ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 218 май 2024 г.
» » Александр Чанцев. ПРОГУЛКИ С ЧОРАНОМ В ТОЛЬЯТТИНСКИХ ЛЕСАХ

Александр Чанцев. ПРОГУЛКИ С ЧОРАНОМ В ТОЛЬЯТТИНСКИХ ЛЕСАХ

Редактор: Ольга Девш


(О книге: Сергей Сумин. Архипелагами слов. Избранное (Тексты 1996–2023 гг.). Тольятти: [б.м.], 2023. 222 с.)



Я люблю случайные книги. Не те, что отметил к приобретению, а пришедшие сами. Кто-то подарил, где-то в гостях взял, да даже через буккросинг. Разными путями. Но если книга к тебе пришла, «значит – это кому-то нужно».

И вот книга из Тольятти. Изданная, как я понял, к юбилею автора. Такой самиздат. Что ж, кстати, про самиздат – если сейчас издают книги в «Ридеро» и прочих сервисах, на этом делают неплохой бизнес, так почему же не издать книгу с собственной графикой. В конце концов, старые практики выходят на поверку надежнее – и та же бумажная книга оказалась надежнее сайтов, что могут в миг закрыться.

Книга эта – еще действительно избранное, такой дайджест жанров. Стихи, афоризмы, микропроза, а последняя разбивается еще на несколько поджанров. От дневниковых афоризмов в духе Розанова в абзац до – афоризмов однострочных и однострочных же портретов писателей.

Не смущает, кстати, меня лично и это. Книга работает общим совокупным эффектом, его взрывом или пустым хлопком в конце. Поэтому «пусть будет один жанр, зачем сюда еще это, читатель не поймет» оставим для эффективных менеджеров издательских холдингов.
Книга же – работает. Нет, не всегда, конечно. Когда идут афоризмы, пассажи про воплощение себя в Слове (с большой буквы обязательно и с восклицательным знаком, даже парочкой), что-то такое и схожее, то провисает. Нет, пафоса бояться не нужно, этот завет постмодернизма пусть покоится вместе с ним самим, но все же. Что ж, книга – живой организм, что-то лучше, что-то сбоит.

Работает же она по другим критериям. Например, откровенность. Сильная и неприкрытая. И мы, кстати, узнаем об авторе многое. Одиночка, и это нравится. Любит гулять в лесах у города. Работает то библиотекарем, то учителем-репетитором русского языка и литературы. Увлекается, вовлекается в спорт, тот самый самиздат и запойное чтение. 

Кстати, к жанрам – мини-рецензии на книги тут есть, и довольно экзотические иногда (много ли кто пишет сейчас, вообще вспоминает Клариси Лиспектор или Анджелу Картер?). Или – целое эссе о фанфиках по мотивам Кафки. И это весьма любопытно, речь о целом пласте литературы, от Давенпорта и Зебальда до Мураками и Нугатова – подобное более предприимчивый исследователь растянул бы на целую монографию, горсть выступлений и несколько грантов. 

Что книге, наряду с надеждой сквозь тернии, свойственен скепсис по отношению к жизни нынешней, уже, возможно, ясно из звучавших имен. «Ничего не ждать! Ни на что не надеяться как на главное в жизни, все проходит, уничтожается, преобразуется, а ты застреваешь в прошлом, в чувстве или в ощущении, которого больше нет. Ожидание длится, ничего не обещая и не возвращая…», – обещает уже первая страница, предполагая, что «возможно ли, реально ли предположение, что со временем рубежи моей жизни настолько сузятся, что через небольшое отверстие души будет видна лишь смерть?»

И тут весьма логично, но все равно очень неожиданно на страницы вступает Чоран, король меланхолии, самый (титул тут оправдан) пессимистический писатель. Выходит из тольяттинских лесов, точнее – уходит туда от людей и города. Его имя переливается не раз на страницах черной желчью меланхолии, в них, как в бензиновых пятнах на лужах, отражается черная радуга будущего дня, который никогда не наступит.

И – опять же к цветущей сложности жанровой структуры – есть и «отрывки» из дневников Чорана. «Мир бесконечен в своей боли. Она повсеместна. Откуда же она? Какие боги позволяют нам так страдать? Кому из ангелов не страшно смотреть на людское отчаяние?» Аутентично вполне. И да, Чоран любил русскую литературу, нашу ментальность, где – toska – аукался и его психотип. Его полюбили, любят локально – глокально – и у нас. Не массово, слава богам, но вот есть связка Сумин-Чоран. Все равно неожиданно, ждем исследования или эссе и по этому поводу. От того же автора, возможно.

Но мы все о других именах, жанрах, формальном по сути. Сумин хорош тем, что он Сумин. Не всегда ровный, не очень удобный, точно не форматный. А вот такой очень интересный и неожиданный. Как есть. Считающий, что «в этом мире не стоит привязываться ни к кому, даже к самому себе», «жить для себя невозможно», а «писать можно только с ощущением постоянного присутствия смерти, но продолжать жить можно только с верой в победу над ней».скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
402
Опубликовано 05 дек 2023

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ