ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 202 январь 2023 г.
» » ЛИПКИ ТОЧКА ТОЧКА. Вступление и интервью - Юрий Серебрянский

ЛИПКИ ТОЧКА ТОЧКА. Вступление и интервью - Юрий Серебрянский



Вступление и интервью - Юрий Серебрянский



Закрылись Липки. Полное название фестиваля вряд ли стоит писать, те, кто в курсе и так знают, о чем речь, а остальные вряд ли прочтут. Хотя я встречал, конечно, в биографиях авторов, указанных на обложках книг упоминание Липок. Но для постороннего это все равно факт биографии автора, через запятую. Работа, проделанная Фондом Сергея Филатова за эти годы – работа прежде всего внутрицеховая. Три раза я принимал участие в фестивале, дважды ездил в Липки и один раз Липки устроили в Алматы, моем родном городе. «Ездить в Липки» - устойчивое выражение, как езда в неведомое. Казахстанские авторы бывали там каждый год с момента расширения программы до международной, как и украинские и белорусские, и киргизские – зарубежные.
Хочется сказать спасибо Сергею Александровичу Филатову и попробовать озвучить взгляд со стороны. Свой и коллег. Потому что для меня с самого начала это был взгляд именно со стороны, и на битву амбиций внутри процесса среди авторов и преподавателей, и на по-другому устроенную жизнь, мне даже поначалу было стыдно за свою. За то, что мне нечего сказать о чеченской войне, что темы и переживания мои – совсем другие. Самый мощный посыл, который в Липках получают авторы из-за рубежа от преподавателей – литературная жизнь централизована до предела. Да, у вас есть шанс, но встраиваться придется вам. Так было в 2008 году. Не знаю, было ли такое ощущение у тех участников, кто приехал из далеких от Липок городов России, и каким оно было в недавние годы. Липки и сами ездили по России и зарубежью.
Тем не менее – я благодарен преподавателям семинаров за творческий опыт. Во второй приезд мне удалось абстрагироваться от комплекса и просто быть в процессе. Понимание того, что нужно идти своим путем и развивать свою, казахстанскую работу, ничего не имитируя, появилось со временем. Здесь скажу, что это очень субъективное, наверное, вступление, и каждый из моих казахстанских коллег, тех, кто побывал в Липках, и тех, кто наблюдал развитие ситуации, поделятся собственным мнением:



Нурайна Сатпаева: «Мне кажется, основной вопрос, что дали автору «Липки», помогли ли сориентироваться в лит. процессе, способствовали ли продвижению автора. На своем скромном опыте могу сказать, что мне расти помогают семинары с разборами текстов. Написанные после участия в форуме писателей в Ульяновске рассказы были впервые опубликованы в журнале "Нева" и сборнике "Таксичная книга" издательства "АСТ", пьеса попала во все лонг- и шорт-листы драматургических конкурсов».



Ирина Гумыркина: «Для многих Липки были возможностью выйти за пределы узкого литературного сообщества в Казахстане. Мы все понимаем, что для нас долгие годы Липки были возможностью заявить о себе как об авторе, поскольку здесь, у себя, кроме как друг другу, мы не нужны никому. А там - толстые литературные журналы, которых у нас нет, издательства, которых у нас нет, связи и рекомендации, которых у нас тоже практически нет (не с СП же связь держать), бОльшая аудитория. Поэтому вопрос: что потеряли казахстанские авторы или, наоборот, обрели в связи с закрытием Липок? Возможно, что казахстанская литература только приобретет - себя, свою значимость, будет полагаться только на себя, и это станет стимулом развиваться самостоятельно, не завися от чужого мнения».



Александр Селин: «Совсем недавно узнал о закрытии Липок. И это для меня и странно, и неожиданно. Всё-таки, Липки – это огромная махина, которая, как по мне, только расширяла сферу своего влияния. Во многих регионах России появились литературные школы, на которых отбирались участники для форума; как будто увеличилось количество «выездных липок»; всё более заметно стало сотрудничество с различными приправительственными организациями (билет до Москвы во вторую поездку мне оплачивал один из таких фондов). Поэтому как-то до сих пор не верится в закрытие Липок. Тем более, что на их сайте упоминания про это я не нашёл.
Участником российских Липок мне удалось побывать два раза. Первый раз – в качестве поэта, причём на семинарах моё творчество разгромили настолько сильно, что я даже подумал, что меня пригласили специально в качестве примера под названием «как нельзя писать стихи». Второй раз – в качестве прозаика с абсолютно противоположным результатом: хвалили-нахваливали так, что аж напечатали подборку рассказов в толстом журнале. То есть, можно сказать, что Липки подарили мне весь спектр литературных авторских эмоций, который только возможен.
К тому же поездка на Липки была одновременно с этим и моей первой поездкой в Москву. Из-за этого впечатления от форума перемешались с впечатлением от России и её столицы. Первое, что меня удивило, это то, что все полицейские – русские. Такие же, как в Казахстане, упитанные, круглолицые, немного заспанные с утра, но русские. Второе сильное впечатление – в текстах участников очень мало мата, наркотиков и других непристойностей. Я ожидал полный разгул анархии и вакханалии, а оказалось всё совсем даже наоборот. Потом до меня дошло, что это отчасти результат государственного финансирования и самого фонда, и толстых журналов, на которых держится вся организация. Но всё же впечатление осталось. Ну и, конечно, не могли не удивить сами участники. Их было много. Они были разные. Я впервые увидел настолько сильное увлечение литературой. Персонажи (а по-другому про них и не скажешь), от которых с ног до головы (от свитера с горловиной до застиранных башмаков на голую ногу) просто несло поэзией. Мне казалось, что на бутерброд с утра они намазывали тексты и смыслы. Полностью оторванные от быта люди. Таких, конечно, не большинство. Большинство всё же обычные в моём понимании литераторы. Где-то работают, чтобы было на что жить, и только попутно занимаются литературой и разъезжают по форумам».



Алина Гатина: «В Липки я попала уже после Литинститута, поэтому и формат, и многие участники, и мастера были знакомы – но опыт первых писательских обсуждений – это река, в которую можно входить и дважды, и трижды. 
Для меня было важно привезти текст в другую среду (несмотря на общее языковое пространство), это помогало крепче ощутить свою почву; после таких разборов я глубже понимала, о чем и как пишу, и научилась различать русскую литературу и литературу, написанную на русском языке».



На несколько вопросов, которые мне кажутся важными в контексте казахстанской литературы, ответили участники Липок из Казахстана Ксения Рогожниковой и Александр Селин:

«Русская премия» за поддержку русского языка за рубежом, поменялось ли наполнение символического значения премии сегодня?

Александр Селин: «Русскую премию» я застал совсем слегка. Два раза отправлял на неё свои тексты. Один раз вошёл в лонг-лист. Потом она закрылась. Влияния этой премии на себя или кого-то другого я не ощутил. Единственное – добавил себе строчку про лонг-лист в творческую биографию. Поэтому говорить об изменение наполнения символического значения не могу – как-то я его не прочувствовал.



Липки как явление – попытка централизации, выстраивания концепции русской литературы за рубежом (что искусственно проецируется с четырех волн иммиграции из России, на людей, никогда из нее не иммигрировавших, родившихся и сформировавшихся за пределами России) или гуманитарная помощь зарубежным авторам? 

Ксения Рогожникова: Мне кажется, никакой концепции выстраивания отношений с русскоязычной литературой за рубежом у «Липок» не было – брали просто по доброте душевной. Вспоминаю слова Сергея Александровича Филатова: «На Казахстан у нас три места ежегодно, на Кыргызстан – два». Наверное, цифры как-то менялись год от года. Хотя при этом проводились «выездные Липки» - на моей памяти три раза в Алматы.  Если какая-то концепция и была, то достаточно размытая, я как участница форумов – ее не чувствовала.

Александр Селин: Централизация прям видна. Со всех концов России и ближнего зарубежья молодые литераторы съезжаются в центр. То есть, это даже не скрыть на уровне организации. На самом форуме есть небольшое ощущение «общей повестки», но это больше как-то в нагрузку. Всё же творческая работа превалирует.

 

Как поменяло ваше отношение к современной русской литературе знакомство с Липками

Ксения Рогожникова: Современная русская литература обрела лица и характеры, но при этом осталась такой же загадочной и необъяснимой. «Липки» всегда дарили интересные встречи: причём, как мне показалась, атмосфера на семинарах детских писателей была гораздо дружелюбнее, чем на поэтических.  Я даже пригласила потом в Открытую литературную школу Алматы чудесную детскую писательницу Анну Анисимову – с семинарами. И до сих пор на связи с некоторыми авторами в соцсетях, слежу за книгами и публикациями и время от времени что-то заказываю домой для чтения с детьми.
Для меня «Липки» всегда были чудом. Всё равно, что попасть из почти абсолютного казахстанского литературного вакуума в райский изобильный сад – где по итогам семинаров раздают денежные премии, рекомендации в Литературный институт и публикации в сборниках и журналах.

Александр Селин: Естественно, я расширил для себя мир современной русской литературы. Я стал читать бывших и уже именитых участников Липок. На семинарах читал тексты нынешних участников. Варился в критических мыслях рецензентов. Это очень интересно. Это прививает большее уважение и даже любовь к русскому языку. Это, я думаю, хорошо.

 

Существование русскоязычной литературы в Казахстане не только заслуга союза писателей СССР, Липок и индивидуальных прорывов авторов, но и фонда «Мусагет». Как относилась к Липкам Ольга Борисовна? 

Ксения Рогожникова: Я думаю, что существование русскоязычной литературы в Казахстане – это в первую очередь, заслуга фонда «Мусагет» и Ольги Борисовны Марковой. Я попала на Форум молодых писателей в 2005 году уже после «мастер-класса» и других мусагетовских семинаров.
Помню, когда мы с Мишей побывали на первом Форуме, а потом пришли в гости к Ольге Борисовне, она с большим интересом слушала о наших «липкинских» приключениях.
Ольга Борисовна вообще всегда положительно относилась к любой литературной учёбе. Она неоднократно приглашала мастеров из России, Америки и других стран для проведения семинаров в Алматы. Про «Липки» в «Мусагете» впервые рассказал писатель Олег Павлов, он занимался с казахстанскими прозаиками в 2004 году. Также по приглашению Ольги Борисовны к нам приезжали Сергей Иванович Чупринин, Дмитрий Кузьмин, Леонид Бахнов, Евгений Абдуллаев. 

Александр Селин: Конечно, же «ОЛША», как продолжатель работы «Муссагета», для меня полноправный обладатель звания основной кузницы современных казахстанских авторов. Я много раз на Липках задавал вопросы участникам про их литературные школы. И каждый раз удивлялся, что «ОЛША» – это какой-то уникальный случай. И каждый раз гордился тем, что в ней учился.



Липки – толстые журналы. Изменилась ли роль российских толстых журналов для казахстанских авторов? 

Ксения Рогожникова: конечно, заслуга «форумов молодых писателей» — это последующие публикации участников в толстых литературных журналах. Помню, именно так появились мои стихи в «Дружбе народов» и в «Юности», не говоря уже о публикациях в «форумских сборниках».
Замечательно, что у нас, у казахстанских авторов сейчас есть «Дактиль» и «Ангиме». О перспективах говорить сложно, но хорошо бы, чтобы эти журналы продолжали существовать и развивались, и чтобы появлялись новые площадки.

Александр Селин: После Липок у меня появилось понимание, что попадание на страницы толстых российских журналов — это то, к чему нужно стремиться. Если ты там, то некий фильтр профпригодности пройден. И можно со спокойной совестью начинать пробовать печататься в коммерческих издательствах.



Что вам запомнилось больше всего в «Форумах молодых писателей»?

Ксения Рогожникова: 2005 год, я впервые попала на Форум и оказалась на семинаре детской литературы у Валерия Михайловича Воскобойникова и Эдуарда Николаевича Успенского.
Запомнилась фраза Эдуарда Николаевича: «детский писатель должен быть как танк» и момент, за который я невероятно благодарна Валерию Михайловичу. Он взял рукопись с моей первой подростковой повестью «Тайна Якоря», сел со мной за отельный столик в кафе и исчиркал первые две страницы – показывая, как надо править текст. 
За это и за несколько других Форумов, в которых мне повезло участвовать – большое спасибо Сергею Александровичу Филатову и его команде, «Липки» — это великолепно.

Александр Селин: Я нашёл для себя, обдумывая мои поездки в Липки, что основные знакомства, которые я там приобрёл – это знакомства с нашими же казахстанскими авторами, не российскими. И с ними я продолжаю общение уже здесь в Казахстане. Даже организовывали некое подобие семинаров с обсуждением текстов. Это ли не наследие? Липки из-за своей масштабности дают ощущение необходимости тебя, как автора. Ты, оказывается, нужен многим. И, оказывается, много таких, как ты. Это придаёт сил для творчества. Так что вывод очевиден: нужны и точка.


скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
310
Опубликовано 22 дек 2022

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ