facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 187 октябрь 2021 г.
» » Алексей Зайцев. ОНА ИГРАЛА ЧИПОЛЛИНО

Алексей Зайцев. ОНА ИГРАЛА ЧИПОЛЛИНО

Редактор: Кристина Кармалита


(сюрреалистический детектив)



От автора: Молодой следователь Саша получает ответственное задание. Он должен втереться в доверие к старику, которого подозревают в серийных убийствах. Саша выдает себя за помощника по хозяйству и устраивается к старику на работу. Спустя какое-то время он замечает, что беседы со стариком разрушают его сознание. Старик тоже явно не тот, за кого себя выдает. Да и квартира у него какая-то странная. Не квартира, а мистический лабиринт.
 

Действующие лица:

САША – 25 лет
СТАРИК – 70 лет
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ – 55 лет
ЧЕЛОВЕК НА ХОДУЛЯХ
ЧЕЛОВЕК С ТРОСТЬЮ
ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ
ДЕВОЧКА-ЧИПОЛЛИНО


КАРТИНА 1

Кабинет Андрея Ивановича, начальника следственного управления МВД. Стол, офисное кресло, тумбочка. На тумбочке стоит телевизор. Андрей Иванович сидит за столом, напротив него, в кресле сидит следователь Саша.

АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Скажи, ты сколько лет у нас работаешь?
САША. Три года.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. А всего тебе?
САША. Двадцать пять.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Сразу после института?
САША. Так точно.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Какое у тебя самое сложное дело было?
САША. Ну…неверное тройное убийство. Один мужик. Некий Васнецов. Зарубил топором соседей и бывшего начальника.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. В чем сложность?
САША. Очень ловко подставил племянника.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Отпечатки что ли подделал?
САША. И отпечатки, и вещи подкинул, и алиби обзавелся.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Понятно. И долго ты его выслеживал? Васнецова этого?
САША. Да нет. За три месяца взяли.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Ну ясно. Короче, я тебя вот зачем вызвал. Есть одно дело. Очень мутное. Это тебе не Васнецов. Нужен опытный человек. Я хотел поставить Иванова, он все-таки постарше тебя и опыта у него побольше. Но твой начальник, Олег Михалыч, тебя рекомендовал. Говорит ты у него на хорошем счету. А штука в том, что он это дело как свои пять пальцев знает. Ибо бьется над ним уже хрен знает сколько. Внимание вопрос: потянешь ли ты, Саша сложное дело?
САША. Попробую.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Пробовать не надо. Надо взять и сделать так, чтобы комар носа не подточил.
САША. Так и сделаю.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Превосходно. Теперь слушай историю. Двадцать четыре трупа. Никакой связи. Разный возраст, разный пол, разная национальность. Убийства совершались в течение двадцати лет. Сначала дело вел я. Глухарь. Потом передал твоему начальнику. Тоже ничего. Искал, искал, рыл, рыл, пусто. Потом – бац и обнаружил, что все ниточки ведут к одному старику. Начал оформлять ордер на обыск. А тут митинги в защиту прав граждан и поправка к закону о полиции. Понимаешь о чем я?
САША. Запрет на обыск в случае признания улик косвенными?
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Так точно. И вся работа насмарку. Прямых улик у нас нет, а обыскать квартиру мы не можем. И допросить не можем. Спасибо уполномоченному по правам человека. В итоге дело зависло. Старик же словно почуял, что мы его выследили. Стал тише воды, ниже травы. Короче, дело убрали на полку. Олег Михалыч был в бешенстве. В итоге слежку за стариком так и не снял. И вот на днях старик вдруг подал объявление о том, что ищет помощника по хозяйству. Мы объявление это отследили. И вот теперь нам нужен человек, который придет к старику на собеседование. Олег Михалыч считает, что этим человеком должен быть ты. Что скажешь?
САША. Я согласен.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Согласен это хорошо. Но вопрос стоит иначе: ты дело не завалишь?
САША. Никак нет.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Смотри, оно для нас имеет особый статус. Трудов положено немерено.
САША. Что надо делать?
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Придешь на собеседование. Пройдешь его. Устроишься к нему на работу. Вотрешься в доверие. Будешь за ним следить. Аккуратно обыщешь квартиру.
САША. Сделаю.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Наверняка там есть за что зацепиться. Такие как он обычно себе какие-нибудь трофеи оставляют. По ним его и возьмем.
САША. Понял.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Устрой ему скрытый допрос. Сам спрашивай о какой-то фигне, а тем временем выводи на чистую воду.
САША. Что-то еще?
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Главное, не спались. А то правозащитники с нас кожу снимут. И дело развалишь.
САША. Все сделаю как надо.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. И вот еще что. Старик, похоже, крышей поехал. Так что может нести всякий бред.
САША. В смысле?
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Сам увидишь. Главное, не провали собеседование.  

 
КАРТИНА 2

Квартира Старика. Старик сидит в коридоре на диване и читает газету. Звонок в дверь. Старик встает, подходит к двери, открывает ее. Входит Саша.

САША. Здравствуйте, я по объявлению.
СТАРИК. Что?
САША. Насчет должности помощника по хозяйству.
СТАРИК. Хочешь быть моим помощником?
САША. Да.
СТАРИК. Это ты хорошо придумал. Ловко. Но таких как ты у меня пруд пруди. Сто человек на место. И все рвутся в помощники. Вот что, сначала ты должен пройти собеседование. Садись на диван.
САША. Как скажете (Садится на диван.)
СТАРИК(садится рядом с ним). Итак, ты явился.
САША. Так точно.
СТАРИК. А ведь я тебя не звал.
САША. Вы дали объявление.
СТАРИК. Да, но для настоящих помощников.
САША. Что вы имеете в виду?
СТАРИК. Для тех, кто действительно хочет помогать, балда.
САША. Вот я как-раз и хочу помогать.
СТАРИК. Уверен?
САША. Конечно.
СТАРИК. Учти, ко мне таких как ты по три десятка за день приходит. Очень хлебное место. Всем надо. Приходится отсеивать всякий мусор. Тщательно вести отбор. Чтобы не шлялась всякая мразь. Мне нужен именно помощник, а не шелуплонь и рвань. Врубаешься?
САША. Да, конечно.
СТАРИК. Итак, ты готов к собеседованию?
САША. Да.
СТАРИК. Ну, хорошо, приступим. Отвечай быстро, не задумываясь. Будешь долго шевелить мозгами, выгоню. Мне тут тугодумы не нужны. Башка должна соображать.
САША. Хорошо.
СТАРИК. Итак, первый вопрос. Кем работают твои родители?
САША. Что?
СТАРИК. Ты что, дурак? Мы же договорились. Я спрашиваю, ты сразу отвечаешь. На размышления даю секунду. Будешь мычать и переспрашивать, катись к черту. Усек?
САША. Мама учитель русского и литературы, а папа геолог.
СТАРИК. Хреново. Были бы они банкиры, жилось бы куда комфортней. Ну, а что у тебя с квартирой? Живешь отдельно?
САША. Отдельно.
СТАРИК. Уже лучше. И сколько у тебя в квартире комнат?
САША. Зачем вам?
СТАРИК. Я должен знать.
САША. Но почему?
СТАРИК. Это для меня очень важно.
САША. Ну, хорошо. Одна комната.
СТАРИК. Хреново. В одной комнате не разместишься. Нужно хотя бы три. А если еще собаку заводить, то вообще четыре.
САША. Я что-то не понимаю…
СТАРИК. Тупой значит. Так и думал. Следующий вопрос: какая у тебя была зарплата на прошлом месте?
САША. Ну, скажем, тридцать тысяч.
СТАРИК. Голодранец. Общипанец. Рвань. Босота. Как на такие деньги жить? Машина то у тебя хоть есть?
САША. Нет.
СТАРИК. Какой марки?
САША. Я же говорю – нет.
СТАРИК. Импортная или наша?
САША. Никакой.
СТАРИК. Наши никуда не годятся. Мне стыдно будет в такую садиться.
САША. Какое отношение это имеет к собеседованию?
СТАРИК. Это и есть собеседование. Алименты платишь кому?
САША. Да какие алименты?
СТАРИК. Женат?
САША. Нет, не женат.
СТАРИК. Все вы так говорите. Хорошо. Вот мы пришли с тобой в ресторан. Что ты будешь заказывать?
САША. Какой еще ресторан?
СТАРИК. Отвечай.
САША. Пасту.
СТАРИК. Пасту. Зубную? Томатную?
САША. Итальянскую пасту с мясом.
СТАРИК. Идиот. Очередной идиот. Девяносто пятый идиот за день. Собеседование для идиотов. Хорошо. Какой формы у тебя голова?
САША. Это очень странное собеседование.
СТАРИК. Не зли меня. Ты хочешь получить эту должность?
САША. Да, хочу.
СТАРИК. Какой формы у тебя голова?
САША. Овальной.
СТАРИК. Не круглой?
САША. Нет.
СТАРИК. Не треугольной?
САША. Нет.
СТАРИК. Не квадратной?
САША. Ну, я же сказал.
СТАРИК. Хорошо. Какой формы твой нос?
САША. Обычной.
СТАРИК. Обычный уродливый нос. Да. Какой у тебя цвет глаз?
САША. А вы не видите?
СТАРИК. Отвечай.
САША. Зеленый.
СТАРИК. Цвет волос?
САША. Русый.
СТАРИК. Зеленый.
САША. То были глаза.
СТАРИК. Зеленый. Да. Хорошо. Какого ты роста?
САША. Метр восемьдесят.
СТАРИК. Вес?
САША. Семьдесят семь.
СТАРИК. Размер обуви?
САША. Сорок третий.
СТАРИК. Любимый цвет?
САША. Зеленый.
СТАРИК. Зеленый. Да. Хорошо. То были волосы.
САША. То были глаза.
СТАРИК. Любимое блюдо?
САША. Утка.
СТАРИК. Паста. Итальянская зубная паста. Как ты хочешь умереть?
САША. Что?
СТАРИК. Вопрос-ответ. Ну?
САША. Быстро и безболезненно.
СТАРИК. Как ты хочешь чтобы тебя убили?
САША. Никак.
СТАРИК. Как ты хочешь чтобы тебя пытали?
САША. Никак.
СТАРИК. Ты хочешь чтобы тебя убили или пытали?
САША. Не то и не другое.
СТАРИК. Будет и то и другое. Да. Хорошо. Зеленый. То была паста. Если бы тебя пытали, ты бы хотел покончить с собой?
САША. У меня уже крыша едет от ваших вопросов.
СТАРИК. Если тебе не нужна эта должность, можешь проваливать.
САША. Почему вы не задаете нормальные вопросы?
СТАРИК. Куда ты повезешь меня отдыхать?
САША. Это что какая-то шутка?
СТАРИК. В каких случаях, по-твоему, можно врать?
САША. Ни в каких.
СТАРИК. Да, но ты лжешь. Ты лгун. Я знаю. Ты лгун. Ты лжешь. Я знаю. Хорошо, ты принят. Последнее испытание.
САША. Слушаю.
СТАРИК. Ты должен сплясать метелку.
САША. Ну это уже издевательство.
СТАРИК. Либо танцуй, либо проваливай. У меня, таких как ты, сотня на место. Человеческий мусор. Биомасса. Отходы производства. Ну?
САША. Хорошо. Будь по-вашему (Танцует метелку.) Ну что, довольны?
СТАРИК. Да. Хорошо. Зеленый. Приходи завтра. В семь часов вечера. Покажу тебе квартиру. Будет твой первый рабочий день.


КАРТИНА 3

Кабинет Андрея Иваныча. Андрей Иванович сидит за столом. Саша сидит напротив него, в кресле. 

САША. Андрей Иваныч, вы были правы. Старик настоящий псих. Задавал мне совершенно безумные вопросы.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Насколько безумные?
САША. Безумнее и придумать нельзя. Я-то думал, он будет спрашивать, есть ли у меня опыт заботы о стариках. О том умею ли я готовить, могу ли что-то отремонтировать, ну и так далее.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. А он что спрашивал?
САША. Кем работают мои родители. Пойду ли я с ним в ресторан. Какая у меня зарплата. Есть ли машина. Разве психически здоровый человек станет задавать такие вопросы?
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Возможно, старик хитрее чем ты думаешь.
САША. В смысле?
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Я думаю, он лишь косит под сумасшедшего.
САША. Но для чего?
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Я думаю, он догадывается, что ты можешь быть подослан.
САША. Не знаю. Он задавал такие глупые вопросы. Спросил какой формы у меня нос и как я хочу чтобы меня пытали.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Да он же просто сбивал тебя с толку!
САША. В смысле?
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Скрытое ведение допроса. Он задает тебе десяток бессмысленных вопросов, чтобы отвлечь внимание. А между ними вставляет те вопросы, на которые действительно хочет получить ответ. И таким образом выуживает сведения о твоей личности.
САША. В таком случае он просто гений.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. А ты как хотел? Иначе мы бы его давно уже взяли. Серийники вообще редко бывают глупыми и наивными. Уверен, старик заранее составил сценарий допроса.
САША. Пару раз он хотел меня выгнать. Говорил, что не возьмет на работу.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Видимо подозревал. Ну, ничего, главное, что в итоге взял.
САША. Что теперь?
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Теперь не спались. Надо достоверно играть роль помощника. Если удастся – обыщи квартиру. Ищи доказательства. А на его сумасшествие не обращай внимания. Похоже, он симулирует.
 

КАРТИНА 4

Старик сидит в коридоре на диване и читает газету. Звонок в дверь. Старик идет открывать. На пороге стоит Саша.

САША. Добрый день.
СТАРИК. Разувайся. Устрою тебе экскурсию. (Саша разувается.) Итак, коридор. (Ведет Сашу по коридору.) Коридор это наш язык времени. Через него мы пронзаем пространство. Он слизывает нас из этой реальности и перемещает в другую. Тебе все понятно?
САША. Да.
СТАРИК. Это кухня. (Показывает Саше кухню.) Здесь клокочет, бурлит, льется, кипит, шкварчит. Здесь хранится всякая слизь и мерзость. С потолка капают куски желе, в духовке горят консервы. На полу гниет капуста. В холодильнике лежат отрезанные головы.
САША. Отрезанные головы?
СТАРИК. Шутка. (Пауза.) Нет там ни черта, кроме тухлых медуз и ногтей. Ну, а теперь пойдем в комнату (Ведет Сашу в комнату.) Здесь все и происходит.
САША. Что происходит?
СТАРИК. Жизнь. Здесь она крючит, кромсает, ломает. Рассекает уши тому, кто жаждет звуков. Зеленый. Да, я помню.
САША. Странная у вас квартира какая-то.
СТАРИК. Нет, обычная.
САША. Запах какой-то непонятный. Звуки какие-то. Откуда это все?
СТАРИК. Не важно. Твоя задача помогать. Иначе провалишь собеседование.
САША. А разве я его еще не прошел?
СТАРИК. Собеседование никогда не заканчивается.
САША. Просто я предполагал…
СТАРИК. Если бы я бросил тебя на огромную сковородку и начал жарить в оливковом масле, о чем бы ты меня попросил?
САША. Наверно о том, чтобы вы сократили огонь до минимума.
СТАРИК. Почему ты хочешь жариться именно в оливковом масле?
САША. Оно самое полезное. Сливочное повышает холестерин, а подсолнечное…
СТАРИК. Если бы я вырвал тебе глаз, как бы ты меня отблагодарил?
САША. Аналогичным образом.
СТАРИК. Допустим, я жонглирую твоими почками. Что делаешь ты?
САША. Восторженно хлопаю в ладоши.
СТАРИК. Ты стал умнее.
САША. Я готовился.
СТАРИК. Готовился?
САША. Ну, в смысле, я немного почитал в интернете о том, как помогать старикам с хозяйством.
СТАРИК. В интернете?
САША. Да, есть такая штука.
СТАРИК. А чтобы сказал твой интернет, если бы я начал вгонять тебе под ногти куски сырой моркови?
САША. Поставил бы «лайк».
СТАРИК. Да, ты готовился.
САША. Хочу, чтобы вы были мной довольны.
СТАРИК. Если бы гнилые щуки стали просить тебя пожарить их мозг, как бы ты поступил?
САША. Дал бы им успокоительное.
СТАРИК. Хорошо. Я вижу, ты очень не глуп. В таком случае ответь мне: где ты спрятал труп цыпленка?
САША. Может, лучше вы мне об этом скажете?
СТАРИК. Я не верю в цыплят.
САША. Я тоже.
СТАРИК. Больше всего я ценю искренность, честность и душевную боль.
САША. Вы любите причинять эту боль другим?
СТАРИК. Гнилое зерно светится зеленым.
САША. Вам нравится мучить?
СТАРИК. Что потечет из вен, если бросить туда табак?
САША. Ладно, хорош. Я же знаю, что вы можете рассуждать логично.
СТАРИК. Скажи мне, как тебя зовут?
САША. Федя.
СТАРИК. Ты, правда, хочешь на меня работать?
САША. До безумия.
СТАРИК. Хорошо. Я возьму тебя. Но если будешь огрызаться или ослушаешься, выкатишься как миленький.
САША. Договорились.
СТАРИК. Сегодня ты останешься здесь. Ночевать будешь в коридоре. Теперь ты помощник. Мы будем жить вместе. До завтра.
 

КАРТИНА 5

Ночь. Старик спит сидя в кресле. Голова его запрокинута, рот открыт. Саша сидит на диване, нервно глядя по сторонам. Постоянно слышатся странные звуки, сменяющие друг друга: громкий старческий хохот, детский плач, визгливый женский смех, звук капающей воды, детский смех, скрип, скрежет, звук шагов, болезненные стоны, истеричное хихиканье, звук дрели, жужжание электроприборов.

САША. Чертова квартира. Не квартира, а мерзость. Как он тут живет? Гадость какая-то!

Саша встает, подходит к шкафу, хочет его открыть. В это время просыпается Старик.

СТАРИК. Дверь и так открыта.
САША(вздрагивает от неожиданности). Что?
СТАРИК. Дверь и так открыта, помощник.
САША. Что это за странные звуки?
СТАРИК. Какие звуки?
САША. Все звуки. Любые звуки. Каждый звук, который здесь слышен.
СТАРИК. Я слышу только звук твоего голоса.
САША. Вы дурака-то не валяйте. Это невозможно не слышать. Смех, стоны, скрипы. Что это за чертовщина?
СТАРИК. Наверно это у тебя крыша едет.
САША. Тут она у любого поедет. Что у вас за соседи?
СТАРИК. Понятия не имею.
САША. Чем они занимаются?
СТАРИК. Тем же, чем и все: живут и подыхают.
САША. А вы довольно злой человек.
СТАРИК. А ты довольно наглый помощник.
САША. Какая-то безумная ночь. Будто в сумасшедшем доме.
СТАРИК. Я ведь могу тебя и уволить.
САША. С какой это стати?
СТАРИК. Ты не справляешься.
САША. С чем?
СТАРИК. С нагрузками.
САША. Вы мне еще не дали ни одного задания.
СТАРИК. Потому что ты хреновый работник. Если ты хочешь быть моим риелтором, то должен вести себя иначе.
САША. Риелтором? Мне казалось, речь шла о помощи по хозяйству.
СТАРИК. Ты чушь то не болтай. Квартиру надо продать. Мне нужен риелтор. Хреновая квартира. Неуютная.
САША. Тут я согласен.
СТАРИК. Завтра дашь объявление.
САША. И что написать?
СТАРИК. Ты риелтор или кто? Пиши, что продается квартира. Хочу за нее сто миллионов долларов.
САША. Ну и шуточки.

Слышится громкий крик. Он звучит долго и в конце переходит в набор булькающих звуков.

САША. Да что это за хрень такая?
СТАРИК. Это все у тебя в башке скрипит.

Появляется первый визитер. Это Человек в маске. Он проезжает по комнате на игрушечном красном волке  и выезжает из квартиры во дверь. Следом за ним выходит второй визитер. Это Человек на ходулях. Он проходит по комнате и выходит из квартиры через дверь.

САША. Кто это? Кто это был?
СТАРИК. Я всегда любил геркулесовую кашу.
САША. Вы их видели?
СТАРИК. Весь этот скрип у тебя в башке. (Начинает кричать.) Уйми его! Уйми его, скотина! (Спокойным голосом.) Это же невозможно! Риелтор. Да на кой черт мне такой риелтор. Да он бледный как поганка. Да он свой носок не продаст. Куда уж ему квартиру? Да нахрена ж я его взял. Да на кой он мне нужен.
САША(кричит). Хватит!
СТАРИК. Что еще?
САША. Я спрашиваю: кто это был? Вы их видели?
СТАРИК. Пять негритят судейство учинили, засудили одного, осталось их четыре.
САША. Хорошо. Очень хорошо. Хорошо. (Подходит к кровати, ложится, закрывает глаза.)

Снова появляются Человек в маске и Человек на ходулях. Они делают то же самое, что и в первый раз.
 

КАРТИНА 6

Кабинет Андрея Ивановича. Андрей Иванович сидит за столом, напротив него, в кресле сидит Саша.

САША. Вот такая вот петрушка.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Да, очень странно.
САША. И это еще не все. Потом снова появился этот мужик на ходулях и начал безумно мне улыбаться. Я попробовал его схватить, но руки прошли мимо, как сквозь какого-то призрака. А дальше… (Пауза.)
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Ну-ну, продолжай.
САША. А дальше вообще началось черти что. Сначала обои. Рисунки на обоях. Они стали стекать вниз, как вода. Потом на потолке стали расти волосы. Длинные. Они свешивались вниз и касались моего лица. Щекотали меня. Ужасно противно. И еще на стене появлялось чье-то лицо. Появлялось и говорило на непонятном языке. Такие гортанные, страшные звуки.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Ну что же…в таком случае, все ясно как день!
САША. То есть как?
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Просто этот старик подмешал тебе в чай какой-то наркотик.
САША. Вы думаете?
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Ну, конечно. Налил тебе какой-то бурды, и начались галлюцинации. От наркоты. Я в свое время допрашивал двух наркоманов, так они еще и не такое рассказывали.
САША. И что же делать?
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Ты просто больше ничего у этого старика не ешь. И не пей. С собой бери. Ну, там, воду в бутылке можно. Термос с бульоном. Хлебушка, колбаски. Яйца вареные. Как в поезде. И все тип-топ. Старик тебя больше не отравит. А главное – попробуй все-таки квартиру его обыскать.


КАРТИНА 7

Квартира Старика. Старик сидит в кресле, Саша на диване. В руках у Саши пакет. Снова слышатся те же звуки: громкий старческий хохот, детский плач, визгливый женский смех, звук капающей воды, детский смех, скрип, скрежет, звук шагов, болезненные стоны, истеричное хихиканье, звук дрели, жужжание электроприборов. Появляется Человек в маске. Он просто проходит мимо Саши, глядя на него ненавидящим взглядом.

САША. Странно. Вроде бы ничего не пил.
СТАРИК. Нет пил. Я видел – ты пил!
САША. Что?
СТАРИК. Ты доставал из пакета маленькую блестящую бутылку и что-то из нее пил. А мне не дал. Я тоже хотел. Мне тоже хотелось. Но ты не дал. Все пил и пил. Сам.
САША. Это другое. Откуда они опять берутся? Их не должно быть.
СТАРИК. Они будут.
САША. Кто?
СТАРИК. Например – Человек с тростью.

Появляется третий визитер. Это Человек с тростью. На нем черный фрак, на голове – цилиндр, в руках трость. Он, молча, проходит к двери и выходит из квартиры.

САША. Значит, вы их тоже видите?
СТАРИК. Да. Сейчас появится Человек на ходулях.

Появляется Человек на ходулях. Он, молча, идет к двери, потом возвращается, снимает ходули и садится на пол рядом со Стариком. Старик гладит ему волосы.

САША. Вы знали, что он придет.
СТАРИК. Да.
САША. Вы ими управляете.
СТАРИК. Да.
САША. Как вам это удается?
СТАРИК. Все дело в том, что я злой колдун.
САША. Ну, началась опять какая-то хрень.
СТАРИК. Да, я могущественный чародей. Мне подчиняются все стихии.
САША. Заперт в одном доме с психопатом.
СТАРИК. Я повелеваю духами огня и подземелий.
САША(кричит). Заткнись! Идиот. Слушать тебя не желаю.
ЧЕЛОВЕК НА ХОДУЛЯХ. Тут лсымс в мот отч ыт шидохс с аму. Явот акихисп ен теавижредыв. Явот тсончил ястеашуразар. Ыт ешлоб ен ыт.
САША. Что он говорит? Ничего не понятно.
СТАРИК. Он молчит.
САША(достает из пакета банан, ест). Спелый.
СТАРИК. Ты плохо продаешь. Квартиру не покупают. Ты хреновый риелтор.
САША. Я не риелтор. Я помощник.
ЧЕЛОВЕК НА ХОДУЛЯХ. Мечаз тяничос юукат нрех? Еынламрон еж ысеп ласип. Но отч ястеаведзи дан иман?
СТАРИК(Человеку на ходулях). Он расширяет пространство. Думает это кому-то интересно. Шут гороховый!
ЧЕЛОВЕК НА ХОДУЛЯХ. Ротва йыроток ен теуритнемерепскэ йывтрем ротва. Жу ешчул тасипан шуч он итйос с йоннероторп ыпорт.
СТАРИК. Многие думают иначе.
ЧЕЛОВЕК НА ХОДУЛЯХ. Йыджак тееми оварп ан укбишо.
САША. Хелп ми.
СТАРИК. Что?
САША. Хелп ми.
СТАРИК. Это ты обещал продать квартиру! Ты!
 

КАРТИНА 8

Кабинет Андрея Ивановича. Андрей Иванович сидит за столом, напротив него, в кресле сидит Саша.

САША. Понимаете? Он предсказывает эти галлюцинации. Он знает все, что должно произойти. Как пророк какой-то. Например говорит: вот сейчас из розетки вылезет человек с водорослями вместо рук и он вылезает.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Откуда?
САША. Из розетки.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Как? Прямо из…
САША. Да, прямо из розетки. Или так: старик говорит, что сейчас в окно влезет красный шершавый язык с татуировкой в виде крысы. И он действительно влезает. Потом еще он предсказывал, что кожура банана станет смеяться, из батарей потечет болотная жижа, у двери появятся глаза, а из люстры начнут вываливаться мокрицы.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. И?
САША. Все так и произошло. Он знает все наперед. Говорю вам, он и вправду волшебник!
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Волшебник? (Смеется.)
САША. Я вас понимаю. Звучит странно. Но…старик определенно колдун.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Не болтай ерунду.
САША. А как вы тогда объясните то, что со мной происходило?
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Вся штука в том, что старик гипнотизер!
САША. Что?
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Гипнотизер.
САША. В смысле?
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Ну как? Расставим все по местам. С чего все началось?
САША. С того, что я стал видеть глюки.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Верно. И мы думали это из-за того, что старик тебе что-то подсыпал.
САША. Вы говорили про наркотики.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Да. Но теперь вот ты сказал, что пил и ел только свое. А глюки все равно продолжились.
САША. Они усилились. И старик ими управляет.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Это происходит от того, что старик тебя гипнотизирует!
САША. Ах вот оно что…вот ведь сволочь какая!
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Внушает тебе всяческие картиночки, и ты их видишь.
САША. Как же ж я сам-то…ну конечно!
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Все что ты там видел и слышал, старик внушил тебе при помощи гипноза.
САША. И человека на ходулях? И волосы с потолка?
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Ну, конечно.
САША. И что же теперь делать? Я в этой квартире больше не выдержу. У меня уже крыша едет.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Просто слушай внимательно, что он тебе говорит. Отслеживай момент, когда он пытается гипнотизировать. Там должно что-то такое звучать: ты погружаешься в состояние полусна, перед тобой возникают картинки. Или: тебе легко, ты расслаблен, веки тяжелеют. Попробуй его засечь.
САША. Не знаю. Надоело мне это все.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Снимаешься?
САША. Что?
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Хочешь, чтобы я тебя снял с задания?
САША. Не знаю.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Все посыплется тогда. Старик нам больше уже не поверит. И нового помощника мы уже к нему внедрить не сможем. А судя по тому, что ты рассказываешь, он и, правда, убийца.
САША. Да, я тоже так думаю. Убийца и психопат.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Что ты все квартиру то никак не обыщешь? Чем ты там занимаешься вообще? Все эти глюки только смотришь что ли?
САША. Да говорю же, он с меня глаз не сводит.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Понятно. Ну так как? Снимаешься?
САША(после паузы). Нет. Попробую еще, раз такие дела. Буду стараться просечь этот его гипноз дебильный.    
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Это правильно.
 

КАРТИНА 9

Квартира Старика. Старик сидит в кресле. Входит Саша.

СТАРИК. Где ты шлялся?
САША. Пытался продать квартиру.
СТАРИК. Чью квартиру?
САША. Вашу. Я же ваш риелтор.
СТАРИК. Ну и что? Продал?
САША. Пока нет.
СТАРИК. Выходит, ты хреновый риелтор.
САША. Вовсе нет. Кое-кто заинтересовался.
СТАРИК. Этого мало. Ты не должен оставлять меня одного. Мне одиноко.
САША. С каких это пор?
СТАРИК. Не огрызайся. Я, может, тут места себе не нахожу! Я, может, страдаю! Может у меня уже ум за разум зашел.
САША. Вот это уж точно.
СТАРИК. Тебе лишь бы оскорблять.
САША. Я просто не пойму, что вы так всполошились.
СТАРИК. Потому что мы всегда должны быть вместе. Мы созданы друг для друга.
САША. Странный у вас юмор.
СТАРИК. Это не юмор. Мы две половинки.
САША. Половинки чего?
СТАРИК. Половинки твоего изгнившего мозга, дубина!
САША. Я вижу, вы верны себе.
СТАРИК. Мне кажется, ты меня обманываешь.
САША. В смысле?
СТАРИК. Ты был где-то в другом месте. Не продавал квартиру.
САША. С чего вы взяли?
СТАРИК. Я чувствую. Старческая интуиция. Кроме того, я знаю тебя как облупленного.
САША. Ну да, конечно.
СТАРИК. Между нами не должно быть секретов, если ты рассчитываешь на крепкие отношения.
САША. Что ж, тогда раскройте мне первый секрет: что это за странные люди, которые бродят по вашей квартире? Кто они?
СТАРИК. Ты эгоист! Ты думаешь только о себе. Я скучал. Я страдал. Я чувствовал себя ненужным.
САША. Кто эти люди?
СТАРИК. Они не люди.
САША. А кто?
СТАРИК. Зачем ты меня мучаешь?
САША. Кто эти создания?
СТАРИК. Просто жители.
САША. Да? И где же они живут?
СТАРИК. На обеих половинках твоего гнилого мозга.
САША. Что ж, иного ответа я не ожидал.
СТАРИК(кричит). Отвечай, где ты был! (Пауза.) Сволочь. Пойдем, я накормлю тебя супом.
САША. Нет, спасибо.
СТАРИК. Пойдем, я налью тебе чаю.
САША. Не надо.
СТАРИК. Может бренди? Есть лед и красивый бокал.
САША. Нет.
СТАРИК. Эники-бэники, если вареники, эники-бэники…
САША. Э, нет, больше со мной этот фокус не пройдет.
СТАРИК. Какой фокус?
САША. Сами знаете.
СТАРИК. Голова, голова, она тяжелеет, зрачки сужаются, звуки приглушаются…
САША. Это что такое? Это что такое?
СТАРИК. В смысле?
САША. Это что за гребаный гипноз только что был?
СТАРИК. О чем ты, помощник?
САША. Сами знаете.
СТАРИК. Голова. Она словно разрывается изнутри. Такое чувство, будто оттуда кто-то хочет выйти.
САША(обхватывает руками голову). Перестаньте это! Перестаньте немедленно!
СТАРИК. Они ломятся. Пробивают себе дорогу. Выходят прямо из головы и вот…они уже здесь. И вот…они уже здесь!
САША(кричит, обхватив голову руками). Хватит! Хватит! Пожалуйста!
СТАРИК. Они сейчас снова появятся.
САША(опускает руки). Кто?
СТАРИК. Ну те…визитеры.
САША. Какие еще визитеры?
СТАРИК. Например, Человек на ходулях.

Появляется Человек на ходулях. Он обходит квартиру, после чего снимает ходули и садится на пол у ног Старика.

САША. Кто он такой?
СТАРИК. Он друг Человека в маске.

Появляется Человек в маске. Он подходит к Саше вплотную и смотрит на него злым, ненавидящим взглядом. Потом подходит к Человеку на ходулях и садится рядом с ним.

САША. Это вы их вызвали?
СТАРИК. Они всегда были здесь.
САША. Что это значит?
СТАРИК. Жили здесь.
ЧЕЛОВЕК НА ХОДУЛЯХ(противным голосом). Мы жили здесь.
ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ(низким злым голосом). Мы жили здесь.
САША. Но это вы их вызвали?
СТАРИК. Да, помощник.
САША. Зачем?
СТАРИК. Мне было одиноко.
САША. Как вы это делаете?
СТАРИК. Ты хочешь знать?
САША. Да.
СТАРИК. Позволь мне еще поесть твоего мозга.
САША. Что?
СТАРИК. Твоя голова разрушается. Мозг распадается. Я слышу, как кровь бежит по стенкам. Слышу, как рушатся последние перегородки. Твой дом…где он? (Кричит.) Они снова! Снова ломятся! Прорубают себе дорогу!
САША(снова обхватывает руками голову, кричит). Хватит!
СТАРИК. Может содовой?
САША. Нет.
СТАРИК. Пару стаканчиков «Буратино»?
САША(опускает руки, пристально смотрит на Старика). Спасибо, ничего не надо.
СТАРИК. Хорошо. В любом случае он уже здесь.
САША. Кто?
СТАРИК. Человек с тростью.

Входит Человек с тростью. Он подходит к Саше, снимает цилиндр в знак приветствия. После чего занимает место на полу рядом с остальными визитерами.

САША. Это было предсказание или вы его вызвали?
СТАРИК. Не все ли равно?
САША. Что им всем надо? Вы думаете, раз я риелтор, то непременно дурак? Вы меня гипнотизируете. Все эти глюки…вы внушаете их. Не хорошо так с помощником. Хоть я и не хозяин, а тоже имею право. Имею право, чтобы ко мне относились с уважением. Какого хрена вы меня гипнотизируете? Ведь я пришел сюда, чтобы вам помогать. Зачем же вы?
СТАРИК. Яичница.
САША. Что?
СТАРИК. Она подгорает. Дымит. Превращается в пепел. Я чувствую ее дыхание. Она зовет меня. Мама…мама…где колыбелька? Ты чувствуешь, как сонмы медуз обволакивают твое сознание?
САША. Хватит нести этот бред.
СТАРИК. Цыпленок так жалобно скулил. Он выл как собака. Я думал у него восемь ушей, а оказалось пятнадцать. День сменил ночь и наступил рассвет. Я полил его голубой глиной. Потом ржавым компотом. Кровь сочилась из гнезд. Так называемые моллюски. Они разрушали твое сознание. Вгрызались в него и ползли наружу. Ползли из ушей. Я никогда не давал им силы. Все было наоборот. Кровь кипела, гниль бежала.
САША. Хватит валять дурака. Я прекрасно знаю, что вы притворяетесь.
СТАРИК. Гиблое место. Икота, болото. Искрятся пиявки. Присосались к душе. Мне на погибель. Скрипят, сволочи. Пьют кровь из мозга. Куда ты пойдешь, дяденька? Куда?
САША. Как же ты меня заколебал со своим бредом.
ЧЕЛОВЕК НА ХОДУЛЯХ. Ты сам его создаешь.
САША. И со своим гипнозом.
ЧЕЛОВЕК НА ХОДУЛЯХ. Это самогипноз.
САША. С меня хватит.
ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Твой желудок. Он так болит, словно ты проглотил дикобраза. Это просто адская боль.
САША. С меня довольно.
СТАРИК. Это не тебе решать.
ЧЕЛОВЕК НА ХОДУЛЯХ. Мы можем вывернуть тебя наизнанку.
ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Мы можем сделать с тобой, что захотим.
СТАРИК. Вот скажи: «Мама мыла раму».
САША(противным писклявым голосом). Мама мыла раму.
СТАРИК. Скажи: «Я больше никогда так не буду. Простите меня, пожалуйста».
САША(плаксивым голосом). Я больше никогда так не буду. Простите меня, пожалуйста.
СТАРИК. Скажи: «Делайте со мной что хотите, только не мучайте больше. Только не причиняйте мне боль».
САША(плаксивым голосом). Делайте со мной что хотите, только не мучайте больше. Не причиняйте мне боль.
СТАРИК. Скажи: «Убейте меня, пожалуйста. Дайте мне умереть быстро и безболезненно. Я так устал от ваших издевательств».
САША(усталым голосом). Убейте меня, пожалуйста. Дайте мне умереть…я так устал…
СТАРИК. Это моя марионетка. Смотрите, что она умеет. (Дергает руками и ногами. Саша безвольно повторяет все его движения.)
ЧЕЛОВЕК НА ХОДУЛЯХ. Нет никакого принуждения.
ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Он должен делать только то, что нам нравится.
САША. Боже, как больно (Хватается руками за живот.)
ЧЕЛОВЕК С ТРОСТЬЮ. Ты слышишь мои шаги?
СТАРИК. Они звучат у тебя в голове.
САША(хватается руками за живот). Боже, как больно.
ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Словно ты проглотил ежа.
ЧЕЛОВЕК НА ХОДУЛЯХ (Старику, недовольным голосом). Он все еще возвышается над нами.
СТАРИК. Саша, сынок. Ты слышишь меня?
САША. Да.
ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Ты помнишь, как она стучала у тебя в висках?
ЧЕЛОВЕК НА ХОДУЛЯХ. И ты хотел, чтобы она заполнила сознание?
СТАРИК. Такая черная и вязкая.
ЧЕЛОВЕК НА ХОДУЛЯХ. Она залила его. Затопила.
СТАРИК. Теперь мы с тобой единое целое. Вместе навсегда.
ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Теперь ты один из нас.
СТАРИК. У нас так много дел. Нам так не хватало тебя.
ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Теперь мы будем жить вместе. Ты, мы и квартира. Квартира.
СТАРИК. Конечно, это дает преимущество.
ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ. Как хорошо, что нас теперь будет больше.
САША. Две ложки куриного бульона. Нет, четыре ложки. Пять. И лапша. Домашняя. Свежая. Курица. Одеяло. Теплое. Или плед. Такие теплые. Они касаются. Гладят щеки.
ЧЕЛОВЕК С ТРОСТЬЮ(резко вскакивает и с силой бьет тростью Старика, кричит). Он все еще возвышается над нами!
СТАРИК(падает на колени, встает на четвереньки). Не надо.
ЧЕЛОВЕК С ТРОСТЬЮ(спокойным голосом). Он все еще возвышается над нами. (Бьет Старика тростью по спине.)
СТАРИК(растягивается на полу). Мама мыла раму!
ЧЕЛОВЕК С ТРОСТЬЮ(шепотом). Он все еще возвышается над нами! (Замахивается тростью на лежащего Старика.)
 

КАРТИНА 10

Кабинет Андрея Ивановича. Андрей Иванович сидит за столом, напротив него, в кресле сидит Саша. На тумбочке стоит телевизор.

САША. Короче, я снимаюсь.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Уверен?
САША. Да. Больше не могу. Психика не выдерживает.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. А ты не утрируешь?
САША. Да какой там утрируешь? Я реально чувствую, как у меня едет крыша.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. В чем это выражается?
САША. Стоит мне только войти в эту чертову квартиру и все. Как будто в ад попал. Мозг перестает нормально работать. Озноб, тахикардия, тошнит, в глазах жжение, виски раскалываются. Такое чувство, что голова вот-вот взорвется.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Это все от волнения.
САША. Да от какого там к черту волнения? Когда я туда вхожу, то словно в шахту спускаюсь. Глубоко-глубоко. Под землю. И что-то давит со всех сторон. Еще чуть-чуть и расплющит как монету. А когда он начинает говорить. Это вообще что-то ужасное. Сначала воспринимаешь это просто как бред. А потом…потом вдруг ловишь себя на том, что мысли становятся такими же бессмысленными как его речь. Начинаешь думать так же, как он говорит. И этот бред он кажется вполне логичным. Кажется каким-то зашифрованным посланием, которое просто надо понять.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Ты просто опять поддался его гипнозу.
САША. Когда он начинает бормотать свои заклинания, мозг сначала противится. Хочется закричать: «Не буду этого больше слушать! Это какой-то бред, бред душевнобольного! Он разрушает мой разум! Не хочу!» А потом возникает сильная боль в голове и вот ты уже…а-а, к черту, я туда больше не вернусь. Хватит с меня.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Это твое окончательно решение?
САША. Окончательное. Хочется все-таки сохранить рассудок. Который он и так уже почти уничтожил. Я чувствую, что уже на грани.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Саша, ты не можешь сейчас сняться с задания. Ты слишком близко к нему подобрался. Еще никому этого не удавалось. Еще чуть-чуть и ты его разоблачишь.
САША. Еще чуть-чуть и я попаду в дурдом. Вы понимаете? Он словно уничтожает мою личность. Стирает ее. Я вхожу в его квартиру, а потом…меня словно бы уже нет. Я будто превращаюсь в какой-то…в какой-то предмет. Да, в предмет, а не в человека.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Ты понимаешь, если ты сейчас снимешься, нам уже никогда его не взять. Все дело рухнет.
САША. И все-таки я снимаюсь.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Саша…
САША. Слушайте, у меня мама. Я один у нее. Отец умер. Я должен заботиться. И вообще…надоела мне вся эта уголовщина. Не хочу. Не мое это. Я ведь вообще…я ведь актером стать хотел.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Актером?
САША. Да. Когда мне было семь лет, я даже…
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. В таком случае ты тем более не имеешь права бросать это дело.
САША. Почему?
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Сейчас я тебе покажу.

Андрей Иванович подходит к телевизору, включает флешку. На экране возникает фрагмент старого детского фильма. Очень красивая девочка, лет двенадцати, одетая в костюм Чиполлино, идет по улице и держит за руки мальчика лет семи одетого в костюм Буратино и девочку лет десяти одетую в костюм Мальвины. Внезапно Девочка-Чиполлино останавливается, выпускает руки других детей, рисует в воздухе пальцем знак бесконечности. Открывается вход в параллельный мир. Она уходит туда. Следом идут Мальвина и Буратино.

АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Это фрагмент детского фантастического фильма «Чиполлино в параллельном мире». В свое время он был очень популярен. Девочка, сыгравшая Чиполлино, стала кумиром поколения. Всеобщая любимица. Звезда. Но мало кто знал, что с ней стало. Всего спустя три года после съемок она была убита. Задушена. Убийцу так и не нашли. Но мы уверены, что это старик. Теперь ты понимаешь, почему нельзя его упустить?
САША. Я помню этот фильм…
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Да, твое поколение как раз им и засматривалось.
САША. Она была такая красивая.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. А он ее убил. Ей было пятнадцать. (Пауза.) Ну что, остаешься в деле?
САША. Да, конечно. Я просто не знал. Раз так…я…я выведу его на чистую воду.
 

КАРТИНА 11

Квартира Старика. Входит Саша.

СТАРИК. Ты снова меня покинул помощник.
САША. Кто-то же должен продавать квартиру.
СТАРИК. Я думал, мы всегда будем вместе.
САША. Слава богу, это невозможно.
СТАРИК. Я думал, мы с тобой не разлей вода. Понимаешь? Единое целое.
САША. К чему вы клоните?
СТАРИК. Я хочу, чтобы ты больше никогда не покидал квартиру. Всегда находился тут.
САША. Чертовски заманчивое предложение.
СТАРИК. Мне кажется, ты созрел для серьезной работы.
САША. Это для какой же?
СТАРИК. С сегодняшнего дня я повышаю тебя с помощника до партнера.
САША. Весьма польщен.
СТАРИК. Мы прекрасно с тобой поладим. Я буду давать указания, а ты выполнять.
САША. А разве раньше было иначе?
СТАРИК. Раньше указания были другие. Глупые. Мелкие. Незначительные. Но теперь все изменится.
САША. Неужели?
СТАРИК. Да, теперь я доверю тебе то, на что уже не способен. А начнем с экзамена.
САША. С какого?
СТАРИК. Я поручу тебе одну вещь, а ты ее выполнишь.
САША. Какую вещь?
СТАРИК. Я дам тебе молоток. Большой. С деревянной ручкой и железным набалдашником.
САША. Так?
СТАРИК. А ты возьмешь этот молоток и разобьешь им голову одному славному парню.
САША. Какому?
СТАРИК. Его зовут Андрей Иванович. В сущности, полный кретин. Да ты его знаешь.
САША. Неужели?
СТАРИК. Да, он твой начальник.
САША. Я думал вы мой начальник.
СТАРИК. Это другое. Я настоящий начальник. А он – лженачальник.
САША. И где же мне его найти?
СТАРИК. Он трудится в одной забавной конторке. Название такое смешное. Забыл совсем. Из трех букв. Эх, память моя дырявая. Не помню. Ну вот ты, какие слова знаешь из трех букв?
САША. Ты все-таки владеешь гипнозом.
СТАРИК. Брось, Саня, какой гипноз? Я даже слова-то такого не знаю.
САША. Я говорил, что меня зовут Федя.
СТАРИК. Выходит ты врал.
САША. Ты, чертов придурок. Думаешь, я не знаю кто ты такой?
СТАРИК(Кричит жалобным голосом) Я обычный бедный старик. Не обижай меня! Зачем ты меня обижаешь?
САША. Ты чертов маньяк. Ты людей убивал. Что, скажешь, нет?
СТАРИК. Ну почему? Скажу: «да». Действительно убивал.
САША. Скольких ты убил?
СТАРИК. Да уж побольше, чем в вашем уродском досье.
САША. Говори. Скольких? Двадцать? Тридцать?
СТАРИК. Я убивал пачками. Бревнами. Банками. Их были миллионы. Я всех убил. Вгрызался зубами и рвал на части. А ты теперь будешь мне помогать. Помощник. Партнер. Мы теперь единое целое. Все будем делать вместе.
САША. В тюрьму ты сядешь один.
СТАРИК. Я бил их щипцами, кусал молотками, колол их гвоздями, щипал огурцами. Оригами. Пирогами. И мочеными грибами.
САША. А девочку, которая играла Чиполлино…ее тоже убил ты?
СТАРИК. Какую девочку?
САША(достает фотографию, подходит к Старику, показывает ему). Вот эту.
СТАРИК. Ах, эту…да. Я разорвал ее на Сухуми. Потом бросил на пол, и она рассыпалась на осколки. Я начал топтать их ногами. Они крошились и звенели. Я тогда был в сапогах. Потом я нарисовал из этих осколков компот.
САША. Ты лжешь. Лжешь. Чертов псих.
СТАРИК. Нет, я хорошо помню. Сварил из нее луковый суп. Вот, смотри (Подходит к шкафу, открывает его, достает костюм Чиполлино, точь-в-точь как тот, что был на девочке из детского фильма. Протягивает Саше.)
САША(берет костюм). Ублюдок.
 

КАРТИНА 12

Кабинет Андрея Ивановича. Андрей Иванович сидит за столом, напротив него, в кресле сидит Саша. Саша держит в руках костюм Чиполлино и пакет.

САША. И потом он отдал мне этот костюм (Протягивает костюм Андрею Ивановичу.)
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ(берет костюм). Такой же, как в фильме. А сам старик?
САША. Я запер его в квартире. Ключ забрал.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. О том, что у него может быть еще один, ты не подумал?
САША. У него больше нет.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. С чего ты взял?
САША. Мне сказал Человек на ходулях.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Кто?
САША. Неважно. Главное, что старик во всем сознался.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Это верно.
САША. Кстати, он сознался еще во многих убийствах. О которых мы ничего не знали, и которых даже в досье нет. Доказательства у меня в кабинете. Целая сумка. Вещи убитых, фотографии, в отдельных случаях даже кости.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Кости? Да, нелегко тебе пришлось.
САША. Ну, это уже не важно. Главное теперь мы его посадим.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Тут есть один нюанс.
САША. Какой?
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Что ты говоришь, он стал делать после того, как во всем сознался?
САША. Бегать по комнате. Кудахтать как курица и трясти руками как крыльями.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Что-то еще?
САША. Потом встал на четвереньки и заржал как лошадь.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Вот. В этом то и вся сложность.
САША. Какая?
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Почти наверняка его признают невменяемым. И положат в психушку.
САША. А как же…
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Боюсь, мы не сможем посадить его, Саша. Только дурдом.
САША. Но этого мало. По-хорошему, его вообще надо повесить.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. По-хорошему, да. Но законы у нас, сам понимаешь… А мы, должны работать по законам.
САША(задумчиво). По законам? (Достает из пакета молоток.)
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Это еще что за хрень?
САША. Да так, вспомнил об одном хорошем предложении.
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Это какая-то улика?
САША. Возможно. Еще не решил.
 

КАРТИНА 13

Квартира Старика. С момента последнего Сашиного визита здесь все резко поменялось. Квартира выглядит запущенной, мрачной, будто умирающей, разлагающейся. В квартире все освещено красным светом. Постоянно раздаются сменяющие друг друга звуки: плач, злобный смех, кошачий визг, звуки дрели, невнятное бормотание. Входит Саша.

СТАРИК. Тебя долго не было, помощник.
САША. Я продал квартиру.
СТАРИК. За сколько?
САША. За самую лучшую цену. Лучше просто не бывает.
СТАРИК. Ты сделал то, что я тебе сказал?
САША. О чем ты?
СТАРИК. О молотке. Ты забил все гвозди, о которых мы говорили?
САША. Сам скажи. Ты ведь у нас колдун.
СТАРИК. Трам-парам-трам-парам, я сегодня буду там. Сашенька, могу я начинать собираться в дорогу?
САША. В какую?
СТАРИК. Ну как же? У нас с тобой столько дел. Не могу же я бросить тебя на произвол судьбы. Я тоже буду тебе помогать. Мы теперь оба будем помощники. Ты мой, а я твой. Мы теперь вместе будем колоть, резать, ломать, крушить. Полагаю собираться нужно быстро? Раз уж квартира продана, то не ровен час придут новые хозяева, верно? Сколько у нас времени? Ты сильно наследил?
САША. Мне кое-что надо тебе сказать.
СТАРИК. Не нужно. Близкие люди понимают друг друга без слов. Я и так уже все знаю.
САША. Признаться, я хотел сделать это еще с нашей первой встречи.
СТАРИК. Ты слишком много говоришь. Ты все еще не готов. Тебе придется пройти обряд.
САША. В тот самый момент, когда я увидел твою рожу…
СТАРИК(Кричит) Ты до сих пор не готов! Я убил на тебя столько времени! А тебе все еще требуется обряд! (Плаксивым голосом) Я отдал ему лучшие годы.
САША. Как только я услышал этот твой гнусный голос…
СТАРИК. Зелема-зеледа-потака-косана-волкаля-куросок-деретож (Поднимает руки вверх.)
САША(поднимает руки вверх так же как Старик, говорит противным дурашливым голосом). Мама мыла раму. Мама мыла раму. Мама мыла раму.
СТАРИК. Крик-крак-трик-трак-уле-ле.
САША(дергает руками и ногами, говорит противным дурашливым голосом). Гуси-гуси, га-га-га! Есть хотите? Да-да-да! У дороги чибис, у дороги чибис! Он кричит, волнуется чудак! Один мальчик обжег себе пальчик! Один мальчик обжег себе пальчик! Почтальон Маруся! Почтальон Маруся! Кто мы и откуда? Кто мы и откуда? Набежали богачи, расхватали калачи!
СТАРИК. Сашенька…
САША(встает на четвереньки, говорит противным дурашливым голосом). Раки на собаке. Хромой собаке. Ели петрушку. Чесали укроп. Украли новый номер крокодила. А по мне это все куда-то где-то как. Сколько будет пять ю пять. Скатимся с колыбельки. Они всегда так говорят. Они ели кашу, ели и съели. А когда пшено падало на затылок, то было смешно. Какие еще капсюли? Перчатки. То были перчатки. Зеленые. Зеленые. Какой хороший день. А вас как зовут? Обжег себе пальчик.
СТАРИК. Что за черт? Что это?
САША(встает, медленно подходит к Старику, говорит нормальным голосом). Я это чувствую. Чувствую.
СТАРИК. Погоди!
САША(подходит к Старику вплотную). Ты же понимаешь, что я не могу этого так оставить.
СТАРИК. Но почему, Сашенька? Почему?
САША. Я мог бы тебе простить что-то другое, но не это.
СТАРИК(кричит). Саша!
САША(хватает Старика за горло, душит его). Она играла Чиполлино! Она играла Чиполлино! (Старик сопротивляется, пытается вырваться, но Саша его методично душит.) Как ты мог? Как ты мог убить ее?

Старик умирает. Саша выпускает его горло из рук. Тело Старика падает на пол.

САША. Она играла Чиполлино! А я был влюблен в нее. Я был в нее влюблен.

Звуки в квартире достигают апогея. Они буквально оглушают. Свет в квартире непрестанно мерцает, меняя цвета. Квартира агонизирует, будто живой организм.

САША(хватается руками за голову, кричит). Боже, как больно! Как больно!

Звуки в квартире стихают. Освещение становится зеленым. Входит Девочка-Чиполлино из фильма. Она одета в тот же самый костюм-луковицу. Она подходит к Саше и гладит его ладонью по щеке. Он успокаивается и пристально на нее смотрит.

ДЕВОЧКА-ЧИПОЛЛИНО. Ты повзрослел, Буратино.

Протягивает Саше руку. Он берет ее за руку. Она ведет его к шкафу.

ДЕВОЧКА-ЧИПОЛЛИНО. Нам пора уходить.

Останавливается у шкафа. Рисует указательным пальцем в воздухе знак бесконечности. Двери шкафа открываются. Саша и Девочка Чиполлино, взявшись за руки, входят в шкаф и закрывают за собой двери.


ЗАНАВЕС







_________________________________________

Об авторе: АЛЕКСЕЙ ЗАЙЦЕВ

Родился в Краснодаре в 1982 году. Живет в Москве. Член Союза писателей Москвы и Союза театральных деятелей РФ. Лауреат международных конкурсов драматургии: «Авторская сцена», «Евразия», «Время драмы», финалист премии «Дебют», конкурсов драматургии «Кульминация. Пьеса года», «Маленькая премьера», «Корнейчуковская премия», «В поисках новой пьесы», «Новая пьеса для детей», «Волошинский конкурс», «Исходное событие - XXI век», «АртТюзАрт» и др. Пьесы публиковались в журнале «Современная драматургия», сборниках «Сюжеты» СТД РФ, сборнике «Кульминация. Пьеса года», сборнике «Современная драматургия стран СНГ», сборниках «Библиотека драматургии» и др. Спектакли и эскизы по пьесам поставлены в Саратовском театре драмы имени Слонова, Русском драматическом театре Уфы, Алданском театре юного зрителя, Центре современной драматургии (Коляда-центр), в Театре «Версия» (Санкт-Петербург), Театре драмы имени Федора Волкова, Александринском театре, Московском театре «АпАрте», театре «Версия» (Саратов), Харьковском театре юного зрителя, театре «Клуб-Мастерская» и др.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
703
Опубликовано 19 фев 2020

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ