет, всё норм. Сейчас. Погоди.
МАРАТ (улыбается). Нет, серьёзно, в чем дело?
ЗОЯ. Просто подумала. Вспомнила.
МАРАТ. Что?
ЗОЯ. Не важно. Там личное. Ты не знаешь. Долго объяснять.
МАРАТ. Расскажи, мы не торопимся.
ЗОЯ. Нет, там полный бред. Там надо знать мою подругу, а то непонятно будет.
МАРАТ. На самом деле мне вообще не интересно… И давай с этого момента ты не будешь меня отвлекать.
ЗОЯ. Прости. Я не буду.
МАРАТ. Нет, серьёзно. Просто смотри и всё. Как договаривались.
ЗОЯ. Хорошо.
МАРАТ. Просто ты мне сначала понравилась, а потом как-то у нас не очень пошло…
ЗОЯ. Да? Вроде нормально всё.
МАРАТ. Нет, я тебе с моей позиции говорю, что что-то пошло не так. Не знаю, в какой момент.
ЗОЯ. Может, когда я про девственность спросила?
МАРАТ. Нет, ну ты правда не врубаешься?
ЗОЯ. Я просто хотела разрядить обстановку. Тебя не парит напряжение какое-то?
МАРАТ. Меня пока только ты напрягаешь. Я вообще спокойный человек. А сейчас ты меня прям очень напрягла.
ЗОЯ. Ну блин, я не хотела. Я думала, мы с тобой как друзья поговорим.
МАРАТ. А мы друзья?
ЗОЯ. Я не говорю «друзья». Я говорю: «Как друзья». Это разные вещи.
МАРАТ. Нафига прикидываться друзьями?
ЗОЯ. Ну вот как раз чтобы ты не напрягался.
МАРАТ. Я вообще не понимаю, как у тебя мозг работает. Мы бы с тобой никогда не стали друзьями. Пять минут разговора с тобой – и у меня кукуха начинает свистеть.
ЗОЯ. Ну не знаю… Я бы смогла с тобой дружить. Ты так забавно психуешь. Такая бука.
МАРАТ. Нет, это точно фейл. Надо было сначала познакомиться, встретиться, поговорить. А так это бред какой-то.
ЗОЯ. Познакомиться, встретиться – это вообще-то свидание называется.
МАРАТ. Не знаю, как это называется, но то, что сейчас происходит – это полная хрень называется. Очень дебильно.
ЗОЯ. Постой, ты даже на свидания не ходил?
МАРАТ. Какое тебе дело? Ты будешь как-то по-другому смотреть, как я умираю?
ЗОЯ. Нет, просто… А чего еще у тебя в жизни не было?
МАРАТ. У меня ни хера в жизни не было и не будет. Всё, закрыли тему.

Марат готовится резать вены.

ЗОЯ (пауза). Извини, что отвлекаю, но я в туалет захотела.
МАРАТ. Ты издеваешься?
ЗОЯ. Извини, мне очень стыдно. Очень-очень.
МАРАТ. Я вылезать не буду. Делай свои дела, я отвернусь.
ЗОЯ. Я так не могу. Я стесняюсь.
МАРАТ. Серьёзно? А я никому не расскажу, я заберу это с собой в могилу.
ЗОЯ (улыбается). Это смешно… Но я лучше потерплю. Умрёшь, а потом я сделаю свои дела.
МАРАТ (ухмыляется). Это тоже смешно.
ЗОЯ. Что конкретно?
МАРАТ. Представил, как ты писаешь, а рядом мой труп плавает.
ЗОЯ. Ну да, это будет очень странно.
МАРАТ. Да, забавно… Типа зашла чисто пописать. (Зоя хихикает.) Просто мимо проходила. (Зоя хихикает). Я стеснительная, при живых людях не писаю.
ЗОЯ. Эй, ну хватит уже, а то я сейчас реально описаюсь.
МАРАТ. Серьезно? Тебя это так беспокоит? Хочешь, я нырну, ты всё сделаешь, и я вынырну?
ЗОЯ (хихикает). Ну, хватит угорать уже надо мной. Я понимаю, это так и выглядит. Ты такой сидишь типа, вены собрался резать, серьезным делом занят. А всё что я хочу от жизни – это тупо пописать.
МАРАТ. Не знаю, может пописать сейчас – это самое важное, что может быть.
ЗОЯ. Ладно, пусть будет так. (Пауза.) Ты будешь резать вены или вылезешь? Вода остывает.
МАРАТ. Я бы давно порезал, но ты меня отвлекаешь.
ЗОЯ. Всё, прости, я больше не буду. (Хихикает). Прости. Всё. Давай.
МАРАТ. Спасибо.
ЗОЯ. Не за что.

Пауза. Марат режет вены. Зоя отворачивается.

МАРАТ. Ты чего?
ЗОЯ. Погоди. Сейчас.

Зоя закрывает рот ладонью, встаёт с унитаза, поднимает крышку, её тошнит.

МАРАТ. Ты серьёзно? Блин, ну как так? Тебе нужно было просто сидеть рядом и смотреть на меня.
ЗОЯ (вытирая рот). Да ты псих, что ли?
МАРАТ. Бля, ты же на медика учишься. Кровь, что ли, не видела?
ЗОЯ. Я хотела идти в педиатрию.
МАРАТ. Серьёзно, Зоя? Я вскрыл себе вены, а ты блюешь.
ЗОЯ. Ты псих…

Зою снова тошнит.

МАРАТ. Я псих? Мы же договорились, блин. Ты сказала, что всё норм. Ты посидишь и посмотришь…
ЗОЯ. Я не хочу смотреть. Я думала, смогу.
МАРАТ. Да ты конченная дура! Ты что не понимаешь, что тут происходит? Ты ведешь себя, как пятилетний ребёнок, блин!.. Это полная хрень. Это просто какое-то неуважение… Ну что мне сейчас, вены обратно зашивать?

Зоя смывает воду в унитазе. Поднимается, не глядя на Марата, умывается в раковине.

ЗОЯ. Я пойду, наверное.
МАРАТ. Ты всё испортила.
ЗОЯ. Прости, я все испортила.
МАРАТ. Ты очень облажалась. Я на тебя надеялся.
ЗОЯ. Да, я протупила. Прости. (Пауза.) Тебе скорую вызвать?
МАРАТ. Не надо. Просто уходи.
ЗОЯ. Точно? Могу вызвать.
МАРАТ. Иди давай.
ЗОЯ. Точно?
МАРАТ. Точно.
ЗОЯ. Справишься?
МАРАТ. Не сомневайся.
ЗОЯ. Тогда я пойду… (Пауза. Садится на крышку унитаза.) Извини. Я не верила.
МАРАТ. Никто не верит.
ЗОЯ. Можно я останусь и буду смотреть?
МАРАТ. Как хочешь. Подумай хорошенько… но быстро.

Далее Марат начинает медленно погружаться в предсмертный сон, поэтому говорит соответственным образом.

ЗОЯ (пауза). А ты смелый.
МАРАТ. Да? Я так не думаю… Смелые не умирают. Смелые живут вечно.

Зоя, наконец, начинает смотреть на Марата, на то, как кровь заполняет ванну.

ЗОЯ. Хочешь жить вечно?
МАРАТ (улыбается). Ага, посмотри на меня.
ЗОЯ. Я смотрю.
МАРАТ. Спасибо. Мне правда так спокойнее.  Не знаю почему. (Пауза.) Ничего не могу вспомнить. Думал, буду вспоминать жизнь.
ЗОЯ. Ну и не надо. Раз там ничего интересного не было. Давай просто поговорим о всяком.
МАРАТ (пауза). Ты красивая.
ЗОЯ. Ладно, давай погорим об этом.
МАРАТ. Правда, красивая. Мне сейчас незачем врать. Глаза, волосы, губы, попа…
ЗОЯ. Ты что, хочешь меня склеить?
МАРАТ. Ага… Ты могла бы со мной встречаться?
ЗОЯ. Думаю, да. Ты умный, обаятельный. Придумываешь разные штуки необычные.

Зоя кивает на ванну. Марат улыбается.

МАРАТ. Да, со мной не соскучишься.
ЗОЯ. Это уж точно.
МАРАТ. Давай погуляем завтра.
ЗОЯ. Завтра я не могу. Завтра у меня еще один суицидник…
МАРАТ. Смешно... Может, он без тебя выпилится?
ЗОЯ. Без меня не может. Я незаменимая.
МАРАТ. Тогда послезавтра.
ЗОЯ. Договорились.
МАРАТ. Но я пока не готов к серьёзным отношениям.
ЗОЯ. Ничего страшного. Я тоже не готова.
МАРАТ. Может быть, потом как-нибудь, со временем… Начнем жить вместе. Только не здесь, а то здесь труп в ванной… А потом поженимся и детей заведём…
ЗОЯ. Круто. Мне нравится твой план.
МАРАТ. А потом мы вместе состаримся и умрём в один день.
ЗОЯ. Мы еще даже не пожили, а уже состарились.
МАРАТ. Ну давай тогда куда-нибудь съездим, что-нибудь там поделаем…
ЗОЯ. Я очень хочу куда-нибудь поехать с тобой и что-нибудь там поделать.
МАРАТ. Вот. А потом в другое место поедем и будем там вообще другими вещами заниматься…
ЗОЯ. В другое место мне тоже нравится.
МАРАТ. А потом мы будем спать в постели. Будем разное делать. Штуки всякие вытворять.
ЗОЯ. Обожаю с тобой разное делать и вытворять. Ты прекрасен в постели.
МАРАТ. Не смущай меня… А потом мы заведем собаку.
ЗОЯ. А можно мы в постель вернемся разное делать.
МАРАТ. Конечно, вернемся. Только в постель запрыгнет большая мокрая собака и помешает нам.
ЗОЯ. Противная собака. 
МАРАТ. Но мы ее любим.
ЗОЯ. И никому не отдадим.
МАРАТ. Хорошо, что мы с тобой нашли друг друга… Ты сделала меня счастливым человеком. 

Марат закрывает глаза. В этой сцене он их больше не откроет.

ЗОЯ (улыбается). Да уж.
МАРАТ. Не смейся, это правда.
ЗОЯ. Я знаю… Жалко, что так мало были вместе.
МАРАТ. Мало? Тебе мало? Столько лет прожили вдвоем, а тебе всё мало. Ненасытная.
ЗОЯ. На самом деле, нет. На самом деле, очень мало… Это всё у тебя в голове.
МАРАТ. Неважно. В голове или нет – неважно… У нас же дети замечательные, вспомни.
ЗОЯ. Я помню. Они лучше всех.
МАРАТ. Такие же красивые, как ты, и такие же умные, как я.
ЗОЯ. Ты перепутал. Всё наоборот.
МАРАТ. Ты хорошая мама.
ЗОЯ. Я стараюсь.
МАРАТ. А я тяжелый человек, но ты всё равно меня любишь.
ЗОЯ. Ты прекрасный человек. Таких, как ты, я не встречала.
МАРАТ.  Как мы нашли друг друга?
ЗОЯ. Чудо какое-то. Мы же идеально подходим друг другу.  
МАРАТ. Мы как одно целое.
ЗОЯ. Так и есть.
МАРАТ. Только ты всё равно стесняешься писать при мне.
ЗОЯ. Я такая. Ты знаешь.
МАРАТ. За это я тебя и полюбил.
ЗОЯ. Как приятно слышать это от тебя.
МАРАТ. Ты всегда была рядом, когда мне было плохо… Не уходи, пожалуйста.
ЗОЯ. Я не уйду.
МАРАТ. Не плачь, когда меня не станет.
ЗОЯ. Я постараюсь не плакать.
МАРАТ. Ты сильная, ты справишься… Продолжай жить.
ЗОЯ. Хорошо.
МАРАТ. Начни всё заново. Полюби какого-нибудь мужика.
ЗОЯ. Не могу обещать.
МАРАТ. Время пройдет и полюбишь. Заведешь с ним новых детей, а старых выкинешь.
ЗОЯ. Я не хочу новых. 
МАРАТ. Полетите в медовый месяц на Луну.
ЗОЯ. Ага.
МАРАТ. Будете прыгать в скафандрах и целоваться.
ЗОЯ. Ага.
МАРАТ. А потом его унесет в открытый космос, гондона такого.
ЗОЯ. Ага.
МАРАТ. И разорвет его там как петарду.
ЗОЯ. Ага.
МАРАТ. А ты вспомнишь обо мне.
ЗОЯ. Ага.
МАРАТ. И умрешь от горя.
ЗОЯ. Ага.
МАРАТ. Почему ты умрешь?
ЗОЯ. Потому, что у меня горе.
МАРАТ. Нет, просто ты меня любила.
ЗОЯ. Ясно.
МАРАТ. Но ты постарайся не умирать.
ЗОЯ. Хорошо.
МАРАТ. Умирать плохо. Я знаю. (Пауза.) Спой песню.
ЗОЯ. Я плохо пою.
МАРАТ. Мне нравится. Я люблю тебя слушать. Спой мне.

Пауза. Зоя поёт песню. 

МАРАТ. Ты поёшь лучше всех… Только дверь не закрывай…

Продолжительное молчание. Зоя хочет прикоснуться к лицу Марата, но останавливает себя. Зоя быстро выходит из ванной комнаты в прихожую, обувается, покидает квартиру, оставляя дверь незапертой. 

Затемнение.


СЦЕНА

Зоя сидит в такси на заднем. Таксист поправляет кепку, внимательно смотрит в зеркало на Зою. Звучит голос навигатора: «Маршрут построен». Такси трогается с места.  

ЗОЯ. У вас там это… Видели? Вмятина на крыше.
ТАКСИСТ. Это точно.
ЗОЯ. Авария?
ТАКСИСТ. Да нет, ерунда… Не бойся, я хороший водитель. Девятнадцать лет как таксистом работаю.
ЗОЯ. Я не боюсь… Там, кажется, кровь на этой вмятине…
ТАКСИСТ. Краска.
ЗОЯ. Я так и подумала.
ТАКСИСТ (пауза). Что-то беспокоит?
ЗОЯ. Есть одно…
ТАКСИСТ. Расскажешь?  
ЗОЯ. Нет, не могу.

Таксист улыбается, поглядывает на Зою в зеркало. Зоя смотрит в окно. 

ТАКСИСТ. Сколько тебе?
ЗОЯ. А вы что, педофил?
ТАКСИСТ. Нет, я таксист. 
ЗОЯ. Я уже не мелкая. Выгляжу как мелкая просто.
ТАКСИСТ. Ясно.
ЗОЯ (пауза). Нравится?
ТАКСИСТ. Что?
ЗОЯ. Моя задница.
ТАКСИСТ. В смысле?
ЗОЯ. Работа, говорю, таксистом нравится?
ТАКСИСТ. Дорога однообразная. Одно и то же… А люди интересные встречаются.
ЗОЯ. Я неинтересная. 
ТАКСИСТ. Все по-своему интересны, и ты тоже.
ЗОЯ. Я ничем не интересуюсь, ничем не занимаюсь. Только делаю вид. Типа разносторонняя личность. А на самом деле большую часть времени хернёй страдаю… Тошнит.
ТАКСИСТ. Съела не то?
ЗОЯ. Увидела.
ТАКСИСТ. Расскажешь?

Голос навигатора: «Маршрут изменен». 

ЗОЯ. Я же сказала – нет… Мы как-то странно едем.
ТАКСИСТ. Там авария на проспекте… Какой хернёй страдаешь?
ЗОЯ. Никакой… Достаю людей в интернете. Пишу им письма. Отвечаю на их просьбы.
ТАКСИСТ. Люди – это не херня. Ты уделяешь им время. Что в этом плохого?
ЗОЯ. Вы чё, психолог?
ТАКСИСТ. Нет, много людей вижу разных. Мелочи, нюансы.
ЗОЯ. Меня беспокоит как бы ни блевануть в такси. Как вам такой нюанс?
ТАКСИСТ. Остановимся?
ЗОЯ. Я могу и здесь.

Таксист тормозит у обочины. Зоя выходит, ее тошнит. Зоя возвращается в такси. 

ТАКСИСТ. Полегчало?
ЗОЯ. Не очень.

Такси трогается с места. 

ЗОЯ (пауза). Все таксисты ставят убогую музыку. Вы почему не ставите?
ТАКСИСТ. Мне нравятся радиоспектакли.
ЗОЯ. Что это вообще такое?
ТАКСИСТ. Это такие спектакли по радио.
ЗОЯ. Могла бы и сама догадаться… Вы точно какой-то маньяк.
ТАКСИСТ. В каком-то смысле все немного маньяки. У всех есть странности. Просто не все показывают.
ЗОЯ (пауза). Долго едем.
ТАКСИСТ. Везде «красный». Бывает такое. Светофоры сговорились… Можешь поспать, я разбужу.
ЗОЯ. Нет, не хочу. (Зевает.)  Поставьте эти ваши радиоспектакли, что ли. 

Таксист улыбается, включает радио. 
Голос читает ремарку из первой сцены: «Марат пробует воду, затем залезает в ванну прямо в одежде. Пауза».
Звучит диалог Марата и Зои из 1 сцены. 
«ЗОЯ. Не горячая?
МАРАТ. Немного.
ЗОЯ. А чего залез?
МАРАТ. Надоело ждать. 
ЗОЯ. Ясно… Я не спешу, если что. Делай в своём ритме».

Зоя прислушивается, ёрзает, распахивает глаза.

ЗОЯ. Это что?
ТАКСИСТ. Что?
ЗОЯ. Как это?
ТАКСИСТ. Как?

«МАРАТ. Я тоже не тороплюсь. У меня просто такой ритм… Дёрганный.
ЗОЯ. Давно планировал?
МАРАТ. Давно.
ЗОЯ. Поэтому спешишь?
МАРАТ. Я не спешу, я просто всё в таком темпе делаю. Я всегда такой… Дай, пожалуйста, лезвие. У зеркала».

ЗОЯ. Выключите это!

Таксист выключает радио.

ТАКСИСТ. Что-то не так?
ЗОЯ. Кто вы такой? Остановите! Я буду кричать!
ТАКСИСТ. Здесь нельзя выходить. Лесопарк. Небезопасно.
ЗОЯ. Какой лесопарк? Куда вы меня везёте?
ТАКСИСТ. О, человек голосует. Подхватим?
ЗОЯ. Остановите, я выйду!

Такси останавливается на обочине. Зоя пытается открыть дверцу, не получается. К машине подходит человек. Затемнение.


СЦЕНА

Квартира мужчины и женщины. Прихожая. Мужчина и женщина сидят на диванчике. На полу лежит мертвый золотистый ретривер. Фоном звучит мультфильм «Смешарики».

ЖЕНЩИНА. Куда понесешь?
МУЖЧИНА. Не знаю. В лесопарк, наверное… В мусорный бак бросить – это же будет как-то неправильно.
ЖЕНЩИНА. Неправильно.
МУЖЧИНА. Поэтому лучше похоронить.
ЖЕНЩИНА. Член семьи.
МУЖЧИНА (пауза). У тебя всё-таки есть другой?
ЖЕНЩИНА. Не надо опять.
МУЖЧИНА. Ладно, извини.
ЖЕНЩИНА. Хватит извиняться... Какие еще тебе нужны причины?.. Это изначально было ошибкой.
МУЖЧИНА. Не знаю.
ЖЕНЩИНА. Вспомни. У нормальных людей по-другому происходит.
МУЖЧИНА. Не знаю, как у нормальных.
ЖЕНЩИНА. Поверь, у нормальных – по-другому.
МУЖЧИНА. Может быть.
ЖЕНЩИНА (пауза). Может пойдешь. Темнеет.
МУЖЧИНА. Телефоном подсвечу.
ЖЕНЩИНА. А чем копать будешь?
МУЖЧИНА. А что есть?
ЖЕНЩИНА. Лопаты у тебя точно нет.
МУЖЧИНА. Лопаты нет.
ЖЕНЩИНА (пауза). Детскую возьми… Только верни. Расстроятся.
МУЖЧИНА. Хорошо.
ЖЕНЩИНА. А лучше новую купи. Но такую же.
МУЖЧИНА. Куплю… Можно тебя обнять?
ЖЕНЩИНА. Не надо.
МУЖЧИНА (пауза). Мешок есть?
ЖЕНЩИНА. Сумка из Икеи где-то была.
МУЖЧИНА. Идеально подойдет… Можно я с детьми побуду…
ЖЕНЩИНА. Не спрашивай, это же твои дети… Но недолго.
МУЖЧИНА. Хорошо. Мне только обнять.
ЖЕНЩИНА. И про… (кивает в сторону собаки) не напоминай.
МУЖЧИНА. Само собой.
ЖЕНЩИНА. Они только успокоились.

Мужчина кивает, а затем начинает гладить мертвую собаку. Затемнение.


СЦЕНА

Такси стоит всё там же, на обочине у лесопарка. Зоя спит. На пассажирском, рядом с таксистом, сидит мужчина, поглядывает на Зою.

МУЖЧИНА. Спасибо, что подобрали. Думал, никто не остановится. Телефон разрядился.
ТАКСИСТ. Пожалуйста. Вам куда?
МУЖЧИНА. На Площадь Защитников Неба.
ТАКСИСТ. Хорошо, это по пути. Сначала вас подбросим, а потом девочку.
МУЖЧИНА. Спасибо…

Такси трогается с места, от этого Зоя, вскрикнув, просыпается, осматривается. 

ТАКСИСТ. Кошмар приснился?
ЗОЯ. Куда мы едем?
ТАКСИСТ. По адресу. Мужчину сначала на Площадь Защитников Неба. Это по пути. Не против?
ЗОЯ. Мне всё равно.
ТАКСИСТ. Вот и ладненько… (Мужчине.) Ничего, если я радиоспектакль поставлю?
ЗОЯ. Не надо!
ТАКСИСТ. Как скажете. (Поглядывает на мужчину, замечает у него в руках детскую лопатку.) Извините за нескромный вопрос, но чем вы занимались в лесопарке в этот час?
МУЖЧИНА. Гулял.
ТАКСИСТ. С детской лопаткой.
МУЖЧИНА. Лучшего друга хоронил.
ТАКСИСТ. Собаку?
МУЖЧИНА. Именно.
ТАКСИСТ. Собака – это член семьи.
МУЖЧИНА. Нет больше семьи. Развелись.
ТАКСИСТ. Характерами не сошлись?
МУЖЧИНА. Не знаю. Мы познакомились, когда нам было по девятнадцать, совсем еще глупые были. Может, поэтому?
ЗОЯ. Мне девятнадцать.
МУЖЧИНА. Не все в девятнадцать глупые. Мы вот, видимо, глупые были… Вообще это странная история. Я хотел покончить с собой, а она меня спасла.
ЗОЯ (встрепенувшись). Серьезно?
МУЖЧИНА (улыбается). Да, я прямо настроился, всё подготовил. А потом подумал, что не могу один. Страшно, наверное, было. Хотел, чтобы рядом кто-то находился… Познакомился с ней в Интернете.
ЗОЯ. Вены хотели порезать?
МУЖЧИНА. Да.
ТАКСИСТ. А что подвигло?
МУЖЧИНА. Не знаю. Как-то в целом всё. Жизнь казалась беспросветной. Тошно было от самого себя.
ЗОЯ. А она?
МУЖЧИНА (улыбается). Она согласилась побыть со мной, пока я умираю.
ЗОЯ. Что?
МУЖЧИНА. Понимаю, как это звучит нелепо. Но тогда это было даже как-то романтично.
ЗОЯ. Вы что, псих?
МУЖЧИНА. Да нет, вроде бы.
ТАКСИСТ. Как она спасла вас?
МУЖЧИНА. Вернулась, вызвала скорую, слила воду из ванной… Потом пришла ко мне в больницу.
ЗОЯ (закрывает ладонями лицо). Какой же он идиот.
МУЖЧИНА. А потом мы поженились… А теперь развелись. И от этого тошно.
ЗОЯ. Какой же ты идиот… (Таксисту.) Разворачивайте, поехали обратно…
ТАКСИСТ. Почему вы расстались? Это же самое главное. Послушай, Зоя.
ЗОЯ. Да похрен, поехали назад!
МУЖЧИНА. Она вдруг поняла, что не любит меня. То есть она, наконец-то, решила признаться в этом. В том, что никогда меня не любила, а просто жалела. Спасла, потому что пожалела. Вышла замуж, потому что пожалела. И жила со мной все эти годы, потому что ей было меня жалко. Думала, что если уйдет, то я опять что-нибудь с собой сделаю. А я не сделал... (Улыбается.) Пока не сделал.
ЗОЯ. Поехали обратно!
ТАКСИСТ. Сейчас, только мужчину высажу – и поедем.
ЗОЯ. Быстрее только, там реально человек умирает.
ТАКСИСТ. Успеем. Не умрёт. 
ЗОЯ. Какой же он придурок, господи, конченный идиот…

Затемнение.


СЦЕНА

Зоя и Марат лежат в постели. Между ними валяется щенок золотистого ретривера. 

ЗОЯ. Всё как ты говорил. Мы не вылезаем из постели и у нас противный пёс, который нам мешает.
МАРАТ. Но мы его любим.
ЗОЯ. Как его не любить?
МАРАТ. Это всё благодаря тебе.
ЗОЯ. Ты этого хотел?
МАРАТ. Я представлял себе всё именно так. А ты?
ЗОЯ. Я представляла себе именно так, когда ты об этом говорил.
МАРАТ. Я сразу тебя полюбил.
ЗОЯ. Да?.. Почему тогда не остановился?
МАРАТ. Думал, что у меня нет шансов с такой, как ты.
ЗОЯ. Почему?
МАРАТ. Ты была идеальна, а я нет.
ЗОЯ. Даже когда меня стошнило? 
МАРАТ. Еще больше полюбил.
ЗОЯ. Даже когда я захотела писать?
МАРАТ. Полюбил окончательно и бесповоротно. На всю жизнь.
ЗОЯ. А мой скверный характер?
МАРАТ. От него я просто с ума сошёл.
ЗОЯ. Ты действительно с ума сошёл, если всё это не оттолкнуло тебя.
МАРАТ (пауза). А ты?
ЗОЯ. Что я?
МАРАТ. В какой момент ты влюбилась в меня?
ЗОЯ (пауза). Странный вопрос.
МАРАТ. Почему?
ЗОЯ. Потому что я не помню, ты устроил мне стресс.
МАРАТ (с улыбкой). Врешь.
ЗОЯ. Нисколечко. Сначала я подумала, что ты псих. Потом я думала, спасать тебя или не нет.
МАРАТ. Так ты меня спасла, потому что влюбилась?
ЗОЯ. Нет, спасла я тебя потому… (Начинает щекотать Марата под одеялом.) Отстань со своими глупыми вопросами. 

Оба смеются, щекочут друг друга. Щенок скачет, повизгивает и машет хвостом. Марат и Зоя устают резвиться. Щенок успокаивается. 

МАРАТ (пауза). Признайся, ты же всегда меня любила. Тысячи лет до нашего знакомства. Это было всегда. И будет всегда.
ЗОЯ. У тебя бурная фантазия, Марат. 
МАРАТ. Но это правда. Разве ты не видишь? Я сказал тебе, как будет. Посмотри. Теперь всё так, как я сказал. Слово в слово. Это не фантазии.
ЗОЯ (пауза). Раз твои фантазии сбываются, то нафантазируй нам похавать.
МАРАТ. Чего бы ты хотела?
ЗОЯ. Пиццу с ананасами.
МАРАТ. Только не это. Это очень нездоровое увлечение ананасами.
ЗОЯ. Ну, нафантазируй, пожалуйста.
МАРАТ. Нет, только не с ананасами.
ЗОЯ. Я достану все ананасы из твоих кусочков.
МАРАТ. Давай лучше возьмем обычную человеческую пиццу, отдельно возьмем ананас, и порежем его на твою половину пиццы.
ЗОЯ. Нет, я хочу, чтобы ананас был тепленький.
МАРАТ. Сейчас меня стошнит.
ЗОЯ. Ну, пожа-а-а-алуйста…

Они вновь начинают щекотать друг друга. Щенок скачет, повизгивает и машет хвостом. Затемнение.


СЦЕНА

Такси въезжает в кромешную тьму. Мужчины в салоне нет. Только таксист и Зоя. Голос навигатора: «Маршрут изменен».  

ЗОЯ. Почему так долго?
ТАКСИСТ. Наоборот. Я выбрал самый кратчайший путь.
ЗОЯ. И темно как-то.
ТАКСИСТ. Здесь всегда так.
ЗОЯ. Это какой-то лес?
ТАКСИСТ. Не совсем, но место глухое.
ЗОЯ (долго всматривается в окно). Блин, что это?.. Это что, космос?.. Остановите! Вы чего?.. Это что, глюки? Вы мне что-то подсыпали?
ТАКСИСТ. Не волнуйся, этой дорогой на самом деле быстрее.
ЗОЯ. Выпустите меня...
ТАКСИСТ. Выйти здесь никак нельзя. Вакуум. Дышать нечем.
ЗОЯ. Какой вакуум? Меня что, плющит?.. Такого же не бывает! Такси не летают в космосе!..  Всё, я выхожу.  
ТАКСИСТ. Я бы на твоем месте этого не делал на скорости десять тысяч километров в час.   
ЗОЯ. Короче, это сон. Это просто сон…
ТАКСИСТ. Если тебя это успокоит, то считай, что ты спишь. Закрой глаза и наслаждайся поездкой.

Зоя закрывает глаза и откидывается на спинку.

ЗОЯ. Сон, просто сон… Кто вы такой на самом деле?
ТАКСИСТ (усмехается). Этот мужчина. Он сказал, что ты очень похожа на его бывшую жену…
ЗОЯ. Короче, сон…
ТАКСИСТ. Он долго смотрел на тебя, а потом завыл. Никогда я такого не видел. Слёзы ручьем, всего трясёт… Плохо ему стало. 
ЗОЯ. Или меня накачали наркотой… И сейчас я на чьей-то даче, и меня насилуют несколько мужиков. Лишь бы не убили…
ТАКСИСТ. Ни за что я бы так не поступил, и никому бы не позволил… Он ведь опять что-нибудь с собой сделает. И по-другому никак.
ЗОЯ. Зачем? (Пауза.) Может вернемся, спасем?
ТАКСИСТ. Кого из них?
ЗОЯ (открывает глаза). Не знаю… Мужчину. Может быть, он еще жив… Вы же помните, где он вышел?
ТАКСИСТ. Не помню. Я адреса не запоминаю. Я людей запоминаю.
ЗОЯ. Он же говорил. Сейчас… Странное такое название… Площадь Небесных Защитников, что-то такое…
ТАКСИСТ. Площадь Защитников Неба.  
ЗОЯ. Да-да, давайте вернемся, пожалуйста. Давайте назад на эту площадь. Я вас очень прошу. Может еще не поздно.
ТАКСИСТ (пауза). Зачем?.. Ты же его не любишь.
ЗОЯ. Что за… О чем вы говорите вообще?
ТАКСИСТ. Ты его не любишь.
ЗОЯ. Конечно, нет. Но при чем здесь?.. Он же может убить себя…

Таксист бросает руль, поворачивается к Зое.

ТАКСИСТ. А что, если так и должно быть? Не думала? Зачем ему твое спасение, если ты его не любишь?
ЗОЯ. Что вообще происходит?! Смотрите на дорогу, в космос!.. Чё вы ко мне прикопались? В чем я виновата?! Я не могу полюбить, если не люблю! Что вы от меня-то хотите?!
ТАКСИСТ (пауза). Хорошо. Поехали на Площадь Защитников Неба.

Таксист поворачивается к рулю. Зоя прячет лицо в ладонях. 

ЗОЯ. Это кошмар… Кошмар…

Таксист разворачивает машину. 

ТАКСИСТ. Я надеюсь, ты отдаешь себе отчет в том, что делаешь?
ЗОЯ. Не говорите со мной, пожалуйста. Рулите свою машину. Я хочу проснуться или спасти этого идиота, или фиг его знает, чего я хочу…
ТАКСИСТ. Конечно, только подберем для начала вон ту женщину.
ЗОЯ. Какую еще женщину?
ТАКСИСТ. Вон она болтается в космосе. Голосует.
ЗОЯ. Вы издеваетесь, что ли?
ТАКСИСТ. Если мы принялись спасть людей, то давай спасать всех.

Таксист останавливает машину. На пассажирское сиденье рядом с ним садится пассажирка.
Машина трогается с места. 

ПАССАЖИРКА. Спасибо вам большое. Думала, что навсегда тут застряну… Как же тяжело не дышать, вы бы знали.
ЗОЯ. Ну это точно сон. (Смеется. Пассажирке.) Тёть, а что вы в космосе потеряли?
ПАССАЖИРКА. Я? Лично я здесь оплакиваю своего мужа. Второго мужа… Хотя началось это с того, что умер мой первый муж.
ТАКСИСТ. Соболезную.
ПАССАЖИРКА. Ничего страшного. Мы были в разводе.
ТАКСИСТ. И как же он умер?
ПАССАЖИРКА (пауза). Несчастный случай. Выпал из окна.  
ТАКСИСТ. Печально всё это.
ПАССАЖИРКА. Думаете?.. А я вот даже не удивилась. Это было слишком предсказуемо. В его стиле… Мне даже как-то легче стало на душе. Он меня освободил …
ЗОЯ. Вы сказали, что были в разводе.  
ПАССАЖИРКА. Это не имеет значения. Он жил только мной, а без меня умирал. Это тяжелый груз, большая ответственность… В нем не было жизни, поэтому он вытягивал жизнь из меня.
ТАКСИСТ. Разве он ничего не давал взамен?
ПАССАЖИРКА. Только свою странную болезненную любовь. И всё.
ТАКСИСТ. Разве этого мало?
ПАССАЖИРКА. Этого немало. Но что мне было с этим делать?.. Допустим, у вас на даче плодоносят только яблони, а груши и сливы – нет. Но яблоки вы не любите. Съедаете за сезон пару яблок, делаете пару раз яблочный штрудель. А всё остальное будет лежать на земле и гнить год за годом. Вот так и с его любовью. Кому это надо? Ни ему, ни мне… Поэтому я выдохнула, когда он умер.
ТАКСИСТ. А что он должен был делать со своей любовью?
ПАССАЖИРКА. Не знаю. А что в таких случаях делают? Забывают, наверное. Или встречают новую любовь…
ТАКСИСТ. Или умирают.
ЗОЯ. А что со вторым? Упал в космос?
ПАССАЖИРКА. После того, как умер мой первый муж, я встретила другого мужчину. Мы поженились и отправились в медовый месяц на Луну. Прыгали в скафандрах и целовались…
ЗОЯ (улыбается). А потом его унесло в открытый космос?
ПАССАЖИРКА. Да, потом его унесло в открытый космос. А откуда вы знаете?
ЗОЯ. Это вы откуда знаете?
ПАССАЖИРКА. Я видела это собственными глазами.
ЗОЯ. Этого не может быть. Никто не летает на Луну просто так.
ПАССАЖИРКА. Но у нас был медовый месяц. Это особый случай… Тем более он был обеспеченным человеком, ни то что мой первый.
ЗОЯ. А потом что?
ПАССАЖИРКА. Его унесло в открытый космос. Я бросилась спасать его, но не успела… Его разорвало.
ТАКСИСТ. Как петарду.
ЗОЯ. Как петарду.
ПАССАЖИРКА. Как петарду.

Пассажирка достает платок и утирает слезу, которой нет.

ТАКСИСТ. Вы его любили?
ПАССАЖИРКА. Да… Кого?
ТАКСИСТ. Почему вы спрашиваете?.. Конечно же, второго.
ПАССАЖИРКА. Странный вопрос.
ТАКСИСТ. Почему?
ПАССАЖИРКА. Потому что я не помню, это было давно…
ЗОЯ (смеется после паузы). Ладно, ладно. Давайте играть по вашим правилам. Один фиг я потом проснусь и хорошенько поугараю. Везите…

Затемнение. 


7 СЦЕНА

Такси останавливается на Площади Защитников Неба. 
Зоя выскакивает. Таксист и пассажирка молча смотрят перед собой. Таксист начинает смотреть на пассажирку, та не отвечает ему взглядом. 

ПАССАЖИРКА. Где ты пропадал?
ТАКСИСТ. Узнала?
ПАССАЖИРКА. Конечно… Кепка дурацкая. Я думала, ты умер.
ТАКСИСТ. Живой, как видишь. Вот, кручу баранку… Не могу сидеть дома. Не могу долго смотреть на лица. Пусть проносятся как слайды. Не хочу останавливаться ни на секунду.
ПАССАЖИРКА. Я, кажется, тебя не спасала.
ТАКСИСТ. Не помнишь?
ПАССАЖИРКА. Нет. У меня же был стресс…
ТАКСИСТ (пауза). Зачем ты это делаешь?
ПАССАЖИРКА. Что?
ТАКСИСТ. Спасаешь меня… Дай мне спокойно уйти.
ПАССАЖИРКА. Сейчас ты меня сам подобрал. Мог и не останавливаться… Хочешь, чтобы я опять тебя спасла?
ТАКСИСТ. Больше не хочу… Мы говорили об этом много раз.
ПАССАЖИРКА. Тогда почему ты никогда не закрываешь дверь?
ТАКСИСТ (пауза). Он любил тебя?
ПАССАЖИРКА. Кто, второй муж?.. Не знаю. Он не успел сказать.
ТАКСИСТ. Ни разу не говорил?
ПАССАЖИРКА. Говорил. Но не так, как ты это делал.
ТАКСИСТ. Ты пыталась его спасти?
ПАССАЖИРКА. На самом деле, нет. Я соврала. Его просто утянуло в космос, а я просто смотрела… Ничего не ёкнуло.
ТАКСИСТ. Тебе нравится, что кто-то в этом мире любит тебя так сильно?
ПАССАЖИРКА. Почему это именно ты, а не кто-нибудь другой? Не понимаю. Это какое-то наказание. Может, в прошлой жизни я что-то сделала не так?
ТАКСИСТ. Любить тебя – это тоже наказание…
ПАССАЖИРКА. Раньше ты говорил, что это великое счастье.
ТАКСИСТ. Наверное, я не был готов к такому великому счастью. Поэтому оно для меня всё равно, что наказание.

На крышу такси что-то с грохотом падает. Пассажирка вздрагивает, таксист не реагирует никак. 

ПАССАЖИРКА. Что это было?
ТАКСИСТ. Так, ничего особенного. На этой площади такое случается… Куда тебя отвезти?
ПАССАЖИРКА. Не знаю. Мне уже всё равно. (Пауза.) Тут у тебя кто-то лопатку детскую забыл…

Голос навигатора: «Маршрут перестроен».


8 СЦЕНА 

Квартира Марата как в первой сцене. Мужчина стоит у открытого окна. На кухню вбегает Зоя. Замирает. 

ЗОЯ. Не делайте этого, не надо!
МУЖЧИНА. Зачем ты опять пришла?
ЗОЯ. Чего вы добьетесь?.. Начните всё заново. Столько женщин вокруг красивых, умных. Такое разнообразие. Хотите, я вам помогу найти?
МУЖЧИНА (улыбается). Не надо… Я не смогу.
ЗОЯ. Но вы же даже не пробовали… Просто представьте, что живете первый день. Забудьте всё, что было. Это же такая свобода опупительная.
МУЖЧИНА. Почему ты не даешь мне умереть и не даешь мне жить?
ЗОЯ. Я? Это не я. Я никому не хочу делать больно.
МУЖЧИНА. Мы все делаем больно кому-то. Мы, вроде как, делаем выбор, выбираем меньшую боль. Но никто наверняка не знает, какая боль меньшая.
ЗОЯ. Я просто хочу, чтобы все были счастливы. Я знаю, что это невозможно, но…
МУЖЧИНА. Ты имеешь полное право сделать кого-нибудь несчастным.
ЗОЯ. Почему я должна чувствовать себя виноватой в вашей смерти?
МУЖЧИНА. Ты не должна… Можешь уходить.
ЗОЯ. Я уйду, если вы закроете окно.
МУЖЧИНА. Сейчас она придет, и я закрою… Она всегда приходит.

В квартиру забегает женщина.  

ЖЕНЩИНА. Девку уже какую-то нашел. Надеялся, что она тебя спасёт?
МУЖЧИНА. Не знаю откуда она. Увязалась.
ЗОЯ. Я, наверное, пойду.
ЖЕНЩИНА. Отчего же? Останься, посмотришь, как он выпрыгнет. 
МУЖЧИНА. Уходите обе.

Зоя выбегает из квартиры.

МУЖЧИНА (Пауза). Она похожа на тебя.
ЖЕНЩИНА. Иди, догони. Ты теперь свободный человек.
МУЖЧИНА. Тогда почему ты здесь?
ЖЕНЩИНА. Почуяла неладное. Слишком хорошо тебя знаю… А что в этот раз в окошко решил сигануть? Чем старый способ не угодил?
МУЖЧИНА. Ванная занята.
ЖЕНЩИНА. Еще одна девка?
МУЖЧИНА. Зачем ты приехала? Чтобы гадостей наговорить?
ЖЕНЩИНА. А ты окошко прикрой, и я уеду. Мне больше ничего от тебя не надо.
МУЖЧИНА. И это всё?
ЖЕНЩИНА. А что ты еще хочешь? Мы вроде как теперь посторонние люди.
МУЖЧИНА (пауза). Хорошо.

Мужчина закрывает окно. 

ЖЕНЩИНА. За что мне это?
МУЖЧИНА. Поговорим?
ЖЕНЩИНА (тяжело выдыхает). Так не хочется… Но надо.
МУЖЧИНА. Надо.
ЖЕНЩИНА. А потом я уйду.

Затемнение. 


9 СЦЕНА 

Площадь Защитников Неба. Такси. Пассажирка по-прежнему в салоне. Зоя садится в такси.

ЗОЯ. Отвезите меня назад.
ТАКСИСТ. Куда?
ЗОЯ. Туда, откуда вы меня забрали! В самое начало верните меня!
ТАКСИСТ. Зачем? Ты уже не успеешь.
ЗОЯ. Как же вы меня достали… Поехали уже!
ПАССАЖИРКА. Заводи.
ТАКСИСТ. Она не успеет.
ПАССАЖИРКА. Она так хочет, поэтому заводи мотор.
ЗОЯ. Ну не тупите же…
ТАКСИСТ. Она же не знает, чего хочет.
ПАССАЖИРКА. А тебе какое до этого дело? Ты ей никто… Заводи немедленно.
ТАКСИСТ (пауза). Нет. Я не поеду.  
ЗОЯ. Заколебал. Надо было сразу другое такси вызвать. (Достает телефон.) Твою мать, ты еще разрядился…
ПАССАЖИРКА. Заводи машину!
ТАКСИСТ. Я не сдвинусь с места… Она ребенок, она еще ничего не понимает, но ты, ты же мудрая женщина, ты должна понимать. (Закатывает рукав, показывает шрамы.) Ты должна всё это понимать. (Снимает кепку. Его череп иссечен шрамами.) Я с этим живу. Как вы не понимаете?..

На крышу что-то с грохотом падает, Зоя вскрикивает. 

ЗОЯ. Что это вообще?
ПАССАЖИРКА (таксисту). Это же опять ты. Верно?.. Заводи мотор.

Таксист медлит. Голос навигатора: «Маршрут построен». Затемнение.


10 СЦЕНА

Марат лежит в кровати. Зоя сидит на краю. У ее ног сидит щенок и клянчит пиццу.

ЗОЯ. Умри. (Щенок не шевелится.) Умри. (Не шевелится.) Умри. (Нет.) Марат, он не хочет умирать.
МАРАТ. Вырастет и научится.
ЗОЯ. Пока слишком сложно для него.
МАРАТ. Может, он тоже не любит ананасы, поэтому и не умирает.
ЗОЯ. А с чего ты взял, что у него твой характер?
МАРАТ. Потому что это я его придумал.
ЗОЯ. То, что ты предложил завести собаку, еще не значит, что ты ее придумал. Лучше бы придумал ему кличку.
МАРАТ. Рано. Он еще не проявил свой характер.
ЗОЯ. Если бы так давали имена, то меня бы назвали Заноза.
МАРАТ. А что, красиво звучит. И правдиво.
ЗОЯ (пихает Марата). Эй, я могу себя так называть, а ты нет.
МАРАТ (садится, обнимает Зою со спины). Я же любя.
ЗОЯ. Тогда тебя должны были назвать Зануда.
МАРАТ. Зануда и Заноза – идеальное сочетание.
ЗОЯ. Ну, не знаю, не знаю.
МАРАТ (пауза). Ты так и не сказала, что ты ко мне испытываешь.
ЗОЯ. Ну ты и реально зануда, Марат. Эй, у нас с тобой одна собака на двоих вообще-то. Это ни о чем тебе не говорит?
МАРАТ. Я хочу услышать это от тебя.
ЗОЯ (закатывает глаза). Я сложная натура и я не знаю, что я к тебе чувствую. Сойдет?
МАРАТ. Один поцелуй, и тебе всё станет ясно.

Марат целует Зою.

ЗОЯ. Не-а, не сработало.
МАРАТ. Странно. Тогда одна ночь, и ты всё поймешь… Нет, лучше несколько дней и ночей…
ЗОЯ. Пока непонятно.

Марат заваливает Зою на кровать, целует. 

МАРАТ. Тогда несколько лет, много лет… А еще лучше вся жизнь, и тебе точно станет ясно.

Марат запускает руку в трусики Зое. 

ЗОЯ. Стоп!

Зоя останавливает руку Марата, оба замирают. 

МАРАТ. Что случилось?
ЗОЯ. Кажется, я придумала кличку для собаки.
МАРАТ. Блин, я-то думал… Ну говори.
ЗОЯ. Тебе она не понравится.
МАРАТ. Ничего, как-нибудь переживу. Говори…

Затемнение. 


11 СЦЕНА

Площадь Защитников Неба, подъезжает такси. В салоне по-прежнему таксист, пассажирка и Зоя. 

ТАКСИСТ. Всё. На месте. Площадь Защитников Неба.
ЗОЯ. А он точно там?
ТАКСИСТ. Точно. Я хорошо себя знаю.

Зоя выскакивает из такси. 

ТАКСИСТ. Ну что, довольна?
ПАССАЖИРКА. Ты не имеешь право принимать решения за нее…

Со стороны таксиста в стекло стучит женщина. Таксист опускает стекло. 

ЖЕНЩИНА. Вы свободны?
ТАКСИСТ. В общем-то, да.
ЖЕНЩИНА. Отвезите меня отсюда куда-нибудь подальше.
ТАКСИСТ. Садитесь.

Женщина садится в такси, в этот момент на крышу такси с грохотом падает что-то. Женщина вскрикивает, выходит и видит, что на крыше такси лежит тело мужчины. Женщина смотрит на него без эмоций, а затем садится в салон. 

ЖЕНЩИНА. Поехали.
ТАКСИСТ. Вас не смущает, что над нами…
ЖЕНЩИНА. Мне теперь всё равно. (Пауза. Кричит.) Поедем уже скорее! Его надо спасти!
ТАКСИСТ. Куда едем? 
ЖЕНЩИНА. На Площадь Защитников Неба!
ПАССАЖИРКА (таксисту). Ты же знаешь куда.
ЖЕНЩИНА. Только скорее, умоляю!
ПАССАЖИРКА. Мы успеем, не волнуйся. (Таксисту.) Успеем?

Таксист молча заводит машину. Голос навигатора: «Маршрут построен». 


12 СЦЕНА

Прихожая. Мужчина и женщина сидят на диванчике. В ногах у них старый пёс.

МАРАТ. Совсем уже дряхлый. Скоро умрёт.
ЖЕНЩИНА. Он и так долгожитель.
МУЖЧИНА. Заведём новую собаку?
ЖЕНЩИНА. Ты что, меня совсем не слышал?
МУЖЧИНА. Слышал.
ЖЕНЩИНА. Я хочу всё это закончить.
МУЖЧИНА. Я слышал.
ЖЕНЩИНА. Ты ничего не ответил.
МУЖЧИНА. Ты полюбила другого?
ЖЕНЩИНА. Нет.
МУЖЧИНА. Тогда почему?
ЖЕНЩИНА. Потому что я тебя не люблю.
МУЖЧИНА (улыбается). Просто проснулась в один день и поняла это?
ЖЕНЩИНА. Именно так и было.
МУЖЧИНА. Но мы же вместе.
ЖЕНЩИНА. Уже нет.
МУЖЧИНА. У нас дети, собака.
ЖЕНЩИНА. Да, но мы не вместе.
МУЖЧИНА (ухмыляется). Не понимаю.
ЖЕНЩИНА. Ты просто не хочешь понять.
МУЖЧИНА. Я не хочу в это верить. Пусть это будет сон.
ЖЕНЩИНА. Это не сон. Прими это.
МУЖЧИНА. И что дальше? Это конец?
ЖЕНЩИНА. Это конец нашей с тобой истории. Но жизнь на этом не заканчивается.
МУЖЧИНА. Не понимаю… Но я же люблю тебя.
ЖЕНЩИНА. Я знаю.
МУЖЧИНА. А ты, значит, нет?
ЖЕНЩИНА. А я – нет.
МУЖЧИНА. А ты – нет.
ЖЕНЩИНА. Нет.
МУЖЧИНА. Почему?
ЖЕНЩИНА. Потому что так бывает.
МУЖЧИНА. Но так не должно быть.
ЖЕНЩИНА. Но так бывает.

Мужчина склоняется и начинает гладить собаку. Затемнение.


13 СЦЕНА 

Квартира Марата. В ванную комнату заходит мужчина. Марат лежит в ванной без сознания. Мужчина садится на крышку унитаза, гладит Марата по голове. 

МУЖЧИНА. Привет, Марат… Я знаю, ты меня еще слышишь. Я – это ты через девятнадцать лет. Послушай… Я знаю, почему ты это сделал, лучше всех знаю. В твоей жизни ничего не было. Пустота. Такая пустота, что ты сам себя начал ощущать пустотой… Но потом появилась она. Она пришла, и всё вдруг стало по-другому. Мир начал обретать очертания, смысл, краски... Но тебе было страшно признаться себе в этом. Страшно повернуть и продолжить жить. Ты боялся, что она тебя отвергнет, что она наполнит пустоту невыносимой болью… И ты знаешь, Марат… Так и случится. Так случилось со мной… Ты будешь жить только своей любовью, и больше ничего у тебя не будет. Она будет рядом, но на самом деле ее не будет рядом никогда… А в один прекрасный момент она устанет и скажет тебе всю правду. Объяснит подробно, как именно ты ей безразличен. Во всех очертаниях и красках. Она вернет тебе пустоту и наполнит ее болью. И вот тогда ты поймешь, что хуже этого ничего не может быть. Поймешь, что даже смерть лучше, чем вот эта боль. Поэтому, послушай меня, Марат… Послушай себя, Марат. После того, как она тебя спасёт. После того, как ты оживешь, сделай всё, чтобы она ушла и больше никогда не возвращалась. Отпусти ее. Поверь мне, так надо… Поверь себе… Попробуй в этот раз выключить свою фантазию. Откажись от неё рассудительно и смело. Не бойся этого. Она свободный человек, не отнимай эту свободу… Я не знаю, что будет с нами после того, как она исчезнет. Но будет другое. Будет по-другому… Хорошо, Марат?.. Хорошо. Я на тебя очень надеюсь. Может быть, это самый важный шаг в нашей жизни…

Мужчина выходит из ванной комнаты, уходит на кухню.


14 СЦЕНА

В квартиру Марата вбегает Зоя, спешит в ванную. Марат лежит без сознания. Зоя выдергивает пробку в ванной, хлещет по щекам Марата. Марат не реагирует. Зоя бежит на кухню. На кухне у открытого окна стоит мужчину. Зоя, не обращая на него внимания, открывает ящики, находит аптечку, переворачивает аптечку на пол, находит бинт, спешит в ванную. Одной рукой при помощи зубов вскрывает упаковку с бинтом, второй рукой набирает номер телефона. В это время женщина вбегает в квартиру, торопится на кухню. 

МУЖЧИНА. Уходи, пожалуйста.
ЖЕНЩИНА. Я в последний раз это делаю. Сейчас я уйду и больше не вернусь.
МУЖЧИНА. Ты хочешь, чтобы я закрыл окно?
ЖЕНЩИНА. Какой догадливый.

Мужчина глубоко вдыхает уличный воздух и закрывает окно. 

МУЖЧИНА. Всё. Я сделал, как ты хотела.
ЖЕНЩИНА. Спасибо.
МУЖЧИНА (пауза). Зачем?
ЖЕНЩИНА. Не знаю.
МУЖЧИНА. Это уже ничего не изменит в твоей жизни.
ЖЕНЩИНА. Я знаю.
МУЖЧИНА (пауза). Дверь не закрывай, когда будешь уходить.
ЖЕНЩИНА. Я помню.
МУЖЧИНА. Поговорим?
ЖЕНЩИНА. Нет.

Мужчина и женщина молча смотрят друг на друга. Из ванной выходит Зоя, идет в прихожую.  

ЗОЯ (в трубку телефона). Здравствуйте, мой… знакомый порезал вены… Да… Да, он еще живой, кажется. Приезжайте поскорее… Адрес?.. Сейчас… 

Женщина уходит, сталкивается в прихожей с Зоей. 

ЗОЯ. Какой здесь адрес?
ЖЕНЩИНА. Здесь один адрес, другого нет. Предупреди, что лифт не работает.

Женщина выходит из квартиры и захлопывает дверь.

ЗОЯ (в трубку). Площадь Защитников Неба… Я вас встречу… Хорошо…

Зоя сбрасывает вызов, смотрит на мужчину, тот открывает окно. 

ЗОЯ. Эй! Вот только не надо сейчас прыгать. Одного с меня хватит.
МУЖЧИНА. Я – это не твоя забота.  
ЗОЯ. Ну это не вам решать? Лучше помогите мне.
МУЖЧИНА. Всё с ним будет хорошо. Ты же рядом.
ЗОЯ. И что мне теперь, нянчиться с ним?
МУЖЧИНА. Придется. Ты же не можешь иначе… Посмотри на него. Посмотри, как он жалок, как он ничтожен. Какой унылый. Зануда... Не советую тебе иметь с ним дело. Сразу видно – проблемный.
ЗОЯ. Да я и не собиралась.
МУЖЧИНА. Я это так, на будущее.

Мужчина забирается на подоконник. 

ЗОЯ. Блин, ну не надо. Ну вы же взрослый умный человек.
МУЖЧИНА. Я такой же ничтожный и жалкий.

Мужчина выходит в окно. Затемнение. 


15 СЦЕНА 

Женщина спускается по лестничному пролёту. В это время мужчина падает.

ЖЕНЩИНА (спускается). Чёртов дом, чёртов лифт, чёртовы защитники чёртова неба. И этот еще придурок всё никак себя не убьет. Ты никого никогда не любил. Ты просто хотел к себе внимания, как маленький ребенок…
МУЖЧИНА (падает). Нет, Марат, не надо. Я ошибался, Марат. Не отпускай её. Держись за нее. Держись пока хватает сил…
ЖЕНЩИНА (спускается). Когда человек любит, он так никогда не поступит. Любовь – это такая штука, когда всем хорошо. Всё остальное – это чушь какая-то, выдумка, заблуждение…
МУЖЧИНА (падает). Не прогоняй ее, Марат. Она – всё, что у тебя есть. Не отпускай, умоляю...
ЖЕНЩИНА (садится на ступеньки, плачет). За что мне такое наказание? Ничего получше не было, Зоя?.. Лёха на стоматолога учился, хороший был парень… Зачем ты мне? Ты же меня всю выворачиваешь. Я хочу спокойной жизни и нормальных отношений… Всю молодость я на тебя угробила… Разбейся уже в лепёшку, и дело с концом…
МУЖЧИНА (пауза). Не отпускай…

Затемнение. 


16 СЦЕНА

Площадь Защитников Неба. Таксист и пассажирка выходят из такси, поднимают глаза, смотрят в небо.

ТАКСИСТ. Опять падает. Отойди подальше, кровью забрызгает.
ПАССАЖИРКА. Постой… Смотри…
ТАКСИСТ. Не может быть… Как он сумел?
ПАССИЖРКА (пауза).  Взлетел.
ТАКСИСТ. Взлетел.

Затемнение. 


17 СЦЕНА

Больничный коридор. Марат в пижаме сидит на кушетке, рядом садится Зоя.

ЗОЯ. Привет, ты как?
МАРАТ. Живой.
ЗОЯ. Это круто.
МАРАТ. Ты довольна?
ЗОЯ. Очень… Надеюсь, тебя в психушку не положат.
МАРАТ. Суицид, дурдом... Что дальше?
ЗОЯ. Станешь поэтом…
МАРАТ. Только не это.
ЗОЯ. Что-нибудь видел?
МАРАТ. Где?
ЗОЯ. Когда умирал.
МАРАТ. Да. Я шел по белому коридору, а в конце увидел яркую фигуру…
ЗОЯ. Кто это был?
МАРАТ (пауза). Уборщица. Она меня прогнала.
ЗОЯ. Засранец. Я же серьезно спрашиваю.
МАРАТ. Не помню. Что-то видел.
ЗОЯ. Долго еще тебе здесь?
МАРАТ. Пару дней, наверное.
ЗОЯ. Отлично. Приду встречать тебя.
МАРАТ. С цветами.
ЗОЯ. Обойдешься.
МАРАТ. А потом куда?
ЗОЯ. А потом по домам.
МАРАТ. К тебе или ко мне?
ЗОЯ. Я к себе, ты к себе… На этом моя миссия будет выполнена.
МАРАТ. Может, сходим куда-нибудь?
ЗОЯ. Я не совсем… Давай, когда выйдешь отсюда, мы это обсудим.
МАРАТ. Зачем так серьезно? Просто сходим куда-нибудь…
ЗОЯ. Не знаю даже…
МАРАТ (пауза). Вспомнил. Себя видел. Взрослого.
ЗОЯ. Где?
МАРАТ. Ну там, в конце коридора.
ЗОЯ. Ну и как тебе ты?
МАРАТ. Ничего особенного… Он что-то говорил мне. Про тебя, кажется.
ЗОЯ. И что говорил?
МАРАТ. Пытаюсь вспомнить.
ЗОЯ. Вспомнишь, расскажи. (Пауза.) Не знала, что ты любишь. Вот. Ананасы в сиропе.

Зоя достает из пакета банку ананасов.

МАРАТ. Не люблю ананасы.
ЗОЯ. А я люблю… Себе тогда оставлю.
МАРАТ. Забирай
ЗОЯ. Ты помнишь, что говорил мне перед тем, как выключился?
МАРАТ. Не уверен.
ЗОЯ. Это же был просто бред, глюки, да?

Марат пожимает плечами. 

МАРАТ (пауза). Вспомнил.
ЗОЯ. Вспомнил?
МАРАТ. Я вспомнил, что говорил мне взрослый я.
ЗОЯ. В конце белого коридора?.. А то, что ты говорил мне, не помнишь?
МАРАТ. Этого я не забывал.
ЗОЯ. Как ты мог говорить, что любишь, если видел меня в первый раз?
МАРАТ (пауза). Я не люблю тебя. Уходи.
ЗОЯ. Что?.. Я вообще-то тоже тебя не люблю, расслабься.
МАРАТ. Я знаю, что не любишь.  
ЗОЯ. Я просто тебе помогаю. Так все нормальные люди делают.
МАРАТ. Знаю. Мне не нужна твоя помощь, уходи.
ЗОЯ (пауза). Как хочешь.
МАРАТ. Уходи и не возвращайся больше.
ЗОЯ. Хоть бы спасибо сказал, что ли.
МАРАТ. Спасибо, что ли. Проваливай давай.
ЗОЯ. Зачем так грубо?
МАРАТ. По-другому ты не поймешь.
ЗОЯ. Да пошёл ты.
МАРАТ. И ты тоже пошла.
ЗОЯ. Лучше бы ты сдох. Ты и так не живешь и нихуя не чувствуешь. Как робот… Это не жизнь.
МАРАТ. А ты чувствуешь?.. Уходи, пожалуйста.
ЗОЯ. Я пела тебе песню.
МАРАТ. Ты плохо поёшь.
ЗОЯ (пауза). Ненавижу тебя.
МАРАТ. Я знаю.

Зоя уходит. Марат сидит, глядя в одну точку. Задирает рукав, смотрит на перебинтованную руку. 

МАРАТ. Я сделал то, что ты просил, Марат… То, что Я просил. Не знаю, насколько меня хватит. Она полностью заполнила всё вокруг и всё внутри… Чёрное пятно будет разрастаться, и я опять растворюсь в нем полностью. Но всё это время я буду ждать. До самого конца буду надеяться, что она войдет в открытую дверь и спасёт меня… Этого не случится, но я буду надеяться.

Затемнение. 


18 СЦЕНА

Женщина и Другой сидят за столиком в ресторане. Женщина не слушает, что говорит ей Другой, но для вида кивает.

ДРУГОЙ. В общем, сделки, сделки, сделки. Акции, договора, совещания. Смешная история с партнером по бизнесу. Еще одна смешная история с другим партнером по бизнесу. Я даже не понимаю, насколько тебе невыносимо скучно со мной, и ты даже не скрываешь это. Просто молчишь, киваешь и смотришь по сторонам. А я уверен, что ты простая, как три рубля, и не понимаешь, как тебе повезло со мной. Ведь ты уже не молода, да, к тому же, с прицепом.  Ровно через три месяца я сделаю тебе предложение в ресторане получше этого. Ровно через пять месяцев мы поженимся в миниатюрном европейском государстве. А потом мы отправимся с тобой в медовый месяц на Луну…
ЖЕНЩИНА (вздрагивает). Что ты сказал?
ДРУГОЙ. Я сказал, он купил себе яхту пять лет назад и так ни разу не спускал ее на воду. Сделал из нее хранилище для вина.
ЖЕНЩИНА. Нет, ты что-то сказал про Луну.
ДРУГОЙ. Это секрет. Потом узнаешь.
ЖЕНЩИНА (пауза). Ты когда-нибудь хотел умереть?
ДРУГОЙ. В смысле?
ЖЕНЩИНА. По-настоящему. Хотел умереть?
ДРУГОЙ. Зачем? Жизнь удивительна. Столько всего прекрасного вокруг.
ЖЕНЩИНА. Например?
ДРУГОЙ. Красивые места, хорошие качественные предметы…
ЖЕНЩИНА. А еще?
ДРУГОЙ. Много чего… Прекрасные напитки, еда…
ЖЕНЩИНА. Это всё?
ДРУГОЙ. А что, собственно, ты хочешь услышать?
ЖЕНЩИНА (пауза). А тебе нравятся ананасы?
ДРУГОЙ. А кому они не нравятся? Все любят ананасы.
ЖЕНЩИНА. Все любят?
ДРУГОЙ. Конечно, это же вкус детства… Ты хочешь ананас?
ЖЕНЩИНА. Нет.
ДРУГОЙ. Официант!
ЖЕНЩИНА. Нет, пожалуйста. Не надо…
ДРУГОЙ. Ананас принесите.
ЖЕНЩИНА. Нет, не надо, я не хочу. Я пошутила… Я это про собаку.
ДРУГОЙ. Да, свежий несите.
ЖЕНЩИНА. Остановись, пожалуйста. Ананас – это собака. Слышишь? Это кличка собаки…
ДРУГОЙ. Да, кубиками нарежьте.
ЖЕНЩИНА. Слышишь? Ананас – это наша собака, он умер. Умер. Слышишь?
ДРУГОЙ. Какая собака? Ты о чём?

Женщина начинает плакать. 

ЖЕНЩИНА. Это наша собака, понимаешь.
ДРУГОЙ. Так ты хочешь собаку? Ананас отменяется?
ЖЕНЩИНА. Не надо нам другой собаки. Я не хочу другую. Верни мне Ананаса.
ДРУГОЙ. Ничего не понимаю. Возьми салфетку, люди смотрят.
ЖЕНЩИНА. Какой же ты невыносимо тупой.  
ДРУГОЙ. Так, давай без грубостей. Я понимаю, собака умерла, но это еще не повод.
ЖЕНЩИНА. Верни мне собаку. Это ты можешь? Нашу собаку…
ДРУГОЙ. Так, пойдем отсюда…

Другой встает. Женщина продолжает сидеть, рыдает. Затемнение. 


19 СЦЕНА

 Квартира Марата. Марат выходит из ванной, идёт на кухню, садится на стул. Марат сидит какое-то время, посматривая на настенные часы. Марат задирает рукав рубашки, смотрит на шрамы.

Звонок в дверь. Марат быстро опускает рукав, идёт в прихожую, открывает дверь. На пороге стоит Альберт. Невысокий, полный мужчина с залысиной и в очках. На лице редкая бороденка и акне. Голос у Альберта очень высокий. 

МАРАТ (пауза). Здравствуйте.

Альберт молча входит в квартиру, не касаясь Марата, он будто бы вдавливает его в квартиру. Альберт вяло протягивает Марату свою расслабленную мягкую кисть. Марат пожимает руку. 

АЛЬБЕРТ. Я Альберт.
МАРАТ. Очень приятно. Марат… Можно не разуваться. Проходите.

Марат пропускает Альберта первым на кухню, тот идет не спеша, всё осматривая. Пройдя на кухню, Альберт будет без остановки прикасаться, брать и поглаживать все кухонные предметы, попадающие под руку (за исключением колющих и режущих). За это время он ни разу не посмотрит на Марата.

АЛЬБЕРТ. Значит, тебе нравится, когда за тобой наблюдают?
МАРАТ. Не совсем. Просто я хочу, чтобы кто-то был рядом, когда я…
АЛЬБЕРТ. Прекрасно…
МАРАТ. Думаете?
АЛЬБЕРТ. Конечно… Голым?
МАРАТ. Не понял… Нет, я буду в одежде.
АЛЬБЕРТ. Нет-нет, ты хочешь, чтобы я был голым?
МАРАТ (пауза). Нет, конечно, не надо быть голым. Лучше так, как есть. Как сейчас. В этой одежде.
АЛЬБЕРТ. Хочешь, чтобы я к тебе прикасался?
МАРАТ. Нет, этого тоже не надо. Просто сидите рядом и всё… Можете говорить о чём-нибудь. Неважно. Можно о чем угодно.

Альберт подходит к окну, за окном космос. 

АЛЬБЕРТ. Красивый вид. (Пауза.) Хочешь, чтобы я себя трогал?
МАРАТ. В каком смысле?
АЛЬБЕРТ. Ну, чтобы я себя за разные места трогал. Хочешь?
МАРАТ. За какие места?.. Нет, я не совсем…
АЛЬБЕРТ. Например, за левый сосок. А потом за правый… И за разные другие места. 
МАРАТ. Нет, я не знаю, если честно. Я не думаю… Я не буду смотреть на вас, я в это время умирать буду… Вы ведь знаете? Вы ведь согласились?
АЛЬБЕРТ. Секс – это маленькая смерть.
МАРАТ. Что?
АЛЬБЕРТ. Секс – это маленькая смерть… Такая фраза.  
МАРАТ. Никогда не слышал.   
АЛЬБЕРТ. Потому что у тебя не было секса. Не было этой прекрасной маленькой смерти. (Пауза.) Значит, я могу себя трогать?
МАРАТ. Я не знаю… Зачем вам это?
АЛЬБЕРТ. Как зачем? Чтобы всем было приятно.
МАРАТ. Мне не будет приятно, я же буду умирать. И потом… То есть, мне будет, конечно, всё равно. Но я не хотел бы, чтобы перед моей смертью кто-то рядом трогал свои соски.
АЛЬБЕРТ. Почему?
МАРАТ. Это очень странно.
АЛЬБЕРТ. Думаешь, странно?
МАРАТ. Думаю, да.
АЛЬБЕРТ (пауза). И не только соски.
МАРАТ. Да, и не только соски. Тем более.  
АЛЬБЕРТ. Странно.
МАРАТ. Ага.
АЛЬБЕРТ (пауза). Но это ни на что не повлияет… В это время ты будешь умирать.
МАРАТ. В общем, да, но… Мы не настолько близки, чтобы делать такие вещи.
АЛЬБЕРТ. Ты собрался умирать при мне. Разве это не близость?
МАРАТ. Думаю, это другое…
АЛЬБЕРТ (пауза). Так давай познакомимся поближе.
МАРАТ. Я бы не…(Пауза.) Это всё очень странно.
АЛЬБЕРТ. Не бойся… Потрогай мои соски, они тебя не укусят. 
МАРАТ (пауза). Знаете, я передумал. Я решил, что не буду убивать себя. Я понял, что это была ошибка… Теперь за мной не надо наблюдать.  
АЛЬБЕРТ. Так даже лучше. Не люблю, когда кровь… Можем просто полежать в ванной. 
МАРАТ. Вместе?
АЛЬБЕРТ. Верно.
МАРАТ. Нет, нет, нет, это точно нет. Никак. Вообще никак… Хотите, примите ванну без меня. Но лучше не надо… Извините, что отнял у вас время… На самом деле это была шутка. Я хотел узнать, поведется кто-нибудь или нет. Извините, если обидел вас.
АЛЬБЕРТ (пауза). Очень жаль.
МАРАТ. Да, это очень тупая шутка. Мне очень неловко и стыдно. Честно.  Я не хотел никого обидеть.
АЛЬБЕРТ (пауза). Потрогай. Они не укусят.
МАРАТ. Я не могу, извините. Не хочется. Нет желания. И еще у меня сейчас мама придёт. Она не оставляет меня надолго после того, как я уже резал вены…
АЛЬБЕРТ (пауза). Покажешь?
МАРАТ. Нет… Что показать?
АЛЬБЕРТ. Шрамы.

Пару секунд Марат раздумывает, затем подворачивает рукав рубашки. Альберт подходит ближе, смотрит на руку, легонько прикасается к шрамам. Марат одергивает руку. Альберт замирает, а потом быстро уходит в прихожую. Марат идет следом. Альберт оборачивается и впервые смотрит прямо в глаза Марату. 

АЛЬБЕРТ. Ты многое теряешь… Но если захочешь, напиши.
МАРАТ. Хорошо. Я напишу. Если захочу… Извините еще раз…

Альберт внимательно смотрит на Марата. Марат смущенно отводит глаза. 

АЛЬБЕРТ. А любовь?
МАРАТ (пауза). В каком смысле?
АЛЬБЕРТ. А любовь – это вечная жизнь.
МАРАТ (пауза). Наверное, да.
АЛЬБЕРТ. Не «наверное», а точно. Ты знаешь это, потому что уже любил…

Альберт прикасается пальцем к груди Марата, к тому месту, где внутри сердце. Альберт выдерживает паузу, а потом уходит. Марат сначала захлопывает дверь, но потом слегка приоткрывает её. Марат некоторое время сдерживает смех, а потом начинает истерично хохотать. Он смеется долго, смеется со слезами, падает на колени и опрокидывается на спину. Смеясь, он входит в ванную. Марат прямо в одежде запрыгивает в ванну, подняв фонтан брызг. Марат перестает смеяться, но все еще улыбается. Он ныряет и выныривает несколько раз подряд. Выныривает в последний раз и видит, как в ванную тихо заходит Зоя. 

ЗОЯ. У тебя дверь не заперта…

Затемнение.


ЭПИЛОГ

Космос. Такси на полном ходу мчит по направлению к Солнцу. В машине таксист и пассажирка. Голос навигатора: «До места назначения сто сорок миллионов километров, продолжайте движение прямо».

ПАССАЖИРКА. Что ты делаешь?
ТАКСИСТ. Земля находится на идеальном расстоянии от Солнца. Чуть дальше – и Земля бы замерзла. Ближе – и Земля бы сгорела. Это идеальное расстояние для того, чтобы Земля чувствовала любовь Солнца… 
ПАССАЖИРКА. Мы слишком близко, Марат. Разворачивайся.
ТАКСИСТ. Знаешь, большую часть жизни мы не находимся в состоянии любви. Это было бы, как если вести машину на повышенных оборотах постоянно. Это невозможно делать долго. Либо не справишься с управлением и разобьешься, либо движок заглохнет и встанешь. И может быть навсегда…  Любовь – это идея. И кто-то готов жертвовать всем во имя этой идеи, а кто-то нет.
ПАССАЖИРКА. Ты не чувствуешь какой жар?..
ТАКСИСТ. Да? Не чувствую. Надо ближе…
ПАССАЖИРКА. Останови машину!..
ТАКСИСТ. Она сама остановится, когда надо…
ПАССАЖИРКА. Ты псих!

Голос навигатора: «Продолжайте движение прямо». 

ТАКСИСТ. Любовь – это не то, когда всё ясно. Разве тебе не ясно? Любовь – это когда вообще невозможно понять, как этот человек существует на белом свете. Будто бы этот человек с другой планеты, и его надо оберегать без сна и отдыха. Понимаешь? Это когда дышать на него страшно, иначе испарится, когда прикасаться страшно, иначе рассыплется. Страшно, но больше всего хочется именно этого. Именно дышать, именно прикасаться.
ПАССАЖИРКА. Прекрати!

О крышу такси ударяется что-то. Таксист пытается разглядеть.

ТАКСИСТ. Опять это он. Всю машину раскурочил своей безумной башкой…
ПАССАЖИРКА. Остановись, Марат, я прошу!
ТАКСИСТ. Он тоже летит к Солнцу. Понимаешь?
ПАССАЖИРКА. Если не остановишь, я выпрыгну! 
ТАКСИСТ. Я не остановлю… Ты не умрешь от горя. Это единственное, в чем я ошибся.
ПАССАЖИРКА (пауза). Хорошо, хорошо! Постой! Постой, Марат! Теперь меня послушай! Слышишь меня? Это ты самый важный человек в своей жизни! Слышишь меня? Не я! И никто другой! Ты – самый важный человек! В тебе эта безумная любовь, только в тебе! Без тебя ее не станет. Не дай ей умереть. Она нужна, она меняет мир. Она – лучшее, что есть в этом мире. Она – самое ценное, что ты в себе несешь… Меня не станет, а она здесь будет всегда… Скажи мне это еще раз.

Таксист бросает руль. Голос навигатора: «Продолжайте движение прямо». 

ТАКСИСТ. Я люблю тебя.
ПАССАЖИРКА (улыбается). Вот видишь. Она на месте, и ничего с ней не случится. Никогда.

Перед такси возникает золотистый ретривер Ананас, он изо всех сил мчится к Солнцу, будто бы протаптывая путь для машины. Пассажирка смотрит на собаку и плачет. Таксист неотрывно смотрит на пассажирку, включает радиоспектакль. Марат и Зоя говорят свои реплики из 1 сцены, таксист и пассажирка повторяют их слова. 

«МАРАТ. А потом мы вместе состаримся и умрём в один день.
ЗОЯ. Мы еще даже не пожили, а уже состарились.
МАРАТ. Ну давай тогда куда-нибудь съездим, что-нибудь там поделаем…
ЗОЯ. Я очень хочу куда-нибудь поехать с тобой.
МАРАТ. Вот. А потом в другое место поедем и будем там вообще другими вещами заниматься…
ЗОЯ. В другое место мне тоже нравится.
МАРАТ. А потом мы будем спать в постели. Будем разное делать. Штуки всякие вытворять.
ЗОЯ. Обожаю с тобой разное делать и вытворять. Ты прекрасен в постели.
МАРАТ. Не смущай меня… А потом мы заведем собаку.
ЗОЯ. А можно мы в постель вернемся разное делать.
МАРАТ. Конечно, вернемся. Только в постель запрыгнет большая мокрая собака и помешает нам.
ЗОЯ. Противная собака.
МАРАТ. Но мы ее любим.
ЗОЯ. И никому не отдадим. 
МАРАТ. Хорошо, что мы с тобой нашли друг друга… Ты сделала меня счастливым человеком».
Таксист и пассажирка закрывают глаза.
«ЗОЯ (улыбается). Да уж.
МАРАТ. Не смейся, это правда.
ЗОЯ. Я знаю… Жалко, что так мало были вместе.
МАРАТ. Мало? Тебе мало? Столько лет прожили вдвоем, а тебе всё мало. Ненасытная.
ЗОЯ. На самом деле нет. На самом деле очень мало. Это всё у тебя в голове.
МАРАТ. Неважно. В голове или нет – неважно… У нас же дети замечательные, вспомни.
ЗОЯ. Я помню. Они лучше всех.
МАРАТ. Такие же красивые как ты и такие же умные как я.
ЗОЯ. Ты перепутал. Всё совсем наоборот.
МАРАТ. Ты хорошая мама.
ЗОЯ. Я стараюсь.
МАРАТ. А я тяжелый человек, но ты всё равно меня любишь.
ЗОЯ. Ты прекрасный человек. Таких как ты я не встречала.
МАРАТ.  Как мы нашли друг друга?
ЗОЯ. Чудо какое-то. Мы же идеально подходим друг другу.
МАРАТ. Мы как одно целое.
ЗОЯ. Так и есть».

Такси сливается со слепящим солнечным светом. Голос навигатора: «Вы прибыли на место назначения».  

Москва, 2020-2021 гг.







_________________________________________

Об авторе:  ДМИТРИЙ РЕТИХ 

Драматург, сценарист, прозаик, цисгендерный поэт. Родился в г. Кудымкар. Окончил сценарный факультет ВГИК в 2012 году. В разные годы входил в лонг- и шорт-листы драматургических конкурсов «Действующие лица», «МОНОЛИТ», «Ремарка». Дипломант конкурса «Исходное событие - XXI век» с пьесой «Лета впадает в Стикс». Член Союза писателей Москвы. Публиковался в сборнике «Новые писатели», в журналах «Октябрь», «Юность», «Литерратура». Победитель конкурса «Цех драматургов» с пьесой «Шочимики – цветочная смерть».скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
453
Опубликовано 01 авг 2021

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ