ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 218 май 2024 г.
» » Женя Декина: Литературный журнал — это один из очень немногих способов оказаться на виду

Женя Декина: Литературный журнал — это один из очень немногих способов оказаться на виду





Сергей Пронин: «Литерратура» продолжает серию интервью редакторов разделов разных лет #Литерратурныйредактор. Сегодня беседуем с Женей Декиной, редактором отдела прозы.


С.П.: С чего начался твой писательский путь? Какой был первый опубликованный текст?
Ж.Д.: Моя мама была учителем истории и часто готовила открытые уроки. На них ученики читали военные стихи. Мне было лет 5, и я, подражая маме, тоже сочиняла планы уроков, вместе со стихами. Потом я начала рисовать открытки к праздникам, и в них тоже вписывала свои кривые стишки. А в 8 классе я начала заниматься журналистикой, и мое сочинительство стало уже куда более профессиональным. Первый опубликованный текст был соцопросом в газете «Шахтерская правда», кроме цифр я опубликовала развернутые мнения своего деда, бабушки и мамы.  

С.П.: Ты сначала стала писателем, а потом редактором, или наоборот? А какой был первый опыт редактуры?
Ж.Д.: Сначала я стала филологом – у меня высшее филологическое по специальности «Современная литература и литературная критика». Я думала, что изучу все лайфхаки мировых классиков и начну писать лучше, чем они, но на деле филфак отбил у меня всяческую способность сочинять свое – на фоне классиков мировой литературы то, что я пыталась писать, было полным убожеством. А я с собой довольно честна и манией величия никогда не страдала. Писать мне при этом не просто хотелось, я ощущала это как сильную внутреннюю потребность, которая от долгих лет работы журналистом только усилилась. Тогда я решила поступать на сценарный факультет. Я думала, что сценарий – это полуфабрикат, который еще нужно приготовить, и это куда более ремесленная работа, для которой особой гениальности не требуется. Я ошибалась, но сценарный факультет высказываться меня попросту заставил. Так что это был очень верный выбор. И только после этого я начала писать литературу, издаваться, преподавать на литературных семинарах, и редактором я стала уже после этого всего. Так что первый опыт я, честно говоря, не помню. Но помню, как прислала правки Ивану Гобзеву, и комментарии мои стали толчком. То, как он в итоге доделал – это было блистательно, я получила настоящее удовольствие.

С.П.: Если бы ты, как редактор, писала бы небольшую творческую справку о писательнице Евгении Декиной, что бы ты написала?
Ж.Д.: Я бы написала, что она ищет в человеке точки силы. Способы помочь самому себе преодолеть сложности и двигаться дальше. Потому что она знает, что у тебя есть только ты сам, и никто никогда тебе не поможет. Это печально, и, возможно, не совсем так, сказывается тяжелое прошлое, но зато это немного защищает от боли, которая иногда бывает совсем нестерпимой.

С.П.: Как ты попала в «Литерратуру»?
Ж.Д.: В «Литерратуру» меня пригласил Андроник Романов, вокруг меня было много авторов, которых мне хотелось опубликовать, и я согласилась, хотя это было бесплатно и муторно.

С.П.: Ты была с «Литерратурой» на протяжении многих лет. Чем, на твой взгляд, этот журнал выделяется среди других литературных изданий?
Ж.Д.:  Мне кажется, что «Литерратура» долгие годы сохраняет качество, это журнал который постоянно на виду, и потому, что он создавался тогда, когда аналогов ему еще не было, он сейчас очень раскручен.

С.П.: Какими публикациями в разделе «Проза» ты гордишься больше всего? Или до сих пор вспоминаешь?
Ж.Д.:  Я вообще как-то не склонна гордиться собой, но хорошего сделано и опубликовано действительно много. Тексты Евгения Попова, Бориса Евсеева, Фарида Нагима, Галины Климовой, Виктории Лебедевой, Александра Снегирева, Ильи Кочергина, Александра Чанцева, Жени Сулеса и многих других. А Евгений Абдуллаев в каком-то интервью сказал, что моя работа в «Литерратуре» позволяет ему замечать талантливых молодых. Публиковать звезд – это выигрышная тактика, а вот открыть кого-то стоящего крутому критику – это, по-моему, достижение.

С.П.: Как ты отбираешь тексты в раздел?
Ж.Д.: Я просто вижу качественный текст и думаю – о, это мне надо. Если он немного не дотянут, то прошу автора дотянуть. Это причем не самотек, это вообще тексты отовсюду. Я много прошу у авторов сама – если вижу удачный текст на конкурсе или на мастерской молодых писателей. Если ничего нет – прошу знакомых. Иногда мне мэтры присылают молодняк с просьбой посмотреть, а я их тут же подлавливаю, и с них трясу их собственный текст за эту услугу. Довольно сложно держать планку качества, когда ты не можешь заплатить. Но в итоге в выигрыше остается читатель.

С.П.: Если бы мы издали сборник лучших текстов раздела «Проза», то как бы ты охарактеризовала в предисловии всю эту подборку?
Ж.Д.: Это глубокие тексты о человеке и мире вокруг, с идеей, художественно ценные. Если в них есть политика или злободневность, то это всегда выведено на бытийный уровень. Чаще всего, эти тексты с крепким сюжетом – сказывается моя сценарная деятельность. Иногда это тексты и не особенно философские, и не сюжетные, но тогда в них есть особая атмосфера, работа с языком или образным рядом.    

С.П.: Зачем нужны литературные журналы? Какова их роль в современном литературном процессе?
Ж.Д.: Это один из очень немногих способов оказаться на виду. Самое большое мое разочарование произошло, когда мой роман «Плен» опубликовало издательство «Эксмо». О нем вообще никто ничего не узнал. Сева Непогодин, по-моему, его только прочитал и написал рецензию. А я 2 года его писала. А вот когда мои рассказы вышли в «Октябре», был огромный резонанс – премии, критика, отзывы читателей. И даже роман «Метан», который выпустил ФСЭИП и раздавал на мероприятиях, прозвучал гораздо громче. В журнале тебя точно прочитают библиотекари и филологи, специализирующиеся на современной литературе, есть шанс, что на тебя обратит внимание Василий Костырко и другие критики, а крупные издательства пиарят только звезд, остальное ложится мертвым грузом.              

С.П.: Чем отличаются электронные литературные журналы от классических печатных?
Ж.Д.: Для меня лично печатные качественнее, хотя читателей у них, я думаю, все же меньше. Дело в том, что там в редколлегии остались редкие профессионалы, у которых требования к качеству высочайшие. Там тоже, конечно, встречается вкусовщина, но ее избежать невозможно.

С.П.: Как работа редактором в "Литерратуре" повлияла на тебя как писателя и как редактора?
Ж.Д.: Я стала циничнее и равнодушнее. Многие авторы болезненно реагируют на критику, а уж тем более, на отказы, пишут в ответ гневные послания, часто матом, угрожают и проклинают. Сначала я очень расстраивалась, но их реакция убеждала меня в том, что отказала я верно. Если человек достойно принимает отказ, он личность, он понимает, что никто никому ничего не должен, он слышит, он способен расти и работать над качеством, он не опускается до брани, и в будущем я внимательно прочитаю его новый текст. А если человек в ответ истерит, то он на самом деле глух, и что-то ему доказывать вообще бесполезно. Ну и за большим текстом обычно стоит крупная личность, а не истероид, как мне кажется. Хотя могут быть варианты, конечно. Про меня однажды написали анонимный сатирический памфлет, большой такой текст о том, как жирный крокодил Женя Декина сжирает молодых авторов, а потом ее сжирает читатель. Прямо с именем и фамилией. И обидное во всем этом было только одно – то, что написано-то это было хорошо. Талантливый человек сел, потратил время и силы на какое-то сведение счетов, а мог бы написать нормальный рассказ с идеей. А может, и не мог. Может, для него писательство – это не поиск смыслов, а арт-терапия, он выплеснул ненависть и все. Тут уже дискуссионный вопрос. Но в целом, редакторская работа для меня это не какой-то кайф или удовольствие, это обуза и тяжкий труд, но я продолжаю, потому что кто-то же должен это делать, иначе литература развиваться не будет.


скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
598
Опубликовано 24 май 2023

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ