facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 187 октябрь 2021 г.
» » Игорь Назаров. В ГОСТЯХ У СКАЗКИ

Игорь Назаров. В ГОСТЯХ У СКАЗКИ

Редактор: Кристина Кармалита


(административно-фантастическая быль)



От автора: Пьеса о том, как на самом деле сказываются сказки.


Действующие лица:

ФЕЙ – начальник Департамента сказок в Управлении сказок и фэнтези
СЕКРЕТАРША – его ближайшая помощница
СКАЗОЧНИЦА, она же НАСТЕНЬКА, она же АЛЁНУШКА — штатная сотрудница Департамента сказок
ОТЕЦ НАСТЕНЬКИ
ОРК-КАРЕТНИК
ПЕРВЫЙ ХОДОК – человек из-за Урала
ВТОРОЙ ХОДОК – человек из-за Урала
ЧЕРЕПАНОВ – сказочник
ЛЁША – сказочник
ВИЙ, ФИНДИРЕКТОР, чиновники и прочие сказочные персонажи


Действие происходит в параллельной реальности, и любые совпадения с реальностью нашей невозможны, а если они и появятся, то виной тому — буйная фантазия почтеннейшей публики, за которую автор ответственности не несет.

1.

Занавес закрыт. Звучит музыка из передачи «В гостях у сказки». Входит Сказочница, одетая в сарафан.

СКАЗОЧНИЦА. Расскажу я вам, ребятушки, сказочку про героя Ясна-сокола да про… (Замечает, что в зале только взрослые.) Эм… хм… извините… Секундочку! (Достает телефон и убегает за кулисы, откуда слышится ее возмущенный шепот.)Че за нахрен опять? Че за левый текст? А вот представь, родная, здесь ни разу не детский утренник! Здесь взрослый вечерник! Ты, коза пуховая, если в циферблате не разбираешься, хоть за окно смотри, когда сказку запускаешь! Достал уже этот бардак! (Сказочница снова появляется на сцене.)Значит так, дамы и господа, сказки сегодня не будет, потому что кой у кого — паралич головного мозга. А раз мне все же надо что-то рассказывать и поскольку мне по некоторым причинам уже на все плевать, то расскажу я вам не сказочку, а правдочку. Дело в том, на самом деле ни одна сказка не сказывается сама по себе — исправное функционирование сказочно-фэнтезийного мира обеспечивается неустанным трудом целого штата скромных административных сотрудников Главного управления сказок и фэнтези, которое, в свою очередь, подразделяется на Департамент сказок и Департамент фэнтези, которые, в свою очередь, подразделяются… А знаете что? Я вам лучше это покажу. Мне теперь их секреты хранить резона нету! (Обращается к занавесу.)Сим-сим, откройся! (Зрителям.) Смотрите, а я пошла. Я уже насмотрелась.

Сказочница уходит. Занавес открывается. Фей сидит за столом, рядом стоит Секретарша с планшетом в руках.

СЕКРЕТАРША (печатая в планшете). Приказ по Департаменту сказок…
ФЕЙ. Далее. Пункт первый. Об оптимизации.
СЕКРЕТАРША. О! Кого сегодня?
ФЕЙ. Будем создавать кукольный театр.
СЕКРЕТАРША. Еще один?
ФЕЙ. Вообще — один. У нас же два? Зачем их столько? Будем делать один.
СЕКРЕТАРША. Очень правильно! Оптимально, я б сказала. Хотя по мне — так и одного много… А давайте лучше из двух сделаем минус один? Вот это будет оптимизация так оптимизация! Все управление обзавидуется.
ФЕЙ. Чувствуется творческая дерзость, полет фантазии…
СЕКРЕТАРША. А когда я что другое предлагала?
ФЕЙ. Но мы не станем поддаваться соблазну и перескакивать через этапы. Сначала сделаем один театр. Значит, так... В целях оптимизации сказочно-бюджетных расходов…
СЕКРЕТАРША (печатая). …расходов…
ФЕЙ. Как-то обоснование не оптимально звучит… Обоснование для оптимизации должно звучать оптимистически, а у нас как-то сухо…
СЕКРЕТАРША. А давайте так: «В целях улучшения культурного обслуживания населения…»
ФЕЙ. А продолжи так: «и дальнейшего развития театрального искусства»… Чего хихикаешь?
СЕКРЕТАРША. Не-не-не, продолжайте, продолжайте!
ФЕЙ. Приказываю…
СЕКРЕТАРША. Расхреначить два театра! Хи-хи!
ФЕЙ. Заклятье наложу! Вон тем жезлом — да по рогам!
СЕКРЕТАРША. Чего по рогам-то? Привыкли чуть что — сразу: по рогам, по рогам… (Смотрится в зеркало.) Маленькие симпатичные рожки… А если вот так причесаться, то их и не видно вовсе! А если так, то немного видно… Шеф, по-вашему, как лучше?
ФЕЙ. На чем я остановился?
СЕКРЕТАРША. Вы там приказать чего-то собирались.
ФЕЙ. А! Приказываю объединить кукольный театр Карабаса-Барабаса с кукольным театром «Золотой ключик», создав на их базе сказочное унитарное культурное учреждение «Объединенный театр кукол».
СЕКРЕТАРША. Сокращенно будет СУКУ «Обтеку».
ФЕЙ. Как-то не очень звучит…
СЕКРЕТАРША. А мне нравится! Вслушайтесь! СУ…
ФЕЙ. Не надо вслух!
СЕКРЕТАРША. Ну, пусть на бумаге остается. Вывеску я прям сегодня закажу.
ФЕЙ. Никаких вывесок! Другое название придумаем…
СЕКРЕТАРША. Не имеем права. Наименования учреждениям даются в соответствии с инструкциями. Мы этот театр можем назвать только так, а не иначе.
ФЕЙ. Гм… Я недалеко от нашего управления видел школу — называется МОУДОД*. Тоже по тем правилам?
СЕКРЕТАРША (кивая). У нас с этим строго.
ФЕЙ. А как на русский переводится?
СЕКРЕТАРША. МОУДОД-то? Муниципальное образовательное учреждение дополнительного образования детей. Все по правилам.
ФЕЙ. И какой моудод эти правила придумал?
СЕКРЕТАРША. Подпись ваша.
ФЕЙ. А кто мне это на подпись принес, а?
СЕКРЕТАРША. А я не устанавливаю здесь правила! Я просто их пишу и приношу вам на подпись.
ФЕЙ. Да ты их каждый день несешь! Ты чем думаешь, когда мою работу организовываешь? Моудодом?
СЕКРЕТАРША. Будете так со мной разговаривать — встану уйду, а вас через час тут с головой бумагами засыплет! Да я каждый день эти бумаги тысячами от вашего кабинета отшибаю! К вам уж совсем чуть-чуть пробивается! (Всхлипывает.) Уже и резолюции сама пишу, чтоб вам только расписаться быстренько… И вот дождалась вместо «спасибо»…
ФЕЙ. Чего я такого сказал-то?
СЕКРЕТАРША. Я что, моудод? Моудод я, да?
ФЕЙ. Сама же это слово выдумала! Обогатила русский язык…
СЕКРЕТАРША. Это непросто, между прочим! А вы вместо «спасибо»…
ФЕЙ. Да за такое обогащение я тебе вот этим жезлом…
СЕКРЕТАРША. Мы работать будем?
ФЕЙ. Будем! На чем остановились?
СЕКРЕТАРША. Сделали из двух театров то, что вы вслух называть запретили. Дальше что?
ФЕЙ. Руководителя надо назначить. Карабаса-Барабаса или папу Карло?
СЕКРЕТАРША. Конечно, Барабаса.
ФЕЙ. А почему не Карло?
СЕКРЕТАРША. Руководителю положено профильное образование. У Барабаса — диплом магистра кукольных наук. А Карло кто? Шаромыжник.
ФЕЙ. Шарманщик.
СЕКРЕТАРША. Это одно и то же в его случае. И жмот к тому же! В том году просила пару кукол прислать — маме на день рождения в подарок. А он знаете, что ответил? Вы такие слова вообще запретили в сказках говорить! С куклами он, видишь ли, отношения портить не хочет… А со мной можно портить отношения, да?
ФЕЙ. Ладно, пиши Барабаса. Ох, Карло разорется… Ты поговори с ним, работу ему подыщи…
СЕКРЕТАРША. То есть как с Карло говорить, то я уже не моудод, да?
ФЕЙ. Ох и злопамятная ты у меня!
СЕКРЕТАРША. Я? Я справедливая. И добрая. Не в меру! На меня все орут, все обзывают, а я всем все прощаю…
ФЕЙ. Кто это на тебя орет?
СЕКРЕТАРША. Эта, например, овца лупоглазая, Сказочница первой категории разоралась! Текст ей, видите ли, перепутали, так она вопила, как пьяный орк! Обзывалась… Я ж ее простила? Даже должность другую подыскала. С повышением! И проект приказа подготовила.
ФЕЙ (берет проект приказа, читает). «Перевести в сказку “Морозко” на должность Настеньки с окладом согласно штатного расписания…» По-твоему, из управления в сказку — это повышение?
СЕКРЕТАРША. По зарплате-то повышение, в сказках же доплаты всякие.
ФЕЙ. За вредные условия труда! И льготный стаж — за должность падчерицы!
СЕКРЕТАРША. Разве плохо?
ФЕЙ. Ты, когда такие добрые приказы несешь, хоть причесывайся, чтоб рожки не торчали.
СЕКРЕТАРША (причесываясь). Так, да?
ФЕЙ. Прям древний символ добра! (Подписывает приказ.) Надо же кому-то и на местах работать…
СЕКРЕТАРША. А то там такая текучка!
ФЕЙ. Опять же, местные кадры пора укрепить работниками из центра…
СЕКРЕТАРША. Давно пора! Печать приложить не забудьте.
ФЕЙ. Ну, подай ее…
СЕКРЕТАРША. Не-не-не! Вы сами. Я к ней и подходить-то боюсь. (Фей ставит печать, Секретарша забирает приказ.)Вот и укрепили местные кадры квалифицированным работником. Падчерицы — они тоже нужны.
ФЕЙ. Я, кстати, сейчас тоже в сказку.
СЕКРЕТАРША. Вам-то зачем?
ФЕЙ. Вчера Крестная Фея сделала предложение, от которого я не смог отказаться. Золушку знаешь?
СЕКРЕТАРША. Это Синдереллу-то?
ФЕЙ. Ты прекрати тут выражаться!
СЕКРЕТАРША. Как я выражалась?
ФЕЙ. Ну вот… синди, как ее там? Что за слова в сказке?
СЕКРЕТАРША. Синдерелла, что ли? Это Золушка. На ихнем басурманском языке.
ФЕЙ. Причем тут басурмане?
СЕКРЕТАРША. Ну, Золушка же типа заграничная вся такая. Коза противная… А раз она импортная, ее по-импортному и надо называть.
ФЕЙ. А что, такое правило, чтоб все заграничное по-заграничному называть, тоже есть?
СЕКРЕТАРША. Пока нет.
ФЕЙ. И проследи, чтоб не появилось. Нет! Лучше я сам прослежу!
СЕКРЕТАРША. Кто ж лучше вас проследит? А я прослежу, чтоб вы проследить не забыли.
ФЕЙ. Звучит подозрительно.
СЕКРЕТАРША. Опять я плохая, да?
ФЕЙ. Не начинай! Эта самая Золушка теперь крестница Крестной Феи…
СЕКРЕТАРША. Выдра мокрая! Ну без масла пролезет в любую… (улыбается) в любое место, я сказать хотела. И что дальше?
ФЕЙ. Золушка на королевский бал попросилась. А Крестная Фея попросила меня это устроить. По дружбе.
СЕКРЕТАРША. А взамен?
ФЕЙ. Среди друзей не принято за услугу взамен что-то брать.
СЕКРЕТАРША (всхлипывая). Ах, как трогательно...
ФЕЙ. А Крестная пообещала нам расширение штатов и бюджета пробить.
СЕКРЕТАРША. Тоже чисто по дружбе?
ФЕЙ. Представь, тоже.
СЕКРЕТАРША (всхлипывая). Я так взволнована, что теперь весь день работать не смогу. Как же радостно и светло на душе! (Вполголоса, Фею.) Кто нас сейчас снимает-то, понять не могу?
ФЕЙ. Никто. С чего ты взяла?
СЕКРЕТАРША (утирая глаза).А с чего вы тут роль верного друга разыгрываете? Внезапно.
ФЕЙ (вздыхая). По молодости в одной сказке в этой должности работал. Все забыть не могу…
СЕКРЕТАРША (смотрясь в зеркальце). Вы забыть не можете, а у меня глаз потек.
ФЕЙ. Я ж говорил, что на этом этаже никогда съемок нет. Здесь можно не играть.
СЕКРЕТАРША. Потому и удивилась… Кстати, о Золушке. У нас жалоба по той сказке поступила. (Достает из папки лист бумаги, читает.) «Директору Департамента сказок г-ну Фею от ученика волшебника Криблекраблебумсова. Докладная записка. Довожу до Вашего сведения факт возмутительного поведения огородного овоща из сказки “Золушка” по имени Сказочный Тыкв. Когда я по поручению руководителя своей практики пробовал превратить означенного Тыква в карету, он категорически и в грубой форме отказался превращаться. А когда я стал настаивать, говоря, что хоть я не волшебник, а только учусь, но права у меня такие же, как и у штатных работников, то означенный Тыкв обсценно обругал меня, перевернулся на другой бок и обсценно замолчал. Это уже не первый случай такого отношения Сказочного Тыква к нам, ученикам волшебников. До каких пор мы будем выслушивать от этого овоща грубости типа: “Мне больше делать нехрен” или “Понаберут тут школоту”? Прошу принять меры. Подпись».
ФЕЙ. На Тыква это не первый сигнал. (Задумчиво.) Говорят, он на огороде дурь разводит да приторговывает ей.
СЕКРЕТАРША. Да ну?
ФЕЙ. Он уже за это привлекался. Там. За бугром. Говорят, за ним и пострашней делишки были. Ты про Хэллоуин слыхала? В Департаменте фэнтези досье запроси и ознакомься.
СЕКРЕТАРША. А это точно про нашего Тыква?
ФЕЙ. Чего он тогда к нам перебежал и на огороде затихарился? И тоже у иностранки, заметь. Прям гнездо какое-то! И мы его распотрошим! Но аккуратно…
СЕКРЕТАРША. Испепелим?
ФЕЙ. Это аккуратно?
СЕКРЕТАРША. Это надежно.
ФЕЙ. Слухи пойдут нехорошие.
СЕКРЕТАРША. Нет свидетелей — нет слухов.
ФЕЙ. Ты всю сказку предлагаешь, что ли…
СЕКРЕТАРША. Точечным ударом.
ФЕЙ. Добрая…
СЕКРЕТАРША. Ой, не надо, а? Добрая. Даже самая добрая! В нашей семье.
ФЕЙ. А, вон ты о чем...
СЕКРЕТАРША. Да я, может, потом ночей спать не буду! Я, может, два ведра слез наплачу! Но пойду на это, раз для дела надо. И почтеннейшая публика довольна будет. Большой ба-бах всегда народу нравится! Так я позвоню, скажу, что вы распорядились?
ФЕЙ (отрицательно качая головой). Уберем тихо. Найди сказочников получше, закажи изготовить новую сказку. И пусть там все будут вегетарианцы.
СЕКРЕТАРША. Все-все?
ФЕЙ. Абсолютно. И пусть там будет Змей Горыныч. (Мечтательно.)Люблю я Горынычей! Трехголовые такие…
СЕКРЕТАРША. Он тоже вегетарианцем должен быть?
ФЕЙ. А как же!
СЕКРЕТАРША. Ну, не знаю... Обычного Горыныча любой сказочник изобразит. Но вегетарианца… На это только Черепанов способен.
ФЕЙ. Эта пьянь?
СЕКРЕТАРША. А вы хотите, чтоб и сказочник трезвый, и Горыныч — вегетарианец? Черепанов хоть представить себе такое сможет! У меня вот никак не получается: Горыныч — и вдруг веган? А Черепанов — тот сможет.
ФЕЙ. Ладно, посылай ему техзадание. А я — в cказку.
СЕКРЕТАРША. Берегите себя. Я беспокоиться буду.
ФЕЙ. Ты вот о чем побеспокойся: найди финдиректора, пусть мне деньги перечислит. Карточка пустая — я платье и карету как буду покупать?
СЕКРЕТАРША. Его вторую неделю никто не видит. Он же, гад, как срок подходит квартальные бонусы выплачивать, — невидимым становится.
ФЕЙ. А ты его увидь! Уж постарайся!

Фей уходит.

 
2.

СЕКРЕТАРША. Я ли не старалась?.. Этот козел мне столько должен! Для себя найти не смогла, а чтоб овцу заграничную на бал отправить — вот прям на рога встану, ага... (Садится за стол, перебирает папки с делами.)Так, это на согласование, это на консультацию… Это… куда ж его спихнуть? А! На доработку. А это… ой, форма с ошибками заполнена! Вернуть заявителю. Ишь, формы заполнять не умеют, а туда же! А это кто тут у нас такой пухленький? Надо же, с третьего согласования живым вернулось. И как поправилось! А помнишь, каким ты первый раз сюда поступило? Худющее, тощущее, и в чем только душа держалась… А сейчас — вон какая пышечка, смотреть приятно. И что там в тебя наворотили? (Открывает папку, читает.)Ой, мамочки! И не поймешь, где начало, где середина, где что. Не-не, теперь в тебе сама я ногу сломлю. (Захлопывает папку, морщится от поднявшейся пыли.) Что с тобой делать-то? На подпись, что ли, отнести? Рановато… Отправлю-ка я тебя на согласование вот в одно место… (Пишет что-то на папке.) Там ты мне второй том родишь! (Звонит телефон, Секретарша берет трубку.)Кого надо? Узнала-узнала. Чем же я могу помочь, Карло? Что значит — «уже помогла»? Это оптимизация, Карл. Слыхал про такую? Вот это она и есть. Ты еще легко оптимизирован, ты глянь на Лихо Одноглазое — оно ведь до оптимизации многоглазым было… Ты чем недоволен, шарманщик хренов? Кто-кто ты? (В сторону.) Ой, не могу, музыкант он! (В трубку.)Ну, раз музыкант, с голоду не помрешь, в метро тебе всегда мелочи полную шапку набросают. Что-что? Ах, значит, вот кто я такая? Понятно. А еще кто я? Ага. Ага. И это тоже я? Угу. Не-не, а вот это не пойдет, это для меня комплимент. Давай другое что-нибудь. Вот так. Все, достаточно. А теперь, музыкант, слушай меня! Я сама не знаю, в кого такой доброй уродилась, но даю тебе аж целых пять секунд, чтоб ты слова свои поганые назад взял и к себе применил. Тогда, может быть, я тебя прощу и, может быть, разрешу приходить в управление и просить работу. А вот если ты этого не сделаешь, тогда ты у меня будешь не просто музыкант, а Бах. Потом — бух! А потом — бултых! Пять секунд у нас пошли: раз… Молодец, быстро среагировал. А теперь скажи, кто ты? Вот. Правильно. А еще кто? Тоже неплохо, но темперамента не хватает. Попробуй еще раз. Уже лучше! Ладно. Прощаю. Понаведайся на днях. Поговорим. (Бросает трубку.) Я тебе дам работенку! Благодарить устанешь!


3.

Каретная мастерская. За столом сидит Орк-каретник и сосредоточенно обедает. В стороне Фей разговаривает по мобильному телефону.

ФЕЙ. Не нашла финдиректора? А работать мне, моудод твою мать, без денег как? Вернусь — не обрадуешься! (Убирает телефон, подходит к Орку-каретнику.) Добрый день.
ОРК-КАРЕТНИК. Угу.
ФЕЙ. Хлеб да соль.
ОРК-КАРЕТНИК. Я ем свой, а ты подальше стой.
ФЕЙ. Вижу, у вас тут каретная мастерская.
ОРК-КАРЕТНИК. Угу.
ФЕЙ. Стало быть, каретами торгуете.
ОРК-КАРЕТНИК. Угу.
ФЕЙ. У меня, видите ли, сегодня бал.
ОРК-КАРЕТНИК. Хорошо тебе.
ФЕЙ. И мне нужна карета. Хотя бы одноместная.
ОРК-КАРЕТНИК. Вон кареты. Вон ценник.
ФЕЙ. Видите ли, в настоящий момент у меня некоторые затруднения с финансами. И я хотел бы просить о рассрочке. Вы меня понимаете?
ОРК-КАРЕТНИК. Понимаю. Вали на хрен отсюда.
ФЕЙ. Боюсь, вы меня не поняли. Мне срочно нужно отправить на бал одну бедную девушку. Несчастную сиротку. А денег нет. И что же мне делать?
ОРК-КАРЕТНИК. Свалить на хрен отсюда.
ФЕЙ. По-хорошему не понимаем, да?
ОРК-КАРЕТНИК. Угу.
ФЕЙ. Да ты хоть знаешь, кто я такой?
ОРК-КАРЕТНИК. Нет. Зато хочу знать: когда ты свалишь отсюда? Или помочь? Правда, немного больно будет.
ФЕЙ. И кто ты после этого?
ОРК-КАРЕТНИК. Ну, и кто я после этого?
ФЕЙ. Моудод! Вот натуральный моудод! Сидит жрет при клиенте!
ОРК-КАРЕТНИК. Так. Значит, вот кто я такой, да? (Встает.) Я ведь хотел тебя просто на хрен послать, а сейчас еще и надругаюсь! (Фей убегает, Орк-каретник бросается за ним.) Стой, сквернословец! Удавлю!

Входят два человека в старинной одежде. Это ходоки, люди из-за Урала.

ПЕРВЫЙ ХОДОК. Ну, кум, кажись, добрались.
ВТОРОЙ ХОДОК. Добрались, слава те… А куда теперь-то? Где тут самое главное начальство?
ПЕРВЫЙ ХОДОК. Отыщем! В такую даль пришли… Народ поспрошаем. Язык, он до Киева… не то что до начальства…

Выбегает Фей, за ним Орк-каретник. На полдороге он, задохнувшись, останавливается и грозит кулаком вслед убегающему Фею.

ОРК-КАРЕТНИК. Ничего, мерзотник, Земля-то плоская, дальше края не убежишь!
ПЕРВЫЙ ХОДОК (Орку-каретнику). Здравствуйте, уважаемый.
ОРК-КАРЕТНИК. Проживу без твоего «здрасьте»! Чего нать?
ВТОРОЙ ХОДОК. Нам бы к начальству. Где у вас тут?
ОРК-КАРЕТНИК. Да везде! Это вот подмастерье я себе найти не могу, а начальства полным-полно. Хошь, сейчас швырну тебя в любую сторону? Беспременно на какого-нибудь начальника упадешь!
ПЕРВЫЙ ХОДОК. Спасибо, но мы уж лучше своими ногами. Ты дорогу покажи.
ОРК-КАРЕТНИК. Вон, вишь, домина? Там на каждом этаже от стены до стены — сплошь начальство. (Уходит.)
ВТОРОЙ ХОДОК. Ну и домище... Ты, кум, видал такой когда?
ПЕРВЫЙ ХОДОК. Там начальников, небось, тыщщи. Где бы нам наиглавнейшего?
ВТОРОЙ ХОДОК. Посмотрим, послушаем, бог даст…

Входит Настенька, за ней — ее отец.

НАСТЕНЬКА. Ты, папаша, своей жене передай: если она еще раз так со мной заговорит…
ОТЕЦ НАСТЕНЬКИ (показывая на камеру). Настя, Настенька, глянь туды!
НАСТЕНЬКА. «Все зерно перебери да пересчитай…» Я ей переберу! А если, тварь, еще раз на меня руку поднимет, я ей зубы вышибу! И пересчитаю!
ОТЕЦ НАСТЕНЬКИ. Да глянь на камеру-то! Работает же!
НАСТЕНЬКА. Ой, это нас сейчас дети смотрят, что ли? (Приближаясь к камере, тоненьким голоском.) Пожалей меня, зорька ясная, пожалей меня, солнышко красное…

Металлический голос из репродуктора: «Настенька, к руководству зайдите срочно».

НАСТЕНЬКА. Разреши мне закончить вязание, а то будет мне наказание…
СЕКРЕТАРША (из репродуктора). Слышь, принцесса Пучеглазка, это не рабочая съемка была, а контрольная. На предмет потери берегов некоторыми сотрудниками. Так что кончай играть и быстро сюда!

Настенька и ее отец уходят.

ПЕРВЫЙ ХОДОК. Слышь, кум, эти двое точно к наиглавнейшему идут…
ВТОРОЙ ХОДОК. Давай-ка увяжемся…

Уходят.


4.

Кабинет Секретарши. За столом сидит Секретарша, перед ней стоят Настенька и ее отец, в углу робко жмутся два ходока.

СЕКРЕТАРША (Настеньке). А если бы ребенок в этот момент сказку посмотреть захотел? Ты иногда голову используй, а не только другие места, как до сих пор!
НАСТЕНЬКА. Не ори на меня, коза канцелярская! Ты мне начальство, что ли?
СЕКРЕТАРША. Что ты, Настенька, я тебе не начальство… Я та, кто выбирает для тебя начальство! Вот захочу — и над тобой пятый зайчик в массовке начальником будет!
НАСТЕНЬКА. Выхухоль рогатая! Ты, смотрю, в последнее время худеешь? Без буквы «д»!

Настенька уходит. Отец Настеньки идет следом, но Секретарша его останавливает, знаками подзывает к себе.

СЕКРЕТАРША. Пс-с, дед! Сюда иди! Отвези ее в лес, негодную… С глаз долой, змею подколодную…
ОТЕЦ НАСТЕНЬКИ. Сделаю, госпожа. (Уходит.)
СЕКРЕТАРША (заметив ходоков). А это чье? Вы как здесь?
ПЕРВЫЙ ХОДОК. Ой, матушка, издалека мы! Из-за Уральских гор сюда…
СЕКРЕТАРША. Да плевать на горы! Как на этом этаже-то оказались? Как вас двери пропустили?
ВТОРОЙ ХОДОК. А мы вот за той девицей-красавицей увязались, перед ней двери раскрылись, и мы следом.
СЕКРЕТАРША. И это называется — магические врата! Говорила я, лучше вахтера с собакой поставить — нет, несовременно, видите ли… А итог — две незваные бороды в приемной. Что мне с вами делать, а, люди из-за Уральских гор? Чего приперлись в даль такую?
ПЕРВЫЙ ХОДОК. Ходоки мы, от всего общества к наиглавнейшему начальнику сказок.
СЕКРЕТАРША. Ой, незадача! А наиглавнейшего сейчас и нет на месте! Так что идите по холодку, а на недельке понаведайтесь — на первом этаже на прием запишитесь. И ждите.
ВТОРОЙ ХОДОК. Матушка-голубушка, не обессудь, мы люди-то простые, вот постояли, посмотрели, послушали, да смекнули — ты здесь наиглавнейший начальник и есть!
СЕКРЕТАРША. Ох ты, борода многольстивая… Я тут на побегушках, можно сказать, — бумаги собираю в папку да наиглавнейшему на подпись подаю.
ПЕРВЫЙ ХОДОК. Милая, да нам больше ничего и не надо! Только бумагу от общества наиглавнейшему передать. Кум, где она у тебя?

Второй ходок достает бумагу, с поклоном подает Секретарше.

СЕКРЕТАРША. Стой там, где стоишь, со своей бумажкой! Больно вы быстрые там, за Уралом.
ПЕРВЫЙ ХОДОК. А нам медлить некогда, беда у нас.
СЕКРЕТАРША. Ну-ка, ну-ка расскажите, распотешьте меня. А я пока пообедаю. Буду кушать и внимательно вас слушать.
ВТОРОЙ ХОДОК. Жили мы себе, не тужили, тихо-мирно, мастерили шкатулки малахитовые, цветки каменные…
ПЕРВЫЙ ХОДОК. Как вдруг невесть откуда приволоклась к нам волокита судебная и говорит: желаю быть на вашем заводе волшебницей!
ВТОРОЙ ХОДОК. Огневушкой-поскакушкой! Мы ей говорим: какая ты поскакушка? Ты ж если раз подпрыгнешь, тебя скрутит, скрючит да еще и перекондубасит!
ПЕРВЫЙ ХОДОК. А она в ответ давай нам грамоты да дипломы всякие совать, где написано, что она самая настоящая огневушка-поскакушка!
СЕКРЕТАРША. Ну и взяли бы, коль диплом есть.
ВТОРОЙ ХОДОК. Да мы бы взяли, но пусть она сначала прыгать научится! Бумажка же не будет за нее прыгать да скакать.
СЕКРЕТАРША. Ой, удивили! Да у нас тут пол-управления при дипломах, кандидаты да доктора, а в сказку работать — послать некого. Вот и терпим всяких чучундр, вроде той, что вы тут видели. Которые хоть чего-то умеют! Зря вы с этим делом к нам пришли — ничего в нем такого, чтоб я шефа беспокоила, нету.
ПЕРВЫЙ ХОДОК. Вот так раз! И что ж нам теперь?
ВТОРОЙ ХОДОК. Теперь нам, кум, только пропадать.
СЕКРЕТАРША. Ладно, люди из-за Урала… Вы ко мне с уважением, и я вам подскажу. Если эта огневушка-поскакушка сильно надоела, так просто шлите ее к моей бабушке! Она у меня по старинке работает. Без бумажек.
ПЕРВЫЙ ХОДОК. Посылали. Не идет, зараза…
СЕКРЕТАРША. Ишь ты… Тогда пошлите ее… пошлите ее знаете к кому?
ВТОРОЙ ХОДОК. Да, голубушка ты наша, мы уж ко всей твоей родне посылали. И к ближней и к дальней.
СЕКРЕТАРША. Не ушла?
ПЕРВЫЙ ХОДОК. Ни в какую! Да еще и начала волочить нас по приказам судебным да палатам воеводским. Вконец изволочила…
ВТОРОЙ ХОДОК. Погибаем всем заводом! Заступись, матушка!
СЕКРЕТАРША. Ох, ходоки, ходоки… Пожалеть вас, что ли?
ПЕРВЫЙ ХОДОК. Пожалей, матушка. Век за тебя… (Истово крестится.)
СЕКРЕТАРША. За меня? Ну, попробуйте… Даже интересно, что выйдет! (Хохочет.) Вот вы, ходоки, говорили про шкатулку малахитовую, а я про них только слышала, а видеть — ни разу! Посмотреть бы…
ВТОРОЙ ХОДОК. Ох, кум, оплошали мы! Надо было захватить.
СЕКРЕТАРША. Надо было.
ПЕРВЫЙ ХОДОК. Мы в другой раз непременно!
СЕКРЕТАРША. Как мило… А вот я слышала, что у вас там водится Серебряное Копытце?
ВТОРОЙ ХОДОК. Точно. Есть такое. Редко, но встречается.
ПЕРВЫЙ ХОДОК. Только у нас оно есть. Больше нигде.
СЕКРЕТАРША. И что, правда, монеты серебряные прям из-под копыт летят?
ВТОРОЙ ХОДОК. Дождем летят, матушка!
СЕКРЕТАРША. Ни разу монет такой чеканки не видела… Вот бы посмотреть…
ПЕРВЫЙ ХОДОК. Ох, что ж мы? Надо ж было прихватить с собой-то…
СЕКРЕТАРША. Надо было.
ВТОРОЙ ХОДОК. Мы как-нибудь непременно тебе покажем.
СЕКРЕТАРША. Как-нибудь? (В сторону.) Надо же, какой редкий вид оленей… (Ходокам.) Что-то, гляжу, вы уж совсем простые… Ладно, приму вашу бумагу.
ПЕРВЫЙ ХОДОК. Кормилица ты наша! Кум, кум, чего стоишь? Падай на колени да ползи с бумагой к благодетельнице!
СЕКРЕТАРША. Куда? Разбежались… Вон, видите, бумаги лежат? Туда свою и суйте.
ВТОРОЙ ХОДОК. Матушка, это что за куча такая?
СЕКРЕТАРША. А это, простые вы мои, общая очередь. Слыхали про такую? Там бумаги лежат себе, лежат, а очередь подойдет, так я их в папочку — и на подпись.
ПЕРВЫЙ ХОДОК. Дак когда ж она подойдет, очередь-то? Больно уж куча велика.
ВТОРОЙ ХОДОК. В такой-то громадине, гляди, и потеряется бумага-то наша…
СЕКРЕТАРША. Ну что вы! Никуда она не потеряется. Если, конечно, не случится потопа, пожара, землетрясения, оползня, инвентаризации, реорганизации, модернизации, цифровизации или инновации, то ваша бумага непременно к шефу попадет. Я даже пару таких случаев знаю.
ПЕРВЫЙ ХОДОК. Кормилица, ты уж не гневайся, а нам это не подходит.
ВТОРОЙ ХОДОК. Уж лучше бумагу нашу на твой столик… Чтоб на глазах у тебя.

Второй ходок кладет бумагу на стол Секретарши. Входит Фей и, буркнув Секретарше: «Ко мне зайди», скрывается в своем кабинете, хлопнув дверью. Потоком воздуха бумагу со стола сносит на пол.

СЕКРЕТАРША. Видали, какие сквозняки? Сдует вашу бумажку, и концов не найдешь. Пихайте в общую кучу, там хоть ветром не унесет.
ПЕРВЫЙ ХОДОК. Матушка, мы лучше ее тебе на столик, а сверху грузиком придавим.(Кладет бумагу на стол, а на бумагу — золотой самородок.) Так, небось, не сдует?
СЕКРЕТАРША (разглядывая самородок). Ну что ж с вами поделать? Так и быть, положу вашу бумагу в папку.
ВТОРОЙ ХОДОК. Только уж, матушка, ты попроси на волокиту эту заклятье наложить посильнее. Чтоб расплющило ее, окаянную!
ПЕРВЫЙ ХОДОК. Какое заклятье? В кувшин ее да в море!
СЕКРЕТАРША. Вы там, чего, за Уралом, кино, что ли, обсмотрелись?
ВТОРОЙ ХОДОК. Ты, кум, чего плетешь-то? Это ж столица! Тут, небось, так уж давно не делают, наверное, как-то по-другому издеваются…
СЕКРЕТАРША. Обяжем ежемесячно отчетность сдавать — сама утопится. Так, мне работать надо! Ступайте, ступайте.
ПЕРВЫЙ ХОДОК. Ты, матушка, не сомневайся — шкатулку малахитовую мы пришлем. Сразу, как на завод вернемся.
ВТОРОЙ ХОДОК. И набьем доверху такими самоцветами, каких здесь никто отродясь не видывал.

Ходоки, кланяясь, пятятся и уходят.

 
5.

Входит Фей.

СЕКРЕТАРША. И как там, в сказке?
ФЕЙ. Без денег везде плохо. Финдиректор где?
СЕКРЕТАРША. Сказать?
ФЕЙ. Если это все, что ты сказать можешь, то не надо. Понадеялся, блин, на тебя… А меня там орки гоняли!
СЕКРЕТАРША. Орки в «Золушке»?
ФЕЙ. Не в «Золушке», на базаре. Карету у них в рассрочку взять хотел.
СЕКРЕТАРША. У орков в рассрочку? Я и не знала, что вы такой герой.
ФЕЙ. Я все же эльф по маме…
СЕКРЕТАРША. А я о чем-то таком всегда догадывалась. И что с каретой?
ФЕЙ. Платье и туфельки только взял. И то в прокат, до полуночи. А карету…
СЕКРЕТАРША. Оп-па! Значит, овца на бал не едет?
ФЕЙ. Не в ту сторону думаешь! Мы расширение бюджета не получаем, это да…
СЕКРЕТАРША. Что-то я и правда берега маленько потеряла… Сейчас найду. Сейчас-сейчас! А вы пока вот бумаги подпишите…

Фей не глядя подписывает бумаги.

СЕКРЕТАРША. Давайте Золушку испепелим. (Фей недоуменно смотрит на Секретаршу, крутит пальцем у виска.) Да вы до конца план-то дослушайте! Значит, испепеляем, а потом докладываем, что она — иностранный шпион, экстремист и пятая колонна. Фактуру я подберу. Нам за это не только бюджет увеличат, но и по ордену дадут.
ФЕЙ. Чтоб я всю эту хрень про шпионов и колонны экстремистов попробовал Крестной Фее впарить?
СЕКРЕТАРША. Не поверит?
ФЕЙ. Ты бы поверила? Будет нам вместо увеличения бюджета — оптимизация…
СЕКРЕТАРША. Это не гуманно.
ФЕЙ. Тогда поумней что-нибудь придумай!
СЕКРЕТАРША. А ничего больше не придумаешь, как обратиться к Тыкву. Он в карету умеет превращаться.
ФЕЙ. Обращался. Он меня в пим дырявый послал…
СЕКРЕТАРША. Вы, небось, к нему с пустыми руками обращались? Прям как ребенок…
ФЕЙ (протягивая руки). На! Наполни!
СЕКРЕТАРША. Я записочку могу Тыкву черкануть такую, что он в карету махом превратится. А может, даже и в автомобиль.
ФЕЙ. Разбежался он, ага…
СЕКРЕТАРША. В записочке той будет написано — от моего имени, конечно, не от вашего, — что мы можем с пониманием отнестись к его торговле дурью, если он с таким же пониманием отнесется к нашим транспортным проблемам.
ФЕЙ. Дурью? В сказке?
СЕКРЕТАРША. Что вы кричите?
ФЕЙ. Наркоту в сказке разрешить?
СЕКРЕТАРША. Во-первых, только легкую. Это сейчас мировой тренд.
ФЕЙ. Только через мой труп!
СЕКРЕТАРША. Во-вторых, исключительно в лечебных целях.
ФЕЙ (хватает магический жезл). Сейчас ты у меня схлопочешь…
СЕКРЕТАРША. А в-третьих, кто сказал «разрешить»? Да ни в коем случае! Только через ваш труп! Я ж не разрешать предлагаю, я предлагаю «отнестись с пониманием». Это совсем другое дело.
ФЕЙ. Ох, не знаю…
СЕКРЕТАРША. А вы представьте — карета! Несчастная сиротка веселится на балу! Крестная Фея довольна! Бюджет растет! Штаты увеличиваются! Ну как, шеф, я пишу записочку?
ФЕЙ. Помнишь, я новую сказку заказывал? Про вегетарианцев? Как там с ней дела?
СЕКРЕТАРША. Черепанов говорит, что уже тестируют на местности.
ФЕЙ. Ну тогда хрен с ним… Потерпим еще. Пиши записку!
СЕКРЕТАРША. А вот она!

Секретарша выхватывает из воздуха записку, подает Фею. Тот, кивнув, берет ее и уходит.

СЕКРЕТАРША (вслед). Берегите себя! Вы такой отчаянный! Наверно, и по папе тоже эльф…


6.

Лес. Настенька и ее отец стоят, озираясь.

ОТЕЦ НАСТЕНЬКИ. Наверно, подойдет. Густой, темный…
НАСТЕНЬКА. Ну и папаша мне в этот раз достался!
ОТЕЦ НАСТЕНЬКИ. Здесь, пожалуй, тебя и брошу.
НАСТЕНЬКА. Да по тебе ювенальная юстиция плачет! В три ручья!
ОТЕЦ НАСТЕНЬКИ. Ничего не могу поделать. У меня строгий приказ.
НАСТЕНЬКА. Это ты следователю расскажешь.
ОТЕЦ НАСТЕНЬКИ. Ну, доченька…
НАСТЕНЬКА. Что, мухомор маринованный?
ОТЕЦ НАСТЕНЬКИ. Бывай здорова! Пирожков оставить?
НАСТЕНЬКА. Себе забери. И засуши. Тебе сухари скоро пригодятся.
ОТЕЦ НАСТЕНЬКИ. Пошел я…
НАСТЕНЬКА. А и правда, пошел ты!

Отец Настеньки уходит.

НАСТЕНЬКА. Вот завез, козел! (Оглядывается.) Как там учили: с северной стороны у сосен мох… Или с южной? Тьфу, да здесь со всех сторон мох! Вот делают сказки… Экономят на консультантах, халтурщики.

Входит Фей. Останавливается. Озирается.

НАСТЕНЬКА (тихо). Вот кого увидеть не ждала… Спокойно, Настя, маза прет…
ФЕЙ. Как-то я неудачно в сказку зашел. Навык, видать, растерял.
НАСТЕНЬКА (бросается к Фею). Помогите!
ФЕЙ. Настенька? А ты здесь как?
НАСТЕНЬКА. Завезли меня сюда и бросили! Мне так страшно! (Прижимается к Фею.) Я такая слабая! Такая беззащитная!
ФЕЙ. Ты одна здесь, что ли?
НАСТЕНЬКА. Совсем-совсем одна! Вообще ни души на сто верст!
ФЕЙ. Вот занесло! Надо нам как-то выбираться.
НАСТЕНЬКА. Конечно! Я там тропинку видела, но одна по ней боюсь… Пойдемте, покажу.

Настенька и Фей уходят.


7.

Секретарша в кабинете работает с документами.

СЕКРЕТАРША. Ага, опять письмо от Скуперфильда! Посмотрим, до чего ты там дозрел. Так-так-так, ага-ага-ага… (Убирает письмо, печатает на ноутбуке.) Слишком ты скупер, господин Фильд, потому вот такой тебе ответ… (Читает.) «От начальника Департамента сказок г-на Фея начальнику коммерческого отдела г-ну Скуперфильду. По-прежнему не могу согласиться с Вашим предложением об установке холодильников с продукцией “Кока-колы” во всех лавках и кабачках сказки “Лоскутик и Облако”. Я понимаю, что именно там это особо выгодно, но это сделает ненужной штатную единицу “Облако”, а на сокращение штатов в настоящий момент мы пойти не можем по причине длящегося конфликта с Профсоюзом неантропоморфных работников. Вряд ли в этих условиях они дадут согласие на сокращение своего профсоюзного активиста. Дата. Подпись». (Встает из-за стола.)И большая круглая печать, которую я так боюсь, что шеф ее даже и не прячет! (Ставит печать.) Вот так. Думай, Скуперфильд, думай. Мой телефон ты знаешь.

Входит веселая и довольная Настенька, помахивая какой-то бумажкой.

СЕКРЕТАРША. А эта сирота в третьем поколении здесь откуда?
НАСТЕНЬКА. Зашла к тебе, ондатра плюшевая, показать кой-чего.
СЕКРЕТАРША. А здороваться тебя учили, Настенька?
НАСТЕНЬКА. Я теперь не Настенька. Знаешь, как меня зовут?
СЕКРЕТАРША. Давно знаю. И не я одна.
НАСТЕНЬКА. Приказ про меня. (Помахивает бумагой.) Подпись узнаешь?
СЕКРЕТАРША (берет бумагу, читает). Бла-бла-бла… перевести в сказку «Аленький цветочек» на должность Алёнушки.
АЛЁНУШКА. Поняла, выдра? Я — младшая дочь купца-олигарха. Заметь, любимая дочь!
СЕКРЕТАРША. Я так рада за тебя, Алёнушка! Вот ты не веришь, а я правда-правда рада. Ты такая жизнестойкая, нигде пропасть не можешь. Мне только интересно — а за что тебе это повышение? Хотя я догадываюсь…
АЛЁНУШКА. И вот совсем не за то, за что ты подумала!
СЕКРЕТАРША. Я-то подумала, что за высокие квартальные показатели. А разве нет?
АЛЁНУШКА. Так… Это… Заболталась я с тобой… Ты хоть убедилась, что я не совсем енот?
СЕКРЕТАРША. Что ты, какой же ты енот? Ты антилопа. Безрогая! Столько лет здесь работаешь, а так и не поняла, с кем дружить надо.
АЛЁНУШКА. С тобой, что ли, скрепка канцелярская?
СЕКРЕТАРША. Ну что ты, Алёнушка? Зачем со мной дружить? Я так, побегушка-поскакушка… Куда уж мне до любимой дочки олигарха…
АЛЁНУШКА. Вот и торчи здесь! А мне на тропический остров пора. К принцу! Папочка мне жениха титулованного подогнал.
СЕКРЕТАРША. Как я за тебя рада, Алёнушка! Какая ты счастливая!
АЛЁНУШКА. Я тебе оттуда, так уж и быть, ананас в подарок пришлю.
СЕКРЕТАРША. Ой, благодарствую! А ты, Алёнушка, как сама ананасики кушать будешь, не забудь с них кожуру-то снять. А то у тебя уже раз было… Хотя лучше их вообще не кушай — у тебя желудочек к морковочке привык. Животик схватит — папочка-олигарх расстроится…

Алёнушка, фыркнув, гордо выходит. Секретарша хватает зеркало и плюет в него.

СЕКРЕТАРША. Дура рогатая, сама виновата! Отпустила шефа! Почему он по сказкам шляется? Почему у него на это время есть? Ой, чего это я?(Вытирает зеркало.) Прости, моя хорошая, любимая, ты такая добренькая, красивенькая, умненькая — как ты можешь быть виновата? (Пауза.) А кто тогда виноват? (Пауза.) А-а, люди из-за Урала! Задурили голову огневушкой-потаскушкой! Из-за них все! Испепелю! Ой, а кто самоцветы подгонит? Да что же это за день-то сегодня? Пожертвовать, что ли, самоцветами? Нет, не могу… Придется всех простить. (Смотрится в зеркало.) Какая же ты добренькая! Хотя они и не виноваты. Вспомнила я, кто на самом деле виноват… (Топает ногой.) Ну-ка, дед, встань передо мною, как лист перед травою!

Из ниоткуда появляется отец Настеньки.

ОТЕЦ НАСТЕНЬКИ. Чего нормально-то не вызвали? Больно же!
СЕКРЕТАРША. Коряга старая, трухлявая, я куда приказала эту путану пучеглазую деть?
ОТЕЦ НАСТЕНЬКИ. В лес.
СЕКРЕТАРША. А ты куда ее дел?
ОТЕЦ НАСТЕНЬКИ. В лес.
СЕКРЕТАРША. В какой именно, старая ты сволочь?
ОТЕЦ НАСТЕНЬКИ. В самый-самый дальний. Уж вез-вез, вез-вез… Потом гляжу — все в одеждах заграничных! Ну, думаю, в самую даль завез, место подходящее…
СЕКРЕТАРША (ошарашено). Он ее отвез в «Золушку»! Бабушка, матушка, вы слышите? Этот идиот ее отвез в «Золушку»!
ОТЕЦ НАСТЕНЬКИ. Коли что не так, извиняюсь. Я зла не хотел, госпожа. Добро хотел сделать.
СЕКРЕТАРША. Дед, хочу, чтоб ты перед смертью знал: зло на земле появилось в тот час, когда дураки добро делать начали. Злу больше появиться-то неоткуда!
ОТЕЦ НАСТЕНЬКИ. Перед смертью?
СЕКРЕТАРША (расстилая простыню). Вставай-ка сюда… Чтоб уборщице сподручней было твой пепел выносить.
ОТЕЦ НАСТЕНЬКИ (падая на колени). Помилуй!
СЕКРЕТАРША. Зачем?
ОТЕЦ НАСТЕНЬКИ (подумав). Жить хочу.
СЕКРЕТАРША. Я не про тебя, я про себя спрашиваю: мне зачем тебя миловать? У тебя есть пять секунд, чтоб объяснить, на кой черт ты мне живой сдался. Раз…
ОТЕЦ НАСТЕНЬКИ. Морозко!
СЕКРЕТАРША. Что — Морозко?
ОТЕЦ НАСТЕНЬКИ. Лесом на сторону торгует, морда кулацкая.
СЕКРЕТАРША. Сможешь доказать?
ОТЕЦ НАСТЕНЬКИ. У меня все записано: когда, кому, сколько и почем.
СЕКРЕТАРША (подумав). Знаешь, самое важное — понять, в чем смысл жизни. Тебе повезло, я поняла, в чем для меня смысл твоей жизни. Вали отсюда. Завтра принесешь свои бумаги по Морозко.

Отец Настеньки убегает.

СЕКРЕТАРША. Ах, Морозко! Ах, санта-клаус генномодифицированный! И ни разу не поделился! Ни разу даже подарочка не заслал! Обмануть решил... (Смотрится в зеркало.) Разве можно такую хорошую, такую красивую — и обманывать? Да за это…(Раздается сигнал телефона, Секретарша достает его, смотрит.) Она мне уже селфи шлет с тропиков! (Швыряет телефон в стену.) Испепелю я сегодня кого-нибудь или нет?

Входит маленький скрюченный человечек с толстой папкой в руках.

ЧЕЛОВЕЧЕК. Могу я видеть господина Фея?
СЕКРЕТАРША. Кругом! В коридор шагом марш!

Человечек послушно разворачивается, уходит. Секретарша уходит за ним. Раздается громкий хлопок. Валит дым. Входит довольная Секретарша.

СЕКРЕТАРША. Ой, как сразу полегчало-то… (Смотрится в зеркало.) Ути-пути, как у нас мордочка закоптилась! Прям чучелко какое-то… Сейчас мы вытрем, сейчас-сейчас… (Вытирает лицо.) Вот если взбесишься, испепелить кого-нибудь — первое средство! Тихо на душе становится, светло... И сразу чертовски тянет работать! (Садится за компьютер.) Надо шефу план жизни составить, а то он что-то разбаловался у меня, эльф-трахаэльф… И про эту — тоже не забудем… Ананас она мне пришлет, лошадь блохастая! Я тебе сейчас таких ананасов накидаю…


8.

Входит Фей.

СЕКРЕТАРША. Судя по лицу, все успешно?
ФЕЙ. Ты даже не представляешь, насколько.
СЕКРЕТАРША. Почему? Могу представить. Выглядите, будто у Тыква товар его попробовали. Я так понимаю, карета есть? (Фей кивает.)Очень хорошо. Орки не встречались? (Фей отрицательно мотает головой.)Тролли?
ФЕЙ. Там — нет, а тут вот вижу одного. Что за скелет в приемной обожженный?
СЕКРЕТАРША. Шлимазл какой-то под горячую руку подвернулся.
ФЕЙ. Ты даешь… Как его хоть звали?
СЕКРЕТАРША. Да не парьтесь вы, проведем по отчету как оптимизацию.
ФЕЙ. Как он выглядел-то хоть? До оптимизации…
СЕКРЕТАРША. Хуже, чем сейчас. Мелкий такой, тощий, скрюченный.
ФЕЙ. Ты что наделала?
СЕКРЕТАРША. Стресс сняла! А виноваты вы! Сколько раз я предлагала — давайте устроим комнату для релаксации. Чтоб сауна, бассейн, музыка… А вы — «бюджет, бюджет»! И вот к чему пришли с вашей экономией! Ну и отвечайте теперь за все!
ФЕЙ. Это же полезный человечек был…
СЕКРЕТАРША. Если он такой полезный, чего он такой мертвый? Мои полезные все живы. А вы о кадрах не заботитесь… (Фей сокрушенно обхватывает голову руками.)Чем это он вам так дорог-то был?
ФЕЙ. Надзирающий он был за всеми сказками! Смотрел и слушал, у всех ли помыслы чисты? Нет ли где экстремизма? Даже хотел совет по общественной нравственности создать — вот сколько креатива в нем было! Я без него теперь как?
СЕКРЕТАРША. И опять, выходит, я права. Мне бабушка рассказывала, что в старину было так: доносчику первый кнут.
ФЕЙ. При чем здесь старина? Старина-то при чем?
СЕКРЕТАРША. А я консерватор. И из консервативной семьи. Для меня обычаи предков — святы. Это вам, либералам, на традиции — тьфу, а я…
ФЕЙ. Что ты городишь?
СЕКРЕТАРША. На людей — тьфу! Пусть горят!
ФЕЙ. Молчать!
СЕКРЕТАРША. Вот! На меня — тьфу! Даже не спросите, почему у меня стресс…
ФЕЙ. Дай угадаю… Из-за меня?
СЕКРЕТАРША. Это само собой! А из-за чего именно? А именно из-за вашей кадровой политики. Нашли кого в «Аленький цветочек» назначать.
ФЕЙ. Ах вот в чем дело…
СЕКРЕТАРША. Да вот, представьте!
ФЕЙ. А начала-то городить черт-те что… Теперь понятно.
СЕКРЕТАРША. Наконец-то! А мне вот непонятно, как можно кадровые вопросы так решать?
ФЕЙ. Мне же тоже стресс снимать надо.
СЕКРЕТАРША. Думаете? Эта Алёнушка вам еще устроит! Со мной бы хоть посоветовались… Я же знаю всех этих Алёнушек, Настенек, Машенек и прочих синдерелл как облупленных — ищут, как бы им за принца или за царевича выскочить. За работягу ни одна еще не вышла. Даже Белоснежка, хоть работяги ее спасли… И вообще, пока вы там стресс снимали, я работала! (Протягивает Фею папку.) Подписывайте быстро, у вас времени нет. Через пять минут — совещание с начальниками отделов по вопросу модернизации, потом — аппаратное по вопросу цифровизации, потом — коллегия по вопросу оптимизации цифровой модернизации. А завтра вы летите на пятидневный съезд сказочников-инноваторов.
ФЕЙ. А работать-то мне когда?
СЕКРЕТАРША. А это и есть ваша работа — думать о стратегических вопросах, о великих делах. А черновую работу я на себя возьму. Не впервой! Уже и благодарности не жду… Меня-то вы на тропический остров никогда не отправите.
ФЕЙ. Если так уж хочешь, можно устроить тебе тропики.
СЕКРЕТАРША. Только и думаете, как от меня избавиться! Ну давайте-давайте, отправляйте на остров необитаемый. Или вообще — падчерицей к самой злой мачехе.
ФЕЙ. К злой мачехе я тебя никогда не отправлю.
СЕКРЕТАРША (кокетливо). Почему?
ФЕЙ. Потому что ни одна злая мачеха еще до такой степени не провинилась.
СЕКРЕТАРША. Вот так, да? Ладно, сама виновата… Безответная потому что… А у вас минута, между прочим, до совещания осталась.
ФЕЙ. А, черт! Скелет убери. (Убегает.)
СЕКРЕТАРША. Не по фэншую лежит, что ли? Уборщицу нашли… (Берет телефон, набирает номер.) Привет, Айболит! Узнал? Слушай, доктор, помнишь, ты спрашивал, где бы тебе скелет настоящий купить? Я тебе достала. Оплачивай и забирай. Самовывоз из моего кабинета. Конечно, прямо сейчас можно. Да не за что, не за что… (Выключает телефон.) Как же хорошо добрые дела делать! Что ни говори, а нам, добрым, жить хоть и тяжелее, но приятнее…


9.

Совещание. За столом — Фей и два чиновника.

ПЕРВЫЙ ЧИНОВНИК. Таким образом, на этом пленнинге мы наглядно видим, как имплементация интеркоучинговых моделей в данном кластере может привлечь средства инвесторов в том числе с помощью эндаумента. Этот кейс вам понятен?
ВТОРОЙ ЧИНОВНИК. Но не надо забывать, что конкресцирование абстрактных идей в сфере пластики представляет ту фазу самоищущего духа, в которой он, определяясь для себя, потенцируется из естественной имманентности в гармоническую сферу образного сознания.
ФЕЙ. Может, на русский перейдем?
ПЕРВЫЙ ЧИНОВНИК. А мы на каком говорим?
ВТОРОЙ ЧИНОВНИК. Вам что-то непонятно?

Входит Секретарша.

СЕКРЕТАРША (громким шепотом). Шеф! Шеф! ЧП у нас, шеф!
ФЕЙ (с облегчением). Перерыв! (Заметив недоуменный взгляд чиновников.) Я хотел сказать — кофе-брейк.

Чиновники уходят.

СЕКРЕТАРША. Они у вас что, только пиджин-инглиш* понимают?
ФЕЙ. У них теперь вообще какой-то свой язык… Какое ЧП? Где?
СЕКРЕТАРША. В «Золушке», конечно. (Торжествующе.) Вы эту овцу предупреждали, что ей до полуночи ускакать с бала надо?
ФЕЙ. Конечно!
СЕКРЕТАРША. Плохо предупреждали. Короче, часы полночь пробили, когда она на столе танцевала. На ней одни туфельки и остались.
ФЕЙ. Чего ее на стол-то понесло?
СЕКРЕТАРША. Говорят, она приехала уже хорошая. Из кареты вылезла — чуть не упала.
ФЕЙ. Сволочь!
СЕКРЕТАРША. А я говорила!
ФЕЙ. Я про карету! У нас каретой кто был? Забыла?
СЕКРЕТАРША. Думаете, он Синдерелле дурь толкнул по дороге? Круть, а не карета! Ни у кого такой нет…
ФЕЙ. Так! Хватит! Что со сказкой о вегетарианцах?
СЕКРЕТАРША. Черепанов говорит — все готово. Может уже рабочую модель показать.
ФЕЙ. Вызывай его немедленно! Пора прекращать этого Тыква.
СЕКРЕТАРША. Лучше сироток прекратите… Я про вашу Алёнушку распрекрасную что говорила?
ФЕЙ. Все говорила.
СЕКРЕТАРША. Я вам говорила, что еще отблагодарит она вас. (Достает из папки несколько листов бумаги.) Любуйтесь. Жалобу она накатала. Самой Крестной Фее!
ФЕЙ. А как жалоба у тебя оказалась?
СЕКРЕТАРША. Совсем порядков, что ли, не знаете? Жалоба же на вас — вот ее вам и переслали.
ФЕЙ. Хороший порядок. Правильный. Мне нравится.
СЕКРЕТАРША. А кто придумал? Я придумала. Стараешься-стараешься…
ФЕЙ. Что там в жалобе?
СЕКРЕТАРША. Что на тропическом острове ни принца, ни чудища она так и не нашла. И кроет вас по этому случаю последними словами.
ФЕЙ. А где чудище?
СЕКРЕТАРША. В запое.
ФЕЙ. Почему?
СЕКРЕТАРША. Потому что чудище.
ФЕЙ. Но он же еще и принц?
СЕКРЕТАРША. Это он до оптимизации был принц, а сейчас просто чудище. Вот он с горя и запил. Его теперь куда ни целуй — все та же страшила пьяная и останется.
ФЕЙ. Когда это мы его оптимизировали?
СЕКРЕТАРША. В тот самый день, когда вы эту крысу Алёнушкой назначили. Вот приказ. Подпись ваша?
ФЕЙ. Как это — был принц, стал чудище?
СЕКРЕТАРША. Принцев у нас полным-полно, от Калининграда до Владивостока раком не переставить. А годные чудища в наше время — редкость! Не то что ваша Алёнушка любимая. (Подает Фею бумаги.) Вы почитайте, что она пишет про вас.
ФЕЙ (читает).Ах, стерва! Вот дрянь! Уволить! Пиши приказ!
СЕКРЕТАРША. Чего сразу увольнять-то?
ФЕЙ. Она ведь и про тебя тут пишет. Вот: «Эта рогатая прости…»
СЕКРЕТАРША. Я читала. Но вот такая я добрая уродилась… Меня уже и бабушка, и матушка за доброту ругали-ругали, а я ничего с собой поделать не могу. Как представлю, что эта Алёнушка будет тут бродить — безработная, неприкаянная, постоянно у меня на глазах… И сразу так сильно простить ее хочется…
ФЕЙ. А вот в другом месте она, слушай, что про тебя пишет…
СЕКРЕТАРША. Да читала я, читала.
ФЕЙ. И прощаешь?
СЕКРЕТАРША. Изо всех сил! Давайте ее увольнять не будем, а просто из «Аленького цветочка» уберем. Чего ей там делать без принца?
ФЕЙ. Делай, как знаешь… А я снова в «Золушку», может, получится исправить… И чтоб к моему приходу сказочники с моделью сказки здесь были!

Фей выходит.

СЕКРЕТАРША. А они с утра здесь. Только не в приемной, а в баре. (Садится за компьютер.)Кому это в тропиках не работалось, а? Кто это шибко грамотный? И кто это, кстати говоря, так мне ананас и не прислал? (Печатает текст.) И кто это теперь поедет работать в сказку «Умка»? (Напевает.) «Спят твои соседи, белые медведи…»


10.

Входит Ангелочек.

СЕКРЕТАРША. А! Слушай меня, херувимчик…
АНГЕЛОЧЕК. Серафимчик.
СЕКРЕТАРША. Плевать! Ты, если и дальше хочешь в секретариате работать, делай, что я говорю. Это что? (Кидает пачку бумаг Ангелочку в лицо.) Я сто раз тебя учила: нормальный документ — минимум десять страниц мелким шрифтом. Понакупят дипломов… Я на твои связи в верхах не посмотрю, ты у меня быстро из управления в сказку о Великом Маниту вылетишь! Там из таких, как ты, головные уборы делают! Быстро перышки расправил и улетел переделывать!

Ангелочек убегает. Входит довольный Фей.

СЕКРЕТАРША. Что, все опять прошло так хорошо, что я и представить не могу?
ФЕЙ. Не только ты — даже я представить себе такого не мог.
СЕКРЕТАРША. И она теперь не Золушка, а кто?
ФЕЙ. Принцесса!
СЕКРЕТАРША. С какой стати?
ФЕЙ. А жена принца — кто, по-твоему?
СЕКРЕТАРША. Овца кенийская.
ФЕЙ. Нет. Именно принцесса.
СЕКРЕТАРША. Это одно и то же. Значит, счастливый конец?
ФЕЙ. Принц сделал ей предложение. Прямо на балу.
СЕКРЕТАРША. Надеюсь, в столь торжественный момент на ней хоть что-нибудь кроме туфелек было?
ФЕЙ. Нет. Впрочем, на принце тоже. (Смеется.) Я его в той самой карете прокатил круга три, он выполз из нее и давай всем предложения делать! Сначала карете, потом статуе какой-то, а на третий раз — уже Золушке…
СЕКРЕТАРША. Самое время продолжение к «Золушке» заказать.
ФЕЙ. А какое там может быть продолжение?
СЕКРЕТАРША. Немецкое. С грифом «18+».
ФЕЙ. Нашему департаменту это не подойдет.
СЕКРЕТАРША (притворно вздыхая). Скрываем правду жизни от детей…
ФЕЙ. Кстати, где твой Черепанов с моделью сказки про вегетарианцев?
СЕКРЕТАРША. В приемной они вместе с Лёшей спят. Вы не заметили, что ли?
ФЕЙ. Я думал, это Вий после капремонта… Они другого места не нашли, чтоб дрыхнуть?
СЕКРЕТАРША. Они уснули-то в баре… Ждали-ждали, когда вы их вызовете, ну и устали. Я распорядилась их сюда перетащить. А то проснутся в баре — и опять устанут.
ФЕЙ. Буди! Зови!

 
11.

Секретарша уходит. За сценой слышен громкий хлопок и чьи-то дикие крики. Входит Секретарша, за ней бредет сильно поддатый Черепанов с большим ящиком под мышкой и тащит на себе еще более пьяного Лёшу.

СЕКРЕТАРША. Горностаюшка идет, бела соболя ведет…
ЧЕРЕПАНОВ (ставя ящик на стол перед Феем).Привет кормильцам! Как заказывали — сказка о вегетарианцах. Действующая модель в масштабе один к… скольки-то там!
ЛЁША (тянет руки к горлу Фея). Че…
ЧЕРЕПАНОВ. Лёша, не надо.
ФЕЙ (вглядываясь в Лёшу). А я этого узнал... Это же он нам создал дятла, который не долбит деревья, а сверлит?
СЕКРЕТАРША. Он, он. Укушается и творит. Творения.
ФЕЙ. А что это такое? Дятел, который строгает?
ЛЁША (тянется к горлу Фея). Че?
ЧЕРЕПАНОВ. Не надо, Лёша. (Фею.) Это не дятел, это название нашей новой сказки.
СЕКРЕТАРША. Первый раз такое слово слышу.
ЧЕРЕПАНОВ. Это потому, что ты темная.
СЕКРЕТАРША. Черепанов, ты у меня берега путать не начал, а?
ЧЕРЕПАНОВ. Что ты, любовь моя! Как можно? Я ж хотел сказать: ты темная, как июльская полночь, — и такая же прекрасная!
СЕКРЕТАРША. Ох, Черепанов! Ох, змий райский!
ФЕЙ. Хватит любезничать! Покажи мне, что тут и где в вашей модели. А то там все мельтешат, орут…
ЧЕРЕПАНОВ. За основу взята стандартная схема, к ней добавлено вегетарианство. Вот — кровавые тираны, народа угнетатели. Это — свирепая оппозиция, тиранов убиватели. Вот эти вот — злобный народ, на все забиватели. А вот там у нас кровожадные…
ФЕЙ. Тебе бы сказки писать не детям, а омоновцам.
СЕКРЕТАРША. А мне нравится! Бодрая сказка получается. Прям фэнтези про веганов…
ФЕЙ. У тебя все персонажи овощи и фрукты, что ли?
ЧЕРЕПАНОВ. Ну.
ФЕЙ. И они же — одновременно вегетарианцы? А чем же они питаются-то?
ЧЕРЕПАНОВ. А они — вегетарианцы-каннибалы.
СЕКРЕТАРША. Такого, Черепанов, я даже от тебя не ожидала.
ФЕЙ. Я, когда сказку заказывал, как-то иначе это представлял… Придется редактировать и редактировать, прежде чем детям показывать.
ЛЁША (тянется к Фею). Че?!
ЧЕРЕПАНОВ. Не надо, Лёша. Нешто мы с тобой не понимаем: сочиняют люди — редактируют боги.
ФЕЙ. То-то! (Секретарше.) Пиши распоряжение о вводе сказки в эксплуатацию.
ЧЕРЕПАНОВ. Аванс бы с вас, кормилец…
ФЕЙ. У меня моды такой нет — авансы платить. Запустим проект, тогда всё и получите.

Черепанов отпускает Лёшу, и тот рушится на пол.

ЧЕРЕПАНОВ. Не для себя прошу! Художник же гибнет, на ваших глазах!
СЕКРЕТАРША (Фею). Эти ж упыри не отстанут…
ФЕЙ. Найдешь нашего финдиректора… (Пишет записку и отдает ее Черепанову.) Получишь свой аванс…

Фей и Секретарша спешно уходят. Черепанов поднимает Лёшу.

ЛЁША. Че?
ЧЕРЕПАНОВ. Лёш, ты че весь вечер «че-че» да «че-че»?
ЛЁША. Черепанов, мы где, а?
ЧЕРЕПАНОВ. Мы сказку продали. И аванс вырвали. Только финдиректора найти осталось.
ЛЁША (оживляясь). Черепанов, ты гений! А я?
ЧЕРЕПАНОВ. Ты тоже. Мы с тобой, Лёш, два гения в поисках финдиректора…
ЛЁША. А вон не он в коридоре топчется?

Черепанов и Лёша уходят за кулису; дальнейший диалог слышен из-за кулис.

ЛЁША. Ну и морда!
ЧЕРЕПАНОВ. Уважаемый, а где у вас тут финдиректор?
ВИЙ. Поднимите мне веки! Не вижу!
ЧЕРЕПАНОВ. Лёша, раз-два, взяли!
ВИЙ. Вот он! Хватайте его!

Выбегает Финдиректор, за ним гонятся Черепанов и Лёша.

ФИНДИРЕКТОР. Отстаньте, бессмысленные!
ЧЕРЕПАНОВ. Вправо, вправо его гони!
ЛЁША. Поймал! Черепанов, сюда!
ФИНДИРЕКТОР. Люди! На помощь, люди!
ЧЕРЕПАНОВ. За горло его, Лёшенька, за горло!
ФИНДИРЕКТОР. Караул!
ЧЕРЕПАНОВ. Покричи мне еще, покричи!
ФИНДИРЕКТОР. Кара…
ЧЕРЕПАНОВ. Покаркай мне еще, покаркай!

 
12.

В кабинете — Фей и Секретарша.

ФЕЙ. И пункт сто двадцатый, последний: «Считать на территории сказки “Чиполлино” книги “Радости вегетарианства” и “10 000 рецептов блюд из фруктов и овощей” экстремистской литературой. Хранение и распространение данных изданий влечет за собой направление на срок от трех до пяти лет в “Сказку о том, как пингвиненок искал свою маму”». (Секретарша распечатывает приказ, Фей подписывает его.) Устал чего-то я сегодня...
СЕКРЕТАРША. Езжайте домой, я уже и машину вызвала…
ФЕЙ. А ты?
СЕКРЕТАРША. Мне еще Вия Панночке отправить и по мелочам кое- что…

Фей уходит.

СЕКРЕТАРША (закидывая ноги на стол). Ой, как хорошо-то, когда весь муравейник расползается! Ну-ка, посмотрим, что за товар у Тыква.(Достает папиросу, закуривает.) Смотри-ка, не обманул овощ, правильно жизнь понимает! (Набирает номер на телефоне.) Здравствуй, Алёнушка! Звоню вот узнать — тепло ли тебе, девица, тепло ли тебе, красная? Ой, Алёнушка, ты ругаешься прям как Иванушка! Но я не сержусь, я тебе даже ананас послала, своих денежек не пожалела… Покушай, а то когда ты теперь их увидишь? Куда-куда ты его засунешь?! Вот вы какие, фантазии девичьи! Ах, не себе… Грубая ты, Алёнушка… Уже не Алёнушка? И как же теперь тебя зовут? Какая-нибудь Алелекэ-итыган? (Выплевывает папиросу и вскакивает.)Снежная королева? Ты смотри — и там не сдохла! (Швыряет телефон в стенку.) Спокойней, спокойней… Тут с кондачка решать нельзя. Надо подумать, посоветоваться с товарищами, почитать литературу… Например, брошюрка есть хорошая — «История гильотины» называется. А шеф еще спрашивает, почему я днем и ночью в офисе? Потому, что сказка не сказывается сама по себе! Особенно в нашем департаменте…

Звучит музыка из передачи «В гостях у сказки».

Занавес








_________________________________________

Об авторе:  ИГОРЬ НАЗАРОВ 

Прозаик, драматург. Родился в 1970 году. По образованию и профессии юрист, проживает в г. Киселёвск, Кемеровской области. Лауреат премии журнала «Сибирские огни».скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
290
Опубликовано 23 окт 2020

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ