ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 217 апрель 2024 г.
» » Ольга Девш: «Прыгнуть выше собственных страхов и сомнений — бесценный трюк».

Ольга Девш: «Прыгнуть выше собственных страхов и сомнений — бесценный трюк».

Редактор: Сергей Пронин 


Беседовал Сергей Пронин. #литерратурныйредактор



С.П. Как начался ваш литературный путь? 

О.Д. Смотря о каком творческом пути говорить. Как ни хотела бы, но не удивлю, если скажу, что начала рифмовать в подростковом возрасте. Кажется, этим мешком каждого третьего прибивает в 13 лет. Мне подарили огромную механическую пишущую машинку, буквально промышленных размеров, и я набивала на ней слезы-розы десятками страниц. Нравилось чеканное щелканье клавиш и стрекот каретки при переходе на новую строку, заправление листа порой бесило неуклюжей неровностью, а печатный валик со временем стал бледнеть и, чтобы отпечатались какие-нибудь символы, приходилось отбивать по несколько раз одними и теми же молоточками буквы или знаки, случалось, что и до пробивания бумаги доходило. Это научило быть упорной и бить упорно в точку. Поэтому сочинение не прекращалось, добавилась проза, иногда появлялись из сора тексты, которые удостаивались публикации в местных газетах и сборниках городского ЛИТО. Когда училась на журфаке, резко поменялось представление об искусстве в принципе и о литературе применительно к вашей покорной слуге, рамки расширились. Писать по-журналистски стало интересней, чем изображать неловкую лирическую героиню. Преподаватели готовили универсалов, а лично мне говорили, что неизвестно, во что вырастут мои задатки, предполагали разное, вплоть до ниши в детлите. А после института наступил период реальной оценки возможностей и востребованности. Приобретенные знания отменили самообман, и какое-то время я вообще ничего не писала. Но где полно, там рвется. С наступлением эпохи самовыражения в интернете совпала и моя творческая реабилитация. Долгая дорога в дюнах сайтов самопубликации и камерных форумов, где существовал талант-контроль и система соответствий, прошла через миллениум и дефолтные года под более-менее устойчивым девизом «Докажу, что не бездарь пропащая». Пробовала разные площадки, продуктивнее всего было на Вконтакте (тогда — давно-то уже! — называлась просто Вк), но только до того момента, как прописалась в Фейсбуке. Насыщенная и живая лента про литературу, помню, поразила меня. Настоящие известные поэты, писатели, критики вот буквально у тебя на глазах пишут, общаются, откликаются на комментарии — это же ух ты! Включенность в недостижимый, казалось, литературный мир, шанс диалога с лидерами мнений распалили присущий мне творческий азарт, а так как он подпитывается и нешуточным (шутка!) честолюбием, я пересмотрела свой стиль и начала заново что-то писать. В который раз.


С.П. Вы сразу начали заниматься редактурой и критикой или сперва были «просто» поэтессой и писательницей?

О.Д. Ни сначала, ни потом я не считала себя «поэтессой» или «писательницей». Кстати, не люблю феминитивы. Вероятно, подсознательно противлюсь акцентированию на каких-либо качествах, кроме профессиональных, ведь в профессии журналиста нет гендерных скидок — нас так учили. Всё решает та информация, которую ты добудешь: насколько она оперативна и правдива. К литературе у меня такой же подход. Ахматова называла себя поэтом по праву массива таланта, она чувствовала ответственность и глобальность его, то есть архетип все-таки — он, и поправить гранки в моей голове сложно из-за стереотипа, что в названии профессии или призвания нет пола физического, а только грамматический род. И он мужской в историческом контексте. Мы, например, говорим: «Пришла врач…» и в глаголе утверждаем гендер. Это правильно, потому что слово, обозначающее действие, больше подходит для обозначений М и Ж, чем называющее предмет, так как человек не статичен, он и всё в нем движется постоянно — начиная с электронов, протонов и нейтронов в любом атоме. Оттого и требуется устойчивая опора в виде имени существительного. Как вам такая гипотеза? «Федя, дичь!» — как говорится. Возможно, фантастика тоже по мне плачет. Не знаю, не уверена. Однако чувство юмора и самоирония всегда меня выручают. Поскольку никогда не было «просто». Мне отказывали в литературных способностях грамотные люди, я сомневалась в себе. И по сей день не думаю, что имею голос и обладаю техникой, чтобы титуловаться поэтом или писателем. Но я и не графоман. Нужную для моего своеобразного инструмента партитуру дала критика. Хотя и здесь предпочитаю обходиться без громких определений. Люблю рассказывать об увиденном в книжке или стихотворении, объясняясь образно и по чутью. В этом много, наверное, нереализованного художественного личного, но раз делу не вредит, пусть будет. Кто ж мог подумать, что моя маленькая рецензия (рекомендательного типа), однажды ставшая образцовой на курсе, была не случайной. Витиеватость у круга непревзойденная.


С.П. Как вы попали в «Лиterraтуру»?

О.Д. В Фейсбуке читала поэтов. Читала до тех пор, пока не захотелось написать отзыв о стихах. Этот момент стал переломным. Я послушалась интуиции и написала о книге Елены Лапшиной «Сон златоглазки». Текст получился очень эмоциональным и эмпатичным. Откуда-то взялась смелость, и я предложила Елене его прочитать. А потом, как в сказке, попала на бал, то есть в «Лиterraтуру». Тогда редактором отдела критики журнала был Данила Михайлович Давыдов, и благодаря его щедрости эссе «Медведица спит» опубликовали. Это был прорыв! Счастья полный алфавит! Впервые заметили и оценили на профессиональном уровне. После было заочное участие в семинаре молодых писателей Союза писателей Москвы, которое так вдохновило, что пошла серия обзоров, рецензий и критических миниатюр, публикации. По их следам и нашла меня Наталья Полякова, пригласив в команду. Согласилась, разумеется, сразу. Такая честь, такая ответственность, ведь я сменила Данилу Михайловича. Переживала, справлюсь ли, искала подходы, набиралась опыта… Вообще всё похоже на чудо, так как исключительно онлайн работаю, — так уж сложились обстоятельства, — что не помешало творческому коллективу и литературному сообществу принять новичка тепло и радушно. Благодарна всем и каждому по сей день! Прыгнуть выше собственных страхов и сомнений — бесценный трюк.


С.П. Отбирая критические тексты в «Лиterraтуру», на что вы, прежде всего, обращаете внимание?

О.Д. Отдел критики больше других отделов ориентирован на актуальность. Рецензии должны быть на свежие книги, текущего и максимум прошлого года издания. Жанры ограничиваются, как правило, спросом. Чаще всего пишут о современной российской прозе и поэзии. Фигуранты премиальных списков также не обделены вниманием. Иных явных предпочтений нет. А кому безусловно повезло, так это нашим колумнистам: они совершенно свободны в творчестве.


С.П. Помимо работы в «Лиterraтуре», вы, как известно, выпускаете онлайн-журнал «Дегуста.рu». Расскажите немного об этом проекте. Чем, на ваш взгляд, он отличается от «Лиterraтуры»?

О.Д. Изначально «Дегуста.рu» задумывался как пристанище для моих неформатных мини-рецензий, которые я называю #дегустациями, и подобных текстов всех умеющих дегустировать литературные произведения. Идея заключалась в ином подходе к критике: от образного восприятия через ассоциации к анализу. Однако контуры цели оказались размыты и пришлось корректировать ориентиры. Сейчас «Дегуста.рu» по жанровому наполнению мало отличается от обычного литературного журнала: кроме непосредственно критических работ, есть и проза, и поэзия, и эссе, и переводы, и драматургия, интервью… Главное, что отличает мой проект от «Лиterraтуры», — это гибкость. Наполнение диктует форму. Тогда как «Лиterraтура» твердо держит рамки, как и положено классическому журналу, несмотря на то, что он электронный. «Дегуста.рu» скорее на альманах похож, что обусловлено моим единоличным управлением и следственно смещением графика, когда сил на всё не хватает. Если бы редакторы были у всех отделов, как положено в нормальных редакциях, то отличались бы меньше. Разве что тем, что, мне кажется, «Дегуста.рu» чаще публикует из самотека. 


С.П. Если бы мы выпустили сборник лучших материалов отдела критики «Лиterraтуры», что бы вы написали в предисловии?

О.Д. Непременно что-нибудь хорошее! А если серьезно говорить, то заранее нечего сказать. Сначала выбрать лучшие публикации нужно — а тут с кондачка не сделаешь, архив велик, временные направляющие ставить или не ставить и т. п. — да собрать в композицию. И лишь после подводить бровки-предисловие. 


С.П. Помимо двух журналов, вы также выпускали проект «Пятёрка за…» Как вы совмещаете такое количество разных литературных проектов?

О.Д. Изо всех сил и с удовольствием. Я еще и рецензии иногда пишу, и редактуру… Матроскин в юбке я. А «Пятёрка за…» исправно выходит ежемесячно уже четыре года. Подборки стихов составляю из прочитанного в течение месяца в ленте Фейсбука. На сайте «Дегуста.рu» они затем сохраняются и в конце года делаю суперподборку самых из лучших. Совмещаю обязательное чтение с приятным — выбор делается интуитивно, по ёканью чего-то там в запазушной.


8. Как работа в «Лиterraтуре» повлияла на вас как поэтессу и редактора?

О.Д. Она помогла мне стать самодостаточной личностью. Дала возможность познакомиться и даже виртуально подружиться со многими прекрасными авторами, которые были бы недосягаемы при другом раскладе. Мне нравится то, что я делаю. Искренне благодарна Наташе за то приглашение в команду — оно многое изменило на моей творческой стезе. Я стараюсь быть полезной и радуюсь, если удается. И с критикой не расстанусь никогда. Все-таки трижды будущая свекровь.))


скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
447
Опубликовано 04 сен 2023

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ