facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 188 ноябрь 2021 г.
» » Кристина Кармалита. ТЕХНИЧЕСКИЙ СБОЙ

Кристина Кармалита. ТЕХНИЧЕСКИЙ СБОЙ

РЕДАКТОРСКИЙ СПЕЦВЫПУСК


(не) новогодний этюд)



Действующие лица:

НЕЧАЕВА ОЛЬГА КОНСТАНТИНОВНА, 38 лет
СТРИЖ ВЛАДИМИР, 20 лет
ВОРОН БОРИС АНДРЕЕВИЧ, 48 лет


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Лестничная клетка. По центру двери лифта, слева лестница, справа двери двух квартир и проход к квартирам, дверей которых не видно. Стриж и Нечаева. Стриж в трико, футболке, тапочках на босу ногу. Нечаева сидит на лестнице, в костюме снегурочки поверх шубы. Рядом стоит открытая бутылка шампанского, сумка, лежат бутерброды в пакетике. В руках у Нечаевой горит бенгальский огонь. 

СТРИЖ.  Понимаете, бах – и не работает! По телефону никуда не дозвониться – перегрузки сплошные. Мне только на минуточку!
НЕЧАЕВА.  Извини, друг. За неуплату отключили.
СТРИЖ.  Обещанный платёж сделаем!
НЕЧАЕВА.  Истёк. Неделю как.
СТРИЖ.  И вы неделю без Интернета?
НЕЧАЕВА.  Да, я волевая женщина. Может, шампанского?
СТРИЖ.  Спасибо.

Стриж звонит в одну из дверей, никто не открывает.

НЕЧАЕВА.  Знаете, в будущем, я думаю, не будет одежды. Люди будут носить голограммные пояса. Такие электронные штуки, которые рисуют одежду, но при этом она обладает термическими свойствами. То есть, вот вы, голый, одеваете пояс – он нарисовал шубу, шапку, сапоги, вы вышли на улицу – босиком по снегу, и не замерзаете. Так все будут ходить, а пояса будут продаваться, и специально их будут делать такими, чтобы они представляли только один комплект одежды. И чтобы «изнашивались». Экономика должна на чем-то держаться. У меня еще салат есть.
СТРИЖ.  А почему вы здесь?
НЕЧАЕВА.  Деда жду. Мороза. Он когда с чердака лезет, у него подарки стянуть можно. Он сначала мешок выбрасывает, а потом сам ползет. Вот я мешочек и подхвачу. А детям всё равно сладкое нельзя.
СТРИЖ.  Вам поговорить не с кем? Что вы из меня идиота делаете?
НЕЧАЕВА.  Да ради Бога, идите к своему Интернету, он заждался! Как год встретишь, так его и проведешь – не хочу я весь год смотреть на ваши треники! Как, кстати, вас зовут?
СТРИЖ.  Стриж. Ну, меня все так зовут. А вообще я Вова.
НЕЧАЕВА.  А я Ольга. (Подумав.) Константинова. Знаете, Стриж, о чем я думаю? Когда изобретут эти пояса мнимой одежды, надо будет все-таки майку и трусы носить на всякий случай. А то техника ненадежна. Даст сбой, и стоишь ты в вагоне метро, голая, тесно прижавшись к соседнему мужчине. Он-то, на самом деле, тоже голый, но у него – голограмма, а у меня –технический сбой. Вот вы, Стриж, почему в Новый год в трениках и один?
СТРИЖ.  С чего вы взяли, что я один?
НЕЧАЕВА.  По глазам вижу. А чего вы стесняетесь? Я тоже одна и ничего. Ни-че-го... Салют! (Делает глоток.) Ну, что вы тут встали? Идите, говорю, к Интернету, к кому-нибудь.
СТРИЖ.  Да, вы на самом деле не хотите, чтобы я уходил. Вот скажите честно, что вы здесь делаете? Это же странно: встречать Новый год у дверей собственной квартиры!
НЕЧАЕВА.  А с Интернетом его встречать не странно? Поколение электроников! Вот, иногда смотрю на вас и просто обида берёт: рожу дочь и кому она достанется? Интернету?
СТРИЖ.  Да откуда вы знаете, почему я так Новый год встречаю? Я, может быть, по Интернету общаюсь... С сыном. Да, что вы смотрите? У меня четырехлетний сын.
НЕЧАЕВА.  Это что, это ты девочку обесчестил, подлец?
СТРИЖ.  Это она меня обесчестила. Ей 18 было, а мне 15. Так что отцовство пришлось скрывать, чтобы ее не привлекли. А вообще, знаете, я думаю, хорошо бы всем пацанам в пятнадцать детей заводить! Я бы так, что делал? Гитара-гульба-кино-девочки? А мне раз и давай, братец, работай, ребенка одевай, корми, воспитывай. Вот я учусь и работаю таксистом. Что зарабатываю – им посылаю. Потом выучусь, проще будет. А пока не могу даже съездить на праздники. Вот вырвался на несколько часов, хоть в Новый год связаться. Сынок очень хотел. А в час ночи опять на работу – время прибыльное. Тяжело? Тяжело! А как-то правильно.
НЕЧАЕВА.  Какая грустная история...
СТРИЖ.  Да, вы не расстраивайтесь, я её сочинил.
НЕЧАЕВА.  А ты нахал. Малолетний.
СТРИЖ.  Ну, а что вы сразу: поколение электроников! Всякое ведь бывает.
НЕЧАЕВА.  Бывает. Я, например, хочу посидеть спокойно, пожалеть себя, а тут ты. Знаешь, как трудно жалеть себя, когда рядом стоит юноша в трениках и сочиняет истории? Иди, проверь свой Интернет, может, включили уже. Иди, иди!

Стриж уходит. Нечаева зажигает еще один бенгальский огонь, делает глоток из бутылки. Стриж возвращается.

СТРИЖ.  Кажется, нам с вами придется познакомиться поближе.
НЕЧАЕВА.  Это что еще такое?
СТРИЖ.  Это почему. Дверь, когда выходил, закрыл машинально. Она у меня закрывается без ключа, надо просто ручку поднять. Только не забыть ключ...
НЕЧАЕВА.  Какие удивительные странности – настоящий новогодний вечер! Раз такое дело, я даже готова тебя потерпеть.
СТРИЖ.  Слушайте, мне, конечно, очень неудобно... Но, действительно, в подъезде же не жарко...
НЕЧАЕВА.  Ох, не жарко.... Могу предложить костюм снегурочки.
СТРИЖ.  Новый год же скоро.
НЕЧАЕВА.  Шампанского?
СТРИЖ.  А знаете, что такое аромантическая ванна?
НЕЧАЕВА.  Ароматическая?
СТРИЖ.  Аромантическая! У вас же дома, наверняка, есть куча полупустых флаконов из-под туалетной воды, духов? А если ещё масла найдутся, так вообще вам релакс устрою. Благовония намешаем, свечи поставим, музыку включим... Вы пока будете прогреваться, ведь замерзли, поди, на ступеньках сидеть, я картошки могу пожарить. Представьте, Новый год, а вам делать ничего не надо, только максимально расслабиться и не думать. По лбу вижу, что вы много думаете. Вот, выходите из ванны: стол накрыт, сервирован...
НЕЧАЕВА.  ...и мальчик в трениках на диване спит.
СТРИЖ.  Сосед только утром вернется.
НЕЧАЕВА.  Ладно, студент, договорились! Только одно условие. Сначала ты мне расскажешь правду про свой Интернет. Уж больно интересно стало.
СТРИЖ.  От правды вы заскучаете. Ну, с мамой по скайпу хотел связаться. Ей обещали устроить на Новый год. Она в Алейске живет, не виделись давно, всё выбраться не могу: учёба, работа. Довольны?
НЕЧАЕВА.  Стриж...
СТРИЖ.  Старенькая мама, даже мобильником пользоваться не умеет. Компьютер – это все равно, что в космос полететь. Но дядя обещал устроить. Повидались бы хоть по монитору. Говорю, встречать Новый год с Интернетом – это не всегда плохо, главное – знать причины. И верить в людей. Что-то пальцы на ногах совсем замерзли. Вы простите, что я так нахально напрашиваюсь... А вас когда-нибудь вносили в дом на руках? Только в этом году, только для вас!
НЕЧАЕВА.  Стриж!
СТРИЖ.  Давайте, давайте! (Берет Нечаеву на руки, кружит.) Вот так молодые люди вскруживают дамам головы! Доставайте ключи, мадам, в закрытую дверь сложно войти!
НЕЧАЕВА.  Достала, если бы они у меня были!
СТРИЖ.  (Ставит Нечаеву на ноги.) То есть как?
НЕЧАЕВА.  А вот так! Юмор жизни: едешь в какую-нибудь Австралию на Новый год, воображаешь какие-нибудь приключения, а в итоге – со скуки там пухнешь: скорей бы домой! А решишь дома спокойно телевизор посмотреть, так на тебе – история! Ключи потеряла!
СТРИЖ.  Хорошенькие дела... 
НЕЧАЕВА.  Ну, я же не думала, что у тебя окажется такая... сентиментальная история.
СТРИЖ.  Хоть погреться немного... (Пьёт шампанское, заедает бутербродами.)
НЕЧАЕВА.  У меня там еще салатик есть.
СТРИЖ.  Хватит.
НЕЧАЕВА.  Костюм хоть возьми. (Снимает с себя, набрасывает на Стрижа.) Возьми, возьми. Бедный мальчик. На крайний случай, можно попробовать поймать машину. По телефону никуда не дозвониться – перегрузки. Просто я не рискнула уходить из подъезда в самый канун – чёрт его знает, поймаешь чего или нет, а как потом вернуться? Никто ж не впустит. Сидят по квартирам, замуровались. Я вот всегда всех впускаю, кто бы ни звонил. Что это за мир такой стал – сплошные железные двери. А я помню время, когда они были деревянными и без замков. По морозу идешь, в каждый подъезд заходишь – отогреваешься.
СТРИЖ.  Придумал! Чтобы как-то искупить свою вину, вы мне тоже расскажите свою историю. Баш на баш!
НЕЧАЕВА.  А что рассказывать-то? Всё у меня в жизни нормально, ничего не происходит.
СТРИЖ.  А почему вы одна?
НЕЧАЕВА.  Устала, выспаться хотела. Отдохнуть.
СТРИЖ.  Нет, почему вы вообще одна?
НЕЧАЕВА.  Чего это я вообще одна? У меня сослуживцы есть, сестра, дети её, для кого этот костюм, думаешь? Вот, поздравляла их сегодня. У меня даже муж есть.
СТРИЖ.  И где же этот муж?
НЕЧАЕВА.  В Новокузнецке. Почти два года как. Руки не доходят официально развестись.
СТРИЖ.  А почему расстались?
НЕЧАЕВА.  Случается, люди надоедают друг другу.
СТРИЖ.  А дети?
НЕЧАЕВА.  А их не случилось.
СТРИЖ.  Не понимаю. Вы так всё рассказываете, как будто...
НЕЧАЕВА.  Как будто что?
СТРИЖ.  Как будто это не ваша жизнь. Безразлично. А где страсти? Где трагедия?
НЕЧАЕВА.  У меня объект за объектом – сплошная нервотрепка, какие страсти?
СТРИЖ.  Вы любили мужа?
НЕЧАЕВА.  Он мне подходил.
СТРИЖ.  Ну хоть когда-то у вас было сильное переживание?
НЕЧАЕВА.  Было! Было! 20 лет назад. Один гражданин был. Пылкий. А я учится спокойно хотела. Куда спешить-то? Жениться скорее, детей давай, просто всё брось и рожай ему детей! А надо как? Чтобы всё последовательно, благоразумно: институт закончить, на работу устроиться, второе высшее получить. А он потерпеть не мог! Лет десять. Нет, ну хотя бы четыре года. Хоть доучиться спокойно можно? Это вам проблем никаких, только все желания исполняй, а нам – сначала перекатывайся со стороны на сторону, а потом всё – одни подгузники в голове. В общем, через полтора года я узнала, что какая-то там от него беременна. Он еще скрыть хотел, мерзавец! По недоразумению, мол, пьяный был. Вот и живи с ней – по недоразумению! Это я ему так сказала. Так он, представляешь, и живет, до сих пор, хотя уверял, что не любит. Врал, хотел одним местом на два дивана сесть! Не выгорело! Я попереживала, попереживала да и взяла себя в руки.
СТРИЖ.  И так в своих руках и ходите?
НЕЧАЕВА.  Так и ходила. Пока муж не ушел. Вот, еще одна гадина. Страсти вам подавай! Какие страсти, когда у меня начальник бригады в запой ушёл? Рабочие воруют, сроки поджимают. Я устаю, я спать хочу!  Расквасилась совсем в последнее время. Рыбу даже завела. С глупой мордой. Плавает там сейчас. Как бы не сдохла с голоду.
СТРИЖ.  Рыба... Да сама вы – рыба! Холодная, скользкая. Что вы на меня смотрите? Да, да! "Всё должно быть благоразумно, по расписанию". Если в жизни нет места безумию, она делается похожей на армейскую службу!
НЕЧАЕВА.  И что мне за радость досталась: юноша в трениках учит меня жить!
СТРИЖ.  Да, я от всего сердца! Мне просто жалко вас. Искренне. Посмотрите на себя, посмотрите. (Подводит к окну, в котором можно увидеть лёгкое отражение.) Где искры в глазах?
НЕЧАЕВА.  Да, тут и глаз-то не видно.
СТРИЖ.  Потому и не видно, что искры нет. У меня смотрите, так и рассыпаются. А вы? Что вы с собой сделали? Вы, в общем-то, не уродина.
НЕЧАЕВА.  Это что был комплимент?
СТРИЖ.  Чувство юмора у вас даже есть. Умная, как видно. Даже, наверно, умнее меня. А элементарных вещей не понимаете. Сделайте что-нибудь из чувств. От порыва. Что вы себя загнали в свои объекты?
НЕЧАЕВА.  Да что мне сделать-то? У меня в театр сходить времени нет!
СТРИЖ.  Конечно, потому что вы ему не позволяете быть! Не знаю, поезжайте к мужу, например!
НЕЧАЕВА.  Зачем?
СТРИЖ.  Помиритесь.
НЕЧАЕВА.  Нет, это неправильно. Женщина не должна бегать за мужчиной, тем более, если он ее бросил.
СТРИЖ.  Вот, опять! Солдат, а не женщина!
НЕЧАЕВА.  Давно уже пора дать тебе пощечину.
СТРИЖ.  Так дайте её, дайте! Сделайте что-нибудь уже просто от порыва, сойдите с ума!

Нечаева неожиданно целует Стрижа.

СТРИЖ.  Это зачем?
НЕЧАЕВА.  Это от отчаянья.
СТРИЖ.  Это не надо.
НЕЧАЕВА.  Ботало! «Сделайте что-нибудь от порыва, сойдите с ума!»
СТРИЖ.  Одно дело – сойти с ума, другое – отчаяться.
НЕЧАЕВА.  Хоть бы подыграл, из жалости.
СТРИЖ.  Простите. Я бы, на самом деле, сошел с ума.. но не с вами... Простите, пожалуйста, ерунду какую-то говорю! Вы мне очень нравитесь. Вы такая... такая... Забавная.
НЕЧАЕВА.  Коньяка надо было брать. Что это шампанское? Одну тоску нагоняет.
СТРИЖ.  Вы не сердитесь. Вы на самом деле такая...
НЕЧАЕВА.  Забавная!
СТРИЖ.  Знаете... Я вам все-таки скажу. Только не рассказывайте никому. Это тайна двоих. На самом деле... на самом деле... почему я встречал Новый год с Интернетом?
НЕЧАЕВА.  Что?! Это как так можно?!
СТРИЖ.  Не сердитесь, пожалуйста, не надо, я вам сейчас скажу всю правду.
НЕЧАЕВА.  Я, значит, вину искупить?!
СТРИЖ.  Просто мне было неудобно рассказывать.
НЕЧАЕВА.  После такого знаешь, что бывает? Знаешь, что?!
СТРИЖ.  Ну, что?
НЕЧАЕВА.  А вот что! (Даёт пощечину.) Ой, не больно?
СТРИЖ.  Всё в порядке.
НЕЧАЕВА.  Сама от себя не ожидала.
СТРИЖ.  Я заслужил.
НЕЧАЕВА.  Что-то ты меня разволновал...
СТРИЖ.  Ничего, мне даже понравилось.
НЕЧАЕВА.  Это всё шампанское.
СТРИЖ.  Да, кстати. (Берёт бутылку.) За ваше безумие! (Выпивает.) На самом деле, те две истории отчасти правдивы. Я действительно таксую, снимаю комнату, учусь. У меня старенькая мама, и я два года ее не видел и очень скучаю. Всё это правда. Но Интернет мне нужен был... В общем, я играл в игру.
НЕЧАЕВА.  Стрижик, ты, вроде, нормальный парнишка, с умом даже. С завихренями некоторыми, но терпимо. Не рассказывай мне этой гадости, все эти геймеры, я слышать о них не могу. Если есть в мире кто-то хуже самоубийц, то это геймеры.
СТРИЖ.  Вот вы опять ничего не знаете, а выводы делаете. Главное-то не то, что я играл, а почему я играл!
НЕЧАЕВА.  Ну.
СТРИЖ.  Я... Я играл, потому что... влюблён.
НЕЧАЕВА. (Делает глоток из бутылки.) За Галатею! Чтобы виртуальный мир нашел свое воплощение в реальном!
СТРИЖ.  Вам, конечно, уже сложно мне верить, но на этот раз я не обманываю. Есть одна девушка. Очень хорошая девушка.
НЕЧАЕВА.  Совершеннолетняя?
СТРИЖ.  Ей восемнадцать.
НЕЧАЕВА.  Не посадят.
СТРИЖ.  Не говорите так резко, пожалуйста, для меня это очень важно. Я никому не говорил. Я и друзьям наврал, что работать буду, потому что мне сказать... как-то боязно. Смеяться будут, пошлить – ужасно. Все они думают, что любовь – это то, что стыдно, потому что делает тебя слабым.
НЕЧАЕВА.  Правы твои друзья: любить – здоровью вредить. А учёбе тем более.
СТРИЖ.  Вы как Сонин отец. Только он хуже. Ему просто не нравится какой-то там студент-шофёр из «не пойми откуда». Встречаться нам запрещает, представляете!
НЕЧАЕВА.  Стрижик, пережитки феодального строя давно пережиты, не морочь мне голову!
СТРИЖ.  Следит за ней, контролирует, чтобы ни-ни! Мы, конечно, встречаемся тайком. А в Новый год – никак. Никуда ее из дому не пускает. Так вот, я и придумал – играть в одну игру.
НЕЧАЕВА.  Я, наверно, выгляжу полной дурой!
СТРИЖ.  Есть такие игры он-лайн. Можно поодиночке, можно командами. Вот мы с ней в одной команде. Бродилка, стрелялка. Но это какое-то особое ощущение, что вот сейчас, рядом с тобой идет она – как будто идет, но не как будто она, потому что реальная она сидит в своей комнате и руководит как будто ею.
НЕЧАЕВА.  Расплачусь сейчас.
СТРИЖ.  Я же серьезно, поверьте! Вы не представляете, как мне теперь тяжело. Она же ничего не знает, куда я пропал. Сидит, ждет меня, еще не дай Бог расстроилась. Я думал, так как раз веселее будет....
НЕЧАЕВА.  (Перебивает.) ...а вышел технический сбой. Вот я и говорю, Стрижик: трусы и майку надо будет носить обязательно!

Раздается звук салюта за окном, крики «Ура! С Новым годом!» Грохот салюта слышен на протяжении всей последующей сцены, из-за него герои не слышат звук поднимающегося лифта.

НЕЧАЕВА.  Наступил, кажется.
СТРИЖ.  Давайте смеяться и танцевать, чтобы весь год был радостным и танцующим! Ну! (Увлекает ее в танец.) Вот, украду ее, увезу к маме и женюсь! А? Вот, представьте, вы – Соня, и я вас краду!
НЕЧАЕВА.  Но это же страшно!
СТРИЖ.  Страшно интересно! Сажаю в такси и летим на вокзал! За окном фонари горят, вывески мерцают, а мы держимся за руки, боимся и счастливы!
НЕЧАЕВА.  Но ведь что будет?
СТРИЖ.  Будет всё, что мы захотим! Долой родительское мародерство!
НЕЧАЕВА.  Но ведь можно как-то подождать, потом всё наладится!
СТРИЖ.  Потомы – это призраки несбывшейся жизни, они приходят по ночам и гремят цепями!
Не верю никаким потомам!
НЕЧАЕВА.  (Смеется.) Какой ты смешной, Стрижик! У меня никогда не было такого весёлого Нового года!
СТРИЖ.  Деда Мороза не хватает – с конфетами, которых детям нельзя!

Открываются двери лифта, на площадку входит Ворон, видит смеющихся, танцующих Стрижа и Нечаеву. Они не сразу замечают его.

СТРИЖ.  Кажется, пришел.
НЕЧАЕВА.  Вот так нежданное счастье. (Берет бутылку, делает глоток, протягивает Ворону.) С Новым годом, Борис Андреевич!

 
ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ВОРОН. (Берет бутылку, ошеломленно.) Я за рулем.
НЕЧАЕВА.  Ничего, за такую встречу можно и правами пожертвовать. (Ворон делает глоток.) Похоже, странности только начинаются, Стриж! (Ворон закашливается.) Двадцать лет прошло...
ВОРОН. Восемнадцать.
НЕЧАЕВА.  А ты считаешь?
ВОРОН. Просто люблю точность.
СТРИЖ.  Простите, у вас тут личное... Я на другой этаж пойду. С Новым годом!
ВОРОН. Да нет, молодой человек, вы-то как раз останьтесь. (Походит к Стрижу, протягивает руку.) Будем знакомы: Ворон! Тот самый Ворон.
СТРИЖ.  Тот самый Стриж.
НЕЧАЕВА.  Какие странные приветствия. Ничего не понимаю...
ВОРОН. Я тоже не совсем понимаю... Ваше поведение окончательно приводит меня к мысли о верности моего намерения.
СТРИЖ.  Для вас любое поведение будет верностью намерению! И не собираюсь я вам ничего объяснять! Ольге... Константиновне объясню. Это отец Сони.
НЕЧАЕВА.  (Берёт у Ворона бутылку.) С Новым годом, ребята! (Выпивает.) 
ВОРОН. А, ты в курсе... (Стрижу.) Прошу прощения, но я бы хотел поговорить с вами тет-а-тет в каком-нибудь более удобном месте.
СТРИЖ.  Прошу прощения, но, во-первых, от Ольги Константиновны у меня секретов нет, во-вторых, на сегодняшнюю ночь это самое удобное место в этом доме.
ВОРОН. Ну, хоть давайте пройдем в квартиру, здесь как-то... прохладно.
НЕЧАЕВА.  У него нет ключа. Он случайно забыл, а я случайно потеряла. Это в достаточной мере объясняет его поведение, Борис Андреевич? По-моему, он вел себя более чем прилично, веселил одинокую даму, хотя у самого на душе не сладко.
ВОРОН.  Ничего, у меня как раз есть ключ.По иронии судьбы, я – совладелец квартиры, в которой вы живете.
СТРИЖ.  Так это за вашу комнату сосед так переплачивает?
ВОРОН. Второй владелец занимается благотворительностью. У меня нормальные цены.
СТРИЖ.  Самые высокие из возможных.
ВОРОН. Вы, молодой человек, сейчас что доказываете?
СТРИЖ.  Сейчас я просто взял на заметку.
ВОРОН. Пойдемте.
СТРИЖ.  А мне нравится это место. Вполне подходит для выяснения подобных отношений, такое же грязное и холодное.
НЕЧАЕВА.  Слушайте, не знаю, как у вас, но у меня сегодня праздник. Всё было слишком хорошо, чтобы теперь смотреть на ваши петушиные бои. Борюсик, дай ключ, я пережду грозу.
ВОРОН. Оля... Константиновна. Я вас прошу не употреблять это имя! (Дает ключи.)
НЕЧАЕВА.  Хорошо, Воронок, как скажешь. (Берет ключи, уходит.)
СТРИЖ.  Откуда вы узнали адрес?
ВОРОН. От Сони.
СТРИЖ.  Она бы ни за что не сказала!
ВОРОН. Конечно, она бы сбежала из дома и добиралась одна, по темноте, на первой попавшейся машине, и черт его знает, что могло произойти! Если бы я не застал ее в дверях. Случайно, между прочим! Устроить скандал собственным родителям в новогоднюю ночь из-за какого-то... студента! Всю дорогу она уверяла, что это только её инициатива, – весьма сомневаюсь.
СТРИЖ.  Она здесь?! Где она? Соня!
ВОРОН. Да, постойте вы!
СТРИЖ.  Боже мой, сорвалась, поехала! Я хочу ее видеть!
ВОРОН. Мне надо с вами поговорить.
СТРИЖ.  Как вы замучили ее своим контролем!
ВОРОН. Это вы замучили ее своими фантазиями! У меня к вам предложение. Будьте благоразумны!
СТРИЖ.  (Стриж берет бутерброд, съедает, запивает шампанским.) С Новым годом! Собрался, готов.
ВОРОН. Вначале я хотел бы извиниться. Я был грубоват, когда пришел. Это не трудно объяснить: я был очень расстроен из-за дочери, а потом еще застал вас в таком виде, в таких обстоятельствах... Я был не прав, простите.
СТРИЖ.  Ладно. Я тоже, может...
ВОРОН. Я хорошенько обдумал ситуацию и пришел к выводу, что мне надо... вас признать.
СТРИЖ.  Вы... говорите серьезно?
ВОРОН. Если моя дочь сделала такой выбор, мне ничего не остается, как только помочь вам стать... достойным ее выбора.
СТРИЖ.  Хорошенький разговор.
ВОРОН. Вы на четвертом курсе. Почти всё свободное время тратите на работу и КВН. Да, я навел справки. Можете мне ничего не говорить, но сами себе ответьте на вопрос: закончите вы учёбу и что? У вас есть план? Кому вы нужны? Рынок юристов не то, что переполнен, их уже и отстреливать бесполезно. Вы умеете водить машину, знаете город, общительны, доброжелательны – это хорошие качества... для таксиста. Я полагаю, вы достаточно умны, чтобы понимать, что не на идеях печётся хлеб, достаточно практичны, чтобы неплохо зарабатывать, и недостаточно глупы, чтобы всю жизнь отдать благородной профессии шофёра.
СТРИЖ.  Что вы мне предлагаете?
ВОРОН. Я предлагаю вам должность. Для начала будете получать около тридцати. Небольшая сумма, но для такого специалиста как вы... Сами понимаете. Начнёте с этого, а дальше всё будет зависеть от вас. И, конечно, никакого КВНа и такси. Если вам нужно хобби, найдите себе что-нибудь приличнее. Я не пытаюсь вас оскорбить, просто для вас же лучше будет не иметь двусмысленных занятий.
СТРИЖ.  Борис Андреевич, разрешите (Протягивает руку Ворону.) Я сильно в вас ошибался, простите, мне давно надо было с вами познакомиться. Это я виноват. Вы позволите увидеться с нею? Я только переоденусь...
ВОРОН. Не спешите. К моему для вас предложению у меня есть одно для вас условие. Небольшое. Не материальное. В общем-то, если сравнивать его с тем, что я вам предлагаю – просто пустяк. Вы устроитесь, будете работать, учиться, погружаться в новую для вас жизнь, и... на полтора года я прошу вас полностью прервать какое-либо общение с моей дочерью. Не отказаться от нее, нет, я не запрещаю ваши отношения, я только прошу их отложить. На полтора года. У Сони трудный период, ей нужно все силы отдать учёбе. Вообще-то, полтора года мало, хорошо бы три. Но я стараюсь войти в ваше положение. А вообще какое значение может иметь разлука для настоящего чувства? Что вы теперь скажете?
СТРИЖ.  А как же Соня?
ВОРОН. С ней договориться будет гораздо сложнее. Поэтому я хотел попросить, чтобы это сделали вы. Вас она послушает. Она сейчас вообще может слушать только вас. Я понимаю, всё это выглядит не очень этично, но войдите в мое положение: у меня одна дочь. Это может показаться излишне сентиментальным, но, фактически, она – главный смысл моей жизни. Не подумайте, что я не доверяю вам, я никому не доверяю. Это привычка, я не могу ее изменить. Дело, в общем-то, не в вас, дело во мне, признаю. Прошу вас, как разумного и, как я успел понять, благородного человека, примите мое предложение.

Пауза.

СТРИЖ.  Я согласен.
ВОРОН. Вы, конечно, понимаете, я буду следить за исполнением нашего... договора. Я допускаю случайности, мир, в общем-то, квадратный, столкнутся за каким-нибудь поворотом ничего не стоит. Но если я узнаю, что случайность была, в общем-то, не случайность... Одним словом, если вы не соблюдаете условия, то и я не в праве их соблюдать. Вы мгновенно потеряете место, и, что еще хуже, репутацию. Я вас не пугаю. Вы, в общем-то, вольны сейчас плюнуть мне в лицо и делать по-своему. Бороться, идти своим путем. Это ваше право.
СТРИЖ.  Да, конечно... Но... зачем?
ВОРОН. Я предупрежу Соню, соберитесь с мыслями и... переоденьтесь.

Ворон уезжает на лифте, на площадку выходит Нечаева.

НЕЧАЕВА.  У тебя, конечно, есть какой-нибудь план?
СТРИЖ.  Какой план?
НЕЧАЕВА.  Похищения, например? Это ты хорошо придумал: ничего не возражать. Я всё подслушала! Невозможно, что стало с Борюсиком? Я чуть не выпрыгнула из двери, когда услышала, как ты соглашаешься на этот чудовищный контракт, но потом поняла, что это тактика: сумасшедшим можно только поддакивать, любое несогласие выводит их из себя. 
СТРИЖ.  Мне он показался вполне разумным человеком.
НЕЧАЕВА.  Разумным?!
СТРИЖ.  На самом деле, взгляните трезво: что может человек без связей? Я не настолько ловок, чтобы в одиночку пробить себе дорогу. Он прав, мне нужна помощь. А откуда мне ее ждать? Я никто, из ниоткуда. Знаете, какая у меня семья? Лучше не знать. Соне нужен человек с положением. Один шанс на миллион, что мне удастся что-то самому. Будет несправедливым, не правильным подвергать ее такому риску только из-за своих... сиюминутных желаний и гордости. Столько всего за одну ночь, голова кругом! Может, вся жизнь теперь наладиться, понимаете!
НЕЧАЕВА.  Боже мой, какая скверная сказка, в полночь принц превратился в тыкву! Стриж, это тот самый гражданин, о котором я тебе рассказывала, это у него случилось недоразумение восемнадцать лет назад и, как выясняется, недоразумение назвали «Соня»!
СТРИЖ.  Удивительно, как всё удивительно, представляете. Если бы этого не случилось, вы остались бы счастливы, а Сони никогда не было на свете. Какой ужас... Как всё необычно связано. Так что же вы, это такая для вас встреча – действуйте!
НЕЧАЕВА.  Это тебе надо действовать, олух! Тебе не показалось странным условие? Полтора года!
СТРИЖ.  Действительно, странное совпадение...
НЕЧАЕВА.  Какое к черту совпадения, наглый расчет! Полтора года! Даже у Наташи Ростовой условия были милосерднее!
СТРИЖ.  Кто это?
НЕЧАЕВА.  Спроси у Интернета! Стриж, пойми, ставка в этом его "предложении с условием" делается только на одно: человек – существо слабое и на приятный соблазн влекомое.
СТРИЖ.  Мы с Соней не такие!
НЕЧАЕВА.  Конечно, конечно, не такие. Но зачем же это проверять, если это и так ясно? Хватай и беги, Стриж, и не думай, умоляю тебя, не просчитывай! Давай, я вызову такси, увози ее хоть на Северный полюс!
СТРИЖ.  Нет, так нельзя. Надо же понимать...
НЕЧАЕВА.  Стриж, если ты сейчас ее не увезешь, я.. я.. я сама ее увезу!
СТРИЖ.  Куда?
НЕЧАЕВА.  В Новокузнецк! К мужу! Я этого чёрта не боюсь! Всё, заказываю такси! (Набирает номер.) Девушка, солнышко, а как бы нам так машинку организовать побыстрее на Орджоникидзе, 33? На вокзал. Железнодорожный. Третий подъезд. Шестьсот рублей?! Здесь же езды на две минуты! И Вас с Новым годом! Ничего, сегодня ничего не жалко. Спасибо огромное! (Стрижу.) А, может, ты нас отвезешь? Денег заработаешь?
СТРИЖ.  Ну, что вы глупостями занимаетесь? Она с вами и не поедет. Незнакомая какая-то женщина.
НЕЧАЕВА.  Поедет, она не то, что ты. В Новый год устроить семье истерику – это чего-нибудь да стоит. Эта девушка уже способна на всё.
СТРИЖ.  Вы правда думаете, что у него расчёт?
НЕЧАЕВА.  Он тебе ещё сам девицу подошлёт! За полтора года с какой-нибудь да случится... недоразумение! А ей жениха. Это всё так просто, Стриж! Люди, когда не видят друг друга, или умирают от тоски, или встречают других людей.
СТРИЖ.  Но как же выдержка?
НЕЧАЕВА.  Только на крайний случай, а у вас еще есть возможность, конечно, если только есть порыв.

Пауза.

СТРИЖ.  (Решительно.) Я воспользуюсь вашим такси?
НЕЧАЕВА.  Лифт! Поднимается уже, одевайся скорей, сумку не бери, подумает чего! Машина вот-вот подъехать должна, "пять минут" сказали!

Стриж уходит. Открываются двери лифта, входит Ворон.

ВОРОН. Откуда ты здесь взялась?
НЕЧАЕВА.  Я здесь взялась жить лет десять как.
ВОРОН. Всё такая же...
НЕЧАЕВА.  Некоторые люди не меняются, а вот некоторых лучше не встречать через двадцать лет... Стриж мне всё рассказал о твоём «предложении». Какой-нибудь сын министра посватался?
ВОРОН. Не понимаю, о чем ты.
НЕЧАЕВА.  Боже мой, а раньше... Неужели только из-за положения моих родителей? Надеялся карьеру сделать?
ВОРОН. Какие глупости ты говоришь.
НЕЧАЕВА.  А какие ты делаешь? Жалко тебе что ли, что твоя дочь будет счастлива?
ВОРОН. Это единственное, чего я хочу.
НЕЧАЕВА.  Ты бы мог просто помочь ему.
ВОРОН. Просто? Ничего нельзя делать просто – это расхолаживает. Ты посмотри, как он за мой крючок ухватился – легкий путь учуял, прохвост. Учится еле как, на занятиях бывает редко.
НЕЧАЕВА.  Он работает.
ВОРОН. Да, знаю, мать-посудомойка в Алейске, высылает ей деньги. Отец скрывается от следствия. Дядя – о том вообще лучше умолчать. Отличная родня, спасибо.
НЕЧАЕВА.  Ну, он же другой!
ВОРОН. Яблоко от яблони, как известно. Я не отрицаю, толк в парне есть. Из него выйдет отличный солдат, но офицер – никогда. Не та порода.
НЕЧАЕВА.  В тебе зато много породы.
ВОРОН. Рожай своих детей и жени их хоть на придорожных столбах!
НЕЧАЕВА.  Каким же ты стал резким.
ВОРОН. Был слишком мягким.

Входит Стриж.

ВОРОН. Слева от подъезда, Lexus. Десять минут. (Нажимает кнопку, двери лифта открываются.)
СТРИЖ.  Мало.
ВОРОН. Надо привыкать. Поверьте, будет не просто.

Стриж уезжает на лифте.

НЕЧАЕВА.  Как будто ты ему сочувствуешь! Хоть бы не лицемерил!
ВОРОН. Что ты из меня тирана делаешь? Кажется, это ты запретила искать с тобой встречи. Думаешь, я плясал от счастья?
НЕЧАЕВА.  А твое недоразумение? Или я должна была оставить ребенка без отца?
ВОРОН. Да, я ничего не помнил, понимаешь! Напился так, что не помнил ничего! А она потом: беременна! Я даже имя ее забыл. Хотел по-тихому всё уладить, так ведь поползли слухи – она и распустила. Змея, а не женщина.
НЕЧАЕВА.  Чего ж ты женился?
ВОРОН. Да назло тебе! За Новый год! (Берет шампанское, выпивает.) 

Нечаева целует Ворона.

ВОРОН. Это что?
НЕЧАЕВА.  Это безумие.
ВОРОН. Это можно повторить? (Целуются.) Где было твое безумие двадцать лет назад?
НЕЧАЕВА.  Оно было здесь (Показывает на свой лоб.)
ВОРОН. Давай, хоть на старости лет сойдем с ума?
НЕЧАЕВА.  Это у тебя старость лет, а я еще дама в расцвете сил. Поздно уже, Воронок. Ты безнадежный супруг, а я безнадежный трудоголик. Сплошное недоразумение.
ВОРОН. Зачем? Зачем опять разлучаться, если всё так очевидно?
НЕЧАЕВА.  А зачем ты разлучаешь то, что еще более очевидно?
ВОРОН. Сравнила! У нас с тобой двадцать лет за плечами, а у них года нет! И потом, это просто испытание, если они его пройдут, я больше них буду рад!
НЕЧАЕВА.  Будешь! И соблазнителей к ним подсылать будешь!
ВОРОН. Конечно, буду, а что такого? Что это для любви?
НЕЧАЕВА.  Возьми машину времени, вернись на восемнадцать лет назад и спроси у самого себя.
ВОРОН. Я же говорю, я был в бессознательном состоянии, меня просто использовали!
НЕЧАЕВА.  Хоть кто-то использовал тебя по назначению!
ВОРОН. Не понимаю, ты предлагаешь мне сделку? Если я отпущу их, то ты...

Нечаева дает Ворону пощечину.

НЕЧАЕВА.  Почему я раньше не знала, что можно так лихо давать пощечины – столько времени потеряно зря! Надо было сделать это восемнадцать лет назад.
ВОРОН. Надо было. Может, тогда всё было бы иначе. Сбросила бы энергию, а не затаила обиду на все эти годы.
НЕЧАЕВА.  С новыми сделками! (Делает глоток шампанского.) Знаешь, что я думаю, Ворон? Я думаю, в будущем не будет никакой бумаги. И все подписи, печати, даже просто слова будут вносится прямо в чип, который будет у каждого за ухом. И как только ты нарушишь условия договора, чип сразу начнет сигнализировать. Он просто парализует тебя и подаст информацию в соответствующие службы. Они приедут, снимут с тебя блокировку и поместят работать на конвейер. Все в будущем будут за провинности работать на конвейерах, потому что конвейеров будет много, а работников для них будет не хватать. Так что в будущем человек будет делать всё, чтобы избежать бессознательного состояния. Сейчас ещё может пронести, а потом: отключился, провел ночь без сознания – хлоп! Два года конвейера за удовольствие, которого не помнишь! Соня, наверное, очень милая девушка.
ВОРОН. У меня больше никого нет. Я не могу допустить, чтобы с ней рядом был неизвестно кто. Если бы он мне хотя бы возразил!
НЕЧАЕВА.  А если еще возразит?
ВОРОН. Если! Что это за гнилая покорность? Я пока ехал, думал даже скорую вызвать авансом. Думал, драться будем!
НЕЧАЕВА.  Вы в разной весовой категории.
ВОРОН. Сдача без боя – это не серьёзно.
НЕЧАЕВА.  А может, он тактик?
ВОРОН. И какая у него тактика? Интернет игры? Некоторые думают, что сеть – это пространство полной свободы. Само слово «сеть» уже должно настораживать. Умных людей.
НЕЧАЕВА.  А если какая-нибудь другая? Например, он тебя выслушал, покивал, а сам пошёл и увёз её, прямо на твоем Lexus-e.
ВОРОН. Куда увёз?
НЕЧАЕВА.  Да, хоть на соседнюю улицу, всё равно не найдёшь.
ВОРОН. Сначала нет, но когда найду – мало не покажется. Хотя это было бы даже интересно. Поступок!
НЕЧАЕВА.  И простил бы?
ВОРОН. А зачем ты мне всё это говоришь?
НЕЧАЕВА.  Нет, ты скажи, Воронок, простил?
ВОРОН. А ключи я и вправду в машине оставил... Он тебе что-то говорил, намекал?
НЕЧАЕВА.  Я просто так, фантазирую. Жалко парня, да и Соню твою.
ВОРОН. Вижу, ты что-то знаешь.
НЕЧАЕВА.  Ничего я не знаю, я так подумала... представила, что если ты спустишься и никого не увидишь, то тебе не стоит слишком... кипятиться.

Ворон нервно нажимает кнопку лифта, слышно, как тот медленно поднимается наверх. Ворон теряет терпение, бежит по лестнице вниз. Нечаева смеется, садится на ступеньку, берёт бутылку.

НЕЧАЕВА.  С Новым зятем, Борис Андреевич! (Делает глоток. Достает еще один бенгальский огонь.) Ёлочка, зажгись! (Зажигает. Слышится звук вызываемого лифта, Нечаева беспокойно встает и начинает ходить по площадке. Репетирует речь. По мере приближения лифта, её речь становится всё более эмоциональной.) Ворон, ты сам на его месте сделал бы то же самое. Ты разумный человек, посмотри на это трезвым взглядом: он не маньяк, не насильник, он не причинит ей никакого зла, только женится. Ох, мамочки, что будет... Ворон, держи себя в руках. Какие руки, Боже мой! Ворон! Нет, он меня точно убьёт. Задушит. Как Дездемону. Глупости какие! Ворон! Ты взрослый человек, они уже совершеннолетние. Ворон, я ничего не знала, я всё сочинила, клянусь тебе!

Слышно, что лифт останавливается на ее этаже, Нечаева хватает бутылку и прячет её за спину, как возможное оружие. Двери лифта открываются, входит Стриж. Пауза.

СТРИЖ.  Бросьте, зачем сходить с ума, когда всё так хорошо устраивается? Конечно, очень тяжело будет не видеть её, и она плакала, когда я ей всё рассказал, но потом успокоилась. Я её успокоил, я ей всё объяснил. Всё будет по-прежнему, мы всё-таки кое-что сможем, отец просчитался. Интернет! Будем играть вместе, как сегодня. Конечно, чтобы не возникало подозрений, надо будет делать это не так часто. Раз-два в месяц. Знаете, я даже когда просто вижу, что она в сети, у меня какое-то теплое чувство внутри разливается, как будто мы в одной квартире, но в разных комнатах. Нас только стена разделяет. А что такое стена? Условность! Нас разделяет условность: не видеться полтора года!

Срабатывает мобильный Нечаевой, она отвечает, слышно, как электронный голос говорит: «Вас ожидает белый Nissan 786. Пожалуйста, выходите». Нечаева начинает рассеяно собираться: убирает сожженные бенгальские палочки, оставшиеся бутерброды складывает в сумку. 

СТРИЖ.  Пять минут, пять минут! По дороге, поди, еще сколымил! Всё – баста! Два года на них батрачил, вы подумайте! А опасность какая: однажды нож к горлу приставили, – рули! – говорят. Вы представляете, с ножом у горла? Я как на небеса ехал – со всеми попрощался. Пронесло. И никаких перспектив. А тут помощь есть, кому слово замолвить. Конечно, всё будет зависеть от меня, но не всё же зависит от нас! Года через два заработок будет, можно и квартиру взять в кредит. Есть куда вселяться, а не на этом съёме.
НЕЧАЕВА.  (Допивает шампанское, отдаёт пустую бутылку Стрижу.) Подарок.На новоселье. Можно использовать как кувшин. (Вызывает лифт.)
СТРИЖ.  Так ведь ключ уже есть, у меня можно остаться. У соседа пока поспите, – он ничего, мы с ним приятели.
НЕЧАЕВА.  А от игр этих он-лайн лучше откажись – потеряешь место, жаль будет. (Входит в кабину.)
СТРИЖ.  Куда вы?
НЕЧАЕВА.  В Новокузнецк.

Двери лифта закрываются. Занавес.

Новосибирск
2014







_________________________________________

Об авторе:  КАРМАЛИТА КРИСТИНА  — редактор отдела драматургии (четные выпуски) в Лиterraтуре

Поэт, драматург. Закончила факультет психологии НГПУ, сценарный факультет ВГИК (магистратура). Публиковалась в журналах «Сибирские огни», «Наш современник», «Юность», «Огни Кузбасса», «Алтай», «Бельские просторы», «День и ночь», «Подъем», «Лиterraтура», «Родная Кубань» и др. Авто книги поэзии и драматургии «Сны» (2020, Новосибирск). Лауреат драматургических конкурсов: «Евразия-2014» (1-ое место) «Филатов Фест-2017» (1-ое место), Международного студенческого фестиваля ВГИК-2017 (2-ое место), Волошинского конкурса-2018 (2-ое место). Лауреат молодёжной премии журнала «Наш современник» (поэзия, 2015). Участник Форумов молодых писателей России, стран СНГ и зарубежья (2015, 2017-2019). Член Союза писателей России. Соруководитель Товарищества сибирских драматургов «ДрамСиб». Соруководитель новосибирского отделения Совета молодых литераторов при СПР. Организатор поэтических и драматургических мероприятий в Новосибирске. Живет в Новосибирске.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
554
Опубликовано 30 ноя 2020

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ