facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
        Лиterraтурная Школа          YouTube канал        Партнеры         
Мои закладки
№ 180 апрель 2021 г.
» » Бану Кагарманова. ШАХТЕР

Бану Кагарманова. ШАХТЕР

Редактор: Наталья Якушина


(драма)



Действующие лица:

ВАСИЛЬ – шахтер, 25 лет
ГУЛЬНАР – жена Василя, 25 лет
ФЛЮРА – мать Василя
РИММА – мать Гульнар
ДИСПЕТЧЕР АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ (САН САНЫЧ) – мужчина в возрасте
АРСЛАН – 5 лет


ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

Квартира. На стене свадебная фотография Василя и Гульнар. Гульнар с чашкой ягод, фруктов на коленях сидит на диване и активно переписывается по телефону. Василь возвращается с работы.

ВАСИЛЬ. Привет.

Гульнар не отвечает. Делает вид, что не слышит.

ВАСИЛЬ. Хм... (Сам себе.) Привет, привет...

Раздевается, проходит к плите, открывает пустую кастрюлю.

ВАСИЛЬЕсть, что пожрать? Пожалуй, нет. О, сухари! (Ставит чайник.)
Мда... Весело живем! Счастливо! В благополучии и согласии. Хотя вроде бы в любви и согласии, не так ли? Ты же образованная, сутки напролет в обнимку с телефоном сидишь, ума, наверное, нахваталась в просторах инета, должна знать (открывает холодильник). И здесь мышь повесилась. Вот оно – древнее черно-белое кино: изображение есть, а звука нет. Немое кино! Если ничего не перепутал, третий же день в молчанку играешь, да, Гульнар?
Объясни мне, пожалуйста, с чего это мы в молчанку решили сыграть, ёк-макарёк? Что случилось? Разъясни на пальцах для особо одаренных, я же ничего не понимаю!
Надоело твое молчание. Отдельно спишь, еду мне не готовишь, одежду мою не стираешь, сына к своей маме отправила – что случилось?! Чем я провинился перед тобой?!
Если есть какая-то проблема, надо ее решать, а не замалчивать, ты это понимаешь? Вдвоем решать! Хм... Молчишь... Ок... Молчи дальше. (Берет телефон.)
Здорово, это Абдуллин. Как там? План смены выполняем? Техника как? Все вышли на работу? Нет, ничего не случилось (про себя). Надоело немое кино.
Если что, звякнешь. Да, выйду. Ок, бывай. (Включает телевизор.) Хоть с телевизором “поговорю” (На журнальном столике замечает салатницу.) О, салат!  

Когда Василь начинает есть салат, Гульнар встает и, взяв со столика салатницу, демонстративно выливает салат в мусорное ведро. 

ВАСИЛЬНу, что ты творишь?! (В сердцах кидает вилку, хватает Гульнар за плечи.) Чем недовольна, скажи, черт возьми? Который день мне душу выматываешь! Че ты губы надула?
ГУЛЬНАРОтпусти! Отпусти, тебе говорят!
ВАСИЛЬ. Пока не скажешь, что случилось, не отпущу!
ГУЛЬНАР. Ненавижу тебя!
ВАСИЛЬ. Уже лучше. Так, на что ты обиделась? Маму твою с днем рождения забыл поздравить, что ли? Или палас забыл вытряхнуть? Скажи!
ГУЛЬНАР. Я с предателями не разговариваю! Не трогай меня своими грязными лапами!
ВАСИЛЬ. Я предатель?! С какого перепуга я стал предателем? От безделья страдаешь? Или совсем отупела от бесконечного сидения со смартфоном?
ГУЛЬНАР. Фу-у, лжец, двуличный! Вот (из кармана вытаскивает листочек), доказательство твоей измены!
ВАСИЛЬ. Это что?
ГУЛЬНАР. Чек-квитанция из ювелирного магазина!
ВАСИЛЬ. Где ты его взяла? Опять рылась в моих карманах? 
ГУЛЬНАРУ-у, глаза бы мои тебя не видели! Кому подарил золотой перстень? Любовнице, конечно, кому же еще! Лучше бы купил своему сыну что-нибудь дельное, чем угождать дорогими подарками всяким шлюхам.  
ВАСИЛЬ. Ек-макарёк, я сейчас все объясню!
ГУЛЬНАР. Не нужны мне твои объяснения! (Закрывает уши.) А-а-а-а! Ничего не хочу слышать, ничего!
ВАСИЛЬ. Это я маме купил в подарок!
ГУЛЬНАРНичего не хочу слышать, ничего! А-а-а-а! Не желаю ни видеть тебя, ни слышать! Я подала на развод!
ВАСИЛЬ. Гульнар, ты че! Какой, на хрен, развод?! У нас же ребенок!
ГУЛЬНАР. О-о, вспомнил он о своем ребенке! Когда ты в последний раз с ним играл, гулял? Ну, скажи, раз на то пошло, скажи, когда?! Ты то на работе, то спишь, то в свою долбаную компьютерную игру играешь. А обещаний – с три короба! Кто-то там сто тысяч раз обещал сыну повести его на выходных на футбол или на рыбалку! Как же, повел он. А ребенок ждет! Мечтает с папой пойти вместе на рыбалку. А отец то выпимший лишь к ночи заявляется, видите ли, у кого-то там сын родился, и без него никак не могли отметить это грандиозное событие. То, выручая кого-то, остается на вторую смену, добродетель нашелся! Или еще какое-то архиважное дело появляется – и сын вновь побоку. И я тоже! Что я видела кроме этих четырех стен? Тебя, что ли, который вечно где-то пропадает? Мы даже в кинотеатр с тобой не ходим! От тоски можно сдохнуть. 
ВАСИЛЬ. Ходи сама, ты же не привязана к дому.
ГУЛЬНАРБудучи замужней, одной переться в кинотеатр? Я тебя за две недели предупредила о гастролях наших артистов, сама купила билеты, накрасилась, оделась, прическу себе сделала и сидела тебя ждала, как дура. А ты мне – шиш! После смены кому-то помогал перевозить мебель и забыл!  
ВАСИЛЬНу, хватит ворошить прошлое, не глупи, Гульнар. Ты же не оставишь Арслана без отца.
ГУЛЬНАР. На свете полно безотцовщины, я и сама выросла без отца, и ничего.
ВАСИЛЬ. Гульнар, раз сама выросла без отца, неужели хочешь, чтобы и Арслан прошел через это?
ГУЛЬНАР. Ты сам виноват. Это из-за тебя он может осиротеть. Если не можешь уделить достаточно внимания своей семье и не можешь обуздать свою похоть, так и ходи по шлюхам. А меня уволь!
ВАСИЛЬ. Не глупи, дура!
ГУЛЬНАР. Буду! Что хочу, то и буду делать. Ты мне отныне не указ. Ищи себе умную! Катись на все четыре стороны! Катись к своей Зипуге! Всяко, тебя ждет не дождется! Мамочка твоя будет счастлива!
ВАСИЛЬМаму не трожь! Что за мания вечно мою маму впутывать, ёк-макарёк. Что она тебе такого сделала?

Звонит телефон Василя. 

ГУЛЬНАРВозьми трубку, всяко твоя шлюха звонит!
ВАСИЛЬНенормальная... Алло! Да... конечно... выйду...Ок!

Собирается на работу.

ВАСИЛЬПоговорили, объяснились, как же... Бестолочь.
ГУЛЬНАР. Ой, а-то сам прямо мудрый из мудрейших!
ВАСИЛЬ. Я о себе и говорю. Ладно, я на работу.
ГУЛЬНАР. Можешь там и сдохнуть, реветь не стану.
ВАСИЛЬ. Дура... Могу ведь и не вернуться.
ГУЛЬНАР. Ой, напугал! Неужели у своей проститутки останешься?
ВАСИЛЬ. Ты сама слышишь, что говоришь? Так и тянет тебя поскандалить на ровном месте. Уймись, Гульнар. Забери свое заявление обратно.
ГУЛЬНАР. Нет! Развод – и точка!
ВАСИЛЬ. Ок, так уж и быть, разведемся! Убьем друг друга. Все надоело! А кольцо я и вправду матери купил. На ее день рождения. А промолчал, чтобы ты не возникала.

Уходит, сильно хлопнув дверью.

ГУЛЬНАР. Придурочный, дверь мне еще сломай! (Сняв тапочек, кидает в дверь. Показывает кулак фотографии Василя.) Как же, матери он купил. Деньги только так транжирит, нет, чтобы посоветоваться, обсудить. Ну и что, что ты сам их зарабатываешь... (Сняв второй тапочек, угрожает в сторону фотографии.) Эх-х... Что я видела в своей жизни, кроме деревни и этого шахтерского городка?! Ничегошеньки. Ты мне обещал золотые горы. Где они? Где машина, которую ты мне обещал подарить на мое 25-летие, ау? (Выглядывает в окно.) Может, там она стоит? Кукиш! Может, норковая шубка, тоже обещанная мне на днюху, висит в шкафу? (Распахивает двери шкафа.) Дважды шиш, шиш!

Звонит телефон.

ГУЛЬНАР. Да, мам... Только что ушел... Ну, как куда?! На работу, надеюсь... Распсиховался, чуть мне дверь не сломал придурочный... Мам, ты его не обзывай!.. Не хочу, чтобы ты его оскорбляла... Конечно, вся на нервах... Соседка, вон, съездила в Таиланд, а прежде слюнями брызгала, рассказывая о турецком олл инклюзив, а я вечно “денег нет – в Чишмах сидим!” Я, наверное, так и сделаю, возьму и поеду в Турцию... Так-то вчера узнавала... Да, есть... Говорю, деньги есть... Хм... Ладно, мам, попозже перезвоню. (Выключив телефон, вновь показывает кулак фотографии.) Нетушки, Василек, как говорит моя мама, я ничем не хуже других!  (Звонит по телефону.) Алло, это Абдуллина. Да-да, Гульнар Абдуллина. Я вам вчера звонила. Вы мне говорили насчет горящих путевок, ваше предложение, надеюсь, все еще в силе? Я только возьму документы и прибегу к вам. Самолет сегодня ночью?! Ой, да, конечно! (Вытаскивает чемодан, собирает вещи. Берет документы и деньги из шкатулки.) Своей мамочке заново поднакопишь, ну и что, что крыша дома протекает? У меня больше прав на эти деньги. Получишь ты у меня, Василек! Ищи меня, попереживай. Побудь в моей шкуре. Может, дорожить мной станешь! Ариведерчи! До свидос!
(Уходит.)


ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ 

Наверху через стекло видно диспетчерскую. Там Сан Саныч.
Внизу  шахта. Темно. С потолка капает, по стенам течет вода. Слышен гул вентиляции, машин. Идет, хлюпая сапогами, Василь. На каске горит фонарь. Через плечо перекинут “Самоспасатель”. Доходит до стационарного телефона на стене.

ВАСИЛЬАллё! Здорово, Сан Саныч, это опять я, Абдуллин!
САН САНЫЧЗдорово.
ВАСИЛЬЯ с отчетом.
САН САНЫЧ. Давай, докладывай.
ВАСИЛЬБыл на 420-ом горизонте, на пятом, шестом и седьмом орта´х (ортАх, - авт.) Обошел штрек. Я не знаю, почему твои датчики срабатывают на метан, но мой ручной датчик показывает, что уровень метана в норме. И на 580-ом, 610-ом горизонтах показатели в норме. На 650-ом горизонте в ДШ-а (доставочный штрек,  авт.) уровень метана немного зашкаливал, я остановил все работы, выпроводил всех рабочих из забоя. Включив вентилятор, больше часа там караулил, следил за обстановкой.
САН САНЫЧ. И?
ВАСИЛЬ. Все нормуль. Дал шахтерам “добро” продолжить работы. Кстати, на том же горизонте в 15-ом орту´ вентиляция отставала. Там тоже пришлось приостановить работы на два часа. Вызвал мастера, протянули вентрукав.
САН САНЫЧ. Сейчас как там?
ВАСИЛЬ. Порядок, дальше работают. Других нарушений нет. Смена протекает спокойно.
САН САНЫЧТочно?
ВАСИЛЬ. Сан Саныч, не боись, план выполним.
САН САНЫЧ. Ок, Абдуллин!
ВАСИЛЬ. Я к выходу пошел. По пути посмотрю седьмую сбойку.
САН САНЫЧ. Ок! Понял.
ВАСИЛЬ. Прощай!
САН САНЫЧ. Ты чего прощаешься, Абдуллин?! Тебе после смены в диспетчерской еще отчет писать (смеется). Так что до встречи.
ВАСИЛЬДа. Сам не знаю, с чего так брякнул, Сан Саныч.
САН САНЫЧ. Бывает. Эй-эй, Абдуллин, постой! Тут у меня датчик сработал! Уровень метана поднялся аж в два раза!
ВАСИЛЬ. Ёк-макарёк... Вот те на! В конце смены, как назло...
САН САНЫЧ. Что поделаешь, закон подлости, Абдуллин. Только соберешься смену сдать, вечно что-нибудь да приключается.
ВАСИЛЬ. Да ладно, больно я и не торопился домой. Была бы возможность, еще бы одну смену запросто отработал.
САН САНЫЧ. Ну, раз так, шуруй на 295-й горизонт, Абдуллин. Чё-то не нравится мне все это... От ДШ-а проверь-ка 15-й орт. Оттуда позвонишь, доложишь обстановку.
ВАСИЛЬ. Ок, Сан Саныч. На связи!     

Идет, аккуратно обходя лужи, проверяя трубы на стене, датчиком проверяя воздух, показатели записывает в блокнот. 

ВАСИЛЬ (споткнувшись, падает, снимает сапог, выливает воду). Черт побери, черт побери! (Психанув, сапогом бьет воздух.) Чего тебе не хватает, Гульнар? Да, я у тебя спрашиваю, чего не хватает, зараза такая? Крыша над головой есть, одеваешься прилично, так какого хрена тебе еще надо? Кинотеатр, прическа... Один раз в неделю с ребятами стресс, что ли, нельзя снять? Не-е, ей скандал подавай. У меня работа тяжелая, сука! Ты это понимаешь или нет? Не могу прямо, дура дурой! (Психуя, напяливает сапог и, поскользнувшись, опять падает.) Сука, сука! Замучала ты меня! Но я же всегда возвращаюсь и дома ночую, сука! Домой бегу! А дома что меня ждет? Твоя кислая, недовольная рожа. Сука!

Становится темно. И вдруг устанавливается звенящая тишина. Не слышно даже звука работающей вентиляции. У Василя фонарь восемь раз мигает (аварийный сигнал, - авт.). Выключается, затем вновь мигает 8 раз. Так и продолжается. Василь бежит к телефону на стене. В тот же момент издалека слышен страшный гул  с грохотом идет вода. Василя с ног сбивает воздушная волна. Еле встав, он поднимается на небольшую возвышенность и добирается до телефона, расположенного в трансформаторной нише. Набирает. Гул усиливается. В телефонной трубке  частые гудки. 

ВАСИЛЬ. Алло! Алло! Алло! Ёк-макарёк... (Кричит.) Сан Саныч, наконец-то! Что случилось? Откуда вода? Под ногами щепки, железо... Сан Саныч, вода все прибывает, она перекрыла выход. Все перекрыла!
САН САНЫЧ. Абдуллин, срочно к клети!
ВАСИЛЬ. Сан Саныч, выход перекрыт. Везде вода! Ледяной рассол с пульпо´й!
САН САНЫЧ. Абдуллин, постарайся выйти!
ВАСИЛЬ. Не получится! Говорю же, вода выход перекрыла!
САН САНЫЧ. Ты где сейчас, Абдуллин?
ВАСИЛЬ. На 295-ом горизонте, в нише 15-го трансформатора. Рассол уже по колено. Сан Саныч, что случилось? Знал бы ты, как я тут перепугался, сердце в пятки ушло. 
САН САНЫЧ. Абдуллин... вся вода, что была в карьере, обрушилась в шахту.
ВАСИЛЬ. Твою ж дивизию... Там же воды... Бог ты мой... Все дно карьера было полно воды...
САН САНЫЧ. Да...
ВАСИЛЬ. Мне что делать, Сан Саныч?
САН САНЫЧ. Что делать, ждать.
ВАСИЛЬ. Когда меня освободят?
САН САНЫЧ. Жди, Абдуллин. Спасателям сообщили, они уже едут.
ВАСИЛЬ. Ок. Я на связи. На 295-ом горизонте, Сан Саныч.
САН САНЫЧ. Понял, Абдуллин. Постарайся забраться на трансформатор. Не стой в ледяном рассоле.
ВАСИЛЬ. Ок.
САН САНЫЧ. До связи!
ВАСИЛЬ. Ок. Сейчас попробую телефон дотянуть до трансформатора, может, длины кабеля хватит...

Василь по пояс в воде тянет телефонный провод до трансформатора. Ему это удается. Он забирается на трансформатор, телефон вешает на потолок. От холода у него стучат зубы. Вновь все вокруг окутывает темнота. Слышно, как тикают часы. В темноте светится лишь фонарь Василя. Посмотрев на часы, он звонит по телефону.

ВАСИЛЬ. Сан Саныч, это я, Абдуллин.
САН САНЫЧ. Узнал. Повиси на линии чуток, Абдуллин (говорит урывками по другим телефонам). На 560-ом горизонте в штреке два ПДМ-щика, на 320-ом горизонте, на 15-ом орту´ мастер и три шахтера... Записали? Хорошо. Алло, Абдуллин?
ВАСИЛЬ. Я здесь, Сан Саныч. Какие новости?
САН САНЫЧ. Горноспасатели пришли, Абдуллин. Ведутся спасательные работы. И из Москвы спасатели вылетели. Даже генералы.
ВАСИЛЬ. Неужели все так плохо, Сан Саныч?
САН САНЫЧ. Ну, как... Все, как при чрезвычайных ситуациях, Абдуллин.
ВАСИЛЬ. Все успели выйти из шахты?
САН САНЫЧ. Увы, нет, не все.
ВАСИЛЬ. ...сколько нас здесь?
САН САНЫЧ. В настоящий момент ведутся спасательные работы. Конкретных данных пока нет.
ВАСИЛЬ. Хоть какая-то надежда есть, Сан Саныч?
САН САНЫЧ. Надежда она всегда есть, должна быть, Абдуллин. Ты сам как?
ВАСИЛЬ. Все без изменений, кроме воды – ее все больше и больше. Я ног не чувствую.
САН САНЫЧ. Абдуллин, я же сказал тебе забраться на трансформатор! Ты чего не слушаешься? Рассол же разъедает кожу, мать твою!
ВАСИЛЬ. А я, думаешь, где, Сан Саныч? На трансформаторе.
САН САНЫЧ (про себя матерится). Ах, чтоб тебя...
ВАСИЛЬ. Был вынужден окунуться в рассол, ну, чтобы телефонный провод дотянуть до трансформатора. Телефон повесил на кровлю. Как бы связь не потерялась.
САН САНЫЧ. Что? Телефон перенес на трансформатор?
ВАСИЛЬ. Да. Еле-еле. Кабель коротковат.
САН САНЫЧ. ... Держись, браток.
ВАСИЛЬ. Держусь. Куда деваться... Я бы не хотел быть погребенным заживо. Хочется пожить еще, Сан Саныч. Выкарабкаться бы как-нибудь отсюда.
САН САНЫЧ. ... Держись. Будем на связи.
ВАСИЛЬОк.

Телефонные гудки. 

ВАСИЛЬКакая гнетущая тишина... (Тихонечко кричит.) Эге-гей... Гробовая тишина. Темно, хоть глаз выколи... Страшно... Бр-р... . Вернуться бы домой (Поет.)
Когда мы были на войне,
Когда мы были на войне,
Там каждый думал о своей
Любимой или о жене.
Там каждый думал о своей
Любимой или о жене. (Д.Самойлов, В.Столяров)
Или о сыночке. Сынок, как ты там? Мой сыночек...

Свет гаснет. Тикают часы. Василь предается воспоминаниям.


ТРЕТЬЕ ДЕЙСТВИЕ 

Разговаривая по телефону, выходит беременная Гульнар.

ГУЛЬНАР (кричит)Василь! Я здесь! (В телефон.) Мам, он пришел!.. Да не-е, ты че, не специально...

Навстречу ей бежит, снимая каску и прихрамывая, Василь.

ВАСИЛЬГульнар, прости-прости, я чуть-чуть опоздал. Думал, вход с той стороны.
ГУЛЬНАР (надув губы). Не “чуть-чуть”, а на целый час. Договаривались же. (В телефон.) Ладно, мама, пока, перезвоню.
ВАСИЛЬ. Теще привет!
ГУЛЬНАРВсе уже.
ВАСИЛЬ. Прости, любимая! Не успел на первую клеть, пришлось вторую ждать. Ну, как? Кто?
ГУЛЬНАР (тает на глазах). Малыш!
ВАСИЛЬ (смеется). Говори какого пола, конопушка моя!
ГУЛЬНАРСам конопуш! Если бы вовремя ходил, зашел бы со мной на  УЗИ и сам бы все узнал (показывает язык).
ВАСИЛЬСкажи, ёк-макарёк, иначе... 
ГУЛЬНАРА иначе что?
ВАСИЛЬПодниму и буду крутить-вертеть! (Поднимает ее на руки и крутит.)
ГУЛЬНАРОй, хватит-хватит, голова закружилась!
ВАСИЛЬГовори! (Осторожно опускает ее на землю.)
ГУЛЬНАРСкажу-скажу! Вот! (Вытаскивает из сумки снимок УЗИ.)
ВАСИЛЬЭто что?
ГУЛЬНАРПервый снимок нашего сына!
ВАСИЛЬ. Ты сказала “сына”? Или мне послышалось?!
ГУЛЬНАРНет, не послышалось, Василек. У нас сын. Видишь, вот он – краник!
ВАСИЛЬУ меня сердце готово лопнуть от счастья! Гульнар, моя родная, одна-единственная, спасибо тебе! (Поднимает на руки.)
ГУЛЬНАРТихо-тихо, ой!
ВАСИЛЬ (поставив ее на ноги, вытягивает руку со снимком). Вот ты какой – мой сын!
ГУЛЬНАР (поворачивает снимок). Лучше вот так.
ВАСИЛЬВсе равно красиво. Ох, какой он красавчик! Богатырь! Кулачки какие! Я его отдам в бокс! Из него получится вот такой боксер! Всех соперников отправит в нокаут! Хоп-хоп! (Другой рукой боксирует.)
ГУЛЬНАРА почему ты с ним не разговариваешь, Василек?
ВАСИЛЬ (показывает на снимок). Вот же говорю.
ГУЛЬНАР (указывает на живот). Твой сынок тут, а не на бумажке. Идем, любимый...
ВАСИЛЬ (подойдя к Гульнар, встает на одно колено). Сынок... Эй-й, ау-уу... Это я, твой отец. Ты мой сынуля. И-ий... Нет, я не отдам тебя в бокс. Не дай Бог еще твой носик-пуговку сломают. Мы с тобой вдвоем будем рыбачить. Договорились?! У нас, у мужчин, слово тверже алмаза, так и знай, сынуля!
ГУЛЬНАРОй!
ВАСИЛЬ (испуганно вскакивает).Что, Гульнар?!
ГУЛЬНАРПнул!
ВАСИЛЬКто пнул?
ГУЛЬНАР (смеется). Твой сын.
ВАСИЛЬУх ты! Смотри-ка, неужели хочет стать футболистом? Я с этим товарищем должен поговорить по-мужски: нельзя маму пинать, ни в коем случае!
ГУЛЬНАРПойдем домой, товарищ муж! Дома от души наговоритесь. Ноги устали.
ВАСИЛЬТы моя красавица. Я тебя на руках понесу! (Поднимает на руки.) Я готов всю жизнь носить тебя на руках! Ой, подожди (обратно ставит ее на ноги), сейчас маме позвоню, обрадую ее.

Гульнар его останавливает.

ГУЛЬНАРНет, не звони.
ВАСИЛЬПочему?
ГУЛЬНАРПотому что сегодня твоя мама в медпункте на все лады нахваливала толстушку Залифу, мол, “вот была бы она моей невесткой”...
ВАСИЛЬКто это тебе сказал? Какая толстушка Залифа?
ГУЛЬНАРНе важно, кто сказал. И не делай вид, что не знаешь Залифу. Твоя подружка Залифа. Вернулась в деревню фельдшером.
ВАСИЛЬА-а, так ты говоришь про Залифу-Зипук (смеется). Она вовсе не толстая.
ГУЛЬНАРУ нее нет талии. И лицо вот такое!
ВАСИЛЬНе наговаривай. Она хорошая девушка.
ГУЛЬНАР. Раз она хорошая, так на ней бы и женился.
ВАСИЛЬ. Милая моя, мне никого кроме тебя не надо. Все давным давно забыли про нашу дружбу с Зипук в детском саду, только ты и помнишь. И ты выкинь эту глупость из головы. Идем ко мне, губки бантиком, иначе буду щекотать.

В шутку собирается накинуться на нее, но наступив на больную ногу, хмурится от боли. 

ГУЛЬНАРЧто с тобой, Василь?
ВАСИЛЬНе переживай! Ничего такого. Пошли домой, проголодался я.
ГУЛЬНАРТы же хромаешь.
ВАСИЛЬЭй, ерунда. Небольшой закол упал. Заживет, как на собаке.
ГУЛЬНАРУф-ф-ф... напугал, Василек. У тебя ужасно опасная работа.
ВАСИЛЬНе боись, ничего со мной не случится. Твоя любовь защищает меня крепче брони.
ГУЛЬНАР. Правда?
ВАСИЛЬДа. Ах, ты еще сомневаешься?! Сейчас как догоню и съем тебя, вкусняшка моя! Убегай!

Убегают.
Свет гаснет. Тикают часы.


ЧЕТВЕРТОЕ ДЕЙСТВИЕ 

Уставший Василь двумя руками держится за железку сверху. Набирает номер телефона. Сан Саныч берет трубку и, прижимая ее к груди, кричит в другую трубку.

САН САНЫЧ. Да что с вами! Почему я должен вас учить?! Взломайте ей дверь, в конце концов! Попросите пожарных подъехать на машине и зайдите через окно, может, соседи что-то знают, полицию подключайте! Ну, не может человек бесследно исчезнуть! Хоть из-под земли достаньте Абдуллину! (Кидает трубку.) Да!
ВАСИЛЬ. Алло... Сан Саныч, это я.
САН САНЫЧ. Как ты там, браток?
ВАСИЛЬ Все так же. Время остановилось. Не отрываясь смотрю на стрелки часов, а они, как проклятые, так медленно движутся. Тяжко мне, Сан Саныч.
САН САНЫЧ. Понимаю. А кому легко? Терпи, Василь.
ВАСИЛЬ. Терплю. Но наверху вам легче, как ни крути. А мы, еще живые, но уже будто бы в гробу. Надежды на спасение остается все меньше и меньше.
САН САНЫЧНе поддавайся унынию, Василь. Это грех.
ВАСИЛЬ. Стараюсь, но, если бы ты знал, как сложно в этой тьме поддерживать в себе искру надежды. Я чую дыхание смерти у себя за спиной.
САН САНЫЧНе говори так...
ВАСИЛЬ. Как там, наверху?
САН САНЫЧВсе силы брошены на спасательные работы. Полный кипиш.
ВАСИЛЬ. Кто-нибудь спасся?
САН САНЫЧ. Да, в настоящий момент шестеро вышли на поверхность.
ВАСИЛЬ. Их спасли?
САН САНЫЧ. Ну... они сами смогли выбраться. Может, и ты попробуешь? Насколько нам известно, потоки воды вроде приостановились.
ВАСИЛЬ. Я пытался, но штрек полностью в рассоле. Камни, глина замуровали выход. Кайло бы... Пришлось вернуться обратно. Судорога сводит тело. Воздух кончается.
САН САНЫЧ. Василь, не поддавайся панике. Дыши спокойно. Раз такое дело, не совершай лишних телодвижений. “Спасатель” с собой?
ВАСИЛЬ. Да, конечно. Берегу на “крайняк”.
САН САНЫЧ. Правильно.
ВАСИЛЬ. Меня... спасают, Сан Саныч?
САН САНЫЧ. Техникой возят пульпу´, к тебе дорогу пробивают. Но пульпа´ вперемежку с рассолом, жидкая, все обратно стекает. Из-за того, что вдоль штреков отсутствуют “карманы”, ковшевые лишь по одному могут заехать, сам понимаешь. Поэтому все долго.
ВАСИЛЬ. Я двое суток здесь.
САН САНЫЧ. Знаю, Василь. Я и сам не уходил с работы, не вылезаю отсюда. Передо мной куча лекарств. Насчет курева ваще молчу.
ВАСИЛЬ. Я не хотел тебя обидеть, Сан Саныч.
САН САНЫЧДа ладно. Водолазы тоже пытались пробиться, но какой там. Все забито. И все же, ты не думай, спасательные работы ни на миг не останавливаются.
ВАСИЛЬЖду.
САН САНЫЧ. Здесь твои товарищи рвутся в бой. Рассол же, и когда  водолазы отказались нырять, их чуть не побили. Готовы сами нырнуть и пробить дорогу. Никто не уходит. Все здесь.
ВАСИЛЬСпасибо ребятам.
САН САНЫЧТакие вот у нас дела.
ВАСИЛЬ. Воздух почти закончился, Сан Саныч.
САН САНЫЧ (прижав трубку к груди, от отчаяния бьет по столу, затем отдышавшись, продолжает спокойным голосом). У тебя есть еще  “спасатель”.
ВАСИЛЬ. Всего на пять часов...
САН САНЫЧ. Василь... Браток...
ВАСИЛЬ. Моя меня потеряла, ищет, наверное.
САН САНЫЧ. Всех ищут, всех ждут. Целая толпа у входа. Никто не уходит домой.
ВАСИЛЬ. Сан Саныч, есть просьба. Позови мою в диспетчерскую. 
САН САНЫЧ. Нельзя. Прости.
ВАСИЛЬТогда хотя бы позвони, что ли, моей на сотовый. Мы с ней так плохо расстались. На сердце кошки скребут.
САН САНЫЧ. Василь, мы звоним. Абонент недоступен. Хрен его знает, может, телефон у нее разрядился.  
ВАСИЛЬ. Можно тогда с матерью поговорить?
САН САНЫЧ. Скажи номер...
ВАСИЛЬ. 8 927 312…
САН САНЫЧ. Ок! Сейчас, подожди. Набираю.
ВАСИЛЬ. Жду.

Свет гаснет. Слышно лишь тиканье часов. 
Квартира. Василь заходит и, сняв грязную одежду, кидает на пол, ложится спать. Вскоре звонит будильник. Василь не слышит, спит. Заходит Гульнар с коляской. Ребенок плачет. Василь просыпается.

ВАСИЛЬ. Который час? (Смотрит на часы.) Почему не разбудила? (Быстро одевается.)
ГУЛЬНАР. Ты же будильник ставил, встал бы.
ВАСИЛЬ. Не слышал, смена была тяжелой, устал очень. Почему у нас в прихожей вечно бардак?
ГУЛЬНАР. Не успеваю. Взял бы и сам тут убрался.
ВАСИЛЬ (обуваясь, смотрит на часы). Блин. Опоздал. Всяко не успею уже маму встретить.
ГУЛЬНАР. Ладно, не маленькая, сама доберется. Тс-с, мой хороший...
ВАСИЛЬОна же сюда впервые, как бы не заблудилась...

Звонок в дверь. Василь открывает.

ВАСИЛЬМама!
ФЛЮРА. Сынок! Здравствуй, моя радость! Еле-еле нашла ваш дом! Здравствуй, невестка!
ГУЛЬНАР. Здравствуйте!
ВАСИЛЬМама, почему ты так нагрузилась? Гульнар, ставь чайник.
ФЛЮРА. Казалось, не так уж и много, но чуть руки не оборвала.
ГУЛЬНАР. Не видишь что ли, Василь, я ребенка кормлю?! Сам поставь.

Василь помогает матери разгружать сумки. Флюра подходит к снохе.

ФЛЮРА. Ну-кась, покажите мне моего малыша!
ГУЛЬНАР. Мама, вы же с улицы, не надо с ходу набрасываться на ребенка! Он только-только выздоровел. И, пожалуйста, вымойте руки.
ФЛЮРАКонечно, конечно, сейчас. Где ванная?
ВАСИЛЬ. Мам, идем.

Василь показывает ванную комнату, Флюра уходит.

ВАСИЛЬ. Мне показалось или ты и впрямь не рада приезду моей мамы?
ГУЛЬНАР. Тебе показалось. Я рада! Безумно рада!

Флюра выходит из ванной.

ФЛЮРА. Теперь-то, надеюсь, позволите внука приголубить?
ГУЛЬНАР. Возьмите. (Без особого желания отдает ей ребенка.) Только не целуйте его, не надо слюну размазывать по его лицу.
ФЛЮРА. Ии-ий, мой жеребеночек... Нассать я хотела на их слова, да, мой золотой? Буду еще слушаться, да, мой бесценный?! (Громко целует малыша, ребенок начинает плакать.) Ой, да что это такое! Что такое? Да ты плакса, нисколько не похож на папу, точно мамин сынок! Ревушка ты мой! (Продолжает целовать, тискать.)
ГУЛЬНАР. Мама, нельзя же так! (Ребенка почти вырывает из ее рук и уходит в другую комнату.)

Василь с чайником, со скатертью в руках, выходит из кухни.

ВАСИЛЬ. Помоги, мам.

Вместе сервируют стол.

ФЛЮРА. Чего это сноха не в духе?
ВАСИЛЬАй, фиг знает. Вечно ноет, то устаю, то не высыпаюсь, на меня кидается, мол, совсем не помогаешь, плачет без конца.  
ФЛЮРА. Ай-бай... Это же дочь Риммы, которой ни один мужчина не смог угодить. Говорила я тебе, надо было на Зали...
ВАСИЛЬДа, давай теперь ты начинай... Мне только твоей пилы не хватало.
ФЛЮРА. Жалко тебя стало.
ВАСИЛЬ. Не надо меня жалеть, мама. Все нормально, все хорошо.
ФЛЮРА. Ну, хорошо так хорошо.
ВАСИЛЬ. Давай чайку.
ФЛЮРА. Может, Гульнар дождемся?
ВАСИЛЬЯ не могу ждать. Голодный. С ночи ничего не ел (ест пирожки). Пирожки твои – просто объедение!
ФЛЮРАСпасибо, сынок (хлопает его по спине). На рукаве свитера шов разошелся. Дай иголку с нитками, зашью.
ВАСИЛЬЭй, это же нательник, и так сойдет. Хотя, давай, мам, зашей!

Василь снимает с себя нательник, подает матери шкатулку с иголками и нитками и продолжает пить чай. 

ФЛЮРА (улыбается про себя). Когда я в третий раз родила дочку, твой отец, земля ему пухом, в шутку пригрозил, мол, если еще раз подведешь, домой не пущу. Забеременев в четвертый раз, так молила Всевышнего, чтобы он послал нам сына. И у нас родился ты. Как твой папа был счастлив. Как он любил тебя. Везде с собой водил.
ВАСИЛЬ. Помню, мама.
ФЛЮРА. Если бы он сейчас тебя видел, взрослого, как бы он гордился. Жаль, рано ушел из жизни.
ВАСИЛЬДа.
ФЛЮРА. Никогда не забуду ваш поход в горы. Вы вовремя не вернулись, заблудившись в горах, а я чуть не умерла со страху. Еще же месяц не прошел после похорон твоего отца, а тут вы потерялись. Боже мой, я чуть не поседела за те три дня. Ты вернулся тогда со сломанной рукой. Эй-й, как будто все это только вчера было... Чуть вспомню про твою работу или по телевизору услышу про шахтеров, точно так же сердце обрывается со страху.
ВАСИЛЬДа ну, мам, не смотри телевизор, зачем лишний раз тревожить сердце?!
ФЛЮРА. Какое еще может быть развлечение у пенсионерки? Только  телевизор и остался. На, сынок. Зашила.
ВАСИЛЬСпасибо, мам. Но можно было и не утруждаться.
ФЛЮРА. Нет-нет, сынок, в жизни мои дети рванье не носили и не будут носить, пока я жива.

Заходит Гульнар с тазиком. На сушилку вешает пеленки, распашонки.

ФЛЮРА. Раньше мы перед свекром и свекровью дышать боялись, старались угодить во всем. А нынешняя молодежь плевать хотела на традиции. Даже чаем не будешь, что ли, угощать, невестка?
ГУЛЬНАР. Василь, налей чаю. Это вы на меня намекали? Что я неумеха, неаккуратная, что Василь чуть ли не в рванье ходит? Хотя на кого еще, тут только я всегда крайняя, вся никакая. Вы же меня с первых дней невзлюбили, мечтая женить своего сыночка на несравненной Залифе.
ВАСИЛЬГульнар, не начинай.
ФЛЮРА. Мало ли я о чем мечтаю.
ГУЛЬНАР. Не отрицаете, значит, я попала в точку, и вы до сих пор хотите Василя женить на этой толстушке.
ФЛЮРА. И что? Тут мое слово ничего не значит. Василь сам решает.
ВАСИЛЬГульнар! Прекрати, говорю!
ГУЛЬНАР. Не ори на меня! Ребенка разбудишь! А вы, мама, несправедливы ко мне! Мол, раз она безотцовщина, никогда не будет ценить своего мужа. А я, если хотите знать, не хочу повторять мамину судьбу, я хочу жить с вашим сыном, вместе состариться. Когда же вы это поймете?  
ФЛЮРА. Ой, голова закружилась.
ВАСИЛЬМам, ну, что ты так резко встала. Садись, садись обратно.
ГУЛЬНАР. Ну да. Только у вас то голова болит, то сердце, поэтому и бегаете к своей любимой фельдшерице. Пожалуй, пока нас не разведете, не успокоетесь!
ВАСИЛЬГульнар, остановись!
ФЛЮРАНе выдумывай, невестка, и мысли такой не было. Живете и живите. Я чувствую, откуда ветер дует, кто там сплетни распускает.   
ВАСИЛЬДа вы успокоетесь-нет?! Да что это такое!
ГУЛЬНАР. Вы мою маму обвиняете в сплетнях? Она не впервые слышит, как вы воркуете с толстухой фельдшером. Как же это вы говорили-то, ах да, “была бы ты, Залифа, моей невесткой”. Ну, признавайтесь, это же ваши слова?
ФЛЮРА. Мало ли что я говорила. Без злого умысла, Гульнар. Я не знаю, почему сватья все перевирает... Да, нассать я хотела. Не думала, что вы меня так встретите.

Начинает одеваться.

ВАСИЛЬМам, ты куда?! Ты чего?
ФЛЮРА. Все, спасибо, сынок. Поеду-ка я обратно.
ВАСИЛЬГульнар, сейчас же извинись перед мамой. Мама, я тебя никуда не отпускаю! Гульнар!
ГУЛЬНАР. Мама, ну что вы прямо, как дите малое, обижаетесь. Опять хотите меня крайней сделать? Куда вы пойдете на ночь глядя?!
Флюр. Найду, куда пойти. Не твоя забота.
ВАСИЛЬМам, ты никуда не пойдешь!
ГУЛЬНАР. Почему вы мои нервы треплете?! Сколько можно! Мне и без того нелегко! Я... я... (расплакавшись, убегает.)
ВАСИЛЬМама, прошу, оставайся! Не обращай внимания на Гульнар. Она остынет, и будет каяться за свое поведение, за обидные слова.
ФЛЮРА. Ай-бай, какая же она злая... Меня, старуху, чуть не выгнала из дому. Вот так растишь-растишь сына, а потом, раз, невестка тебя метлой поганой и выметет со двора. Ни тебе почета, ни тебе уважения.
ВАСИЛЬНу ты это чересчур, мама.
ФЛЮРА. Да, да, я же и виноватая, давай, пили свою родную маму. Силушки, наверное, хватит на беззащитную старуху (плачет).
ВАСИЛЬ. Ну, мам! Ну, что ты... Не плачь, мам. Садись. Если тебе нужно какое-то лекарство, ты скажи, я сбегаю в аптеку, принесу. Мам...
ФЛЮРА. Ничего не надо, сынок. (Увидев на полу грязную одежду Василя, поднимает их.)
ВАСИЛЬНе трогай их, мам, они грязные.
ФЛЮРА. Брошу их в стиралку. Пусть под ногами не валяются.
ВАСИЛЬЯ их вручную стираю.
ФЛЮРА. Как так? А машинка на что?
ВАСИЛЬНу, это же рабочая одежда, спецовка. Гульнар не разрешает их в машинке стирать. Говорит, что запах остается.
ФЛЮРА. Сам стираешь?
ВАСИЛЬНичего сложного, мам. Умеючи за пару минут.
ФЛЮРА. Эх, сынок... Идем, садись рядышком. Приласкаю тебя... Потом сама постираю твою спецовку.

Звонит телефон Василя.

ВАСИЛЬАлло. Здорово. Да. Проснулся. А-а, ладно, ок. Выйду.
(Надевает грязную одежду.) У товарища ребенок заболел, попросил вместо него смену отработать.
ФЛЮРА. Надо же... Во сколько вернешься?
ВАСИЛЬНочью, мама. С тебя – суп с домашней лапшой.
ФЛЮРА. И-ий, Василь... Если только невестка не будет ворчать, что я у нее на кухне хозяйничаю.
ВАСИЛЬКакой ворчать, будет благодарна за помощь. Устает она. Ну, я пошел.
ФЛЮРА. Легкой смены тебе, сынок. С правой ноги обувайся.
ВАСИЛЬЯ не верю всяким приметам. Пока, мам! (Тихо кричит.) Гульнар, пока, я на смену!

Свет гаснет. Тикают часы. Свет падает на Сан Саныча.

САН САНЫЧ. Василь, твоя мама на линии.
ФЛЮРА. Алло?
ВАСИЛЬ. Мама, здравствуй!
ФЛЮРА. Сыночек, здравствуй! Здравствуй, мой жеребеночек! (Плачет.)
ВАСИЛЬ. Ты, наверное, слышала, что здесь у нас творится.
ФЛЮРА. Как же не слышать?! Как только узнала, сразу же выехала.
ВАСИЛЬ. В смысле “выехала”?
ФЛЮРАТак вот. Я уже тут. 
ВАСИЛЬ. Тут? На руднике, что ли?
ФЛЮРАДа, стою в управлении. Таксист меня сюда привез, и денег не взял. Телефон невестки отключен. Здесь кошмар. Сынок, говорят, что ты внизу...
ВАСИЛЬ. Не переживай, мама. Я живой.
ФЛЮРА. Как не переживать, Василек? Думала, умру. Услышала твой голос и... (Плачет.)
ВАСИЛЬ. Мам, не плачь... Все хорошо. Но я долго не могу говорить. Пока, мам!
ФЛЮРА. Сынок, Василек, погоди! Как только сможешь, позвони мне, ладно, пожалуйста!  
ВАСИЛЬ. Хорошо, мам. Постараюсь.
ФЛЮРА. Василечек... Обнимаю тебя, сынок!

Слышны частые гудки. Свет снова падает на Сан Саныча.

САН САНЫЧ. Василь, твою жену не можем найти.
ВАСИЛЬ. Куда же она запропастилась... Может, в соцсетях сидит?
САН САНЫЧ. Твои товарищи смотрели. Вчера утром была онлайн. С тех пор не заходила.
ВАСИЛЬ. Неужели что-то случилось?
САН САНЫЧ. Да нет.
ВАСИЛЬ. Хотя, и вправду, что с ней может случиться. Она же дома.
САН САНЫЧ. Ее не... Может, телефон сломался.
ВАСИЛЬ. Да, всяко, если об стену грохнула.
САН САНЫЧ. Есть за ней такая привычка?
ВАСИЛЬ. Хо-о... Не то слово. Горячая девушка.
САН САНЫЧ. Женщины, одним словом... Не расстраивайся, найдем. И тебя спасем. Работы идут безостановочно.
ВАСИЛЬ. Ок...
САН САНЫЧБереги себя.
ВАСИЛЬ. По горло в рассоле сложновато, Сан Саныч.
САН САНЫЧКрепись, браток. Буду тебя держать в курсе дел.
ВАСИЛЬ. Ок.

Телефонные гудки.

ВАСИЛЬ. Лишь бы Гульнар вышла на связь... Она, наверное, тоже себе места не находит...

Громко тикают часы. Свет гаснет. 


ПЯТОЕ ДЕЙСТВИЕ 

Гульнар в халате что-то убирает со стола, что-то ставит. Василь возвращается с работы. 

ВАСИЛЬ. Гульнаруш, я дома!
ГУЛЬНАРА-то я не вижу.
ВАСИЛЬ. Че настроение на нулевом горизонте?
ГУЛЬНАРА ты как думаешь?
ВАСИЛЬ. Прости, не получилось пораньше вернуться.
ГУЛЬНАРДа-да, когда дело касается моей матери, всегда же так. Появляются какие-то важные неотложные дела. Проводил он мою маму, как же.

Василь снимает с себя грязную одежду, моет руки.

ВАСИЛЬ. Гульнар, ну че ты. Не бурчи. Экстренно буровую пришлось вниз спускать в конце смены. Серега еще молодой, опыта у него маловато, попросил подстраховать.
ГУЛЬНАРНу да, кроме тебя в шахте никого же больше нет. Один Василь каждой бочке затычка. У Василя нет ни семьи, ни личной жизни. Садись за стол. Суп стынет.
ВАСИЛЬ(садится за стол, принимается за еду). При спуске буровой много своих нюансов, Гульнар. Надо буровую машину по сочленению разделить на две части, снять кабину, стрелы, колеса. Затем полураму закрепить на железный лист, затолкать в клеть и спустить на горизонт. В околоствольном дворе опять-таки кто-то должен встретить. Хочу сказать, что одному человеку все это не под силу. (Морщится.) Опять без соли, Гульнар! Так вот. Внизу буровую нужно затащить в рембокс. При этом во все глаза следить за тем, чтобы не повредить борта, шланги, или еще чего-нибудь. За все это время можно и поседеть в натуре. Цена буровой 80 миллионов рублей! Вот и трясемся над ней как над хрустальной вазой.
ГУЛЬНАРДостал своими бесконечными разговорами о шахте. Даже спокойно поесть не дашь.
ВАСИЛЬ. Надеюсь, теща не обиделась?
ГУЛЬНАРПри чем тут теща? Я обиделась. Ваще не ценишь мою маму.
ВАСИЛЬ. Неправда, Гульнар.
ГУЛЬНАРЛадно, ешь!
ВАСИЛЬ. Быстрее налей-ка мне чайку. Побегу кран чинить.  
ГУЛЬНАР. Кому это?
ВАСИЛЬ. Ламповщица Тоня попросила.
ГУЛЬНАРХолостая? Замужем?
ВАСИЛЬ. Был бы у нее муж, не стала бы просить у меня помощи.
ГУЛЬНАРТы смотри, осторожнее. Деньги возьми за работу.
ВАСИЛЬ. Как я у нее возьму деньги? За пятиминутную работу. Она одна растит двоих ребятишек. 
ГУЛЬНАРИ что? Бери! Всем налево-направо бесплатно что ли помогать?!
ВАСИЛЬ. Хорошо-хорошо. Арслана сама заберешь из детсада?
ГУЛЬНАРЯ его в деревню отправила. С мамой.
ВАСИЛЬ. Опять? Гульнар, договаривались же, что в этот раз он поедет к моей маме.
ГУЛЬНАРНемножко погостит у моей мамы, а потом она к твоей отведет. Но лишь бы свекровь его не обижала, мол, невесткин сын приехал.
ВАСИЛЬ. Гульнар, не начинай!
ГУЛЬНАРУ свекрови, кроме Арслана, пятеро внуков, а у моей мамы он один-единственный.
ВАСИЛЬ. Это не проблема, Гульнар, можем прямо сейчас решить ее. Давай, сделаем материнский капитал!
ГУЛЬНАРУйди, ты чего. Не болтай чепухи.
ВАСИЛЬ. А я готов заняться делом. Нужным и важным. И так голодный ходил целую неделю, пока мама твоя у нас гостила. Давай!

Василь в шутку начинает догонять Гульнар. Звонит его телефон.

ГУЛЬНАРТебе звонят, возьми трубку!
ВАСИЛЬ. Нет, я занят.
ГУЛЬНАРВозьми..
ВАСИЛЬ. Ну, ладно (Гульнар выпускает из объятий.) Че надо, Серега? Не вопрос. Конечно, выручу. Бывай. Жена, дай сюда карточку, Серега взаймы денег попросил.

Гульнар напрягается.

ГУЛЬНАРПочему ты все время должен всех выручать?! Сказал бы, что денег нет.
ВАСИЛЬ (одевается). Но деньги же есть. Почему бы не помочь. Дай карточку – и я пошел.
ГУЛЬНАРТам денег нет. Почти нету.
ВАСИЛЬ. Как это нет?
ГУЛЬНАРЯ деньги сняла и маме отдала.
ВАСИЛЬ. Зачем?
ГУЛЬНАРКак “зачем”?! Потому что ей деньги понадобились. Неужели тебе денег жалко для моей мамы?
ВАСИЛЬ. Жалко?! Теще новый холодильник купили? Купили! Обновили ей стиральную машину? Обновили! Заменил я ей полностью забор? Заменил! На фига ей еще деньги понадобились?! Может, в конце-концов, она на работу устроится? 
ГУЛЬНАРЕсли найдет подходящую работу и устроится, тебя спрашивать не станет! И вообще, не считайся! Я же не считаюсь! Ты вон своей маме деньги копишь на новую крышу, разве я слово сказала против?
ВАСИЛЬ. Да коплю, сто лет уже коплю и никак не могу накопить! Перед матерью стыдно, обещал новую крышу. Давай хотя бы эти деньги, не могу Серегу подвести.
ГУЛЬНАР (отдает ему шкатулку из комода). Ладно, че ты кипятишься... Василь...
ВАСИЛЬ. Что?
ГУЛЬНАРПосмотри на меня... Я тебе подарок купила.
ВАСИЛЬ. Какой подарок? Опять носки?
ГУЛЬНАРНет. (Распахивает халат.)Вот!
ВАСИЛЬ. Клево...
ГУЛЬНАРТебе нравится?
ВАСИЛЬ. Еще бы...
ГУЛЬНАРА если вот так? (Встает в соблазнительную позу.)
ВАСИЛЬ. Аж слюнки потекли... Офигеть ты красивая.
ГУЛЬНАРПрям, как прежде?
ВАСИЛЬ. Еще краше... сочнее...  
ГУЛЬНАРМ-м-м... Так приятно слышать... Ладно, Василь, иди, там тебя твоя ламповщица ждет, поди и Серега соскучился. Не заставляй их ждать. Мне еще надо убраться, посуду помыть.  
ВАСИЛЬ. Какой еще на фиг Серега? Какая посуда?! Раздевайся, давай!
ГУЛЬНАРСам раздевайся!
ВАСИЛЬ. Щас как поймаю, мало не покажется, злюка! Я те дам жару!
ГУЛЬНАРТолько попробуй! Я буду кричать и сопротивляться изо всех сил!

Смеясь, убегает в другую комнату. Смех отдаляется и стихает.
Свет гаснет. Тикают часы. Василь вытаскивает изо рта трубку кислородной маски (“спасателя”). Он уже задыхается.

ВАСИЛЬ. Гульнар! Гульнарушка...

Звонит. 

ВАСИЛЬ. Аллё… Сан Саныч, это я.
САН САНЫЧ. Только что хотел тебя набрать. Как ты?
ВАСИЛЬ. Воды бы глоточек. Язык к небу прилипает. Голова кружится.
САН САНЫЧ. От нехватки воздуха.
ВАСИЛЬ. Знаю.
САН САНЫЧ. Что могу сделать, Василь?
ВАСИЛЬ. Моя там?
САН САНЫЧ. Нет, ждем.
ВАСИЛЬ. Я тоже жду. Поговорить бы. С ней, с сыном.
САН САНЫЧ. Найдем твою жену, тогда и с сыном поговоришь, Василь.
ВАСИЛЬ. Сан Саныч, сын в деревне, у тещи.
САН САНЫЧНомер помнишь?
ВАСИЛЬ. В раздевалке в шкафчике телефон. Без пароля. Там номера.
САН САНЫЧ. Ок! Подожди чуток.
Ребята, быстро за телефоном Василя! Он у него в шкафчике. Живо!
Василь?
ВАСИЛЬ. Да.
САН САНЫЧ. Ребята побежали. Слушай, может твоя уехала к матери?
ВАСИЛЬ. Может.
САН САНЫЧ. Ты, давай, не сдавайся.
ВАСИЛЬ. Как там у вас?
САН САНЫЧ. Почти все вышли, Василь.
ВАСИЛЬ. Сколько нас осталось?
САН САНЫЧ. Восемь.
ВАСИЛЬ. Кто?
САН САНЫЧ. Мастер участка, еще... Василь, ты это, не расходуй зря силы. Тебе они еще понадобятся.
ВАСИЛЬ. Ок.

Свет гаснет. Тикают часы.


ШЕСТОЕ ДЕЙСТВИЕ 

Квартира. Василь спит. Открывается дверь и вбегает Арслан, за ним заходит Гульнар.

АРСЛАНПапа!

Не снимая обувь, бежит к отцу. Но не успевает обнять папу, его перехватывает Гульнар.

ГУЛЬНАРТише, Арслан, папа спит! Сними обувь.
АРСЛАН (противится)А я хочу играть! Пусть просыпается!
ГУЛЬНАРОн с работы. Раздевайся! Иди, руки помой.

Арслан обиженно уходит в ванную комнату. Гульнар тихонько поправляет одеяло, гладит волосы Василя.

ГУЛЬНАРМой хороший...

Василь во сне стонет.
Арслан радостно выбегает из ванной с удочкой.

АРСЛАНПапа мне удочку купил! Ура!
ГУЛЬНАРО, Боже, потише!

Василь просыпается, обнимает Гульнар. Арслан садится на него верхом.

АРСЛАНПап, ты проснулся?
ВАСИЛЬ.  Почти.
ГУЛЬНАР (Арслану)Конечно, проснулся. Ты же орешь... (Василю.)А ты зачем удочку купил? Все равно на рыбалку не повезешь.
ВАСИЛЬ. Просит же.
АРСЛАН (соскакивает на пол)Сейчас друзьям покажу!
ГУЛЬНАРТы куда?
АРСЛАННа балкон. (Убегает.)
ГУЛЬНАРТы так стонал.
ВАСИЛЬ Да мне опять этот чертов сон приснился.
ГУЛЬНАРНе пугай меня.
ВАСИЛЬЯ будто реально тонул.
ГУЛЬНАРНе надо мне рассказывать всякие страшилки.

Встает, переодевается.

ВАСИЛЬ (садится)Этот сон меня преследует...
ГУЛЬНАРНу, началось... Сейчас мама придет, в бутик зашла.
ВАСИЛЬЯ будто тону в грязной воде, задыхаюсь. И в этот момент появляется Арслан с удочкой и зовет меня к себе. Я тянусь к нему и сразу будто бы выныриваю, начинаю дышать.
ГУЛЬНАРВасиль, тебе кошмар приснился, вот и все! Пошли, чай попьем. Яичницу пожарю.

Уходит на кухню. Появляется счастливый Арслан.

ВАСИЛЬНу че, пойдем на рыбалку?
АРСЛАН. Ты опять обманешь.
ВАСИЛЬВ смысле “обманешь”?! В этот раз точно пойдем, отвечаю!
АРСЛАН. Когда?
ВАСИЛЬДа хоть завтра! 
АРСЛАН. Ура! Мы с папой идем на рыбалку! Мама, мы завтра с папой идем на рыбалку.

Бежит на кухню. Гульнар выходит.

ВАСИЛЬ (чешет голову)Ёк-макарёк, че-то я поторопился, на завтра же у меня другие планы.
ГУЛЬНАРТы опять обманываешь ребенка, Василь!
ВАСИЛЬ.  Да ладно, че ты.
ГУЛЬНАРЭх... Сына жалко.

Уходит.

ВАСИЛЬ.  Ну вот... Яичницу нормально пожарь. Посолить не забудь.

Звонит его телефон. Василь смотрит на номер и разговаривет тихо.

ВАСИЛЬАлло, Зипук! Ты че в это время звонишь?.. Мои дома!.. Уснул... Я тебе перезвоню потом... И-ий, сладкая моя, конечно, целую! Все, пока! Не могу говорить...

Гульнар появляется. Звонок в дверь. 

ГУЛЬНАР (открывая дверь). С кем это ты соловьем заливаешься?
ВАСИЛЬКакой соловей. С работы.

Входит Римма.  

ВАСИЛЬНу че, теща, купили чего-нибудь?
РИММАКупишь, как же... Такие цены!
ГУЛЬНАРМама, на цены не смотри! Если что-то нравится – купим!
ВАСИЛЬДа! У Василя же денег навалом.
РИММАБатюшки, а кто у вас деньги-то просит?!
ВАСИЛЬНу-ну...

Василь идет на кухню.

ГУЛЬНАРМама, не обращай на него внимания. Если нравится, идем и берем!
РИММАГоворила я тебе, Гульнар, не выходи за него. Да разве ты послушалась... Вон какие достойные ребята бегали за тобой! А тебе эту бесштанную команду подавай. Если бы вышла замуж за Самата, горя бы не знала, жила бы припеваюче.
ГУЛЬНАРЗа Самата?! Так он же ростом не вышел. (Смеется.) Он же мне в пупок дышал!
РИММАИ что. Разве дело в росте. Зато в каких хоромах нынче живет.
ГУЛЬНАРПозволь уточнить: с женой.
РИММАЖена не проблема. Ладно, кроме Самата Загир был. Такой красавец! Любо-дорого смотреть. Не какой-то там шахтер Василь. Фермер! Три табуна лошадей держит.
ГУЛЬНАР.  Мама, да по мне хоть десять. Не люблю я этого хвастуна.
РИММАЖила бы в достатке, доча! За тебя беспокоюсь... Даже приглянувшиеся сапоги не можем мне купить.
ГУЛЬНАРЕсли понравились, идем и покупаем. Мама, может, и вправду выйдешь на работу, а? Чем еле сводить концы с концами...
РИММАЗахочу и устроюсь.

Василь выходит к ним.

ВАСИЛЬИ правильно, тещенька. В людях-то оно и веселее. Ну, че, чайку?!
РИММАИ сапоги ваши не нужны, и чай ваш.
ГУЛЬНАРИди отсюда, Василь. Мама, пошли в бутик. Я что, маме сапоги не могу подарить?! (Демонстративно берет из комода деньги.)
ВАСИЛЬХы... Пажалыста..

Римма и Гульнар уходят, хлопнув дверью.

ВАСИЛЬХы... Деньги на кровлю опять тю-тю, что ли?! Деньги на кровлю (кривляется) цок-цок-цок...

Уходит. Свет гаснет. Часы тикают.


СЕДЬМОЕ ДЕЙСТВИЕ 

САН САНЫЧ. Василь?
ВАСИЛЬЯ здесь.
САН САНЫЧСоединяю!
АРСЛАН. Папа!
ВАСИЛЬ. Сынуля! Привет! Как ты, Арслан?
АРСЛАН. Привет! Мы с мальчишками ходили на речку и поймали мальков! Они из-под камней выудили вот таких пескарей! А я побоялся.
ВАСИЛЬ. Не боись, сынуля. Ты же мужчина! Смелый лев Арслан!
АРСЛАН.  Да, я смельчак! Такой же, как ты! Пап, меня там ждут, я побежал.
ВАСИЛЬ. Сынуля, погоди! Ты чего, куда торопишься?!
АРСЛАН.  Ну-у, пап, меня друзья ждут. А мы с тобой пойдем на рыбалку?
ВАСИЛЬ. Да, конечно, сынуля.
АРСЛАН. А ты не обманешь?
ВАСИЛЬ. Нет, сынок! Обещаю!
АРСЛАН. Ты мне сделаешь стрелы? Тут у всех мальчишек есть.
ВАСИЛЬ. И лук сделаю, и стрелы.
АРСЛАН. Даже меч?
ВАСИЛЬ. Меч в первую очередь, сынуля.
АРСЛАН.  Ух ти-и-и-и... Меня зовут!
ВАСИЛЬ. Погоди чуток, сынуля. Еще немного. Ты целыми днями играешь на улице?
АРСЛАН. Да. Пап, у меня на велосипеде колесо пробито. Бабушка говорит, что надо заклеить. Но клея нет. Ты купишь?  
ВАСИЛЬ. Куплю, не вопрос. Для тебя ничего не жалко, маленький мой.
АРСЛАН. Пап, я не маленький.
ВАСИЛЬА какой ты?
АРСЛАН. Я уже большой.
ВАСИЛЬ. Да, ты уже большой, тебе целых пять лет.
АРСЛАН. Пап, а когда ты приедешь?
ВАСИЛЬ. Приеду, сынуля.
АРСЛАН. Когда?
ВАСИЛЬ. Однажды.
АРСЛАН. А “однажды” – это когда?
ВАСИЛЬ. Это тогда, когда однажды, Арслан.
АРСЛАН. Ну, пап...
ВАСИЛЬ. Шучу, сынуля. Однажды я к тебе прилечу верхом на крылатом коне! Неожиданно прилечу, посажу тебя рядом с собой и мы с тобой как помчимся!
АРСЛАН.  Ух ти-и-и...
ВАСИЛЬ. Я тебя очень-очень сильно люблю, сынуля. Помни это. Никогда не забывай.
АРСЛАН. Хорошо, пап. И ты помни.
ВАСИЛЬ. О чем?
АРСЛАН. Что я тебя тоже люблю!
ВАСИЛЬ. Ты мой хороший...
АРСЛАН. А ты мой.
ВАСИЛЬ. Маму береги, сынуля.
АРСЛАН. Ладно, пап. Я побежал!
ВАСИЛЬ. Прощай, сынуля.
АРСЛАН (вдалеке слышно, как он кричит). Бабуля, папа мне сделает лук и стрелы! Мы с ним пойдем рыбу ловить!
ВАСИЛЬ. Конечно, пойдем... рыбу ловить... (Плачет.) Кто же тебя будет водить на рыбалку, сынуля?! Так ни разу и не сходил с тобой на рыбалку.
САН САНЫЧ. Василь? Не сдавайся... Побереги силы. Неустанно ведутся спасательные работы. Прибыли три группы водолазов.
ВАСИЛЬ. Не обнадеживай меня, Сан Саныч. Кислород закончился. Замерз я. До костей.
САН САНЫЧ. Подожди.
ВАСИЛЬ. Когда придет жена, скажите ей...
САН САНЫЧЧто сказать?

Свет гаснет.

САН САНЫЧ. Василь? Василь? (Орет.) Василь, ты меня слышишь?! Василь! Не теряй сознания! Говори со мной! Василь, что мне сказать твоей жене?! Васи-и-иль!!! Твоя жена пришла! Ты обещал сыну! Ты должен выйти, черт бы тебя побрал! Ты должен выжить! Василь, ты сыну обещал!!!

Шум дождя. На сцене насквозь промокшая Гульнар. 
Выходит Флюра с зонтом.

ФЛЮРА. Гульнар, невестушка?! Гульнар... (Трогает ее за плечо.)
ГУЛЬНАР. Не трогайте меня!
ФЛЮРАГульнар, это я.
ГУЛЬНАР. Мама...
ФЛЮРАТихо-тихо, доченька...
ГУЛЬНАР. Я сбежала в Турцию...
ФЛЮРАЛадно-ладно...
ГУЛЬНАР. Как только услышала, тут же вернулась. Я так виновата перед ним. И перед вами.
ФЛЮРАНе надо. Пойдем, здесь холодно. Ты насквозь промокла. Еще заболеешь.
ГУЛЬНАР. Пока Василь не выберется, никуда не пойду.
ФЛЮРАДождь кончился.
ГУЛЬНАР. Дождь кончился...
ФЛЮРАГоворили, если дождь прекратится, уровень воды понизится. Спасательные работы возобновятся.
ГУЛЬНАР. Вы меня обманываете.
ФЛЮРАБоже мой, да у тебя руки ледяные. Мне послышалось, будто там кричат. Может, кого-то спасли?!

Они быстро уходят.

ГОЛОС РЕБЕНКА.  Пап, ты когда вернешься?
ГОЛОС ВАСИЛЯ. Вернусь, сынуля.
ГОЛОС РЕБЕНКА. А когда?
ГОЛОС ВАСИЛЯ. Однажды.
ГОЛОС РЕБЕНКА. А “однажды” – это когда?
ГОЛОС ВАСИЛЯ. Тогда, когда однажды, Арслан.
ГОЛОС РЕБЕНКА. Ну, пап...
ГОЛОС ВАСИЛЯ. Шучу, сынуля. Однажды я к тебе прилечу верхом на крылатом коне! Неожиданно прилечу, посажу тебя рядом с собой, и мы с тобой как помчимся!
ГОЛОС РЕБЕНКА. Ух ти-ии...
ГОЛОС ВАСИЛЯ. Я тебя очень-очень сильно люблю, сынуля. Помни это. Никогда не забывай.
ГОЛОС РЕБЕНКА. Хорошо, папа. Мы с тобой пойдем на рыбалку?
ГОЛОС ВАСИЛЯ. Да! Обязательно! Завтра!
ГОЛОС РЕБЕНКА. Ура! Мы с папой идем на рыбалку! Ура!!!

Занавес







_________________________________________

Об авторе:  БАНУ КАГАРМАНОВА

Журналист, сценарист, прозаик, переводчик, драматург. Родилась в Учалинском районе РБ. Окончила с отличием отделение журналистики БГУ. Заслуженный работник печати РБ, лауреат премии Правительства РБ имени Ш. Худайбердина, победитель всероссийских, региональных и республиканских творческих конкурсов. Награждена Почетной грамотой Министерства связи и массовых коммуникаций РБ, является победителем республиканского бала прессы в номинации «Гражданская позиция». В 2015 году стала обладателем гранта главы республики за победу в конкурсе прозы «Новые горизонты». Драматургией начала заниматься пару лет назад. В 2020 году с пьесой «Шахтер» стала лауреатом VIII Международного молодежного литературного фестиваля «КоРифеи». 29 сентября 2020 года в Сибайском государственном башкирском театре драмы имени Арслана Мубарякова состоялась премьера комедии «Эх, хорошо!» С либретто «Живая вода» стала победителем конкурса либреттистов в числе шести финалистов «Лаборатории современной башкирской оперы». Новая пьеса «Математика судьбы или 3-1=3» прошла отбор и попала в шорт-лист участников драматургического семинара Центра драматургии и режиссуры РБ. Пишет на родном башкирском языке.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
633
Опубликовано 10 янв 2021

ВХОД НА САЙТ