ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 194 май 2022 г.
» » Наталья Мелёхина. ФИЛОСОФИЯ ИНКЛЮЗОВ

Наталья Мелёхина. ФИЛОСОФИЯ ИНКЛЮЗОВ

Редактор: Ольга Девш


(О книге: Мантурова Е. Инклюзы: [Сборник стихотворений], – Калининград: Екатерина Мантурова, – Калининград: Смартбукс, 2021.)



Для книги стихотворений Екатерины Мантуровой очень удачно выбрано название – «Инклюзы». Что такое «инклюзы»? Это частицы флоры и фауны, попавшие в древнюю смолу и застывшие на миллионы лет, те самые стрекозы и мухи в янтаре, которые испокон веков вдохновляли поэтов и философов на размышления о бренности и мимолётности жизни перед лицом вечности. Екатерина Мантурова – поэтесса из Калининграда, и обращение к этой образности и символическому ряду для неё особенно естественна. Инклюзы здесь можно увидеть в ювелирных магазинах и сувенирных лавках, на художественных и научных выставках, да и сама атмосфера города, где жил и творил Иммануил Кант, настраивает на определённый философский лад. Кажется, что ею пропитан сам воздух Балтики.

Впрочем, Екатерина Мантурова открывает читателю совсем не тот город, который мы знаем из рекламных проспектов и туристических путеводителей. Её образы калининградской жизни – это тоже инклюзы, то есть вкрапления сиюминутных городских сцен в «смолу» поэтической памяти. Собственно, уже в первом стихотворении, которое так и называется «Инклюзы», автор обозначает своё поэтическое кредо. В начале текста Екатерина метко и точно создаёт типажи посетителей ночного бара (пьяницы, гулящие женщины, странные одиночки) и саму сценку попойки:

И в хмельном отупеньи смеются
Мужики над похабною шуткой,
И над грязным лоснящимся блюдцем
Сигаретой трясут в промежутках.

А затем признаётся:

Я охотник, мне каждый здесь нужен
Обыватель, уставший от будней,
Заскочивший на виски и ужин
В этот бар, как всегда многолюдный.

По порядку беру их на мушку,
На крючок поэтической строчки,
И в нехитрую эту ловушку
Всех сажаю, уменьшив до точки.

Чем не по-кантовски? Фактически этот текст – поэтическая вариация на знаменитую цитату: «Относись к человеку всегда как к цели и никогда — как к средству». Автор даже в неприглядных посетителях ночного бара сумела увидеть что-то ценное, важное, вечное. Цель поэтессы – именно человек, а средства – художественные, поэтические, нужны Екатерине Мантуровой, чтобы показать его хрупкость и уязвимость перед временем и миром. Она замечает:

Мы все нырнём под водосток,
мы все щепа и тщЕта.
И только то, что между строк,
Не требует ответа.
/«Между строк»/

К своему родному городу Екатерина относится с особенной нежностью. При чтении книги понимаешь, что автор глубоко и болезненного переживает разрушение исторического облика Калининграда в частности и шире – всей Балтики. Улицы, площади, жилые здания, кирхи – всё одушевлено у Екатерины Мантуровой. К примеру, о сносе дома она пишет как об уничтожении живого существа:

И брызгая бензиновой слюной,
И скрежеща железными клыками,
Машины вспорют стену за стеной,
Как кости передавят каждый камень.
/«Листья»/

Как же сохранить всю эту «щепу и тщету»? Заключить в «поэтические инклюзы».  На помощь Екатерине и в этой тематике приходит «смола поэзии», способная на века удержать в слове уходящие детали архитектуры, природы, истории, быта и бытия людей.

И первая сентябрьская прохлада,
И отголоски джаза из кафе,
И здания немецкого громада,
И человек, идущий подшофе, –

Всё попадёт в словесный мой гербарий,
Растянется шеренгами столбцов, –
Лимон луны на мокром тротуаре
Среди осколков звёздных леденцов.
/«Когда в последний раз пройдёт по кругу…»/

Обратите внимание на метафору «осколки звёздных леденцов». Надо понимать, что это не просто «красивость», не вычурное уподобление, взятое с потолка, а весьма аутентичная метафора для поэта из Калининграда. В балтийских курортных городах наподобие Светлогорска разноцветные леденцы и карамель продают на каждом углу в специальных магазинах и лавчонках, и, действительно, под ногами иногда можно увидеть осколки леденцов или карамели, случайно упавшей на тротуар. Заметим, что образ звёзд вообще постоянно фигурирует в творчестве Екатерины Мантуровой в самых приземленных и бытовых контекстах. Например:

Улица Подполковника так тиха,
Бюст его смотрит сурово куда-то вдаль.
Небо всё шутит. И прыгает, как блоха,
Звёздочка на серебряную медаль.
/«Звездопад»/

«Звёздочка – блоха»,  «горстки звёзд – крупа», просеянная через «марлю небес» – благодаря таким образам высокое (сфера духовного) и приземлённое ( сфера бытового) причудливо сочетаются друг с другом в поэзии Екатерины Мантуровой, и становится ясно, что для автора красота разлита всюду и проявляется даже там, где совсем не ждёшь.  И снова получается по-кантовски: «Один, глядя в лужу, видит в ней грязь, а другой — отражающиеся в ней звёзды».

Для Екатерины Мантуровой как для автора вообще характерно стремление сохранять равновесие и гармонию между высоким и приземленным, внешним и внутренним и т.д. Так поэтесса не просто старается связать нить прошлого с настоящим, но и сбалансировать «время ныне» и «время оно». Так в стихотворении «Роминта» она противопоставляет век нынешний, фальшивый, политизированный («смыть этот век сверхновый»), шумный («Льются из колымаги/проигрыши металла) и тихий, вечный мир природы. Противопоставление – тоже взаимосвязь, ведь антитеза невозможна без двух составляющих.

В самой глухой деревне
Где-то на стыке с НАТО
Небо скребут деревья,
Шепчутся виновато.
/ «Роминта»/

Кстати, в этом стихотворении противопоставлены не только прошлое и настоящее, но ещё и российская Балтика с Балтикой НАТО, и, тем не менее, времена и страны связаны между собой так, как связаны груз и гири на двух уравновешенных чашах весов.

Но есть кое-что, что привести в равновесие автору не удаётся, – это отношения «человек и природа». Здесь разворачиваются самые острые и болезненные конфликты в поэзии Екатерины Мантуровой. К слову, она рисует образы не только котиков и собачек, которые так характерны для современной литературы в целом, но и образы множества животных, почти исчезнувших со страниц современных поэтических сборников. Это можно проследить даже по названиям текстов: «Лось», «Лисичка», «Красный волк», «Креветка», «Лошадки», «Синица», «Тритон». И такой же широкий спектр образов растений и деревьев: «Каштаны», «Клён», «Бабкин цветок», «Горошек», «Алыча», «Цветок на железной дороге», «Красные ягоды» и т. д.

Стихотворения Екатерины Мантуровой, посвященные животному и растительному миру, вполне можно было бы издать отдельной книгой, а внутри «Инклюзов» стоило бы выделить их в самостоятельные разделы, что, к сожалению, сделано не было. Они рассыпаны по всему сборнику, их обилие бросается в глаза и несколько нарушает общую концепцию.

Пока же хочется назвать общую тенденцию для всего этого тематического блока. Для Екатерины Мантуровой человек – заблудший сын природы, из гордыни противопоставивший себя всему живому и потому сорвавшийся в ужасающую жестокость. В стихотворениях поэтесса часто показывает убийство животных и растений, причем так ярко и так пронзительно, с такой реалистичной точностью деталей, что читатель тоже начинает испытывать страдания и искреннее раскаяние. Вряд ли кого-то оставит равнодушным образ волка, которого добыли охотники и сняли с него шкуру:

Белым-бело, куда ни посмотри,
И красный волк, замученный и тощий,
Как капли крови взмыли снегири
Над онемевшей от несчастья рощей.
/«Красный волк»/

А вот юное деревце, сломанное ради забавы:

Плакал клён у обочины. Кто-то
Выгнул тоненький хрупкий хребет.
На аорту, точащую соком,
Лился оловом солнечный свет.
/«Клён»/

Даже самый сдержанный и эмоционально стабильный человек вряд ли сможет прочитать эти стихотворения без содрогания, и это нормально. На то и поэзия, чтобы учить нас не только мыслить, но и сочувствовать. С помощью образов животных и растений автор наглядно показывает и доказывает: именно из неумения жить в гармонии с природой и другими людьми возникают ссоры, скандалы, войны. В стихотворении «Горошек» возлюбленный даёт пощёчину лирической героине, и автор показывает боль женщины, обиженной мужчиной: «Мою пронзает грудь / Гороха ус как завиток скрипичный». В «Красных ягодах» кровь убитых солдат уподобляется ягодам брусники:

Нынче брусничник рассыпался –
Ягоды алым горят –
Сколько на мху этом выспалось
Русских усталых ребят!

Страдания от наследственного пьянства неожиданно и парадоксально воплощены в образе «осоловевшей креветки»:

В меня вползает память предков,
Спивающихся под Рязанью,
Гигантской розовой креветкой
С осоловевшими глазами.

Возможно, в будущем Екатерина Мантурова, а также ее редакторы, издатели придут к идее собрать стихотворения этого образно-тематического блока в отдельную книгу. Было бы очень любопытно увидеть такой поэтической труд в издании с единой, завершенной концепцией, причем вряд ли в современной поэзии удалось бы найти аналогию подобной книге.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
265
Опубликовано 01 апр 2022

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ