ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 198 сентябрь 2022 г.
» » Евгений Харитонов: Читатель пристально следит за премиальными списками

Евгений Харитонов: Читатель пристально следит за премиальными списками





Евгений Викторович Харитонов – московский поэт, переводчик, историк литературы и кино, музыкант. Окончил филологический факультет и аспирантуру МПГУ. Публикуется с 1984 года, автор Автор нескольких сотен публикаций в российской и зарубежной печати и полутора десятков книг, посвященных истории литературы, кино, комиксов. За книгу-энциклопедию «Болгария фантастическая» (София, 2003) стал единственным иностранным лауреатом главной болгарской премии в области жанровой литературы - «Гравитон».  Автор поэтических сборников «Во-Ум»» (Лондон, 1999), «Непроза» (М., 2003), «Внеклассное чтение» (Рязань, 2005), «Нет тела!» (СПб., 2006), «Ямуямбурою» (М., 2007), «Легко» (М., 2007), «Ми На Ми Ра» (М., 2008), “This Is Visual Poetry” (NY., 2010), «Последният ден на ягодовата поля» (София, 2010), “Die Roboter” (Мадрид, 2012), «Как этот дым» (М., 2013), «Книга о...» (М., 2013).
Куратор фестиваля и конкурса литературного и художественного авангарда «Лапа Азора», главный редактор альманаха «Другое полушарие» и библиотечной интернет-газеты «Территория L», руководитель музыкального лэйбла 45 Echoes Sounds, автор концепции и координатор единственной библиотечной литературной награды – всероссийской «Премии Читателя». Руководитель литературных проектов Российской государственной библиотеки для молодёжи. 
Член Союза писателей России, Союза литераторов РФ, Русского ПЕН-Клуба.  Беседовал Сергей Пронин

 

Давайте начнём с логичного вопроса: как появилась «Премия Читателя»?

Идея такой премии появилась в 2014 году.  Изначально хотелось просто восстановить историческую справедливость — включить библиотеки в активный литературный процесс, сделать их там полноправными участниками, способными на этот процесс оказывать влияние. А самый простой путь — придумать библиотечную премию, благо в России таковой никогда не было. И это тоже странно, учитывая, что зарубежное библиотечное сообщество имеет несколько таких наград, а премия Оклахомской библиотечной ассоциации «Секвойя», существующая с конца 1950-х, и сегодня остаётся одной из самых престижных в мире детской и юношеской литературы.  У нас же... В лучшем случае библиотеки «прикреплялись» к какой-нибудь существующей награде в качестве информационных или «площадочных» партнёров. И, увы, чаще всего библиотека в данном контексте рассматривалась именно в плане площадок, но не как организация, литературу поддерживающая и даже способная влиять на формирование «объективного восприятия» читателем современной литературной сцены.
И вот захотелось хоть немного переломить ситуацию, в реальном, а не в метафорическом смысле включить библиотеки в литературный контекст, а читателя, в свою очередь литературно социализировать, переложив на него ответственность за сделанный выбор. Именно за читателем остаётся последнее слово: не библиотекари, не эксперты-критики, формирующие лонг- и шорт-листы, а молодые читатели выбирают Своего автора и Свою книгу, созвучную, простите за пафос, их мыслям и чаяниям, способную ответить на вопросы современной молодёжи. Это взгляд молодых читателей из разных регионов и с радикально противоположными взглядами на литературу. И что особенно важно - молодой читатель никак не связан узами «корпоративной ответственности», ему не важны клановые и коммерческие интересы, для него есть только один абсолют - Текст.
За семь лет, что я курирую премию, мы немало экспериментировали с концептом в попытках найти идеальные составляющие.  В мир библиотек я пришел из того самого литературного процесса, я участвовал в жюри и экспертных советах многих премий, что-то знаю о том, как и что там происходит. Крупные премии, в основе которых стоит выбор экспертного сообщества, так или иначе завязаны на внутрицеховую корпоративную ответственность, когда на конечную оценку влияют не только качество литературного текста, но и маркеры «свой – чужой». Это не плохо, и не хорошо, это просто объективная реальность. А премиям сугубо читательским недостает, пожалуй, как раз экспертного голоса.
Так постепенно и выстроилась логичная концепция «Премии Читателя», равноудалённо отличающаяся от библиотечных наград западного образца и от «традиционных» литературных премий.  По сути на сегодняшний день это единственная литературная премия, где для выявления лучшего из лучших учитываются сразу три фактора: библиотечная аналитика (лонг-лист формируют библиотеки на основе анализа реального читательского спроса в библиотеках), экспертная оценка (шорт-лист «вычленяют» из длинного списка специалисты – литературные критики, книжные журналисты, библиотечные профессионалы) и, наконец, реальный читательских выбор . Иначе говоря, легитимность лауреатства подтверждается не каким-то одним, а сразу тремя главными инстанциями: библиотекой, литературным сообществом и его величеством Читателем.

Тогда давайте поговорим о том, как работает эта премия, как формируются шорт- и лонг-листы, как выбирается победитель?

Сейчас в премии участвует 48 библиотек страны — от республиканских до районных, в которых имеет место обслуживание возрастной группы 16–35 лет. Библиотеки могут участвовать на разных этапах премиального сценария: либо только на стадии формирования длинного списка (анализ спроса), либо и тут, и на этапе рассмотрения жюри. Правда, для участия на втором этапе необходимо наличие на базе библиотеки молодёжного читательского совета, состоящего из молодых активных читателей в возрасте от 18 до 35 лет, которые автоматом входят в состав жюри. 

Почему так мало библиотек вовлечено в проект?

Главный фактор участия в проекте — это обновляемость фондов библиотеки. Понятно, что в силу разных финансовых и административных причин не все библиотеки могут оперативно пополнять свои фонды новинками, хотя очень помогает, что почти все библиотеки подключены к электронным книжным ресурсам, таким как ЛитРес…

Итак, что собой представляет премиальный сценарий?

Весной библиотеки-участницы проводят анализ читательского спроса в своей библиотеке в печатном и электронном форматах. На основе анализа формируется рейтинг наиболее спрашиваемых книг, изданных в предыдущий награждению календарный год. Учитываются только новые издания ныне живущих русскоязычных авторов прозы и нон-фикшн... Конечно, чисто библиографически бывает тяжело отсеять переиздания, поэтому иногда список приходится корректировать.

Получается, вы можете изъять книги из лонг-листа уже после его публикации?

Да, порой приходится.

Понятно. А как строится процесс дальше?

Каждая библиотека может предоставить список до 20 книг, как правило, меньше, от 5 до 10 книг.  Итоги высылаются координатору премии. На основе полученных списков координатор формирует Лонг-лист — своего рода рейтинг самых востребованных современных русскоязычных авторов прошлого года по версии молодых читателей российских библиотек.  Учитываются только книги не ниже 16+. 
Дальше в «дело вступает» Экспертный совет, в который входят известные литературные критики, книжные журналисты, литературоведы и библиотекари. Исходя из качественных критериев, они формируют Шорт-лист.  Каждый эксперт номинирует из длинного списка 5–10 книг по каждой из двух номинаций. Совпадения и образуют финальный короткий список (как правило, это 10–12 книг).
Кстати, уникальность Шорт-листа «Премии Читателя» - в его прозрачности: вы видите, кто из Экспертов какую книгу отметил для её включения в список.
Летом Шорт-лист (о котором массовый читатель узнает лишь в сентябре, поскольку оглашать его за полгода до церемонии просто непрактично) получают все члены Жюри. Напомню, в Жюри «Премии Читателя» входят все члены Молодёжных читательских советов библиотек - молодые люди от 18 до 35 лет.  Напомню также и то , что  только их голоса в конечном счёте являются решающими.
Жюри выявляет победителя путём анонимного голосования. Дабы избежать риска попасть под «давление коллектива». Каждый член Жюри оценивает книги шорт-листа по классической пятибалльной шкале. При этом аргументирует свои выборы короткими рецензиями. Незадолго до финала проводится онлайн-трансляция «Визит к Жюри», где ребята, не раскрывая карты, обсуждают шорт-лист.
Церемония награждения проводится в конце ноября-начале декабря на книжной ярмарке Non/Fiction. Правда, по известным причинам последние две церемонии были проведены в формате онлайн-трансляций в ТАСС.

Вы сказали, что в жюри входят молодые читатели из молодёжных читательских советов? Это какие-то особые читатели?

Нет, это самые обыкновенные молодые люди и девушки в возрасте от 18 до 35 лет, именно библиотечные читатели, которые входят в сформированные при библиотеках молодёжные читательские советы. Эти советы, в частности, помогают библиотекам в формировании библиотечных фондов и участвуют в других библиотечных проектах в качестве волонтёров. По сути, это профессиональные молодые библиотечные читатели.  Они не только оценивают книги короткого списка, на их плечах - организация разных мероприятий и проектов вокруг премии: конкурсы рецензий и буктрейлеров, встречи с шорт-листёрами, проведение блиц-интервью и т.д.
Затем в сентябре шорт-лист оглашается публично, а в конце ноября — начале декабря на ярмарке Non/fiction пройдёт награждение победителя.

А что с объективностью их оценки?

Ну, мы же прекрасно понимаем: нет ничего более субъективного, чем объективная оценка… Конечно, любая оценка одного читателя (хоть любителя, хоть профессионала) - субъективна, ведь она отражение его ожиданий от книги. А вот когда мы получаем несколько (а в этом году, напомню, это более 50 членов жюри) таких индивидуально-субъективных голосов, складываем их вместе, то на выходе как раз и получаем приближенную к объективности картинку мира. Когда пятерочку книге поставил один... ну, пусть два члена жюри — это совсем одно, а вот когда пятерочки, не сговариваясь, поставили все 50 - это уже совсем иная, хотя бы частично, хотя бы зримо очищенная от вкусовщины, картина книжного мира: книга интересна и нужна молодым.  

 

А почему на таком ответственном этапе как формирование шорт-листа «Премия читателя» привлекает профессионалов? Почему этот шорт-лист не сформируют сами молодые читатели?

Ну, собственно, выше я уже говорил о концепте премии — вовлечённость трёх главных составляющих: библиотека — экспертное сообщество — читатель. Так или иначе это всё определяется одним словом: Читатель.
Но у нынешней схемы есть и другая правда: Экспертный совет — это важный рабочий инструмент, без которого не обойтись, работая с потоком. Их задача не просто просеять длинный список по качественным маркерам, но и выполнить сложную библиографическую работу, с которой справится только профессионал, только человек, в книжном процессе, что называется, «воцерковлённый». Я имею в виду отсев разного рода «неформата» - от переизданий до самиздата. И главное: профессионал владеет инструментарием «качественного просева», читатель, даже опытный – нет.
Фактически во всех премиях номинационная комиссия, формирующая списки, и жюри это не одни и те же люди. Жюри работает с тем набором имён-книг, который им предлагает номинационная комиссия.  Экспертный совет мы формировали не только по принципу узнаваемости имён, мы приглашали книжных профессионалов с полярно разными вкусовыми и «жанровыми» предпочтениями, поэтому в коротких списках «Премии Читателя» оказываются и «толстожурнальный» мейнстрим, и максимально попсовый детектив, и фантастика и даже «девочковый роман». 

Ну, и, наконец, и самим ребятам из жюри эта схема нравится, хотя пару раз действительно жюри были не слишком довольны выбором экспертов, считали, что шорт-лист получился слишком «боллитрным», «премиально ангажированным», но когда экспертный совет расширился, стало поинтереснее, о чём я чуть выше и сказал — в смысле жанровой полифонии. Сейчас короткий список «Премии Читателя» - здоровый баланс между интеллектуальной и жанровой литературой, что лично мне нравится.

В вашей практике случалось, что книги, набиравшие высший «рейтинг» при формировании лонг-листа, не попадали в шорт-лист?

Конечно, случалось такое — это неизбежно. Такое происходит абсолютно во всех премиях — крупных и маленьких.

Какую роли премии играют в литературном процессе в целом, на ваш взгляд. Что премии дают, скажем, библиотекам? Влияют ли они на читательский спрос?

Премиальная история часто влияет на читательских выбор и на формирование как читательских, так и издательских трендов. Читатель пристально следит за премиальными списками и ориентируется на них. К примеру, феномен популярности Гузель Яхиной в библиотеках не в последнюю очередь объясняется её присутствием в премиальных списках.
При этом мне кажется, что премии важны, прежде всего, для молодых авторов, потому что это вход в серьёзную литературу, вход в литературный процесс. К автору, который получил премию, в любом случае, скажем так, чуть более серьёзное отношение.
Отчасти, думаю, премии и регулируют литературный процесс, выступают своего рода фильтром, регулятором. Конечно, фильтром субъективном, но объективности вообще добиться довольно сложно. Но в отсутствии доступной обычному читателю книжной журналистики и литературной критики, премиальный фильтр — это лучшее, хотя и неоднозначное, что у нас есть.

Если посмотреть на русскоязычный премиальный ландшафт, то, условно говоря, большие премии, наверное, оказывают большое влияние на карьеры писателей и на читательский спрос. А какое место, на ваш взгляд, занимает «Премия Читателя»?

Не знаю, честно говоря. В целом, я доволен, что в издательской, и, теперь уже, в писательской среде она имеет своё значение, имеет  вес. Непоследнюю роль тут играет то, что писатели традиционно трепетно относятся к библиотекам. И душу писателя греет, что это выбор не просто читателей, а библиотечных читателей. Такие читатели в сознании литературоцентричных людей — это уже особая каста, люди, которые, так сказать, знают толк в хорошей книге.
Мы не будем соревноваться ни с «Большой книгой», ни с «Носом». Мне бы хотелось, чтобы премия была именно на том месте, которое нам сейчас удалось занять: главной библиотечной премией страны.

Как бы вы сформулировали миссию премии?

Я премию часто называю проектом, потому что это больше, чем просто очередной «парад тщеславия». Мы способствуем росту интереса самих библиотек к формированию этих молодёжных читательских советов, к более плотному взаимодействию со своими читателями.
Но это ещё и важная исследовательская миссия в области социологии чтения.
Задача не только наградить, но и проанализировать круг чтения молодежи, вычленить ядро молодежного чтения, о котором уже много лет спорят в профессиональных книжных и библиотечных сообществах.  И анализ читательского спроса, на основе которого формируется длинный список, предоставляет широкое поле деятельности. Тут и читательские предпочтения по географическому признаку, и жанровая статистика, на которую опять же накладывается географический фактор, и т. д., и т. п. Впрочем, это тема очень обширная и точно не для этого интервью.

Спрошу напоследок, заглядывали ли вы в будущее? Какой вы видите премию, скажем, через пять лет?

Если учитывать, что в течение последних без малого семи лет не было ни одного года, когда мы что-то не меняли в концепции, то могу с уверенностью сказать: через пять лет премия обновится процентов, минимум, на 60. Например, лишь с прошлого года мы стали вручать премию в двух номинациях — теперь не только за художественную прозу, но и за нон-фикшн... В этом же году я обновил правила формирования доинного списка: если раньше в лонг-лист попадали книги, набравшие не менее трёх упоминаний библиотеками, то теперь мы даём полную картину предпочтений молодых читателей российских библиотек, что, безусловно, даёт ещё немного пищи для ума… В этом я вижу самое яркое отражение нашей миссии, как премиальной, так и исследовательской.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
140
Опубликовано 02 сен 2022

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ