facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 183 июнь 2021 г.
» » Анатолий Королев. ФОРМАЛИН

Анатолий Королев. ФОРМАЛИН


(пьеса)

 
Пролог

На сцену выходит молодой человек в шлеме и с гитарой . Садится, подключает гитару, улыбается.

Появляется писатель.
Писатель.

ПИСАТЕЛЬ. (в руках кусок мела, пишет на сцене формулу формалина) Анатолий Королев «Формалин». Формалин… водный раствор формальдегида в воде. Лучшее средство для сохранения умершей плоти. Память устроена по принципу формалина – она консервирует фрагменты жизни и сохраняет их до физической смерти человека. Пауза. Мой дом – бухта воды с формалином. Здесь заспиртована моя память. Мои дневники. Мои книги. Мои тайны. Это мое прошлое. Я его хозяин. Я – писатель. Мне 65 лет. Не смотрите, что я так молод, это условность моего повествования, просто представьте, что мне 65, и все, а я попробую поверить, что мне 65… Все просто. Мой дом, мое богатство - это память. И у этого дома нет замков. А у дверей этого дома нет звонков, просто входишь в этот дом и все, или ныряешь и все. Пауза. Чаще память живет в тишине, но…Но, иногда в самый разгар тихой ночи открывается дверь, на которой давно нет ни звонков, ни замков, и…И все самое неожиданное начинается с обычного визита моего сильно подвыпившего старого друга – журналиста, неожиданно потерявшего хорошую работу…

Выбегает журналист, стирает мел, видит игрушечную машинку, пускает ее.


Сцена 1 Журналист

Писатель, Журналист, Прокурор, Судья, Первый Адвокат , Второй Адвокат,
ЖУРНАЛИСТ. Несколько пьян. Звонков нет. Замков нет. Дзинь, дзинь… Тук, тук… Шляпу вот снимаю и на вешалку, впрочем, это гвоздь, и плащ на вешалку, то есть на гвоздь. Почему ты не купишь себе нормальную вешалку?Впрочем, на гвозде повеситься легче. Смешно, правда? Предупреждаю с порога, я сегодня буду много и удачно шутить…Ты почему Набоков, двери не закрываешь? Вешалки нет. Половика нет. И телевизора небось нет?
ПИСАТЕЛЬ. Я с тобой пить не буду.
ЖУРНАЛИСТ. А я тебе и не предлагаю! Я сам…Пауза. Журналист с трудом вынимает из кармана бутылку виски.
ПИСАТЕЛЬ. Зачем пришел? Что-то случилось? Жена выгнала?
ЖУРНАЛИСТ. Жена? А! Нет! Она там… Это неважно. Выпивает.
ПИСАТЕЛЬ. Тогда, марш к своей жене. У меня работа..
ЖУРНАЛИСТ. Так почему замка нет? Никого не боишься? Впрочем, кого тебе бояться господин Достоевский, ты не журналист, ты писатель, а писатели как птички небесные клюют себе по зернышку… По словечку в денечек… Как это? Черт, слово забыл! А! Ты – перфекционист! Самое плохое, что у тебя может случиться, так это насморк или сосед сворует половик.
ПИСАТЕЛЬ. Уже своровал.
ЖУРНАЛИСТ. Заявление в милицию, в смысле - полицию написал? Нет? Зря, Тургенев, зря, надо было написать заявление, а у меня был бы хороший повод для журналистского расследования: «Сосед алкоголик, спер половик…» Смешно, правда? Выпивает.
ПИСАТЕЛЬ. Все? Остроты кончились?
ЖУРНАЛИСТ. Громко. Ты Державин, дурак!
ПИСАТЕЛЬ. Возможно…
ЖУРНАЛИСТ. И я дурак… Возможно…
ПИСАТЕЛЬ. Не исключено, но ты успешный дурак…
ЖУРНАЛИСТ. Знаю я. Зато ты, черт слово забыл…
ПИСАТЕЛЬ. Перфекционист.
ЖУРНАЛИСТ. Во! Я как твою рожу увидел сразу все понял.
ПИСАТЕЛЬ. Что ты понял по моей роже?
ЖУРНАЛИСТ. Кричит. Тебе не надо ходить на работу!! Мне теперь тоже, не надо ходить на работу! Свобода перфекционизму! Выпивает. Журналист вынимает новую бутылку виски, из кармана выпадают ключи от машины.
ПИСАТЕЛЬ. Ты что в таком виде за рулем? Ты рехнулся?! Ты убьешь кого ни будь журналюга проклятый!
ЖУРНАЛИСТ. Я решил написать роман…
ПИСАТЕЛЬ. О, Господи…
ЖУРНАЛИСТ. Помолчи. Вот теперь помолчи! Такой сюжетец, понимаешь, попал в руки… В общем-то - сенсация. Стал писать роман и…   В общем я не могу… Так что, забирай! Дарю. История на миллион долларов. Монстры твой конек. Воткни в ноутбук. Файл называется  «Шкура». Прочитай, хотя бы первую страницу.
ПИСАТЕЛЬ. Пауза. Все, проваливай мне действительно работать надо.
ЖУРНАЛИСТ. Я уйду, но обещай, что прочитаешь.
ПИСАТЕЛЬ. Обещаю… И возьми такси, не садись за руль, в таком виде…
ЖУРНАЛИСТ. Не прочитаешь, не возьму и сяду.

Журналист одевается и уходит. Писатель садиться за стол и читает содержимое флешки. 

ПИСАТЕЛЬ. Часть вторая – суд!
 
Выходит судья, садится есть печенье и пьет чай, раскрывает папку. На сцену выходят Прокурор, Жена, Руков, адвокат Рукова, 1-й и 2-й адвокат. Садятся.
 
ПРОКУРОР. Читает по листочку. Ваша честь, по результатам следствия есть все основания подозревать в похищении ребенка лишь одного обвиняемого Георга Блота. (все смотрят на Писателя). В процессе следствия было доказано, что обвиняемый Блот самостоятельно организовал и осуществил похищение ребенка. Сосед в доме справа. В ходе следствия стало известно, что у обвиняемого давно возникли конфликтные отношения с соседями по даче. Обвиняемый Блот  боготворил свою собаку. Замкнутый и одинокий старый человек был помешан на своем питомце. Собака подсудимого привыкла бегать по территории двух дач. Ведь долгие годы большой особняк рядом был не достроен. Когда г-н Руков, отчим похищенного мальчика, купил долгострой и выстроил дом заново, пес продолжал перепрыгивать через сетку и бегать по чужой, частной территории, принадлежащей г-ну Рукову.. Да еще и купаться в бассейне, который г-н Руков построил на своем участке. Г-н Руков неоднократно требовал, чтобы сосед держал собаку на цепи. Однако обвиняемый эти требования игнорировал. Тогда г-н Руков предупредил, что в случае повтора инцидента, даст команду охране пристрелить пса. Обвиняемый Блот ответил, цитирую со слов г-на Рукова: «Если с моей собакой, что-нибудь случится, вы горько пожалеете о своих необдуманных словах». Несколько раз пес прыгая через сетку пугал мальчика, сына Руковых. Наконец, конфликт зашел так далеко, что однажды вечером, во время ужина, г-н Руков заметил пса, который опять купался в бассейне. Когда потерпевший попытался прогнать пса, тот набросился на него, после чего Руков взял пистолет у охранника и в порядке самообороны застрелил собаку.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Я протестую Ваша честь, подобный факт агрессии собаки не доказан и существует только со слов самого Рукова.
ПРОКУРОР. В деле есть показания охранника.
СУДЬЯ. Протест отклонен. Обвинителю. Сторона обвинения, продолжайте.
ПРОКУРОР. Благодарю, Ваша честь. Жена -  Юна Зайцева – мать похищенного ребенка, ходила к обвиняемому улаживать конфликт, предложила деньги. Тот деньги взял, – казалось, конфликт был исчерпан, но при этом Блот сказал ей угрожающую фразу – «Я покрою вашими мерзкими деньгами услуги таксидермиста, и мой пес еще побегает на четырех лапах». Действительно, только сумасшедший может сделать то, что сделал в отместку подсудимый. Обвиняемый Блот разработал изощренный, садистский план мести. Похитив ребенка, он каждый день надевал на малыша шкуру убитой псины и держал его так на поводке, словно собаку. В бункере, под замком. И это издевательство, эта пытка на привязи длилась почти полгода, пока случай не избавил ребенка от кошмара.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Мы протестуем, Ваша честь, мальчику не причиняли физической боли, кроме того, он был слишком мал и воспринимал похищение как игру. Утверждение, что мальчика мучали и пытали есть передергивание фактов.
ПРОКУРОР. Вас бы продержать на цепи и на собачьем корме!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Его держали не на цепи, а на поводке… и корм для собак питательный, о чем есть заключение экспертов.  Я сам пробовал…
СУДЬЯ. Защита! Еще одна реплика и я  лишу вас слова.
ПРОКУРОР. Я понимаю г-на Рукова, который избил обвиняемого. Жаль, что не убил, любой отец на его месте сделал бы то же самое!
СУДЬЯ. Поясните суду обстоятельства избиения обвиняемого.
ПРОКУРОР. Через полгода после похищения мальчика гражданин Руков и гражданка Зайцева, они к тому времени уже развелись, решили продать дом. Покупателем была их приятельница. Однажды она приехала к дому под вечер и ночью заметила на участке две фигуры: взрослый и мальчик бегали на четвереньках вокруг бассейна. Мальчика она узнала, это был Антон – сын Руковых. На нем - сверху – была застегнута на ремешки шкура собаки. А на голову мужчины был надет намордник. Она немедленно сообщила гражданину Рукову о том, что видела. Гражданин Руков – отец мальчика приехал к обвиняемому. Не найдя ребенка в доме обвиняемого, Руков потребовал указать место, где обвиняемый прятал ребенка. После того как обвиняемый отказался это сделать Руков избил обвиняемого. Жестокость избиения обвиняемого объясняется тем, что он был избит отцом мальчика в состоянии аффекта, что подтверждено медицинской экспертизой. По факту избиения было заведено отдельное уголовное дело, которое в последствии было закрыто. Спустя два месяца обвиняемый Блот был выписан из больницы. Сейчас его состояние удовлетворительное.
СУДЬЯ. Обвинение спасибо. Слово стороне защиты.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Ваша честь, собака нашего подзащитного была очень спокойного нрава, что подтверждается свидетельскими показаниями других соседей, факт агрессии со стороны собаки…
СУДЬЯ. В деле показания двух свидетелей, подтверждающих, что собака была агрессивна. Давайте по существу!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Ваша честь, собака для нашего подзащитного была очень дорога. Блот - одинокий, пожилой человек и, кроме того, мальчик – сын гражданина Рукова к тому времени сильно подружился с собакой нашего подзащитного…
СУДЬЯ. Мальчик подружился с собакой? Чушь какая! Это к делу не относиться…
ПИСАТЕЛЬ. Здесь запись обрывалась
ГОЛОС ЖУРНАЛИСТА. А! Сумароков! Хочешь пожелать аккуратной езды?
ПИСАТЕЛЬ. Это все что... правда?
ЖУРНАЛИСТ. А клюнул Паустовский… Еще бы!
ПИСАТЕЛЬ. Но такое сегодня очень трудно спрятать.  Одна собачья шкура чего стоит!
ЖУРНАЛИСТ. Как видишь – спрятали! Знаю только, что замешаны какие-то крупные медийные лица. Я догадываюсь, но кто точно не знаю. Был закрытый процесс. Вместо публики – стажеры сыска.  Конвоир  из охраны, - караулил аквариум в суде, - записал все тайно на мобильник. Я Купил. Хотел писать репортаж. Мечтал! Даже на уровне замысла была - бомба! В редакции – категорический отказ. Я на принцип: свобода прессы, то, се… А мне извещение об увольнении… На хер с пляжа! Так, что лягу спать в полдень. Да, одна деталь - звонил какой-то сладкий хрен, номер не определился, назовите, говорит кто у вас информатор, а мы вас восстановим на работе и даже повысим. Прикинь, торговля пошла. Я его послал грибы собирать. Я давай сам расследовать, мне опять звоночек. Дело закрыто и нечего копошиться! Никто не хотел говорить! По делу рот открыли два человека. На условиях анонимности. А к главному фигуранту меня вообще не подпустили. Ты понимаешь это не страшилка, это проблемка. Вот такие дела, брат Пушкин. А ты дерзай, ты лицо частное, ты не засвечен, у тебя шанс есть. Вон, Кювье восстановил динозавра по одной косточке и ты дерзай.
ПИСАТЕЛЬ. Динозавры давно вымерли…
ЖУРНАЛИСТ. Динозавры еще не рождались!
ПИСАТЕЛЬ. Или так и не вымерли…
ЖУРНАЛИСТ. Там на флешке еще мои записи… одно интервью с таксидермистом…
ПИСАТЕЛЬ. С кем?
ЖУРНАЛИСТ. Таксидермист – древняя профессия, специалист по изготовлению чучел. Шкура убитой собаки его рук дело. И, самое важное, телефон психолога который обследовал Блота. Поговори с ним!
ПИСАТЕЛЬ. Давай так, – если не покатит, верну.
ЖУРНАЛИСТ. Еще как покатит. Влезай в шкуру этого динозавра… я – пас…Только успевай рулить.… Блядь куда он прет! Блядь!

Громкий визг тормозов

ПИСАТЕЛЬ. Первая ночь свободы для моего дружищи закончилась  смертью на перекрестке: мчался… ликуя….
СУДЬЯ : Суд удаляется на перерыв

Выходит Психиатр, Писатель надевает рюкзак.
 

Сцена 2 - Психиатр

Писатель, Психиатр.
                                                                     
ПИСАТЕЛЬ. Доктор. Я вполне здоров. Я к вам по другому поводу… Я знаю, что вы проводили досудебную экспертизу  обвиняемого Блота! Что вы можете сказать о нем как психиатр?
ПСИХИАТР. Позвольте, так это вы мне звонили в начале месяца по этому вопросу?
ПИСАТЕЛЬ. Ну, да…
ПСИХИАТР. Но я вам отказал.
ПИСАТЕЛЬ. Да.
ПСИХИАТР. Теперь вы решили записаться на прием?
ПИСАТЕЛЬ. Да я понимаю, это не хорошо…
ПСИХИАТР. Ну я же сказал, с журналистами не разговариваю! Всего хорошего!
ПИСАТЕЛЬ. Вы поймите, мой друг погиб!
ПСИХИАТР. Сочувствую, но не понимаю, какая связь?
ПИСАТЕЛЬ. Он занимался расследованием этого дела, хотел писать статью, ему угрожали, он мне сам говорил, после чего попал в аварию! В этом истории все не так просто!
ПСИХИАТР. Боитесь попасть в аварию?
ПИСАТЕЛЬ. Я не вожу машину.
ПСИХИАТР. А я не общаюсь с журналистами.
ПИСАТЕЛЬ. Послушайте, в конце концов, я получил законное право на полчаса приема и оплатил все согласно расценкам в вашей регистратуре, а они не малые!
ПСИХИАТР. Хорошо, что у нас тут? Чтобы попасть ко мне на прием, вы описали симптомы психологической травмы. Навязчивые состояния. Чувство страха. Бессонница. Так?
ПИСАТЕЛЬ. На самом деле, я не журналист, я писатель.
ПСИХИАТР. Пытаетесь найти в этой истории материал для нового детективного романа?
ПИСАТЕЛЬ. Если получится…
ПСИХИАТР. Не получится…
ПИСАТЕЛЬ. Почему?
ПСИХИАТР. Наверняка вас интересуют страшилки и маньяки. А Блот не маньяк, если вас это интересует и никогда им не был, так что и говорить не о чем!
ПИСАТЕЛЬ. Ну послушайте, я не Стивен Кинг!
ПСИХИАТР. А кто? Достоевский?
ПИСАТЕЛЬ. И не Достоевский. Но я не собираюсь писать детектив, меня это не интересует.
ПСИХИАТР. А что вас интересует?
ПИСАТЕЛЬ. Не знаю! Но, к чему вся эта таинственность, эта конспирация? Неужели, дело только в известности потерпевших, отец мальчика фигура знаковая. Поверьте, меня не интересует здесь только скандал…
ПСИХИАТР. Блот тоже фигура знаковая…
ПИСАТЕЛЬ. Однако это не помешало ему похитить ребенка и переодеть его в собачью шкуру…
ПСИХИАТР. Вы издаетесь?
ПИСАТЕЛЬ. Что? А! Да, правда не большим тиражом.
ПСИХИАТР. Можно взглянуть?
ПИСАТЕЛЬ. А! Да, вот, там на последней странице мое фото… Протягивает книгу.

Пауза.

ПСИХИАТР. Это только внешне - история дикая. Похищение ребенка – преступление. Превращение мальчика в собаку – плод извращенной психики… Я уже представляю себе, как вы это распишете.
ПИСАТЕЛЬ. Но согласитесь, история действительно дикая.
ПСИХИАТР. Блот - человек известный в мире архитектуры. Его имя вошло в историю. Здания, которые он проектировал входят в золотой фонд советского градостроительства. Мастерская, которой он руководил и ныне одна из лучших в столице. Да, личная жизнь у него не сложилась… Да, к 75 годам он оказался в полном одиночестве, но у него была собака!
ПИСАТЕЛЬ. И что?
ПСИХИАТР. Как это, что? Он в ней души не чаял… У вас есть собака?
ПИСАТЕЛЬ. Нет.
ПСИХИАТР. И не было?
ПИСАТЕЛЬ. Никогда…
ПСИХИАТР. Тогда, боюсь, вам не понять…
ПИСАТЕЛЬ. Простите, и что на ваш взгляд эту историю собачники оправдают?
ПСИХИАТР. Он уверял, что если бы его судили присяжные, его б оправдали. И я думаю – он прав. Все у кого есть собаки, кошки, уверяю, будут против субъекта, который застрелил пса только за то, что тот сиганул в его мраморный бассейн с подогретой водой,… и будут радоваться тому, как Блот проучил молодых наглецов.
ПИСАТЕЛЬ. Но почему «наглецов»? Нормальные современные карьеристы… Он крупный топ-менеджер телеканала, начинал карьеру с нуля. Жена – креативный продюсер. Модная пара, влюблены друг в друга.
ПСИХИАТР. Для него они выскочки, парвеню… Представьте себя на месте нашего героя, представьте, что вы обменяли свою мастерскую и переехал в этот район лет 20 назад. Здесь вы перестроил старый дом, создал маленький архитектурный шедевр завели щенка, чтобы спастись от меланхолии.  Недостроенный соседский дом рядом годами стоял пустой!
ПИСАТЕЛЬ. Зачем вообще сюда переезжать?
ПСИХИАТР. После самоубийства жены и самоубийства дочери вы не смогли жить на старом месте.
ПИСАТЕЛЬ. Жены и дочери?! О Господи! С такой родословной мне прямой путь в психушку!
ПСИХИАТР. Да подождите вы! Мы держали вас на обследовании три месяца, вы вменяемы. Да, вы мизантроп, да склонный к суициду, да, человек с плохой наследственностью… Но вы вменяемы. Вы хладнокровно спланировал похищение и методично, почти полгода, исполняли задуманное! Ни капли слабоумия! Скажу больше! Вы человек блестящего ума!
ПИСАТЕЛЬ. Мне не нравиться эта игра.
ПСИХИАТР. Это просто игра. Вы с ним виделись?
ПИСАТЕЛЬ. С кем? А! Нет! Через адвоката по телефону. Он сказал, что готов меня выслушать, но с одним условием: Я должен завести собаку.
ПСИХИАТР. Ха-ха! Узнаю стиль общения!
ПИСАТЕЛЬ. А как он отнесся к аресту, помещению в психиатрическую клинику?
ПСИХИАТР. Повеселел. Говорил, «доктор напишите, что я наказал этих типов за плохой вкус, по чисто эстетическим соображениям».
ПИСАТЕЛЬ. С таким изуверским блеском решать проблемы вкуса?
ПСИХИАТР. С изуверством? На мальчике ни одной царапины.  Если же говорить о сути поступка, то это можно считать и наказанием. Еще раз представьте себе , что вы это он. Вы же писатель! Ну представьте! Вы сторонник классической архитектуры и вдруг…. На месте тишины и запустения - стройка. И появляется дикого облика дом…. Дворец нуворишей с куполом. Вы считали новинку отвратительным визгом стоимости… вы так и говорили: визг, писк и свинарник рублей.… Ваш пес тоже невзлюбил соседей или почувствовал настроение хозяина. Он постоянно прыгал через сетку, бегал там, где привык, и не видел разницы между запущенным прудом и новым бассейном, который на том же месте отгрохали. Примчится и бух в воду!
ПИСАТЕЛЬ. Ну правильно! Кому понравится такое от чужой собаки?

Пауза.

ПСИХИАТР. Ничего не правильно… Я своей собаке прощаю все.
ПИСАТЕЛЬ. Доктор, он похитил ребенка!
ПСИХИАТР. Ну, да.
ПИСАТЕЛЬ. А может быть, в конфликте сказалась простое классовое чувство? Он из бывших коммунистов, тут рядом эти выскочки, преуспевающий бизнесмен, его бездельница жена,… что такое продюсер? Для него пустой звук – ищет, как потратить деньги мужа. Слуги какие-то, садовники.
ПСИХИАТР. Классовое чувство? Нет… В СССР был обласкан. Зависть? Тоже нет! Нет. Старик Георг Блот аристократ, аскет… Тут другое, соседи пренебрегли стилем его жизни. Поначалу до ненависти было еще далеко, но после  стычек из-за собаки, особенно когда пса первый раз ранили… Архитектор стал думать, может быть на самом деле продать дом и переехать. Но!

Пауза.

ПИСАТЕЛЬ. Что? «Но!» Вы сказали-«Но!»
ПСИХИАТР. Но тут пес неожиданно подружился с мальчиком. Это придало событиям новый оборот. Посмотрите вот это. Протягивает папку с документами. Пауза.
ПИСАТЕЛЬ.Роясь в бумагах. А это что?
ПСИХИАТР. Я назвал это монологи Блота.
ПИСАТЕЛЬ. То есть ?
ПСИХИАТР. Это был рядовой  психологический тест, вроде школьного сочинения «Как я провел это лето…», только в роли сочинителя выступает больной, в данном случае Блот. Ему предлагается описать психологический портрет основных фигурантов дела.
ПИСАТЕЛЬ. И что?
ПСИХИАТР. А он, вместо этого, каждому подарил по собаке. (Каждый из персонажей со своей интонацией произносит «собака»)
ПИСАТЕЛЬ. Как это, подарил по собаке?!
ПСИХИАТР. Он так и сказал: «Я доктор, подарю каждому по собаке…» И подарил - придумал каждому участнику процесса – историю в их жизни, которой, конечно же, в их жизни и не было. Но, так или иначе, и это важно, в этих историях обязательно присутствовала собака. Маленькие истории, чаще - истории любви. Там есть история и про меня и про Рукова, прокурора, адвоката.… Такой вот подарочек. Не удивляйтесь, но он иногда пишет от первого лица.


Рассказ 1 «Артемон».

Прокурор.

ПРОКУРОР. Выходит к зрителю. Мне было 13 лет. Я впервые приехал к морю. Тогда еще был Советский Союз. Пионерский санаторий «Волна» в Анапе для детей индустриального Урала. Специальный санаторий на три месяца со школьной программой для двухсот детей. Но…Но мне не повезло, я угодил в больницу. Мне вырезали аппендикс. Я питался в столовой отдельно от всех. За отдельным столом. Шеф повар  готовил лично мне куриный бульон. Все шли в строю, с песней, а я молча, сам по себе. По тротуару. Руки в карманах. В меня сразу  влюбились все девочки. У меня вырезали аппендикс! Но у меня была своя тайна… Ей было тоже лет 13. Я не знал ее имени. И она говорила мне «вы»! Она всегда приезжала на пляж одна, на велосипеде. Рядом бежал красно-рыжий шотландский сеттер Артемон. Она носила бикини! Мы были втроем: она, я и сеттер. Сеттер меня полюбил. Пока она купалась, мы всегда играли. Я изображал собаку. Бегал по песку на четвереньках. Лаял. Артемон прыгал от восторга. Кстати, она прекрасно плавала кролем и строго спрашивала: «Молодой человек, вы, что  не умеете плавать? Я мямлил, мол, умею, но мне нельзя. Запретил врач. Категорически. Мне удалили аппендицит. Три недели назад. У меня свежий шрам. «Покажите?» Я показал шрам. И тогда она вдруг меня поцеловала. Это был первый поцелуй в моей жизни. Бог мой, я оцепенел от счастья. «Теперь мы заодно. У меня тоже вырезали, год назад. Вот смотрите», и я увидел ее тонкий шрам на животе. А еще у нее был переносной магнитофон «Шарп». Японский. Ярко-красного цвета. Мечта. И она включала свою музыку. Шик! Звучит шлягер Smoke gets in Your Eyes…«Вам нравится моя музыка?» Да, сказал я, нравится, но почему на «маге» слышно одно и тоже? «Эх вы! Это мой любимый хит из мюзикла «Роберта» Джорджа Керна SmokegetsinYourEyes.…я записала все варианты…. Вы понимаете слова?»Нет. «Запоминайте. Первая строчка переводится так: дым ест глаза…. Вторая…» Тут прямо на пляж выехала черная «Волга», вышел шофер, открыл заднюю дверцу. Вышла злая дама в черных очках и строго сказала: «Ева! Складывай велосипед в багаж.» У нее был складной велосипед и ее звали Ева! Мама, сказала она, я люблю этого мальчика, ему тоже вырезали аппендицит. «Не говори глупости. Папу вызывают в Москву. Быстро садись в  машину!» Это прозвучало как приговор… Она села в салон. Сеттер запрыгнул за ней. Больше, я ее никогда не видел, но слышал, слышал всю жизнь…» Неуклюже пытается спеть Тони Уильямса Smoke gets in Your Eyes…  А потом я стал прокурором, но это была уже другая история.
 
ПИСАТЕЛЬ. Извините, доктор, мне, кажется, вы стали в этой дикой истории адвокатом дьявола,… этот человек  украл ребенка – представьте своего ребенка – надел на него цепь… Ну хорошо, хорошо - поводок, натянул  шкуру убитой собаки, кормил собачьим кормом! Вы просто подсели на свой же диагноз!
ПСИХИАТР.  Мальчик вернулся нормальным. Без отклонений. Блот оказался гениальный детский психолог. Он просто-напросто внушил мальчишке, что это игра. Ты и я – играем в собак. Я большой взрослый пес, а ты почти что щенок, пёс - малыш. И тот поверил. Бегали гулять по саду. 
ПИСАТЕЛЬ. Как знать. Вырастет… вздрогнет.
ПСИХИАТР. Давайте доживем.


Сцена 3. Зал суда. Продолжение

Судья, Руков, Адвокат Рукова, Первый адвокат, Второй Адвокат, Прокурор, Писатель, Психиатр.

СУДЬЯ. Продолжаем заседание суда. Суд желает заслушать потерпевшего Рукова. Он в зале?
АДВОКАТ РУКОВА. Да Ваша честь,мой подзащитный в зале.
СУДЬЯ. Прошу вас… Вы потерпевший Руков? Валентин Валентинович? 1961 года рождения? Отец похищенного Антона Рукова?
РУКОВ. Да, Ваша честь.
СУДЬЯ. Из материалов дела суду известно, что причиной для похищения ребенка обвиняемый назвал, цитирую: «возмездие за расправу». Именно так он охарактеризовал убийство своей собаки. Потерпевший Руков, поясните суду обстоятельства вашего конфликта.
РУКОВ. Ваша честь, когда мы приобрели участок земли рядом с участком соседа, я решил полностью перестроить купленный дом и все, что вокруг. В том числе и запущенный пруд, где решил сделать бассейн. Оказалось, что за эти годы пес этого господина приобрел привычку купаться в нашем пруду. Когда на месте пруда был построен бассейн, он продолжал свои купания. Привычки соседской собаки ни мне, ни жене, как вы понимаете, не понравились. Представьте себе грязную псину, в репьях, которая неизвестно по каким помойкам бродила в поисках пропитания… И так далее. А в бассейне купаются дети. Я сам лично очень корректно предупредил этого господина, о том, что привычки его собаки недопустимы, что ее надо держать на цепи…
СУДЬЯ. Перебивает. И как обвиняемый отреагировал на ваше предупреждение?
РУКОВ. Их было не два и не три, а целых пять предупреждений. Каждый раз он был невозмутим, выслушивал практически без возражений. После чего посоветовал построить «берлинскую стену», провести ток по периметру, включить прожектора, поставить пару вышек с автоматчиками и проблем не будет. Говорил тихо, вежливо, но фактически, ваша честь,  издевался, и его пес продолжал бегать к нам на участок.
СУДЬЯ.  Почему собака Блота так легко попадала на вашу сторону?
РУКОВ. Наши участки разделяет сетчатый забор. Это была временная мера. Проект забора был еще в стадии обсуждения. Участок идет пологим склоном к реке и между сеткой, и землей много лазеек.
СУДЬЯ. Что случилось в тот день?
РУКОВ. В тот день у меня была важная встреча. Было жарко, и мы решили устроить прием на улице у бассейна. Речь шла об очень крупной сделке и не скрою, я был в напряжении. Тут, поймите меня, ваша честь,  каждая деталь работает за или против. Мои гости колебались, я нервничал.…  Когда пес вдруг бултыхнулся в воду, я сделал вид, что все нормально, мол, это мой любимый спаниель. Прислуга молчала. Люди обученные. Но сдали нервы у моей супруги. У нее аллергия на собачью шерсть,  о чем в деле есть справка. Она стала плохо себя чувствовать и вскорости  быстро ушла в дом.  Мои гости заметили ее неожиданное исчезновение, но причину не поняли. Спаниель продолжал плавать. Тут к бассейну вернулся охранник жены, она забыла на столике свой телефон. Роман, увидев пса, спросил разрешения выкинуть собаку из бассейна. Тут мои гости, к сожалению, поняли, что псина непонятно чья, а я, ваша честь, извините за сленг, «вешаю им лапшу на уши». Делаю вид, что все полный окей, а все не так. Я взял пистолет Романа,… я хотел всего лишь припугнуть пса, заставить его убежать… охотничья собака прекрасно понимает, что такое оружие. Однако, пес впал в агрессию, выбрался из воды и, рыча, кинулся на меня, глаза налились кровью, пена из пасти… А кругом люди. И тогда я его  пристрелил. В порядке самообороны.
СУДЬЯ. Как развивались ваши отношения с обвиняемым после этого инцидента?
РУКОВ. Никак. Инициатива перешла к моей супруге. Она предложила  соседу в качестве компенсации приличную сумму. Сколько точно не знаю. Обвиняемый деньги взял. Мы решили, что инцидент исчерпан, но ошиблись. Оказалось, что мы имели дело с маньяком.
СУДЬЯ. У вас есть свои объяснения поступку обвиняемого?
РУКОВ. Ваша честь, его поступок результат больного патологического склада ума. Не скрою, я удивлен заключением врачей о вменяемости такого субъекта, на мой взгляд, он абсолютно неадекватен и только внешне выглядит как человек… На деле это оболочка опасного психопата, которого надо бы навсегда оградить от общества.
СУДЬЯ.  Хорошо, ваша версия инцидента и ваша оценка  понятны суду. Перейдем к прениям сторон. Сторона защиты, вам слово.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Спасибо, ваша честь. Потерпевший нарисовал живописную картину нападения взбесившейся собаки на свою персону – тут и слюна бешенства и рев и мальчики кровавые в глазах, и объяснил, что стрелял в порядке самообороны. Слова Рукова слово в слово подтверждает и вся обслуга хозяина. Однако, это люди зависимые и я бы не доверял их показаниям. Впрочем, в деле имеются показания официантки Смирновой. Поступок Рукова произвел на нее угнетающее впечатление, и она вскоре уволилась. Вот почему ее словам можно доверять, ваша честь. Так вот она утверждает, что спаниель спокойно плавал в бассейне и что,  взяв пистолет у охранника, Руков вот цитирую, лист дела 122-ой: «сначала спрятал пистолет за спиной, чтобы собака не видела, что тот вооружен, затем присел у края бассейна и позвал собаку, словно кошку. А когда пес подплыл к Рукову,  он направил оружие в голову спаниеля и выстрелил собаке прямо в лоб. После чего спаниель утонул». В ее показаниях, нет ни пены, ни бешенства, ни рычания, нет никаких оснований для самообороны, зато  есть хладнокровное и циничное деяние. Спрашивается чему же верить? Как вы, господин Руков это объясните?
АДВОКАТ РУКОВА. Пошептавшись с потерпевшим. Ваша честь, позвольте мне донести до суда точку зрения потерпевшего.
СУДЬЯ. Да, слушаю вас.
АДВОКАТ РУКОВА. Так вот, мы уже проверили показания Смирновой. Дело в том, о том, что Смирнова была накануне уволена и работала последний день. Ее слова это мелочная месть.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Живописуя картину нападения ужасной собаки, о которой домработница Блота отзывается как чистоплотном веселом добродушном благородном и преданном существе, вы Руков, ни слова не сказали о том, что свидетелем убийства собаки стал ваш мальчик, малолетний Антон.
АДВОКАТ РУКОВА. Ваша честь, я протестую! Этого нет в деле. Оставим ребенка в покое! С него хватит полгода ада в бункере и шкуры собаки!
СУДЬЯ. Протест принимается.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Ваша честь,  что значит, нет в деле?  А показания матери!
СУДЬЯ. Смотрит в свои бумаги. У меня в деле ничего нет,… поясните суду, о чем речь?
ВТОРОЙ АДВОКАТ.  В ходе судебного заседания о разводе супругов, две недели назад, адвокат  Руковой заявила в суде, что одной из причин для развода стала -  как раз - безобразная выходка Рукова, который не умеет контролировать свои нервы, и убийство собаки на глазах мальчика. Ваша честь, мы просим приобщить копию выступления адвоката по бракоразводным делам к материалам данного дела! Они доказывают исключительный цинизм поступка потерпевшего.
СУДЬЯ. Они разошлись? У меня ничего нет.
АДВОКАТ РУКОВА. Ваша честь, это моя нерасторопность. Вот выписка из решения суда о разводе. Оно было получено только вчера, я как раз собирался об этом сказать, ваша честь…
СУДЬЯ.  В любом случае, развод супругов  не влияет на существо дела по иску потерпевших к обвиняемому, и преступление Блота должно получить соответствующую оценку суда. Но все-таки, Валентин Валентинович, суд хотел бы услышать ответ на вопрос защиты о  местонахождении мальчика в момент убийства собаки…
РУКОВ. Ваша честь, действительно уже потом  через час или два я узнал от жены, что Антон был у бассейна,… но в тот момент я находился в таком состоянии, что его попросту не заметил. Не заметил. Кроме того, Антона увели до того, как я… нейтрализовал собаку… Рабочий стал сливать бассейн, чтобы… Адвокат шепчет на ухо. Короче, у меня  все, ваша честь. 
СУДЬЯ. Защита?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Ваша честь, я хотел бы обратить ваше внимание на оговорку Рукова – рабочий стал сливать бассейн, чтобы…
СУДЬЯ. Чтобы, что?
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Чтобы вытащить труп утонувшей собаки. Следовательно, она не вылезала из бассейна! Не кидалась, не рычала. Не было ни пены из пасти и прочих художеств.
АДВОКАТ РУКОВА. Перебивает. Я протестую Ваша Честь! Это все домыслы стороны защиты!
СУДЬЯ. Протест принимается. Прения закончены?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Нет, ваша честь. У защиты есть еще два вопроса к потерпевшему.
СУДЬЯ. Спрашивайте. Только по существу дела.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Я не буду спрашивать о том, почему вы разошлись. Тем более, что завтра ваша бывшая супруга вызвана в суд как потерпевшая сторона… Я не буду спрашивать, почему разошлись, это ясно: вы дали слабину, Руков. Не смогли отыскать пропавшего сына в доме соседа. Три месяца. Вот почему вы нанесли старику побои. Вы просто сорвали на нем свою злобу.
АДВОКАТ РУКОВА. Протестую!  Ваша честь, этот эпизод исключен из материалов дела.
СУДЬЯ. Протест принимается.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Тогда вопрос второй. Впервые за последние годы работы в судах, я, как и все остальные участники судебного заседания, был при входе фактически обыскан в дополнении к рамке. Оружие? Нет, по просьбе потерпевшей стороны искали диктофоны. Господин Руков, почему вас так пугает огласка? Или ваша совесть не очень чиста? Вам есть, что скрывать? Особенно странно выглядит ваша тактика ограничения информации, если учесть, что вы по роду занятий как раз топ-менеджер информации. Это ваш хлеб…
АДВОКАТ РУКОВА. Ваша честь, протестую! Эти вопросы не по существу дела!
СУДЬЯ.  Принято.
РУКОВ. Во-первых,  хочу сразу предупредить. Всех тайно заинтересованных лиц в этом зале. Всех кто затаился, о том что... Что я не позволю на себе заработать. Предупреждаю, ничего не выйдет. Ваши диктофоны. Напрасная затея. Никто у вас ничего не купит…
СУДЬЯ. Ваши опасения учтены, прошу держаться существа дела.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Понятно, выстрелом в лоб собаки, вы убедили партнеров в надежности вашего холдинга!  Затем вы разбудили сына и привели за руку к бассейну. Зачем?
РУКОВ. Кричит. Я его за руку к бассейну не приводил! Я его не приводил! (ВКЛ.PSALM) Пауза. Адвокатам. Так вот, господин адвокат, многие из нас хороши только потому, что никому всерьез не нужны! Один думает, что неподкупен! Но он так думает только потому, что его никто всерьез не покупал! Другой  думает: моя совесть его чиста, но он так думает, только потому, что его никто ни кто в серьез не искушал! Я понятно выражаюсь? Вы не знаете, что такое серьезное предложение!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Вы не ответили на вопрос.
РУКОВ. Зато я вас спросил и этого достаточно.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Что ж, тогда отвечу. Вы показали ему свою власть, сказали сыну: никогда не люби чужака, кем бы он ни был. Даже если это всего лишь собака. Потому что привязанность, дружба просто-напросто - глупость. Никогда не показывай своих чувств, не хнычь, не реви! Потому что это опасно. Власть и любовь к чужакам – две несовместные вещи. Короче блатная, воровская установка: не верь, не бойся, не проси… Так?
РУКОВ. Если бы я нанял вас, а не ее… Вы бы говорили обратное. Ваши речи это тявканье денег вашего клиента.
СУДЬЯ. Потерпевший, давайте держаться существа вопроса.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. У защиты больше нет вопросов.
СУДЬЯ. Обвинение?
ОБВИНИТЕЛЬ. У обвинения нет вопросов.
СУДЬЯ. Обвиняемый Герман Блот!  Вы хотите что-нибудь возразить?
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Ваша честь, наш подзащитный выскажется только в последнем слове.
СУДЬЯ: Хорошо, потерпевший Руков, вы свободны.
 

Рассказ 2«Джульбарс».

Первый Адвокат.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Выходя к зрителям. Это был пес одного взрослого мальчика из соседнего дома. Мне было три года. Мы нравились друг другу. Эй,… Джульбарс! Я смотрела на него и думала, что я, наверное, собака. У меня два глаза и у него, у меня, рот и у него тоже. Правда,  уши у него были не очень похожи на мои, острые и чуть пушистые. И еще у него был хвост. И еще он совершенно не умел ходить, и все время бегал на четвереньках, как я ни билась поставить его стоймя на две лапы. Наконец, он был абсолютный молчун, и не умел связать даже двух слов. Понять, что я – человек, я тогда совершенно не могла, и никакой похожести между собой и родителями не отмечала. Ведь, во-первых, они были выше ростом, и чаще всего я лицезрела, либо мамины ножки в туфельках,  либо начищенные ботинки отца, от которых воняло ваксой. Понять свое сходство с этими субъектами я была бессильна. А Джульбарс был со мной одного роста. Я просила маму включить музыку, и мама включала музыку. Я учила его танцевать, упорно, каждый день и всякий раз, когда я брала его за передние лапы, он сначала недоуменно смотрел на меня, по-человечески глубоко вздыхал и страдальчески смиренно закатывал глаза. Я иногда задыхаюсь от слез во сне, обычно под Новый Год, когда в доме елка, и пахнет хвоей, и тебе снится, что ты еще в детстве, мама молоденькая, Джульбарс научился танцевать, что все еще впереди… и что смерти не будет… 

 
Рассказ 3 «Плюшка»

Руков.

РУКОВ. Выходя к зрителям. Моего первого пса звали Плюшка. Он был из желтого плюша, не настоящий. Неизвестной породы с ушами как у Чебурашки, хвостом  как у пони и глаза у него были из двух бусин. Черных пречерных. Я нашел возле школы, когда перешел в третий класс. Бог знает, как он оказался среди списанных переломанных школьных парт сваленных во дворе. Его бусинки так преданно сияли. Я подобрал его и притащил домой. Мама же сказала, что это вовсе никакая не собака, а недоразумение, и запретила мне с ним  играть. Она сказала это собака для девочек. «Смотри у нее же бант пришит, это кошка!» «Нет, это пес!», - настаивал я. Но когда я вышел с ним погулять, мнения разделились, все с кем я дружил, сказали, Валька это собака! Бант я уже оторвал и выбросил. А все кто со мной враждовал, кто меня презирал и унижал, сказали, дурак, это кошка! И я лез с ними в драку, так мне было обидно за моего Плюшку, отважного храброго кокера. Я отыскал его снимок в альбоме собак. Это кокер!  Я оторвал ему глупые уши. Это кокер! Я нарисовал ему маминой помадой красные зубы на желтенькой мордочке. Не тронь, я кусаюсь! Но мои враги не сдавались: Нет, это кошка, кошка, кис-кис! Пауза. Признаюсь, меня не любили, а за что, до сих пор не понимаю.  Я был самый обычный мальчишка. Легкий, злой, худой. Хотя… хотя ма ждала девочку. И как-то раз сказала гостям, я так хотела девчонку. Тогда я первый раз ее укусил до крови и так мы в первый раз стали врагами. Вот почему меня так злило, когда моего кокера Плюшку прозвали кошкой. Отец заступался, но очень странно, «Какая кошка, это же поросенок». Я огрызался. Пауза. В нашем дворе власть держали три очень злых мальчика. Три старшеклассника с тремя псами на поводках. Они очень гордились своими собаками и даже звали друг друга: ты дог, ты бульдог, я боксер. Верховодил боксер, рыжий балбес, который меня изводил за то, что я однажды поднял его на смех. Он поднес кулак  к моему лицу и спросил: чем пахнет? Нужно было сказать: смертью, а я не знал правил и ляпнул: т-табаком. И все над ним посмеялись. Он же курил. Этот нечаянный смех он мне никогда не простил. Пауза. В тот день я вышел во двор  погулять на поводке с плюшевым кокером. И надо же Плюшку впервые заметили настоящие псы: дог, бульдог и боксер. И зарычали. Реакцию псов сразу заметили три злых хозяина. Первым дал отмашку рыжий верзила Боксер, фас, боксер фас. Но тот пес был старый и сытый и не хотел драки. Тогда в забаву включились дружки балбеса дог и бульдог. Они были моложе и злее. Фас! Фас! И два пса стали нападать на моего кокера, я поднял его над головой, и тоже кричал – фас, Плюшка, фас  – я мечтал, что он меня защитит, ведь он же пес! Я поскользнулся,  упал, и обронил моего кокера наземь, а те злые твари принялись его рвать и кусать. А рыжий детина наступил мне ногою на грудь, чтобы я не мог встать. Потом они ушли. Я поднял Плюшку…и понял, что это была кошка. Кошка которая не смогла меня защитить! А что делают с кошками злые плохие гордые одинокие мальчишки? Они их вешают. И я повесил эту жалкую рваную гадкую кошку, которая зря подобрал и зря полюбил. Больше, за всю свою жизнь, я не завел ни одной собаки. Уходит.

 
Рассказ 4 «Волчек». 

Судья.
 
СУДЬЯ. Выходя к зрителям. Это было 25 лет назад. Мы жили в маленьком рабочем поселке на Урале. А у нашего дома было крыльцо. Очень высокое, со ступеньками. Я играла с юлой на крыльце. Была такая игрушка - волчок. Нужно нажать на рычаг и раз! Он сначала кружит на одном месте, а потом начинает выписывать петли, раскачиваться и падает на бок. Я подбежала поднять волчок и! И тут увидела огромное чужое лицо. Лицо печально смотрело на нас с волчком и моргало огромными веками. И молчало. Я присела на корточки и стала его разглядывать. Я не понимала, что это всего лишь собака, огромная долговязая дворняга. У меня не было слова для нее. Все мои слова тут не годились: мама, кроватка, подушка, игрушки, окно… там все было понятно. А это была Собака! Собака молча смотрела на меня. Я смотрела на собаку, а потом потрогала ее лоб. Потом мохнатые уши. Собака не сказала ни слова. Тогда я взялась руками за оба уха и тихонько стала раскачивать голову. Тут я поняла, что она меня не боится, и что я ее не боюсь, потому что ведь я тоже собака.  Правда, не такая большая. Так я слала собакой. Тут выбежала мама и подняла меня на руки. И я разревелась, потому что хотела быть такой как собака. Потому что у мамы не было таких мягких ушей, таких большущих глазищ... Я назвала ее Волчек! Обычная рыжая дворняжка. Волчек! Собака дяди Коли который приехал к нам в гости и Волчек приехал с ним. Как я ее любила! Дядя был деревенским электриком и жил в деревне. На берегу реки. Класс! А бабушка жила, напротив, на другом берегу. Высоко на горе. Обычно мы с мамой приезжали из города поздно, уже темно. Шагали от станции вдоль железной дороги к реке. Поезда шли беспрерывно. Гудки. Грохот. Но Волчек первой узнавал нас в шуме железной дороги и бежал навстречу. «Волчек! Привет»! В темноте ее глаза сверкали, словно она только что плакала. Обхватить ладошкой ее влажный нос было счастьем. Когда дядя вез нас через реку, Волчек сидела на носу лодки и зорко смотрела вперед,… первой прыгала в воду у берега и бежала по мелководью, а затем вжик превращалась в пропеллер. Отряхивалась от воды. А потом вела нас вверх по крутой тропинке к бабушке. На гору. Ночь. Не видно ни зги. Я хватала его за хвост, чтобы не заблудиться. Хвост был чуточку мокрый. Он терпел, он понимал, что я глупый ребенок. И так вытягивал меня на кручу. Все! Ночь позади. Горят три окна. На каждом горшки со столешником. И пахнет – па-х-нет - домашней выпечкой, бабушка печет пирожки. Волчек вежливо кусал мои пальцы – так он просил отпустить его хвост…  Где ты Волчек? Рыжая дворняга. Сегодня его никто не помнит кроме меня. Она жива только там в моей памяти… или,… или  в памяти мира. Если Пальма забыта, если ночью нельзя уцепиться за рыжий пушистый хвост, то ни в чем и ни в ком нет никакого смысла.… Никакого смысла…» Пауза. 
 

Охранник, Писатель. 

Вечер. Улица. Снег. Уличный ларек и охранник обжигающийся крепким кофе. Шум и грохот большого города. 

ПИСАТЕЛЬ. Подходя и перекрикивая грохот Садовой. Приятного… Я пишу о деле Рукова против Блота, и хотел бы задать вам пару вопросов. Похищение ребенка…
ОХРАННИК. Ты кто, журналист?
ПИСАТЕЛЬ. Нет, нет, я писатель!
ОХРАННИК. Не по адресу. Я не в теме. Первый раз слышу.
ПИСАТЕЛЬ. Роман? Так.
ОХРАННИК. И что из этого?
ПИСАТЕЛЬ. Я не для газеты, не для желтой прессы… я думаю написать документальный роман в духе Трумэна Капоте. «Хладнокровное убийство». Не читал?
ОХРАННИК. Капоне?
ПИСАТЕЛЬ. Капоте.
ОХРАННИК. А о чем Капоте?
ПИСАТЕЛЬ. Ну, там в романе, два парня хладнокровно убили семью фермера в Канзасе, мужа жену и двух детей.
ОХРАННИК. Разбойное нападение?
ПИСАТЕЛЬ. Ну, да… Думали у них куча денег.
ОХРАННИК. Их поджарили?
ПИСАТЕЛЬ. Почему поджарили?
ОХРАННИК. У них же приговор - электрический стул, в кино показывают.
ПИСАТЕЛЬ. Нет, в Канзасе вешают. Парней повесили. 14 апреля 1965 года. Первым Пери, вторым Ричарда. Пауза. Капоте написал с фамилиями, но я пишу без фамилий. Вот, например, я не знаю твоей фамилии и отчества, только имя, Роман.
ОХРАННИК. Можно глянуть на корочки?
ПИСАТЕЛЬ. На корочки? А! У меня нет с собой документов. Вот разве что моя книга. Показывает книгу. На обложке сзади мой снимок.
ОХРАННИК. Фотка уж больно маленькая, не разглядишь. А о чем тут?
ПИСАТЕЛЬ. Человек вырос с очень длинной шеей.
ОХРАННИК. /С иронией/. И его тоже повесили… за длинную шею? 
ПИСАТЕЛЬ. Нет, женили на чужой невесте.
ОХРАННИК. Книга не считается. И вообще вы не по адресу. Кто вам про меня рассказал?
ПИСАТЕЛЬ. Один журналист. Но он погиб.
ОХРАННИК. Как погиб? В автокатастрофе?
ПИСАТЕЛЬ… да…
ОХРАННИК. И чего он вам порассказал?
ПИСАТЕЛЬ. Не рассказал, а только указал тебя,… вас в списке фигурантов дела. Всего одна строчка: Роман, охранник Рукова, выстрел сделан из его оружия.
ОХРАННИК. Не знаю я никакого Рукова. Вы ошиблись. И я не охранник. Вам какой-то другой Роман нужен.
ПИСАТЕЛЬ Я могу вам заплатить. Правда, немного.
ОХРАННИК. Послушай, ты какой-то странный, писатель. Человек с тобой в круговой обороне. Причем здесь деньги? Тем более ваши. Смешные. Иди, роман пиши.

Пауза.

ПИСАТЕЛЬ. Давайте сделаем так. Я вам расскажу про того охранника, который не вы. А вы, оцените его поступок. Главное, я думаю, что он по глупости попал в передрягу.
ОХРАННИК. Не правильный ответ! Глупых охранников не бывает. Если ты глуп – твое место в гробу...
ПИСАТЕЛЬ. Согласен.  Так вот… Крупный медиа босс устроил в загородном доме  частный прием. Стол накрыли. Намечалась крупная сделка в сфере  рекламного бизнеса на ТВ. Дело на сотни миллионов долларов. Стол накрыли у воды. Открытый бассейн. Мрамор. Сели. Только начали разговор. А тут бултых! Сеттер соседа из дома, что справа от входа. Сеттеры любят воду. Хозяин делает вид, что все нормально. Пес плавает. И тогда парень охранник, Роман, говорит боссу: шеф, выкинуть пса? Тут гостям стало ясно, что пес чужак, а хозяин - слабак. И вообще чужие собаки в раю бегают. Не хорошо.… Зачем надул? Почему позволяется такое? Значит слабак хозяин. Стоит ли с ним вообще иметь дело, если на таком пустяке поскользнулся?  Тогда, - внимание - хозяин берет у Романа пушку и бац приканчивает пса на глазах гостей. Аплодисменты. Хозяин не слабак. Сделка подписана: хотя ты и псих, но на тебя можно положиться. Аплодисменты. Поклоны. Занавес. Как вам такая ситуация?
ОХРАННИК. Чушь полная!
ПИСАТЕЛЬ. Почему?
ОХРАННИК. Во-первых, не предлагал охранник поймать пса, это чушь! Кроме того, оружие положено только тем, кто стоит на внешнем периметре. На воротах, например. Внутри сектора любые пушки, ножички, баллончики, электрошокеры запрещены. В центре только самые доверенные лица. Но они безоружны. Так, что - чушь!
ПИСАТЕЛЬ. Вот как! А гости? Они что без охраны?
ОХРАННИК. С охраной. Но чужая охрана остается ждать на внешнем кольце. А внутри ноль.
ПИСАТЕЛЬ. А личное оружие хозяина, оно при себе?
ОХРАННИК. Не барское это дело с пушками цацкаться.
ПИСАТЕЛЬ. Но собака убита выстрелом в голову!
ОХРАННИК. Убита? Значит, того хозяина… Рукова просто подставили.
ПИСАТЕЛЬ. Не понимаю.

Пауза.

ОХРАННИК. Все проще простого. Подстроили выстрел, чтобы иметь на него компромат. И не заключить сделку, а закрыть ее. Показать гостям, что, мол, ты форменный псих ситуацию не контролируешь, из пустяка сделал проблему. Собаку прикончил. Перестрелку учинил. А они там все охотники, между прочим. Собачники! У одного своя псарня! Это я так к слову. И потому сделка не состоялась! Ваш информатор вам слил дезу.
ПИСАТЕЛЬ. Но погодите, Роман, тогда нужно и пса подстроить? Выпустить его в нужную минуту.
ОХРАННИК. Послушай, писатель, разговор у бассейна долгий. Бла, бла, бла. Повадки соседской собаки известны. Прибежит к заходу солнца, поплескаться. Так что не туда целитесь, писатель… Не туда целитесь… тут надо было Романа этого - моего тёзку – тоже подставлять, чтобы он с заряженной пушкой рядом был или пришел и сунул хозяину ствол под горячую руку. Повадки босса тоже известны, импульсивный тип.
ПИСАТЕЛЬ. А кто его подставлял?
ОХРАННИК. И тут наша стрелка, извините, закончилась. Мне пора.
ПИСАТЕЛЬ. Я уверен, что парня того охранника - подставили! Подождите! Последний вопрос. Жена могла участвовать в разводке мужа? Подставить его? Пауза. Можете меня обыскать. Я вас не записываю, все открыто, вот блокнот, вот ручка.
ОХРАННИК. А как Вам, вот такая версия… Достали они меня, по самое не горюй эти Руковы… эта  стерва, особенно… я ее охранял то, а не мужа…только ноги об меня, сука, не вытирала… «Ромочка, я боюсь эту тварь, она безумная, пусть у тебя всегда будет пистолет». Я объясняю, не по инструкции мол…«Ромочка!» И в истерику! Она вообще истеричка… А мальчишка, любил соседскую собаку больше мамаши с папашей… Думал только в кино такое бывает. Так вот тогда вечером, когда она увидела, что пес при всей знати прыгнул в бассейн… вся аж затряслась… Я подумал у нее эпилепсия… Руков на меня зыркнул, я ее под белы рученьки и в дом повел. Там Антон в гостиной, сын хозяйский. Она как заорет на него: «Там твоя поганая собака, убить ее мало и тебя тоже!» Мальчишка реально в слезы, истерика… Любил он ту собаку! Я проводил ее до спальни, а она мне говорит, вернись я мол, мобильник забыла и таблетки какие-то свои на столе у бассейна. Возвращаюсь к столу, смотрю, Виталик охранник Рукова, пытается собаку из бассейна сачком достать, только не получается у него. Собака ловкая! Гости смеются, а Руков аж позеленел весь. Я его таким никогда не видел. Тут он мне, тихо так, не глядя и говорит: «Роман, дай пушку…» Я сразу понял, что спорить бесполезно... Пауза. Да он давно хотел пса шлепнуть, оба приревновали собаку к сынишке, только втихаря, и не при свидетелях! Я думал, он тут только пофорсит… дай пушку, Роман, я знаю ты с пушкой, ну, я вынимаю на глазах обойму, ставлю на предохранитель… мол, все чисто… а последний то патрон в стволе… тот пах в голову сеттера… а пушка возьми, да и выстрели… Я и не заметил как он с предохранителя снял. Пауза. Крик, гам, от ворот охрана бежит… Оборачиваюсь и вижу Антон стоит, сынишка их, видит все это и словно не понимает до конца, что случилось. Папаша ему потом все объяснил. Жалко собаку и мальчишку жалко, а их не жалко… Вот вам и сделка на сто лимонов!… хер вам в зубы… мы для них не люди, а кегли в боулинге… вот такая версия. Будь здоров писатель! Уходит. 
 

Рассказ 5 – Феллюш

Психиатр

ПСИХИАТР. Обращаясь к зрителям. Та Московская зима, словно, накрыла меня лавиной.  Тяжёлая болезнь брата, развод, уход близкого человека, короче, досталось мне… За каких-то  пару месяцев, я остался один. Одна отрада, в тираж, наконец, выходило второе издание моей книги, впрочем и это уже не радовало. Жить мне не очень хотелось. Издатель, с которым мы за это время успели подружиться, видя мое состояние, почти силой заставил купить меня путевку в Венецию.  В Венеции зимой пусто, как после после чумы. Здесь хорошо покончить собой, подумал я. На площади Сан-Марко ни души, только в знаменитом кафе «Квадри», во флигеле Наполеона несколько одиноких туристов пили кофе, Я еще не успел выпить свой кофе, как вдруг официант спросил: сеньор, это не ваша собака. У входа в коляске.… В коляске? Что значит, в коляске… я был заинтригован и, прежде чем сказать «нет», подошел к выходу. Я никогда не видел, чтобы у собак были такие устройства, - парализованный торс с задними лапами был уложен в сетчатый короб на четырех колесиках, а на двух передних лапах собака могла свободно передвигаться. Я даже присел от любопытства. Собака с умнейшей мордой – порода, которой мне была неизвестна – типа бассета с опущенными ушами, разрешила разглядеть себя и устройство поближе, но когда я уже собирался вернуться в кафе, недовольно тявкнула. Вроде эй, парень, ты ничего не понял. И тут заметил на ее ошейнике бирку с адресом, где было написано на двух языках на итальянском и русском: адрес! Виа Лепанто, 11.  Расплатившись в кафе я вернулся и взял поводок, и собака устремилась в лабиринт улочек, словно поводырь, как будто каждый вечер отводила гостей от дверей кафе к этому адресу.…  Между прочим, колесики вращались идеально, и сама коляска была прилажена к телу безукоризненно. И вот нужная дверь. Она выходит прямо на улицу. Звони, тявкнула собака. Я позвонил,  и мужской голос ответил сначала по-итальянски, затем неожиданно по-русски: входите. Я открыл дверь и мы сразу оказался в просторной комнате. Через мгновение я увидел хозяина в инвалидной коляске. Его звали Серджио, то есть Сергей. А его дом был мастерской по изготовлению подобных устройств. Для собак. Для кошек. Даже для птиц, у которых перестали работать крылья, он изобрел что-то летящее.Как вы меня смогли вычислить? Спросил я. Это не я, это она – ФЕЛЮШ де Жарден Пенкон, – это сыскная собака служила в горной полиции, в Альпах, ее задача отыскать человека, засыпанного лавиной, и она с этим прекрасно справлялась. Она чувствовала человека под слоем снега толщиной до 10 метров! Уникум, но. Но однажды ее подстрелили на охоте, пуля повредила позвоночник. Ее привезли ко мне. Так мы подружились. Иногда она приходит в невероятное возбуждение, и я уже знаю, она что-то учуяла. Так было сегодня вечером. И я уже знаю, что делать, я выпускаю ее на улицу, и она убегает. Куда? Зачем? Почему? Я не знаю.… Я только хочу сказать, что животный мир – великая тайна. я знаю одно – вы счастливчик. С вами обязательно скоро случится что-то очень хорошее. Но почему выбор пал на меня? И тут он сказал самое главное: …Она пришла к вам на помощь, она считает, что вас засыпало снегом, накрыло лавиной, что вы умираете под толстым слоем, что ваши лыжи сломаны, что вас надо срочно спасать,… и она вас нашла, вы спасены. Но я всего лишь сидел и пил кофе, сказал я. Да, я вижу, что с вами внешне все в полном порядке. Но.… Но она считает, что вас накрыло лавиной. Что ж… теперь у вас все будет хорошо. Вот такая история. Пауза. Между прочим, собака была права,… меня тогда накрыло лавиной. Я вернулся в Москву в конце апреля было уже тепло… Жизнь возвращалась и та громада снега накрывшая меня с головой еще месяц назад словно растаяла. Я почувствовал себя спасенным. Спасибо, Фелюш.
СУДЬЯ. Продолжаем судебное заседание. суд желает заслушать показания свидетеля Мокина… Он в зале? Вы Мокин Василий Петрович 1975 года рождения?
Сцена  Таксидермист.

Судья, Первый Адвокат, Второй Адвокат, Таксидермист, Прокурор, Писатель.

ТАКСИДЕРМИСТ. Да, гражданин судья.
СУДЬЯ. При обращении к суду принято говорить не гражданин судья, а Ваша честь. Ваша профессия таксидермист? Изготовление чучел животных. Так?
ТАКСИДЕРМИСТ. Да так, гражданин… ваша честь… простите, товарищ судья… Я исправлюсь.
СУДЬЯ. Из материалов дела известно, что именно вы изготовили шкуру сеттера, которую потом обвиняемый использовал для исполнения своей мести потерпевшим. Ваше изделие приобщено следствием в качестве вещественного доказательства преступления. Расскажите суду обстоятельства дела.
ТАКСИДЕРМИСТ. Этот случай я хорошо помню,… дело было летом, под утро, меня разбудил звонок одного уважаемого клиента, я делал ему разные чучела удачной охоты, ну, там - два архара, леопард, даже полярный медведь… серьезный клиент из Думы, он еще…
СУДЬЯ. Не отвлекайтесь! Отвечайте по существу!
ТАКСИДЕРМИСТ. Так вот он попросил меня помочь своему приятелю, Георгу Ивановичу Блоту, у которого большая беда – мерзавец сосед застрелил его шотландского сеттера.
СУДЬЯ. Следите за своими выражениями, свидетель.
ТАКСИДЕРМИСТ. Простите товарищ, ну то есть господин судья… Ну, это он так сказал по телефону, мол «мерзавец сосед застрелил», а я говорю, как все было.
СУДЬЯ. Хорошо, продолжайте, свидетель.
ТАКСИДЕРМИСТ. Сказал и попросил, что человека надо бы срочно принять и сделать все возможное. Я не перечил. Такое любому только в страшном сне приснится, товарищ ваша честь. Вы уж извините. Надо же, из хулиганских побуждений взять и убить живую душу, которая чаще не только лучше, но и выше и честней человека.
СУДЬЯ. Не отвлекайтесь, свидетель!
ТАКСИДЕРМИСТ. Простите… Я быстро вышел, даже чаю не выпил. Приехал. По дороге вызвал помощника Витю. Я уже грубой работой не утруждаюсь, там освежевать, мездру отшлифовать. А гражданин Блот оказывается, уже подъехал к мастерской и ждал меня там. Познакомились. На нем лица нет. Губы значит трясутся. Чувствуется, коньяка выпил, оно и понятно. Но, значит, контроль налицо. Человек породистый, интеллигентный. Ну, вы, товарищ ваша честь, сами сейчас видите – самообладание полное. Голос властный из руководителей. По виду ему 75 и не дашь,… не дашь. Показал пса. В багажнике. Развернул одеяло. Чудесный золотой шотландский сеттер. С шоколадным отливом. Прекрасный экземпляр. Имел награды. Возраст собаки – 7 лет. Самец по кличке Вилли, кажется. Да, Вилли. Крови самую малость. Пулевое отверстие во лбу на голове. Я сказал, что в этом месте можно будет отверстие заделать так, что ничего не увидишь. Он возразил. Нет, пусть отверстие будет видно. Мне, мол, камуфляж ни к чему. Я спросил, тогда что же вам требуется? Клиент объяснил, что нужна только  шкура, а чучела не надо. Я сказал, что сделаю – эта работа не так трудоемка, как изготовление чучела или трофейной головы на стену. Видя, как убивается человек, я предложил ему выпить кофе или водочки. Он не отказался. Посидели часок, пока Витя там в боксе свежевал экземпляр. Много говорил о собаке. О том, что сеттер был фигурой исключительного ума. Прекрасный нюх. Ласковый нрав. Все понимал. Мысли читал. А однажды – это я хорошо помню – спас ему жизнь, у хозяина был приступ и тот потерял сознание. Упал. Дело было зимой и он бы, конечно, замерз. Так вот его этот пес - Вилли - лег на него сверху, прикрыл телом, и так держал тепло пока не приехала скорая. Часа два прошло. Спас. Тогда я спросил, как случилось такая стрельба. Он сказал, что пса застрелили из ревности к мальчику, который полюбил чужую собаку крепче, чем относился к родным родителям. У сучки мамаши…
СУДЬЯ. Свидетель! Выбирайте выражения, вы в суде.
ТАКСИДЕРМИСТ. Простите… Ну у матери этого мальчишки, на этой почве случилась истерика, а муж дегенерат…
СУДЬЯ. Так! Еще одно выражение, и я Вас оштрафую!
ТАКСИДЕРМИСТ. Простите, господин судья. Ну, это его ведь слова не мои,… если б он тогда сказал что мамаша «нормальная», а сосед «умница» я бы так и повторил тут…
СУДЬЯ. Ладно! Продолжайте...
ТАКСИДЕРМИСТ. Словом, отозвался  о соседях в самом отрицательном смысле и что, мол, муж ее только потворствовал этой злобе, потому что тоже был задет – как можно так скучать и рваться к чужой собаке,… а мы, типа, тогда кто? Мы же тебя родили? Я спросил, почему бы своего пса не завести для сынишки. Клиент объяснил, что у молодой матери аллергия на собачью шерсть. Ну, это когда от шерсти тебя мутит и…
СУДЬЯ. Не трудитесь,… я знаю, что такое «аллергия».
ТАКСИДЕРМИСТ. Извиняюсь. Я, конечно, не знал, что он потом учудил с тем мальчонкой. Я бы, конечно, отказался от заказа. Но разговоров - уже после - о таком случае среди сообщества любителей было много, надо же в отместку надеть на ребенка шкуру убитого пса. Но вот что меня тогда насторожило,… прощаясь, он попросил меня пришить в конце работы к выделанной шкуре такие петли из мягкой кожи на концах лап, и сделать ремешки, чтобы можно было шкуру – накинув на спину, - застегнуть на теле. Он и ремешки привез с собой.
СУДЬЯ. Обвиняемый объяснил вам свои цели?
ТАСИДЕРМИСТ. Прямо, конечно, ничего не объявил. Я же спросил к чему такие причуды? Он сказал, что заплатит больше положенных расценок в два раза. Тут я понял по его голосу и глазам, что если начну дальше тормошить, вынимать душу, что, да как… клиент уйдет на сторону, и я лишусь верных денег. Он сказал, что сделает для внука костюм для нового года. Тут я вспомнил, у нас в детском доме  были такие штуки под Новый год, зайчики там в шапочке с ушами, петухи там с клювом из картона. Короче согласился. А ведь проще простого выделать шкуру, да какие то петли – это пустяк по сравнению с заказом на чучело, серьезного зверя типа тигра или медведя. Я ж не знал, чем все кончится. Поступок его не приветствую, но смысл понимаю.
СУДЬЯ. От вас не требуется оценок. Обвинение, есть вопросы к свидетелю?
ОБВИНИТЕЛЬ. Нет. На предварительном этапе следствие отрабатывало версию о соучастии Мокина, но потом эта версия отпала. Обвиняемый намеренно ввел свидетеля в заблуждение о предназначении шкуры.
СУДЬЯ. Спасибо. Приглашаем потерпевшую по делу Юну Рукову… Она в зале?
АДВОКАТ ЖЕНЫ. Да, ваша честь…
СУДЬЯ. Вы Юна Юрьевна Рукова 1984 года рождения?
ЖЕНА. Нет, ваша честь, я не она.
СУДЬЯ. Как вас понимать… Что происходит?
АДВОКАТ ЖЕНЫ. Простите, ваша честь, дело в том, что моя клиентка развелась со своим мужем и вернула девичью фамилию - Маркова.
ЖЕНА. Я теперь Маркова! Это важно!
СУДЬЯ. Хорошо… Вы Юна Юрьевна в девичестве Маркова, бывшая жена Валентина Рукова, мать похищенного Антона… вы проходите как потерпевшая в процессе против Георга Блота… Что вы можете сказать по существу дела?
ЖЕНА. Этот субъект здесь?
СУДЬЯ. Вы про обвиняемого Блота? Разумеется, он на скамье подсудимых.
ЖЕНА. Я не считаю себя потерпевшей!
СУДЬЯ. То есть, как?…
ЖЕНА. Это было с другой женщиной, а не со мной. Адвокат что-то шепчет на ухо Жене.
СУДЬЯ. Не путайте ход заседания, Юна Юрьевна! Потерпевшим человека признает следствие, а суд, принимая дело к производству – принимая или отказывая – подтверждает статус участника процесса. Их всего три: обвиняемый, потерпевшая сторона и свидетель.
ЖЕНА. Я ни то, ни другое, ни третье. Адвокат что-то шепчет на ухо Жене.
СУДЬЯ. Чтобы вы там ни считали, тут, в зале судебных заседаний, вы находитесь как потерпевшее лицо, как жена, пусть бывшая, пусть, и как мать похищенного мальчика. А матерью вы тоже себя не считаете?
ЖЕНА. Можно мне, ваша честь, в порядке исключения, надеть стереонаушники?
СУДЬЯ. С какой стати?
ЖЕНА. Музыка помогает справиться с дискомфортом. Адвокат что-то шепчет на ухо Жене.
СУДЬЯ.  Юна Юрьевна, э… с вами все в порядке?
ЖЕНА. В полном порядке… это с ней… проблемы…
СУДЬЯ. С кем? С вашим адвокатом?
ЖЕНА. Нет, со мной бывшей…
СУДЬЯ. Потерпевшая Маркова…Может быть, мы перенесем разбирательство? Я готова отложить суд на завтра,… может, вам нездоровится?
ЖЕНА. Нет, нет… У меня все хорошо!
СУДЬЯ.  Хорошо, раз хорошо… Тогда поясните суду обстоятельства того, что случилось 14 июля прошлого года? Вы помните тот день.
ЖЕНА. О чем вы, ваша честь? Что случилось? Ничего не случилось. Со мной было все в порядке.
СУДЬЯ. Скажите, где вы находились в тот момент 14 июня около 3 часов дня, когда ваш бывший супруг, застрелил собаку обвиняемого во дворе вашего дома?
ЖЕНА. Она… ну та, та кем я была, она пила «мохито».
СУДЬЯ. Ах, это вы о себе, в третьем лице единственного числа.  Пожалуйста, говорите от первого лица.
ЖЕНА. Меня подташнивало,… кажется, я была беременна… и не понимала причины… гости были несносны, муж глуп, слуги нерасторопны, тогда она решила послушать музыку…
СУДЬЯ. Вы решили…
ЖЕНА. Да…а потом… Пауза.  Она, то есть я, ушла к себе.
СУДЬЯ. Что случилось перед тем, когда вы ушли в дом?
ЖЕНА.  Она, в смысле - я, не стала допивать мохито и отдала дурехе стакан, и та его уронила на плитку. Стакан разбился.
СУДЬЯ. Что еще случилось?
ЖЕНА. После паузы. Прибежала… это мерзость, эта собака… Эта дрянь! Эта паскудная дрянь! Которую убить было мало! Их всех убить мало! Адвокат что-то шепчет на ухо Жене.
СУДЬЯ. Кого?
ЖЕНА. Собак и мужа! А потом дуреха прислуга разбила стакан и я ушла к себе. Я и ему об этом сказала!
СУДЬЯ. Кому сказали, что?
ЖЕНА. Сыну! Что его, вместе с его собакой убить мало!
СУДЬЯ. Так и сказали?
ЖЕНА. Точнее – расстрелять… Я сказала – расстрелять мало… Меня тошнило.
СУДЬЯ. Где Вы находились в тот момент, когда ваш муж…
ЖЕНА. Бывший муж!
СУДЬЯ. Бывший муж застрелил собаку?
ЖЕНА. В спальне.
СУДЬЯ. Вы слышали выстрел?
ЖЕНА. Слышала, но думала, опять дуреха разбила бокал. У нее все вечно из рук валиться. Я вышла на балкон посмотреть а у бассейна была какая-то суета.
СУДЬЯ. Что значит, наверное?
ЖЕНА. Пришлось закрыть глаза,… знаете, бывают такие ситуации, когда лучше отключиться, совсем отключиться, особенно если ситуация негативна. Вот так. Закрывает лицо руками. Согласны?
СУДЬЯ. Здесь вопросы задает суд.
ЖЕНА. Это я к слову.
СУДЬЯ. Попробуйте быть конкретнее . Суд желает выяснить причину преступления.
ЖЕНА. Но я не желаю. Я не она. Та может, быть и хотела. Таращилась на себя в зеркало: что с тобой? Опять мешки под глазами? Почему именно тебя так шандарахнуло?  Глупо, не правда ли, ваша честь… это я к слову.
СУДЬЯ. Вы в порядке?
ЖЕНА. Да! Да! В абсолютном!
СУДЬЯ. После случившегося, вы опять спустились к бассейну.
ЖЕНА. Сразу.
СУДЬЯ. А что вы сказали сыну, когда он стал свидетелем того, что произошло у бассейна? Адвокат что-то шепчет на ухо Жене.
ЖЕНА. Она, извините – я, я ничего не сказала.
СУДЬЯ. Ну, как же! Вот в деле… читаю ваши предварительные показания… «он закрылся ладошками, но я сказала «смотри, что ты наделал, это ты ее убил». Это ваши слова?
ЖЕНА. Сыну?
СУДЬЯ. Да, сыну? Вы так и сказали, что это он ее убил?
ЖЕНА. Она ничего не сказала!… Адвокат что-то шепчет на ухо Жене. Она просто закрыла ему глаза! Она подошла сзади, она присела на корточки, и закрыла глаза руками!…Все!!! Это самое надежное средство!… Не видеть!… Не участвовать, не жить!…Она всегда это знала!…

УХОДИТ, спиной слышит музыку 

ЖЕНА. К зрителям. Я вам вот что хотела сказать, господа зрители. Да, однажды я попала в катастрофическую ситуацию и почти полгода жила в состоянии живой смерти. Наша семья стала жертвой изощренного психопата-интеллектуала, который похитил нашего ребенка и, хотя мальчика нашли, но я прошлая - была уничтожена! До  развязки я жила на грани смерти.… Словно попала в зубы акулы. Говорят после нападения акулы море потеряно и ты больше никогда не зайдешь в воду. Но, после всего случившегося мой внутренний ангел сказал мне…
АДВОКАТ ЖЕНЫ. Надо уметь адресно выбирать крем!
ЖЕНА. Вот! Это важно! А дальше?
АДВОКАТ ЖЕНЫ. А дальше вы прислушались.
ЖЕНА. Я прислушалась! После этого, ребенок вернулся ко мне живым и здоровым и прошло время, я могу об этом говорить спокойно. Люди, не отчаивайтесь до конца, это мой совет! Хорошая внешность – лучшее лекарство от стресса. Постарайтесь собраться с силами и проанализировать себя с трех сторон: как женщину, как мать и как личность! Мой опыт говорит, что когда вы зачеркнуты как мать и как женщина, вы никогда не убиты как личность! Вот где нужно найти опору для борьбы с негативом и переродиться! Поэтому считаю, что все случившееся было не со мной! Не со мной!!!
АДВОКАТ ЖЕНЫ. «Ты жива, твой характер в силе, так очнись же!»
ЖЕНА. …Приказала я себе. Я представила ситуацию стресса в виде татуировки, которую кто-то, какой-то неизвестный враг нанес мне на тело, изнасиловал мою кожу, и эта татуировка не простая, а живая, ползет по моему телу, чтобы обезобразить мое лицо…
АДВОКАТ ЖЕНЫ. «Скинь эту ползучую тварь»
ЖЕНА: Приказала я себе. Не скрою, вначале, я понадеялась на помощь мужа и, увы, потерпела фиаско, он сам нуждался в помощи. Я понимала, что моя злость на мужа вызвана тем, что как раз он был виноват в том, что с нами случилось. Его поступки были слишком поспешны и не продуманны. Оказалось, что мой муж, такой успешный в бизнесе, спасовал при первой же беде, при столкновении с жизнью, а не цифрами прибыли. Возможная смерть - как я считала тогда - моего сына целиком была на его совести и заносчивости. К сожалению, когда приходит беда, у нас никогда не бывает опыта для поединка с бедой, мы все дилетанты, все наедине с мраком. Я решила быть откровенной, не лгать, не хитрить, не изворачиваться, и все откровенно изложила ему без утайки! Муж меня понял, и мы решили сделать первый шаг к разводу и пока временно пожить на расстоянии, причем муж подчеркнул, что готов простить мне в этот период паузы даже измены… для стабилизации психики. С мужем мы перестали быть близки с той роковой ночи, когда был похищен Антон…. Не скрою, я воспользовалась его неосторожными словами и вернулась к человеку, с которым была близка до нашего брака. Как шутит моя близкая подруга, мужчина – лучшее средство для ухода за кожей.
АДВОКАТ ЖЕНЫ. :У меня пять партнеров, для секса,  и я не замужем. И я считает такой стиль нормой.
ЖЕНА. А семья?
АДВОКАТ ЖЕНЫ. Семья вышла из моды как швейные машинки Зингер, как извозчики и фотопленка Кодак! И, кроме того, я бы увеличила разрез глаз и немного поправила уши!
ЖЕНА. И вот чудо случилось – мой мальчик нашелся. Мой, мой, мой… а не наш. Я поняла, что и теперь я не смогу простить мужа, хотя мы виноваты поровну, и все же за беду первым отвечает мужчина, а женщина имеет право не быть виноватой! Почему!? Почему?!!! Да потому что мы можем рожать! Стресс продолжал терзать мою душу. Меня пожирали кошмары. Меня пожирали ночные кошмары! Я снова падаю в пасть ужасного дня. Вот я в шезлонге, загораю на солнце. Вот я вижу в бассейне пятно черноты. Собака? Мне страшно. Это акула! Вот я голая бегу в дом сломя голову. Но это дом, где меня разлюбили… Вот я кричу Антону, не смей ее обнимать! Он обнимает собаку. А она обнимает его, как мать обнимает ребенка. Не смей ее обнимать! А вместо слов лаю. И мой мальчик тоже лает в ответ. Жуть. Я просыпаюсь. Я хочу разбудить мужа. Я трясу его изо всех сил и на моей руке – боже – собачья шерсть. Он рычит. Значит, я сплю!  Наконец, я просыпаюсь. Просыпаюсь от плача. Это плач моего живота: он раздумал рожать… Но тут мой ангел сказал мне…
АДВОКАТ ЖЕНЫ. Никогда не признавайтесь! Не признавайтесь, что потерпели крах, что вы потерпевший… Это было не с вами…С ними да, но не с тобой!  Все просто – нужно сбросить старую кожу! Все просто - нужно во время надеть черные очки!
ЖЕНА. В тот единственный раз, когда я была в зале,  я надела черные очки, я ни разу не взглянула в сторону твоей клетки, гад, козел, я не помню тебя, забыла, вычеркнула напрочь, не знаю твоего имени. Это была моя линия поведения! Пластическая операция по вырезанию лишнего жира! Перетяжка мозгов! Косметическая атака! И она мне удалась… Я не она! Я не хочу походить на себя! Сделайте мне другое лицо! Москва!!!! Москва, это очень тяжелый город! Москва - мегаполис стресса, это ежедневный ад! Москва - пробки, плохая экология, постоянная агрессия окружающих. Это люди, пережившие террор, это люди, которых рожали в цехах, у станков. Москва - мегаполис невротиков. Так вот, нагрузите себя отвлекающими пустяками, только ничего серьезного: какие выбрать занавески для окна, салатные или розовые, в какой цвет покрасить стены. В той истории была замешана собака. Собак не существует. Вообще! Их нет! Забыть! Смена места, смена судьбы. Десяток маленьких романчиков на стороне, уничтожение психических колючек, наконец. Забыть абсолютно! Плавание в бассейне, шопинг  - даже маленькие покупки помогают в подавленном состоянии. Фитнесс – бассейн, бег трусцой, йога и прочие мелочи  позволили мне взять под контроль ту проклятую татуировку, которая ползала по моему телу, как огромная живая паутина… я принялась ее энергично стирать, и тварь стала блекнуть, терять очертания, наконец, я содрала ее с кожи, скомкала, кинула в унитаз… она орала, как живая… так, в конце концов, я освободилась от тени моего поражения, упавшей на меня в ту лунную ночь. Личность и женщина одновременно встали с колен! Я вернула самоуважение! Спасла свою самооценку. Женщины, попав в ловушку, переживают стресс сильнее, чем те, кто по утрам спешит на работу. Молния бьет только в высокое дерево, и оно сгорает дотла, а вот кусты жасмина гроза не трогает. С высоты падать больнее. Главное, не живите той прежней жизнью, где случилось ужасное, порвите с ней всякую связь. Забудьте! Внушите себе, что этого не было, наконец. Ничего ужасного не было. Не было, не было…Так - фантом, выдумка. Ищи сладкое, яркие цвета, хорошую музыку, спи в кресле, на полу, только не там, где тебя настигло, переставь кровать. Я подкорректировала свою внешность, удлинила разрез глаз, исправила уши, чуть-чуть подтянула кожу, зачем? А затем, что с этой женщиной не случилось ничего плохого, все, что было плохого, случилось с той. Все было с той, с ней, не со мной… Наверное, такое чувство переживает змея, которая сменила кожу. Сосредоточьтесь не на душе, а на теле. Все плохое осталось в стиральной машине… Все было с той, с ней, не со мной…Наверное, такое чувство переживает змея, которая сменила кожу. Я стала вот такой!!!! Растягивает кожу на лице.
ПИСАТЕЛЬДобрый день. Вы меня узнаете?
ЖЕНА. Нет,… Кто вы?
ПИСАТЕЛЬ. Я ГЕРМАН БЛОТ! Я ваш бывший сосед!
ЖЕНА. Нет, не припоминаю…
ПИСАТЕЛЬ. БЛОТ! БОРИС, ЛЮБОВЬ ОЛЬГА, ТИМОФЕЙ! БЛОТ!!!
ЖЕНА. Ваше имя мне ничего не говорит.
ПИСАТЕЛЬ. У вас был мальчик… Антон…
ЖЕНА. Что значит, был?
АДВОКАТ ЖЕНЫ. Он жив и здоров!
ПИСАТЕЛЬ. У вас был мальчик Антон! Однажды я его похитил,… помните? Сшил для него жилет из шкуры моей убитой собаки,… держал на поводке…
ЖЕНА. Жилет? Из шкуры?
ПИСАТЕЛЬ. Да. Из шкуры моего рыжего шотландского сеттера, которого убили вы! Хотя стрелял ваш муж!
ЖЕНА. Извините, мы обожаем собак, не говорите чепухи…
ПИСАТЕЛЬ. Какая у вас кожа… Не кожа, а шкура акулы! Шкура, сотканная из миллиона когтей! Исполинский наждак оптимизма! Обшивка от стресса! Читает. Громко, почти кричит. «Тезисы Блота! Написано от руки, красным карандашом. Крупно! «Я вменяем и отдаю отчет себе и миру в том, что происходит. Ваши вопросы чаще выдают с головой ВАС, чем МЕНЯ! Чтобы не тратить время попусту и сосредоточится на главном, иду вам навстречу, вот 25 пунктов, из которых я исходил, влезая в это странное приключение духа! Из 25 оставляю три!
1. Цель моего поступка одна – продлить чувство своей любви. Я не хотел смириться с потерей этого чувства.
2. Мой малыш был окружен нежностью и заботой, на которую мало кто способен. За этот год он ни разу не всплакнул, а между тем его отчаянный рёв и шлепки мамаши я то и дело слышал на своей веранде, хотя до соседей было почти 500 метров.
3.  Я хотел их встряхнуть, разорвать тот лживый кокон жизни, в котором эта парочка кукол пребывала в полной самоуспокоенности, я хотел добыть для них жизнь из видимости жизни, угостить смыслом бытия, заставить пригубить – всего лишь пригубить – от чаши истины, утяжелить земное существование. Надо жить живьем, а не понарошку! Это не месть, это роды в жизнь! Я хотел, чтобы они пережили порцию смерти! Парадокс, но это делает людей лучше! Помните, как кит проглотил Иова? Пережив смерть, Иов многое понял. Хорошая порция смерти никому не помешает!» Ваша честь, мое последнее слово, это письмо. Я написал его год назад. Прошу приобщить его к делу… «Дорогой мой Пес, пишу тебе письмо. Ты еще слишком мал, да и не умеешь читать. Но совсем скоро ты пойдешь в школу, и там тебя научат как жить. Когда ты получишь это письмо, меня конечно уже не будет в живых. Мне уже 75, а тебе только пять. Хотя было бы здорово дожить до 100 и поговорить по душам. Так вот, когда ты вырастешь, ты, конечно, спросишь: почему я не вернул тебя к родителям. Может он немного того, сумасшедший. Нет, мой друг, я в своем уме. Все жизнь я проектировал огромные дома, и вот, наконец, настала пора построить маленький дом. И не из камня, а дом-невидимку. Дом из поступка. Дом по удалению лжи. Дом - чистилище. Каждый, у кого чистая душа и доброе сердце станет в этом доме добрее, а злой и гадкий превратится в мусор.
Увы, ты еще не знаешь, что наша жизнь – я о Жизни с большой буквы – жизнь на земле не удалась. Почему не удалась, я не знаю, но зато я хорошо это вижу! В моих огромных домах похожих на соты живут мертвецы.
Хозяин моего нового дома – мой друг сеттер. И неважно, что его пристрелили. Договоримся – он жив.  Наш дом малыш – это дом моего рыжего Вилли. Знай, мы у него в гостях. В гостях у его смерти, увы, мой дружок, я решил потчевать людей самым сильным лекарством, какое только есть на свете. Смертью. Только я хотел всех накормить смертью своей собаки. Небольшая порция смерти не помешает, смерть в малых дозах очень полезна. Поверь, самая сильная встряска для человека это ощущение ее близости, вот почему мы не пускаем смерть на порог и делаем вид, что ее нет, и не будет, а если и будет, то нас не будет, вот почему порция смерти может тебя исцелить. И еще.
Мир делится на тех, кто решил жить всерьез и тех, кто решил,  во что бы то ни стало, увильнуть от участи первых. Формы обмана бесчисленны, главное из них - фальшь. И вот мы с тобой устроили хорошую взбучку вселенной, и раз, все сразу затрещало по швам, вылезло наружу, треснуло и покатилось и… тут я ставлю точку. И лаю от радости. Не суди меня строго. Прости, что я умер, не дождавшись пока ты стал взрослым.
Твой старый и верный Пес. Теряет сознание.

 
Сцена 7 - Собаки

 Таксидермист, Судья, Первый адвокат, Второй адвокат, Прокурор, Юноша.


ТАКСИДЕРМИСТ. Алло, алло 03!  это 03… скорая помощь?
СУДЬЯ. Да, скорая, диспетчер Демидова, говорите громче… вас не слышно.
ТАКСИДЕРМИСТ. Тут человек лежит на земле. Без сознания.
СУДЬЯ. Где лежит, конкретно?
ТАКСИДЕРМИСТ. В парке Сокольники. На центральной аллее.
СУДЬЯ. Он пьян?
ТАКСИДЕРМИСТ. Вроде нет…
СУДЬЯ. Проверьте его пульс. Он жив?
ТАКСИДЕРМИСТ. Не могу подойти ближе.
СУДЬЯ. Почему не можете?
ТАКСИДЕРМИСТ. Его собаки охраняют!
СУДЬЯ. Собаки? Какие собаки?
ТАКСИДЕРМИСТ. Не знаю, их много, целая стая.
СУДЬЯ. Оставайтесь, пожалуйста, на месте. Вызываю скорую и патрульную.

Несколько собак по очереди ложатся вокруг Писателя.

На сцену выходит юноша.

ЮНОША. У меня был замечательный друг. Большой Пес по кличке Атма. Атма – значит душа. Это я узнал, когда вырос. А я был Маленьким Псом, почти что щенком и настоящего имени у меня не было. Большой Пес обычно звал меня Щен, но говорил, что пока имени не придумал. Обещал подарить имя ко дню рождения.  Мы вместе охотились на уток! Он надевал ошейник. А мне пристегивал шкуру. Мягкую теплую пушистую, чтобы я был настоящей собакой, чтобы  все было взаправду, а не понарошку. Эта шкурка досталась мне от моего любимого шотландского сеттера Вилли, которого застрелил мой отец, чтобы я знал, что такое жизнь. Смотри, сынок, что ты натворил. Это ты, а не я. Ты! Повторяй за мной. Ты, ты, ты. А я в ответ реву: нет, не я, а ты, папа…. Раньше я его ненавидел, за то, что он убил моего плутишку Вилли, а сейчас ненависть испарилась куда-то… просто чужой посторонний прохожий. У него другая семья, и мать говорит, что у меня есть две сестры и два брата, но мы никогда не виделись. Да и живут они в Англии. Мать  - это отдельная история… Но я обещал рассказать, как мы охотились. У нас был большой необитаемый остров. И лес. И главная поляна. И озеро. И охотничья тропа смелых собак. Мы назвали свой остров -  остров Маугли. Так вот, мы бежали на четвереньках к пруду и караулили уток. Утки ужасно глупы, но трусливы. Сначала они не понимали, что мы два охотничьих пса и просто крякали от удивления. Но когда мы начинали их окружать и подкрадываться - тут же – ффырх – улетали. Я ужасно злился на этих дурех, но Большой пес только смеялся, и мы садились на лавочку покурить. Вообще-то Атма курил один, но обещал меня научить, когда я стану большим. Мне было тогда всего пять лет. И мне ужасно нравилось быть собакой, и дружить с большим Псом.
С ним все было просто и правильно. А с ма был сущий ад. У нее был бзик следить за своей внешностью. И однажды случилось, что я ее не узнал и разревелся. Отец меня хорошенько отшлепал за слезы. Не реви, это плохой бизнес, малыш. Не дружи с Большой собакой, он форменный идиот. Не дари ему ничего, увижу, оборву руки. А на острове охотников  я был счастлив. Мне нравилось, что Большой пес играет со мной целый день. Ведь ни ма, ни папулю я толком не видел. Служанка говорила мне, Антоша, не вой, они делают карьеру. Я не понимал что такое карьера, и боялся что там, в той карьере они заболеют корью. Когда Вилли еще был живой, я часто убегал жить вместе с Вилли к Большому Псу, но Атма каждый раз отводил меня обратно домой… А зато потом, когда моего верного дружка  Вилли  не стало, он сказал, что спрячет меня, потому что только тогда родители, наконец, полюбят сына. Стань, вторым Вилли. Спрячься, и тебя будут искать. Мне нравилось, что нас ищут. Мне нравилось быть новой собакой вместо прежнего Вилли. Нравилось, что Вилли с нами, ведь если закрыть глаза и погладить – он! Я не в обиде на моего Друга, ведь это были самые счастливые дни моего детства. Пауза. Большой пес давно умер. Имя ко дню рождения он мне так и не подарил, и я остался щенком Щенном, зато на дни рождения он мне дарил всегда… на семь лет, на девять и на одиннадцать. Это были…пули. Я тогда удивлялся, что это значит? Зачем они мне? Теперь знаю. Это были пули, которые он не пустил себе в голову, потому что у него был я.

ЗАНАВЕС







_________________________________________

Об авторе: АНАТОЛИЙ КОРОЛЕВ

Писатель, драматург, доцент Литературного института (ведет мастерскую прозы). Автор романов и повестей: «Голова Гоголя», «Эрон», «Человек-язык», «Охота на ясновидца», «Змея в зеркале», «Быть Босхом» и др. Недавно вышел в свет его новый роман «Хохот» (издательство Arsis Books, Москва), презентация романа состоялась на ярмарке Non/fiction 2018. Начинал не только как писатель, но и как драматург, но в советские 80-е годы ни его пьесы, ни его киносценарии не были поставлены, и он оставил драматургию, однако неожиданный успех имели - в Европе - его радиопьесы – «Перелет», «Ночной разговор» и особенно радиопьеса «Невесты револьвера», поставленная в Германии на крупнейшем медиа-центре WDR. Распад СССР вернул драматургию Королева в кино и на сцену. Он был соавтором сценария фильма Юрия Грымова «Коллекционер», по его идее был снят телевизионный сериал «Беглец» (16 серий, НТВ), а три года назад состоялась премьера одноактной пьесы «Формалин» на основной сцене театра На Малой Бронной (режиссер Сергей Голомазов, худ рук театра).скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
1 843
Опубликовано 22 янв 2019

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ