facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 187 октябрь 2021 г.
» » Поля Колмакова. ВАЛЕРА

Поля Колмакова. ВАЛЕРА

Редактор: Кристина Кармалита


(пьеса)



От автора: Четыре человека, проснувшись в темном незнакомом месте, ищут выход из лабиринтов подсознания. Комедийная хоррор-пьеса о том, что быть тупым не всегда плохо. 


Действующие лица:

ВАЛЕРА
НИНА
ФАИНА
КОНСТАНТИН 
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА
ДЕВУШКА, ЗАВЕРНУТАЯ В ШКУРУ
КАРЛИК
ХОР ДЕВОЧЕК 

 

Предисловие

Что же сказать мне тебе, мой юный читатель? Я убеждена, что тебе будет приятно читать мою сказку «Валера». Ты же, наверное, любишь сказки? Захватывающие истории? Приключения и погони? Я уверена, что очень! Теперь предлагаю тебе полюбить и мою интересную сказку. Полюбить её сильнее, чем самую настоящую и чистую и главную и трогательную и местами колючую и плакучую любовь всей твоей жизни.

Я искренне надеюсь, мой юный читатель, что эти забавные истории не оставят тебя равнодушным. Что эти милые и забавные диалоги будут тоненькими нотками отзываться в твоем маленьком теле каждый раз, когда кто-то чихнет, вскрикнет и охнет, или кроны деревьев зашумят знакомую мелодию в такт твоему горячему сердцу! 

Больше я не смею тебя задерживать! Дорогой мой юный читатель, ни одной твоей минуты я не украду боле.

Я отпускаю тебя в удивительный и невероятный мир приключений и, признаюсь совершено откровенно, страшно тебе завидую!

 

СЦЕНА 1

В темноте.

I 

Четыре еще совсем незнакомых друг другу человека просыпаются в странном месте.

НИНА. Здесь темно.
ФАИНА. Очень темно.
НИНА. Не могу найти выключатель.
ФАИНА. А вы думаете, он здесь есть?
НИНА. Определенно должен быть.
КОНСТАНТИН. Послушайте, вы слышите это?
НИНА. Нет.
КОНСТАНТИН. И я ничего не слышу. Погодите-погодите. А теперь?
НИНА. Нет.
КОНСТАНТИН. Да. И я ничего не слышу.
ВАЛЕРА. Давайте посчитаем, сколько нас здесь? Я буду первый.
НИНА. А я буду второй
КОНСТАНТИН. А я буду третий
ФАИНА. А я буду четвертый
ВАЛЕРА. А я буду пятый
ФАИНА. Послушайте, мне кажется, ваш голос уже был.
ВАЛЕРА. Да это я прикололся просто.
КОНСТАНТИН. Давайте подумаем, что же это может такое быть.
НИНА. Есть идеи?
ВАЛЕРА. Лес рук.
ФАИНА. Очень смешно, мы же не видим друг друга.
КОНСТАНТИН. У меня есть идея.
НИНА. Ну?
КОНСТАНТИН. Думаю, это лифт.
ВАЛЕРА. Гениально.
НИНА. Хорошо. Допустим. Если это лифт, значит.
КОНСТАНТИН. Значит, должны быть и кнопки.
ВАЛЕРА. Гениально.
НИНА. Не могу нашарить. И стены на лифтовые совсем не похожи.
КОНСТАНТИН. А какими они должным быть?
ВАЛЕРА. Обоссанными.
НИНА. С лифтом не получилось. Хотя идея была прекрасная. Давайте подумаем ещё. Может быть, это все, как в фильме Пила?
ФАИНА. А про что он? Я не смотрела.
НИНА. Там один психопат отлавливал людей и держал их в заточении, пока они не искупят свои грехи.
ВАЛЕРА. Гений.
НИНА. Я, правда, считаю, что это гениальный фильм. Они там такой сюжет завернули. Столько инсайтов открываешь в себе. И вот это маньяк, он вроде на первый взгляд, ну, тупо маньяк, да. А вот когда он начинает раскрываться, как персонаж, то получается, что он вполне себе идейный.
ВАЛЕРА. Так все равно же маньяк.
НИНА. Но идейный же.
КОНСТАНТИН. А за идею можно и людей кромсать?
НИНА. Я этого не говорила, вы перекручиваете мои слова сейчас. Нет, это, правда, интересный вопрос. Кто с мечом придет, от меча и погибнет. Да.
ВАЛЕРА. Бред.
НИНА. Короче, если бы мы были в фильме про маньяка, думаю, он бы уже давно обозначил себя. А пока этого не произошло. Значит, должно быть что-то другое. Давайте думать.
ФАИНА. Извините, а перекусить ни у кого не найдется?
КОНСТАНТИН. Как вы сейчас можете думать о еде?
ФАИНА. Вы знаете, я всегда думаю о еде в критических ситуациях. Ай, зачем вы меня ущипнули?
ВАЛЕРА. Да я просто проверил. Часто нервничаете?
ФАИНА. А это не ваше дело. Я, кажется, что-то нащупала.
КОНСТАНТИН. В какой вы стороне?
ФАИНА. Да откуда я знаю, где вы стоите.
НИНА. Ладно, опишите, что вы там нащупали.
ФАИНА. Это что-то мягкое и теплое. Так, оно теплое, оно мягкое, и оно большое. Господи, оно дышит.
КОНСТАНТИН. Мамочки!
НИНА. Прекратите панику!
ВАЛЕРА. Давайте все отбежим на безопасное расстояние и подумаем, что же это такое. Ай, твою за ногу. Ты мне все ноги отдавила.
КОНСТАНТИН. Простите, это я.
ВАЛЕРА. Так, давайте рассчитаемся снова.
НИНА. Да, хорошая идея, только без тупых шуток на этот раз. Все поняли? Я начну.
КОНСТАНТИН. Стойте! Мы здесь уже так долго, и даже не знаем кто мы и кто вы. Ни имен, ни профессий, ни возраста.
ФАИНА. Да, давайте называть номер и представляться.
ВАЛЕРА. Отлично, я, пожалуй, начну. Я первый, меня зовут Валера.
НИНА, КОНСТАНТИН, ФАИНА. Здравствуй, Валера.
НИНА. Кем вы работаете?
ВАЛЕРА. А это важно?
КОНСТАНТИН. Нет, я просто спросил, интересно же.
ВАЛЕРА. Я временно нигде не работаю.
НИНА. А где вы учились?
ВАЛЕРА. Я учился в Институте Пищевой промышленности. На пивовара.
НИНА. А есть такая профессия?
ВАЛЕРА. По-твоему пиво растет на ветках?
ФАИНА. Ладно. Хватит.
КОНСТАНТИН. Она права, у нас может быть очень мало времени.
НИНА. Или наоборот. Мы здесь застряли на долгие-долгие вечные годы.
ВАЛЕРА. Головой думай, что говоришь. Кто следующий?
НИНА. Давайте я. Меня зовут Нина. Я второй. Мне 25 лет, я художник-керамист.
ВАЛЕРА, КОНСТАНТИН, ФАИНА. Здравствуй, Нина.
ВАЛЕРА. То есть ты тоже безработная.
НИНА. Это почему?
ВАЛЕРА. А че это за профессия такая? Керамист, блин.
НИНА. То есть, ты никогда не слышал слово керамист.
КОНСТАНТИН. Это от слова керамика.
ВАЛЕРА. Гений.
ФАИНА. Не тратьте время на него.
КОНСТАНТИН. Меня зовут Константин, я химик. Я третий.
НИНА, ВАЛЕРА, ФАИНА. Здравствуй, Константин.
НИНА. А сколько вам лет?
КОНСТАНТИН. А как вы думаете?
НИНА. Откуда я знаю, Константин. Здесь темно, как в жопе. Вам может быть сколько угодно. От восемнадцати до сорока. Я попробую угадать. Вам сорок два?
КОНСТАНТИН. Холодно.
ФАИНА. Хм. Тридцать пять?
КОНСТАНТИН. Теплее.
ВАЛЕРА. Тридцать восемь.
КОНСТАНТИН. Очень холодно.
НИНА. Тридцать?
КОНСТАНТИН. Ну, почти. Вы были близки, Нина. Мне двадцать девять.
ВАЛЕРА. Хорошо. Что нам это дает?
КОНСТАНТИН. Ничего. Только то, что зная возраст человека, о нем можно кое-какие вещи предположить.
ВАЛЕРА. Бред собачий. Теперь пампушка.
ФАИНА. Меня зовут Фаина, мне почти сорок пять лет. Я работаю продавцом в маленьком магазине.
НИНА, КОНСТАНТИН, ВАЛЕРА. Здравствуй, Фаина.
НИНА. Что продаете?
ФАИНА. Да, безделушки всякие. Сережки, колечки, шапки.
ВАЛЕРА. Барахольщица значит.
ФАИНА. Я четвертый.
НИНА. Теперь давайте подумаем.
ВАЛЕРА. Я считаю, нам для начала нужно понять, что это там за предмет в углу.
КОНСТАНТИН. Да, возможно он очень опасен.
НИНА. Что это может быть? Как думаете?
ФАИНА. Медведь?
КОНСТАНТИН. Тигр?
НИНА. Человек?
ВАЛЕРА. Может жмурик?
НИНА. Нет, ну какой жмурик. Он же дышал. Фаина, он точно дышал?
ФАИНА. Точно-точно.
ВАЛЕРА. Друзья, а чего мы так затупили знатно. У кого-нибудь есть телефоны?
ФАИНА. Да проверяли уже, ничего не работает.
КОНСТАНТИН. Самый умный блин.
ВАЛЕРА. А. У меня есть зажигалка. Щас. Была где-то.
НИНА. Вы курите?
ВАЛЕРА. А это имеет значение?
НИНА. Нет.
ВАЛЕРА. Да, вот она.
НИНА. Мы можем сделать один вывод.
ФАИНА. Ну?
КОНСТАНТИН. Какой вывод?
НИНА. Что нас не похитили. Я сейчас объясню, с чего я это взяла. Если бы нас похитили, то тогда бы, наверное, с нами: а) связались бы уже давно б) забрали бы все личные вещи, которые могли бы нам помочь
ВАЛЕРА. Я нашел. Давайте, идите все сюда.
КОНСТАНТИН. А сюда это куда.
ВАЛЕРА. На мой голос.
КОНСТАНТИН. Все на месте?
ВАЛЕРА. Да. Давайте по номерам рассчитаемся. Первый.
НИНА. Второй
КОНСТАНТИН. Третий.
ФАИНА. Четвертый.
ВАЛЕРА. Все готовы? Итак, я сейчас зажигаю. Видно?
НИНА. Да-да. Валера, давайте помедленнее. Надо все осмотреть. Так, на стенах плитка.
КОНСТАНТИН. Значит мы не в лифте.
ФАИНА. Давайте посветим в угол.
ВАЛЕРА. Так, кто со мной пойдет?
НИНА. Я пойду.
КОНСТАНТИН. Нина, вы такая смелая девушка.
ВАЛЕРА. Что это?
НИНА. Это кажется одеяло. А кто под одеялом?
ВАЛЕРА. Ну, подними блин и посмотри, если тебе так интересно.
КОНСТАНТИН. Господа, ну что там?
ВАЛЕРА. Чшшшш.
ФАИНА. Чего вы там шипите на нас?
КОНСТАНТИН. Вдруг оно проснется.
ФАИНА. А что оно?
КОНСТАНТИН. Я не знаю.
НИНА. Что? Что ты делаешь?
ВАЛЕРА. Не ссы, я хочу потрогать это.
НИНА. Валера, не надо.
ВАЛЕРА. Тихо. Шевелиться…
НИНА. Что?
ВАЛЕРА. Оно шевелиться…
НИНА. Блять…
ВАЛЕРА. Оно просыпается. Нина, бежим… Ай, твою мать.
ФАИНА. Что случилось?
ВАЛЕРА. Обжегся.
КОНСТАНТИН. Давайте я посвечу.
ФАИНА. А я подую.
НИНА. Тихо. Слышите?
КОНСТАНТИН. Оно встало. Идет по комнате.
НИНА. Зажги свет. Зажги его, Костя.
ВАЛЕРА. Нет, Костя, не зажигай. Тихо. Оно поет.
НИНА. Я не слышу.
ВАЛЕРА. Поет. Оно.

II 

Фигура встает неподалеку от четырех людей, запертых в неизвестном месте. Они не видят её, потому что боятся зажечь свет. Это в принципе понятно, на их месте любой из вас, дорогие мои смотрящие, боялся бы зажигать свет, тем более оказавшись в таких, скажем мягко, обстоятельствах. Если бы они видели её, то смогли бы разглядеть, что это женщина. Я не знаю, красивая она или уродливая. Это просто женщина, завернутая с макушки до пят в шкуру медведя, а может какого-то другого животного. Это
 неважно.

Подытожим без лишних слов, что мы имеем: четверых напуганных до усрачки людей и красивую (или уродливую) женщину, завернутую в шкуру. 

Что делает эта женщина?

Она поет. Поет, растягивая слова. Вот её текст:

ЖЕНЩИНА, ЗАВЕРНУТАЯ В ШКУРУ. Приходи ко мне, милый мой, я тебе заберу домой. мое сердце не спит, все мается. моя душа с твоей целуется. поскорее приплывай, милый мой, лодка твоя качается. я на берегу, тебя берегУ, а любовь моя не кончается. у меня в руках младенЕц лежит, и по сторонам озирается. выходи на берег, моя любовь, это лодка твоя качается. посмотри на сына на моего, его тело омытое я держу. это лодка твоя качается, это жизнь младенца кончается.

Этот текст женщина, завернутая в шкуру, будет петь по кругу. Пока не настанет момент «АХ». 

ВАЛЕРА. Посвети на нее.
НИНА. Ты уверен?
ВАЛЕРА. Других идей нет. Меня уже тошнит от этой песни.
КОНСТАНТИН. Так. Давайте на раз, два, три.
ВАЛЕРА. Три. Что видишь?
КОНСТАНТИН. Она замолчала.
ВАЛЕРА. Она в шубе.
ФАИНА. Спиной стоит.
НИНА. Тихо, поворачивается. Повернулась.
ЖЕНЩИНА, ЗАВЕРНУТАЯ В ШКУРУ. Нина, Нина, скажи, почему лицо твоего сына мягкая липкая тыква?
ФАИНА. Отче наш, иже еси на небеси…

Вот на этом месте Женщина, обернутая в шкуру бежит на Нину, но падает и как будто испаряется в воздухе, над головой Нины. В дальнем углу открывается маленькая дверь. Из неё виден свет. 


СЦЕНА 2

В интерьерах. 

ВАЛЕРА. Что это было?
НИНА. Не знаю.
ФАИНА. Нина, вам знакома эта девушка?
ВАЛЕРА. Ну и где мы теперь?
КОНСТАНТИН. Понятия не имею, по крайней мере, здесь хотя бы светло.
ВАЛЕРА. Знаешь, Нин, а я тебя представлял. Ну. Красивее, что ли.
НИНА. Да пошел ты.
ВАЛЕРА. Да постой, не обижайся. Это же комплимент. Ну, типа, голос у тебя такой, сексуальный. Низкий.
КОНСТАНТИН. Смотрите. Здесь есть телевизор.
ВАЛЕРА. Да вообще эта комната похожа на спальню моей бабки. Вон, и ковры такие же. И сервиз в стенке, и календари с президентом.
ФАИНА. Нет!
ВАЛЕРА. Да чего тебе?
ФАИНА. Давайте ничего здесь не трогать, да? Мы ведь все ещё не знаем, где мы.
НИНА. Аааа. Я знаю-знаю. Это как в фильме Клаустрофобы.
ФАИНА. А что там было? Я не смотрела.
НИНА. Там герои попадают в такой же квест. Только их там убивают по одному. Но в конце один из них должен получить миллион. Константин, не надо на меня так смотреть.
ВАЛЕРА. Так-так. Давайте. По порядку. Первый.
НИНА. Второй.
КОНСТАНТИН. Третий.
ФАИНА. Я четвертый.
КОНСТАНТИН. Отлично. Я думаю, вполне разумно не касаться никаких предметов. Но, вы должны, просто обязаны согласиться, мы не можем просто так здесь стоять.
НИНА. Хорошо, тогда что ты предлагаешь нам делать?
КОНСТАНТИН. Давайте исследовать. Я начну с телевизора, Фаина, посмотрите все шкафы, Валера, а вы тогда изучите, не стоят ли тут камеры.
ФАИНА. Думаете, они за нами наблюдают? Нет, это просто кино какое-то.
КОНСТАНТИН. НИНА.
НИНА. Это я.
КОНСТАНТИН. Вы смотрели очень много фильмов ужасов.
НИНА. Это чистая правда.
КОНСТАНТИН. Скажите, где обычно герои ищут подсказки?
НИНА. Хм. Во всяких потайных местах, кажется. Иногда на багетах, картинных рамах, в ножках стульев и дверных косяках. А иногда в каких-нибудь всратых игрушках. Типа куклы из Проклятия Аннабель. Смотрели?
ФАИНА. Нет.
НИНА. Хотите, сюжет перескажу?
ФАИНА. Нет, не надо, пожалуйста.
ВАЛЕРА. Я, кажется, что-то нашел!
ФАИНА. Ого.
КОНСТАНТИН. Доставай!
ВАЛЕРА. Тяжелая, конечно, дрянь.
НИНА. Это шкатулка.
ВАЛЕРА. Да у моей бабки была такая же. И шкаф этот ублюдский лакированный тоже. И стол складной обклеенный засранным линолеумом.
КОНСТАНТИН. Смотрите!
ВАЛЕРА. Это же куча мусора.
НИНА. Здесь обрывки какие-то. Похоже на записки. Ещё фотографии. Есть фигурка ангела, похожа на ёлочную. Такие обычно старухи и хипстеры вешают себе на елку. Ещё браслет красивый. Посмотри, переливается. Что это такое?
ВАЛЕРА. Похоже на изумруд.
НИНА. Настоящий?
ВАЛЕРА. Да я откуда знаю. Я пивовар, а не ювелир.
КОНСТАНТИН. Я хочу посмотреть, что там написано, в этой записке.
ФАИНА. Константин, может быть, не стоит. Подумайте.
НИНА. Да, вдруг там заклинание и если его прочесть, то можно вызвать духов, как в фильме Хижине в лесу.
ФАИНА. Посмотрите только, какая красота. Какой очаровательный плюшевый мишка. Такой крошечный, удобно брать с собой. У меня в магазине много таких забавных вещичек. Когда к нам заглядывают родители с детьми они никогда не уходят от нас без каких-нибудь маленьких подарочков. Обожаю радовать детей! Они всегда такие благодарные. У меня есть одна любимая семья, просто картинка. Там мама, папа, два сыночка. И уж как они балуют своих малышей, это что-то. Невозможно оторваться. Только не дают им конфет. Представляете, дети, а растут без конфеток! Сердце разрывается. Но я немного хулиганю, признаюсь честно. Как только отворачиваются мамочка и папочка, я даю малышам маленькие шоколадные конфетки. Марсианка. Они у меня всегда с собой!
КОНСТАНТИН. «Солнце больше не светит
Над маковым полем
Вместо красных цветов
Долина чертополоха.
Черные кроны их
не касаются неба,
черные кусты наклонились к земле.
Покажи мне дорогу,
черный обелиск».
ВАЛЕРА. Зловеще.
НИНА. Ничего не происходит, Константин, можете открыть глаза.
ВАЛЕРА. Qu'est-ce que обелиск?
НИНА. Это такая высокая штука каменная. В Египте символ солнца.
ВАЛЕРА. А почему черный?
НИНА. Так солнца нет, ну.
ВАЛЕРА. Гений.
ФАИНА. Господа! Господа! Обратите внимание?
КОНСТАНТИН. Что-то ценное?
ФАИНА. Я нашла юлу.
ВАЛЕРА. Удивительно.
ФАИНА. Нет, посмотрите, какая она милая. Видно, что вещь антикварная. Немного заржавела, конечно, но все-таки. Я прям вижу, как в неё играли малыши своими крохотными ручками. Ой, а посмотрите сюда! Здесь целая коробка с детскими игрушками. Я просто обожаю детей! Их маленькие розовые щечки! Посмотрите, какая пирамидка! А неваляшка! Ох, как я в детстве мечтала обо всех этих игрушках. Я вообще страсть как любила играть в дочки-матери, прям с утра и до самого вечера, играла и играла, пока с ног не свалюсь. Засыпала и думала, скорее бы утро настало, чтобы снова сюсюкать мою Аришку, так я назвала свою куклу. А когда приходили подружки, мы все раскладывали своих кукол! Сами шили им одежду, мастерили мебель. Да-да, все своими ручками, вот этими! Это вам не то, что сейчас, все готовое. А вот тогда, это я понимаю, мелкая моторика огого как работала. Приходили ко мне все девочки со двора, а у нас была самая большая квартира. Мы вот так брали, раскладывали наших кукол, и получался у нас настоящий детский сад. Представляете! А вот однажды пришла ко мне в гости девочка из соседнего подъезда, наши мамы дружили и вот, она. Ух. Ужасное преступление. Украла мою куклу. Нет, возможно, у неё дома не было такой красивой, но ведь она могла просто попросить. Просто попросить и я бы отдала обязательно, мне для людей вообще ничего не жалко. Я очень щедрый и благородный человек. Но, увы, воровства я простить не смогла и с позором. Да-да. Не смейтесь. Именно с позором выгнала её и больше никогда не приглашала в гости.
ВАЛЕРА. Потрясающе.

III 

Три человека, которые на этот раз оказались в более комфортных условиях, включают телевизор. На экране программа «Cто к одному» и её бессменный ведущий Александр Гуревич. Три человека подошли к экрану и с интересом смотрят. Фаина копошится в углу и рассматривает детские игрушки. В середине шоу выходит группа девочек и стоит, взявшись за руки. Они все одеты одинаково, в духе «новогодняя елка ДК имени Ленина 1999 год», у них у всех одинаковые лица. Девочки встают в хоровод. Вращаются по кругу. Стремительней и стремительней. Неведомая сила выталкивает их из телевизора. 

Снова напуганные до усрачки три человек, как тараканы разбегаются по комнате.

Девочки окружают замершую в позе леденящего душу ужаса Фаину. Поют ей куплет и припев из песни В. Цоя «Последний герой».

Вот эти куплет и припев. Они будут его петь до тех пор, пока не наступит момент «АХ».

ДЕВОЧКИ. Утром ты стремишься скорее уйти,
Телефонный звонок, как команда "Вперёд!"
Ты уходишь туда, куда не хочешь идти,
Ты уходишь туда, но тебя там никто не ждёт!
Доброе утро, последний герой!
Доброе утро тебе и таким, как ты,
Доброе утро, последний герой.
Здравствуй, последний герой!
ФАИНА. Уходите! Идите прочь! Богородица пресвятая дева, помилуй мя
ВАЛЕРА. Фая, беги!
ФАИНА. Помогите мне!
ДЕВОЧКИ. Можно нам играть в твои игрушки?
ФАИНА. Убирайтесь в ад!

Фаина бросает в хор девочек пластиковым одноглазым медведем. Девочки, так же как и женщина в шкуре, растворяются на месте.

За телевизором открывается еще одна потайная дверь.


СЦЕНА 3

В чулане.

ВАЛЕРА. Срань какая-то.
НИНА. Фаина, отдышитесь! Присядьте, вот сюда.
НИНА. Как вы себя чувствуете?
ВАЛЕРА. Как? Как она может себя чувствовать? Я кирпичей навалил, а уж она тем более.
ФАИНА. Чуть с ума не сошла, это правда.
КОНСТАНТИН. Друзья, давайте зададим себе главный вопрос. Что это?
ВАЛЕРА. Ты че, записку с собой взял? Да это же просто какой-то детский стишок, ну. Лучше давайте подумаем, что ЭТО за херня!
НИНА. Так. Без паники. Я знаю, что делать. Давайте для начала сядем в круг. А, это очень кстати.
ВАЛЕРА. Что ты нахрен делаешь?
НИНА. Я черчу белый круг, ведь по счастливой случайности здесь оказался кусок белого мела. Я черчу его для того, чтобы всякие говнари нас не достали. Давайте. Кучнее, кучнее, друзья
ВАЛЕРА. Все сели. Давайте рассчитаемся. Я первый.
НИНА. Я второй.
КОНСТАНТИН. Я третий.
ФАИНА. А я четвертый.
НИНА. У кого есть идеи, где мы?
ВАЛЕРА. Ну, сейчас мы в каком-то загажнике. Вон там швабры в углу, всякое говно навалено.
КОНСТАНТИН. Я знаю, где мы. Это чулан.
ВАЛЕРА. Ну, это гениально.
КОНСТАНТИН. Это мой чулан. Из детства.
НИНА. Так! Это уже интересно. Тебя здесь запирали?
КОНСТАНТИН. Нет.
НИНА. Твои родители приковывали тебя здесь к батарее и не выпускали месяцами?
КОНСТАНТИН. Нет.
НИНА. Однажды, когда ты был маленьким, ты увидел, как твой отец добивает здесь черенком лопаты окровавленную девушку, которая повернула голову в твою сторону и посмотрела на тебя так, что ты навсегда запомнил её и теперь, тебя преследует чувство вины, а флешбеки от увиденной кровавой картины не дают тебе ночью заснуть, так?
КОНСТАНТИН. Нет.
НИНА. А, а может ты увидел, как твой отец снимает хоум муви с твоей подругой детства и зажег баллон с газом?
КОНСТАНТИН. Это фильм «Эффект бабочки»… Мои родители прекрасные добрые люди, которые всегда относились ко мне с любовью и уважением. То, что вы говорите, оскорбляет меня до глубины души.
НИНА. То есть в этом чулане никто не умирал?
КОНСТАНТИН. Нет.
ВАЛЕРА. Отстой.
НИНА. У меня есть идея. Я знаю, где мы. Я думаю, что это лимб.
ФАИНА. Нет-нет, это исключено. Я православная, нет у нас никаких лимбов.
ВАЛЕРА. What is it лимб?
КОНСТАНТИН. Место между раем и адом. Туда попадают добродетельные нехристиане, и некрещеные младенцы. Но я думал, что лимба уже не существует…
ВАЛЕРА. Ты крещенный?
КОНСТАНТИН. Да. А вы?
ВАЛЕРА. И я.
ФАИНА. Так что никакой это, дорогая моя, не лимб. Потому что если бы это был лимб, что в таком случае здесь делаю я? Я крещенная, я ношу крестик, знаю молитвы, читаю псалмы и Евангелие.
ВАЛЕРА. А как выйти из лимба?
НИНА. Никак.
ВАЛЕРА. Отстой.
НИНА. Смотрите, что думаю я. Мы все здесь. Нас четверо. А это значит, что у нас четверых есть какая-то общая история. А? Как вам такое? Да, у нас всех есть что-то общее. Дата рождения, например, какие-то люди, которых мы встречали, хм, как в Пиле, помните, я рассказывала, там все было завязано на одном человеке. Валера, у тебя когда день рождения?
ВАЛЕРА. Восьмого сентября.
НИНА. Отпадает. У меня двенадцатого апреля.
КОНСТАНТИН. Господа, мы с вами игнорируем очевидное. Понимаете? Что вы молчите, то есть никого из вас не смутили те странные вещи, которые мы видели в предыдущих комнатах? Разгадка кроется именно в них, думаю.
ФАИНА. Нина, вы знакома была та женщина?
НИНА. Да, простите, я вас обманула, чтобы не привлекать внимание и не сеять ещё большую панику.
ВАЛЕРА. И кто это был?
НИНА. Это я.
ВАЛЕРА. No way!
НИНА. Мне часто снится сон с этой шкурой. Я расскажу подробно, вот. Мне снится прекрасный белый песок. Он такой белый, что как будто бы это не песок, а белый-белый пушистый снег, только он сухой, не мокрый. Он такой белый, что глазам так больно смотреть на него. А на берегу моря, во сне я уверена, что это море, стоит деревянный рыбацкий дом с крохотной покосившейся калиткой, заборчиком таким. На заборчике висят вязаные коврики и сушеная рыбка. И вот в этом сне, значит, я всегда стою на берегу и жду своего мужа, кстати, я не замужем, поэтому я не помню, как выглядит этот человек, но мне кажется, он просто нереально красивый. И накаченный. Вот. Во сне я стою у калитки и вижу, как он плывет ко мне. Но плывет не на лодке, а сам, кролем или брасом. Ну, когда руки вот так из-за головы выкидывают, сразу две. И вот как будто у меня зрение как у зоркой птицы, я могу в воде разглядеть его руки, каждое его движение могу рассмотреть внимательно. Как пальцы работают гребком, как вода стекает со лба и затекает в рот. И я стою у порога, на берегу, а на мне почему-то, хрен его знает почему, огромная медвежья шкура. И вот под этой шкурой мне дико жарко. Тело потеет. А я снять ее не могу и все жду его, жду, жду его, жду, как сумасшедшая. Вот. А во сне я держу пеленку, а неё завернута тыква, но мне кажется, мне кажется, что это совсем и не тыква. Во сне эта тыква мой единственный дорогой сын. Вот. И обычно, все сны об этом мужчине и тыкве были такими: он плывет, а я тупо смотрю, а потом он в какой-то момент начинает плыть от меня и просыпаюсь, когда понимаю, что мой мужчина плывет не ко мне, а куда-то там, в другое место. И вот мне приснилось, что мой мужчина таки доплыл до меня, вышел на берег и спросил, а почему у тебя, дорогая, в руках липкая гнилая тыква. А я ему говорю, так, очень спокойно, с достоинством: «Потому что это, мой дорогой, твой сын, и он умер».
ВАЛЕРА. Вот это bullshit.
ФАИНА. Мурашки побежали.
НИНА. Вот с тех пор мне больше никогда не снился этот сон.
ФАИНА. Это кошмар?
НИНА. А вот знаете, нет, мне кажется, наоборот. Я ждала его каждую ночь, во сне я была счастлива, во сне я очень любила этого человека.
ВАЛЕРА. Ку-ку.

IV.

Пока четыре сосредоточенных на поиске скрытого смысла человека спорят, в том самом месте, где стоят швабры, происходит некоторое странное шевеление.

Константин с опаской косится в угол. Константин уже догадался, что теперь настала его очередь получить свою порцию настоящего неподдельного ужаса

Из угла, где стоят швабры, выпрыгивает уродливый немолодой лилипут, а возможно это все-таки Карлик. Знаешь ли ты, мой милый смотритель, чем карлик отличается от лилипута? Лилипуты напоминают собой маленьких детей, малышей страны Neverland, которые никогда не станут взрослым. Милые состарившиеся дети. Это лилипуты. А вот что же можно сказать о карликах? Ничего, кроме того, что у них непропорционально большая голова и крошечные ручки. 

Да, думаю, это все же Карлик. Веселый карлик в красном трико. Он подползает к белому кругу с криповой улыбкой, показывает на Костю и гладит себя по голове. 

Костя чувствует, как немеет все ниже живота, вот он уже не чувствует пальцев

Карлик медленно и плавно движется назад и вперед. Подпрыгивая, разворачивается лицом к Косте, щелкает языком и продолжает свое пугающее движение. 

ВДРУГ

Карлик застывает в странной позе: он как будто завис в воздухе, на одних только мысках. И как самая уродливая балерина на свете медленно вращается вокруг своей оси. 

Вот тут карлик начинает петь песню. Он будет петь её до тех пор, пока не наступит момент «АХ».

КАРЛИК. Мы танцуем с тобой наш последний медляк, я танцую убого, ты танцуешь никак. Дофига еще будет у нас медляков: у меня много телок, у тебя пацанов.
НИНА. Что делать!
ФАИНА. Ах!
ВАЛЕРА. Пошел отсюда в жопу, уродец!

Карлик грациозно прыгает в круг, но его отталкивает защитное поле.

КАРЛИК. Молодцы, ловко придумано.

Карлик подмигивает Косте и растворяется в воздухе. 

НИНА. Костя, вы плачете?
ВАЛЕРА. Да ты че, братан, это же просто наш глюк.
НИНА. Я не уверена. Мы же всех видели. И девочек мы до этого видели тоже. И женщину.
ФАИНА. Костя, скажите, а почему вы плачете?
ВАЛЕРА. Ну, все, отстань, не видишь что ли, не хочет разговаривать. И вообще, мужские слезы это золото.

За местом для швабр открывается дверь. Четыре уже привыкших пугаться до усрачки человека покидают безопасный круг. 


СЦЕНА 4

В туннеле.

ФАИНА. Слушайте, а куда, собственно, мы идем.
НИНА. Не знаю, но там, по-моему, свет какой-то.
КОНСТАНТИН. Мы в туннеле, только он какой-то странный, вы так не считаете? Ну, странно, здесь плюшевые стены, мы как будто в детской игрушке.
НИНА. Дорогая, я уменьшил детей?
ВАЛЕРА. Давайте за руки возьмемся? Чтобы не потеряться.
НИНА. Куда нам теряться, Валера?
ВАЛЕРА. Так надежней. Я первый.
НИНА. Я второй.
КОНСТАНТИН. Я третий.
ФАИНА. Я четвертый.
НИНА. Костя, скажите, почему вы заплакали?
КОНСТАНТИН. Это мое личное.
ВАЛЕРА. У нас тут нет ничего личного.
НИНА. Вы этого карлика знаете?
КОНСТАНТИН. Да ну вас. Я в жизни не видел никаких карликов. Я их боюсь, до смерти.
НИНА. То есть вы от страха заплакали.
КОНСТАНТИН. Нет.
ВАЛЕРА. Сопли подбери и рассказывай.
КОНСТАНТИН. Ну, это очень интимное. Но ладно, возможно, мы уже умерли, а значит и секретов у меня быть не должно. В этом чулане я прятался, когда был подростком. Когда меня обижали в школе, я прятался в чулане и плакал, чтобы не расстраивать своих родителей. Они у меня знаете, очень чувствительные люди, близко бы к сердцу приняли.
НИНА. Простите, а как вас обижали?
КОНСТАНТИН. А это важно?
НИНА. Ну, меня тоже в школе гнобили – за то, что я шла против системы. Может, это нас объединяет?
КОНСТАНТИН. Посмотрите на Валеру. Валера, вас в школе обижали?
ВАЛЕРА. Я сам кого хочешь обижу.
НИНА. А может это встреча жертв и палчей?
КОНСТАНТИН. И что? Нам нужно его убить?
ВАЛЕРА. Э. Вы че, дикие?
НИНА. Ладно, Костя, простите, а на чем вы остановились?
КОНСТАНТИН. На чулане. Вот. Я расплакался потому, что карлик запел эту песню.
ФАИНА. Я такой никогда не слышала.
КОНСТАНТИН. Конечно, это песня нашей с Ниной юности. Эта песня играла на выпускном. Я тогда решился пригласить на танец девушку, в которую был влюблен с первого класса. Её звали Ангелина. Я подошел и протянул к ней руки, чтобы пригласить на танец. А она убежала. Надо мной смеялась вся школа.
ФАИНА. Почему убежала?
КОНСТАНТИН. Мне неудобно об этом рассказывать.
ВАЛЕРА. Блин, братан, очень интересно.
КОНСТАНТИН. Дело в том, что я с подросткового возраста мучаюсь повышенным потоотделением. Иногда я так быстро бежал из школы домой, чтобы никто не заметил моего позора. Бежал, прижимая руки вот так, по швам.
НИНА. Бедненький.
ВАЛЕРА. Ха-ха-ха-ха.
НИНА. Вот из-за таких, как ты, к людям потом карлики приходят.
ВАЛЕРА. Это каких?
НИНА. Придурков таких.
ФАИНА. Кажется, мы на месте.

V 

Четверо уже вполне себе расслабленных людей, которые стали так близки, что даже готовы поделиться друг с другом сокровенными тайнами стоят у кованых бронзовых ворот. Ворота больше похожи на декорации из спектакля, который вроде готовили целый год, но вышел он так, будто сделали его только вчера, из палок и говна, собирая палки и говно, в городском парке неподалеку. Я надеюсь, дорогой смотрелкин, что ты можешь представить, какого же ублюдского вида были эти ворота. Тоненький каркас с кривыми завитками, отваливающиеся, как будто отгнивающие петли, ржавые прутья, которые украшали перекошенные горгульи рожи.

Сердца четырех неистово заколотились.

ФАИНА. Мое сердце буквально выпрыгивает из груди.

В этой сцене никто не выпрыгнет из-за угла и не споет до момента «АХ».

НИНА. Давайте их изучим.
ВАЛЕРА. Да я с ноги могу их вынести, блин.
НИНА. Тебе кажется, Валера. Они очень крепкие. Только выглядят слабыми, а внутри настоящий крепкий орешек.
КОНСТАНТИН. Нина, вы мне подмигнули?
ФАИНА. Господа! Господа! Здесь есть какие-то надписи, но я не знаю этот язык.
ВАЛЕРА. Дай посмотрю. Бля. Я тоже не знаю этот язык.
КОНСТАНТИН. Отойдите.
ВАЛЕРА. Ну че, умник? Че скажешь?
КОНСТАНТИН. Скажу, что это татарский. Все.
ВАЛЕРА. Потрясающе. Кто-нибудь знает татарский?
НИНА. Я знаю. Отойдите.
ВАЛЕРА. Ты татарка что ли?
НИНА. Так, ну, тут ваше имя. Я точно знаю, что это переводится как «отцы», «записка», а это как «карман».
ВАЛЕРА. А мне всегда очень нравились татарочки.
НИНА. А вот это слово это «секрет». Нет, не секрет. Что это ещё может быть.
КОНСТАНТИН. Ах! Я понял! Это может быть тайна.
ФАИНА. Хм, отцы и карман, тайна и записка. Шарада какая-то.
ВАЛЕРА. А ты татарка по матери или по отцу?
НИНА. Валера, отъебитесь, пожалуйста. Лучше вон, загадку разгадывайте вместе со всеми. Так, может быть, вы принадлежите к какому-то древнему роду? И только вы сможете открыть дверь?
КОНСТАНТИН. Я-я, не знаю. К обычному роду вроде бы всегда принадлежал.
НИНА. А вдруг, это вы нас своей силой вокруг себя объединили. Подумайте, Константин, может дело именно в вас?
ФАИНА. Я поняла! Вы избранный!
НИНА. Как Нео.
КОНСТАНТИН. Да ну вас, скажете тоже.
НИНА. Да! И чулан был ваш, карлик не смог проникнуть в наш круг, теперь эта надпись.
ВАЛЕРА. Константин, карман, отцы, записка. Я думаю, что отцы это предки. Ну, тут все логично. Костя, ты не избранный. Извини. Я знаю разгадку. Ты во второй комнате нашел зловещую писульку, да?
КОНСТАНТИН. Аггга.
ВАЛЕРА. Вот. Доставай её. Она же в кармане у тебя!
КОНСТАНТИН. Точно-точно! А как же мы с вами не догадались раньше. Валерий, вы гений!
НИНА. Костя, читайте. Давайте все ближе друг к другу встанем.
КОНСТАНТИН. Друзья, эх, была, не была! Я начинаю!
Солнце больше не светит
Над маковым полем
Вместо красных цветов
Долина чертополоха.
Черные кроны их
не касаются неба,
черные кусты наклонились к земле.
Покажи мне дорогу,
черный обелиск.

VI 

Ворота открываются. Открываются помпезно, под звуки фанфар. Из них вылетают павлины, выбегают антилопы, проносится стая диких енотов, два медоеда, четыре собаки, три попугая, одна коза, полчище тараканов, муравьи целой тропкой, восемь запуганных косуль, два журавля, десять барсуков.

Выплывают осьминоги, выползают каракатицы и осетровые породы рыб. Выходят корабли, вылетают самолеты, выезжают машины, дорогие и не очень, выкатывается бетономешалка, чтобы мешать бетон.

Вылезает поэзия, выпрыгивает силлабо-тоника, за ними спотыкается верлибр и белый, произведение и текст, речь и деконструкция, экзистенциальная связь субъектов, красные глаза революции, свидетельство об ушедших, пытки.

Появляется черный цвет всех войн, белые флаги, бардовые кресты, синий цвет демократии, запрещенные паблики в контакте, радуга.

Выходят мужчины и женщины, жены и мужья, театральные деятели, деятели всех культур мира, девочки и мальчики, насильники и их жертвы держатся за руки.

А последними вылетают 
Вера, надежда, любовь, софья.
Но так и остаются незамеченными для четырех – они уже сами не понимают, как себя чувствуют – человек. 


СЦЕНА 5


На поле. 

ВАЛЕРА. Где мы?
НИНА. Я не знаю. Темно. Может быть, мы вернулись в самое начало?
ФАИНА. Это форменное издевательство.
НИНА. Я это уже видела в фильме «Счастливого дня смерти». Девушка каждый раз возвращалась в один и тот же день. А потом оказалось, что за ней охотится её соседка по кампусу в костюме пупса-гиганта, а ей нужно было ее убить. Может быть, мы что-то сделали неправильно? Вам не кажется, что там были две развилки, но мы пошли налево?
КОНСТАНТИН. Теперь кажется.
ВАЛЕРА. Не было там ничего. Это твоя больная фантазия.
ФАИНА. Нет, господа, я больше не могу, я устала. Присяду здесь. Ай!
НИНА. Что такое?
ФАИНА. Не переживайте, поскользнулась.
НИНА. Валера, зажигалка осталась?
ВАЛЕРА. Ну, куда она денется. Да.
НИНА. Валера, посветите, пожалуйста.
ВАЛЕРА. Хах, что бы вы без меня делали.

VII 

Четверо, находящихся в замешательстве человек с надеждой смотрят на Валеру, протягивающего вперед руку с зажигалкой. 

КОНСТАНТИН. Вот сейчас! Я чувствую. Наступает момент истины, господа! Возможно, сейчас и решится наша судьба.

Валера чиркает зажигалкой. ИИИИИИИИ
Зажигается свет. Люди аплодируют. Кричат. Это студия программы, на табло закрытые и уже успевшие повернуться лицом к зрителю буквы. Девушка у табло улыбается так, что её и без того очень мааааленькие глаза растягиваются на крошечном лице
а
её зубы вот-вот готовы выпрыгнуть изо рта и поскакать по студии под веселую 
музыку.

ВАЛЕРА. Что это нахрен такое?
НИНА. Тише. Я знаю, что это.
ФАИНА. Я тоже.
КОНСТАНТИН. И я. Это Поле Чудес.
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Добрый вечер.
НИНА. Почему музыка остановилась?
ФАИНА. Кто вы?
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Стыдно не знать.
КОНСТАНТИН. Почему все эти люди замолчали?
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Вы помешали нашему веселью. Мы тут ужасно веселились, пока вы не пришли. Хохотали от души. Угадывали слова, дарили друг другу подарки. От чистого сердца. Хлоп-хлоп! Григорий, кресло!
КАРЛИК. Пожалуйста, дядя.
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Спасибо, Григорий, ты можешь пойти поиграть во дворе. Я вижу, у вас так много вопросов. А у меня для вас так мало ответов. Но если вопросов у вас будет мало, то возможно, и ответов хватит на все вопросы.
ЧЕЛОВЕК ЗА СТОЙКОЙ. Буква Б!
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Правильно! Крутите барабан! Вы готовы назвать слово? Ну что же вы стоите. Не стойте так, будто собираете бить меня по лицу, или так, будто я собираюсь бить вас. Смелее, присаживайтесь. Давайте говорить. У нас мало времени и нам, непременно, нужно вернуться к нашему веселью.
НИНА. Скажите. Ну. Где мы?
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. А разве вы не видите сами? Это Поле чудес.
НИНА. А почему?
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. По-вашему, разве есть что-то приятнее, чем играть с друзьями в веселые игры и угадывать всякие разные замудренные слова. Получать и дарить подарки. Вы что, не любите дарить подарки? А может, у вас нет друзей и вам просто не с кем играть в веселые игры? Если это так, то мне вас просто ужасно жаль. Я готов вам предложить поиграть с нами, но если вы откажетесь, никто не расстроится, потому что нам все равно.
НИНА. Нет, я очень люблю подарки. И друзья у меня есть, вроде бы. Но я не понимаю, почему мы здесь.
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Кышкылрты аглырта исук нан ирты хлиб.
НИНА. Красота в глазах смотрящего.
ФАИНА. Батюшка! Помилуй нас!
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Встаньте, дорогая, вы очень меня пугаете. И не надо так тянуть меня за штанину. Это мои самые любимые штаны. Штаны для игр. И скажите, милочка, зачем вы целуете мои руки?
ВАЛЕРА. Ха! Она думает, что вы. Ну, Бог.
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Я не Бог.
НИНА. А кто же вы?
ВАЛЕРА. Вы Якубович?
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Нет. Я лишь Человек в костюме Якубовича. Человек, который любит играть в забавные игры и дарить друзьям подарки.
НИНА. Что означали те видения? Что это были за образы? Песни?
КОНСТАНТИН. Причем тут карлик?!
НИНА. А девочки?
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Испрыл Барбарас кы нитровинак изюм.
НИНА. Любопытной Варваре на базе нос оторвали.
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Откуда мне знать, дорогие гости. Я просто кручу барабан. Это ваши видения, ваши образы, ваши песни, ваши девочки, ваши карлики и в сущности это только ваши загадки. Разве могу я ответить на ваши вопросы, видя вас впервые в жизни. Вы хотели бы, чтобы я мог поставить вам диагноз, всего один раз взглянув на ваши руки,
На линии на ладонях, на аккуратно подстриженные или нервно обкусанные заусенцы, на покрытые или не покрытые лаком ногтевые пластины
Между прочим, уникальных форм и размеров.
Но я не цыганка и не астролог, не таролог и не смешной усач, который угадывает цвет ауры.
Вы бы хотели, чтобы я поставил вам диагноз, используя только свой опыт. Но у меня нет опыта для вас, мой опыт есть для меня самого.
ВАЛЕРА. Давайте его убьем?
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Вы не можете меня убить, Валера. Я жив, пока длится игра, а игра будет длиться вечно.
НИНА. Откуда вы знаете наши имена?
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Я очень давно играю в игры.
ЧЕЛОВЕК ЗА СТОЙКОЙ 1. Буква Ц!
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Эх, незадача. Промах! Крутите барабан! Я вижу, Нина, как вы расстроены. Что ж, я ужасно не люблю, когда расстраиваются люди. Но я не люблю, если расстраиваются мои близкие люди, а близкие мне люди это мои друзья. Вы не мои друзья, но мы можем обязательно ими стать, только после того как мы
Поиграем в игру.
Но, в сущности, знайте, мне все равно. Я просто хочу, чтобы вы поскорее ушли. О! Я так сильно хочу, чтобы вы ушли, что готов говорить вам абсолютно все, что вы, мои дорогие любезные красивые люди, хотели бы услышать.
НИНА. Почему у всех у нас были видения, кроме одного человека?
КОНСТАНТИН. Да, почему Валера никого не встретил?
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Эти слова заставляют меня хмуриться. И даже немного об этом думать. Григорий! Будь добр, дорогой, позови врачевателя.
ЖЕНЩИНА, ЗАВЕРНУТАЯ В ШКУРУ. Где болит?
ВАЛЕРА. Нигде у меня не болит.
ЖЕНЩИНА, ЗАВЕРНУТАЯ В ШКУРУ. Мне все понятно.
ВАЛЕРА. Убери от меня эту хрень! Я даже не посмотрю, что ты женщина, отвечаю!
ЖЕНЩИНА, ЗАВЕРНУТАЯ В ШКУРУ. Дышите. Не дышите. Валерий, не дышите. А теперь дышите. А теперь не дышите. А теперь снова дышите. Дышите. Дышите. Дышите. Нет, а-а, не дышите. Дышите. А! Попался! Не дышите. Не дышите. Не дышите. Дышите. Дышите. Дышите. Хороший мальчик. А теперь дышите так, как будто вы видите красивую женщину, которую очень хочется шлепнуть, но нельзя, потому что вы едете в автобусе и боитесь осуждения. Ваша мама растила вас в любви и уважении, но истинная сущность, впитанная с молоком отца, рвется наружу, и вы из последних сил сдерживаетесь. А теперь не дышите. Хорошо. А теперь подумайте. Думайте, Валерий, интенсивней.
ВАЛЕРА. О чем? Убери эту штуковину от моего лица, ля.
ЖЕНЩИНА, ЗАВЕРНУТАЯ В ШКУРУ. Думайте о чем-то исключительно важном. Пусть это будет важно исключительно только всего лишь для вас персонально, а может и для всех людей в мире. Всех людей на планете. Что самое важно во всей галактике. Думайте только об этом, Валера. Думайте о том, что вы лишь песчинка в космическом бытии. Вы крупинка в океане идей. Вы щепотка в супе из мидий и помидоров черри. Вы маленькая ворсинка на пиджаке дирижера в консерватории, которая всех раздражает настолько, что никто даже не замечает вашего присутствия. А теперь не дышите. Не дышите. Не дышите. Не дышите. Никогда. Не дышите. Не дышите. Да кому это собственно нужно? Не дышите. Не дышите. Ну. Мне все понятно.
ВАЛЕРА. Эй, ты? Якубович, что она там тебе шепчет?
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Прояснилось. Спасибо, Анна-Мария. Милая, у меня есть ответ на ваш вопрос. Все очень просто. Я бы мог предложить вам самим построить догадки, но мне все равно, что вы поняли и подумали друг о друге. Мне страшно неудобно об этом говорить, признаюсь. Но на самом деле мне все равно. Я мог бы этого и не говорить. Но я скажу, ведь должен же я сказать хоть что-нибудь для того, чтобы вы, мои дорогие гости, ушли. Приготовьтесь. Это может вас шокировать, может вас расстроить, но я склоняюсь к тому, что вы просто не удивитесь. Итак. Валерий просто тупой.
ВАЛЕРА. Че?
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Да-да. Тупой. Но я не хочу вас обидеть, мой дорогой друг. Вы тупой, это здорово. Я вас поздравляю. Вы выиграли лотерею жизни, значит, жизнь проживете очень счастливую. А может быть нет, вы будете глубоко несчастны. В любом случае, нет в вашей исключительной тупости ни плохого, ни хорошего. Мне, признаться честно, все равно.
ЧЕЛОВЕК ЗА СТОЙКОЙ 1. Буква К!
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Правильно! Айбизлук кизил минаквар.
НИНА. Делу время, потехе час.
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Прошло уже достаточно времени. Я вижу, мои дорогие друзья, что вы так устали, и вам хочется поскорее покончить с этой ерундистикой. Могу предложить вам провести экзамен, а тот, кто правильно ответит на все мои вопросы, попадет в рай.
КОНСТАНТИН. А те, кто проиграют?
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Пойдут домой.
НИНА. Получается, мы не умерли?
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Нет.
ФАИНА. Тогда, позвольте, зачем нам ваш дурацкий экзамен?
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Я не знаю. Мне он не нужен. Я просто хочу, чтобы вы поскорее ушли, потому что вы отвлекаете меня от игры.
НИНА. Как нам попасть домой?
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Очень просто. Через дверь.
НИНА. А где эта дверь?
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. За кулисами.
КОНСТАНТИН. Мы не можем так просто уйти. Как же знаки? Как же записка? Как же вот это все. Зачем мы здесь? Как мы попали сюда?
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Пог найрелсти куз дамин.
НИНА. На бога надейся, а сам не плошай.
ЧЕЛОВЕК В КОСТЮМЕ ЯКУБОВИЧА. Это надо у вас спросить, дорогие мои. Вы были счастливы, мои хорошие друзья? Не отвечайте, я знаю. Предлагаю вам самим покрутить мой барабан, лучше нет, не так. Давайте покрутим его все вместе. Игра – занятие коллективное.

VIII 

Четверо самых обыкновенных людей на свете залезают на барабан. Человек в костюме Якубовича раскручивает его со всей силой, барабан крутится, как детская карусель. В студию возвращается музыка и смех.

Девушка у табло заботливо поворачивает буквы и улыбается, как американка в торговом центре. 

Выходит хор девочек в белых юбках. Они поют песню, но на этот раз момент «АХ» не наступит никогда.

НИНА. Фаина, я хотела спросить, а что это за девочки?
ФАИНА. А вот черт их знает.

Девочки поют.  

Конец







_________________________________________

Об авторе:  ПОЛЯ КОЛМАКОВА 

Родилась в Москве в 1996 году. Училась в Литературном институте имени Горького, семинар поэзии О.А. Николаевой. С 2017 года работает в Театральном Центре имени Вс. Мейерхольда. Поэт, драматург. Публиковалась на сайте «Полутона», в журнале «Формаслов».скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
566
Опубликовано 16 янв 2021

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ