ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 201 декабрь 2022 г.
» » Оргкомитет Премии им. Левитова: «ПРЕМИЯ — ЭТО ВКЛАД В СОЗДАНИЕ ЕДИНОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОСТРАНСТВА»

Оргкомитет Премии им. Левитова: «ПРЕМИЯ — ЭТО ВКЛАД В СОЗДАНИЕ ЕДИНОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОСТРАНСТВА»

Редактор: Сергей Пронин 





15 февраля закончился приём заявок на второй сезон премии им. Левитова. «Актуальное» поговорило с членами оргкомитета премии об истории создания, о фестивале «Левитов-фест» и об объединяющей силе литературы.


Беседовали:

 









       ХАРЛАНОВА Анна – учредитель премии им. Левитова. Идейный вдохновитель и главный организатор первого литературного фестиваля в Липецке «Левитовфест». Поэт, прозаик. Член Союза российских писателей, Международной гильдии писателей, ТО ДАР (Творческого отделения детских авторов).

 

















       ВОРОБЬЁВА Алёна – поэт. Член Союза писателей России, член-корреспондент Академии поэзии (г. Липецк).

 


















        ТАТУР Виктория – прозаик, редактор отдела детской литературы журнала «Формаслов». Член Союза писателей России (г. Москва).





















         АНТОНОВА Анастасия — куратор конкурса буктрейлеров «Левитов. Новый формат», детский писатель. (г. Вязьма)

 




















         ИВАНОВА Елена – поэт, критик, член Союза писателей России. Лауреат премии «Молодой Петербург», финалист конкурса им. Гумилёва «Заблудившийся трамвай» (г.Санкт-Петербург).











Как появилась премия им. Левитова?

Анна: Я родилась в селе Доброе Липецкой области — и известный писатель-народник 19 века, Александр Левитов, родился в селе Доброе. Не удивительно, что именно я стала инициатором проекта.
Творчество Александра Ивановича высоко ценили Бунин, Чехов и Горький, но постепенно это имя стало забываться. Ещё в детстве я бегала по улице Левитова и не знала, кто это. Позже, уже когда закончила Литературный институт, стала приезжать на Левитовские чтения в Доброе. А когда познакомилась с Алёной Воробьёвой и возникла идея создать литературную премию, сразу вспомнила Левитова. Я сразу задумала премию и фестиваль в одной связке. И теперь, уже постфактум, когда мы провели первый фестиваль и готовим второй, я понимаю, что был ещё один фактор — пандемия. Я поняла, что ждать нечего, что нельзя ничего откладывать, завтра может не наступить. Мы преодолели множество препятствий, обошли кучу инстанций, и, что удивительно, многие поддержали, к примеру, Совет молодых литераторов при Союзе писателей России и его председатель Андрей Тимофеев, поддержала нас и Нина Александровна Ягодинцева, профессор Челябинского института культуры. Они сразу же согласились войти в жюри премии и потом приехали на фестиваль. Нам повезло даже получить небольшую финансовую поддержку от Управления молодёжной политики Липецкой области. Вообще весь город помогал, кто чем мог. Библиотеки предоставили помещения, одна компания сделала булочки для кофе-брейка, другая подарила цветы победителям.
Вот так премия и фестиваль появились, в общем, с моей подачи, но общими усилиями огромного количества замечательных людей.

 

А почему вы решили, помимо фестиваля, делать именно всероссийскую, а затем и международную премию?

Анна: да я даже и не рассматривала никаких других вариантов. Мне говорили, а почему бы не сделать сначала что-то региональное, потом выйти на межрегиональный уровень и так далее. Но я чувствовала, что нужно сразу делать настолько масштабно, насколько можно себе представить. А почему премия? Потому что мне кажется, что это вклад в создание единого литературного пространства. Мы преодолеваем разрыв между поколениями литераторов, между разными литературными течениями. Ну и, честно говоря, хотелось просто дать денег, поддержать талантливых людей. Литераторы — люди в большинстве своем бедные. Невероятный интерес и внимание к премии появились, думаю, в том числе и благодаря тому, что у нас есть денежный приз. Хотя, конечно, не только. В первом сезона мы получили более 2 000 заявок со всей страны. Это невероятно. Мы не ожидали.


Некоторые мои собеседники отмечали, что литературных премий в России не хватает. Что вы думаете об этом?

 Алёна: на мой взгляд, проблема не в том, что премий не хватает. Проблема в том, что участвуют одни и те же люди. Они пришли в одну премию, в другую, ну и поняли, что дальше лонг-листа не пройдут. Постепенно опускаются руки. А поскольку тут премия денежная, то тем не менее принимают участие, даже если о премии ничего не знают. Премий довольно много, но они требуют, в основном, предоставить печатное издание. А с книгами как раз проблемы у авторов возникают, особенно за определенный период, в который по положению должен быть издан текст. Поскольку «талантам надо помогать, бездарности пробьются сами», мы пошли другим путём. Мы принимаем рукописи, а не книги. Талантливые авторы, вошедшие в лонг и шорт-лист премии, могут приехать на фестиваль, получить обратную связь, рекомендации к публикации в «толстом» литературном журнале и так далее. Для многих — это реальная возможность прорыва, шанс быть замеченным.
Есть, конечно, премии, такие как «Нос» и «Ясная Поляна», по которым можно определить, кто модный писатель в определённом сезоне, но это не наш путь. Мы создаём единое пространство литературы, чтобы авторы познакомились, учились у мастеров и друг у друга и получали путёвку в жизнь, независимо от того, насколько они именитые. Шансы есть у каждого.

 
А у вас есть какое-то видение того, каких авторов бы хотелось открывать? Как работает отбор на вашей премии?

Анна: первоначально заявка поступает в оргкомитет, мы принимаем или отклоняем ее. Если, например, значительно превышен объем или нет письма номинатора — заявку не принимаем. Все правила прописаны в положении. Далее оргкомитет читает тексты, минимум три человека каждое произведение. Затем мы по сумме баллов определяем лонг-лист, и этот лонг-лист передаём Малому жюри — без фамилий, под номерами. Эти люди формируют шорт-лист премии, далее тексты читают и оценивают члены Большого жюри, как раз они и отбирают победителей по сумме баллов. Им тоже заявки приходят без имён, то есть оценивается конкретный текст и жюри не знает, кто его написал. Оценивается текст, а не автор. Такая многоступенчатая система, все честно.

Виктория: Дополню ещё по поводу того, каких авторов мы ждём. Конечно, талантливых. Мы не обращаем внимания на былые заслуги, на имя автора и так далее. Для нас важно, чтобы был отличный текст, и, по моему опыту, каждый 10 текст, скажем так, западает в душу. И это может быть совершенно неизвестный автор. Кроме того, мы следим за творчеством участников шорт-листа, популяризируем их творчество, следим за их публикациями. Мы ищем авторов с искрой, которые иначе остались бы незамеченными. Но и уже известные, солидные авторы присылают заявки на премию Левитова, это говорит о многом.

Алёна: Мы ищем не только авторов неизвестных, но и, что называется, незасвеченных, неиспорченных популярностью. Может быть, они предсказывают будущее литературы, а без нас остались бы незамеченными.

Анна:  Добавлю ещё, что мы принципиально не ставим верхней границы возраста, принимаем рукописи, а не напечатанные книги от русскоязычных авторов, не зависимо от места проживания. То есть мы максимально открыты и готовы давать позитивный импульс авторам, которые действительно этого заслуживают.

 
Многие начинающие авторы, с которыми я разговаривал, очень расстраиваются, кстати, из-за этой границы в 35 лет. Если человек не успел начать писать до 35, или не начал активно развиваться как писатель, то на 70-80% мероприятий ему вход закрыт, а те премии, которые вы упоминали, являются территорией авторов, которые уже зарекомендовали себя. Ваша практика и желание открывать новые имена распространяется также и на авторов старше 35 лет, несмотря даже на то, что номинация 40+ у вас называется «Мастер».

Анна: Шанс должен быть у всех. Я много участвовала в разных международных фестивалях и многие, с кем я познакомилась, начали писать только на пенсии, например, Виктория Серебро. Да я сама после окончания института решила, что раз я не гений, писать и вовсе не стоит. Когда вернулась в литературу — мне как раз исполнилось 35, я поняла, что не у дел, поезд ушёл. У меня не было в окружении людей, которые могли бы сократить вот этот путь, не было литературной студии, к примеру, когда я была ещё юной. И мне хочется, чтобы эта ситуация изменилась, если не для меня, то для следующих поколений. Наверное, по этой причине веду детскую литературную студию в Липецке вот уже 3 года. Главное, чтобы была среда, чтобы была возможность общаться с похожими людьми.
А по поводу возраста могу сказать, что мне, например, мой мастер Владимир Орлов в литературном институте говорил, что пишу я хорошо, но мне пока не о чем писать. Для прозаика нужен жизненный опыт. Прозаики вообще расцветают довольно поздно. Поэтому мне эта планка в 35 лет кажется совершенно несправедливой.

 
Как, по-вашему, премия может или должна изменить творческий путь авторов?

Елена: Мне кажется, что именно маленькие премии могут очень сильно повлиять на судьбу автора. Они обеспечивают попадание человека в среду, в какое-то литературное сообщество или студию. Это очень важно на раннем этапе творчества. Так было, например, со мной. Если говорить о дальнейших каких-то достижениях и победах, мне кажется, важны премии, которые объединяют людей из разных литературных кругов.
Я недавно читала социологическое исследование, где было написано, что для жителей России в последние несколько лет стало менее свойственным так называемое пакетное мышление. Грубо говоря, зная твои взгляды на один вопрос или отношение к резонансному событию, можно предсказать взгляды и по другим вопросам. А теперь это не так. Во времена моей юности было принято думать, что если человек выиграл премию, а его книгу издала редакция Елены Шубиной, значит, мы уже заранее знаем чего ожидать от этого автора. Сейчас как-то всё стало тоньше, глубже и интереснее. Мы заранее не знаем, чего ожидать от автора, а принадлежность к определённой тусовке сама по себе уже не даёт гарантии, что этот человек пишет определённым образом или его интересует определённый круг тем. Мне кажется, что это более живой процесс.
Премия Левитова, в том числе, несёт вот эту объединяющую функцию.


Как работает объединяющий механизм вашей премии, если кажется, что скорее премии разъединяют людей на тех, кто стал лауреатом или вошёл в лонг-лист и шорт-лист, и тех, кто отмечен не был? Даже в социальных сетях часто наблюдается вот такая реакция, мол, опять меня не взяли, опять я не прошёл, или кого это там опять номинировали.

Алёна: Поскольку мы оцениваем произведение, в основном, в рукописи, по опыту могу сказать, что, бывало, какой-то именитый автор мог послать нам какой-то не лучший свой текст. Но мы не смотрим на автора, а смотрим на сам текст. У нас были лауреаты других премий и конкурсов, которые могли даже не попасть в наш лонг-лист. Это не значит, что автор плохой, просто именно вот это произведение показалось нам слабее, чем другие. Отбор был очень жёсткий, конкуренция была очень сильная.

Анна: Две тысячи заявок из 70 регионов России мы получили в первом же сезоне, очень много было талантливых текстов, отбор был серьёзный и честный. Например, моя лучшая подруга, мощный прозаик, не прошла в лонг-лист. При этом каждый текст читает минимум 3 человека, и мы не оспариваем оценки друг друга. Иногда оценки расходятся радикально, но мы договорились, что оценки такие, какие поставили. И поскольку у нас в жюри представители совершенно разных течений, то мы даже не предполагаем, кто победит.

Виктория: Конечно, авторы — люди амбициозные, и обидно, когда ты где-то не проходишь или не побеждаешь. Мы готовы к критике, и мы готовы к тому, что кто-то будет обижаться, это нормально.

 
Но всё-таки премия разделяет. Отделяем лонг от шорт-листа, отделяем победителя от всех остальных. Как работает объединение?

Анастасия:  Я думаю, что конкретно в случае премии Левитова объединяющим моментом является ЛевитовФЕСТ. Это литературный апогей, когда авторы могут пообщаться и получить друг от друга и от мастеров обратную связь, поучиться, познакомиться, найти друзей и единомышленников.

Елена:  Каждый участник может ещё и прочесть других авторов, тех, кто вошёл в лонг и в шорт, им могут быть интересны другие писатели и поэты.

Анна:  На ЛевитовФЕСТ приезжали потомки Александра Левитова, и Ольга Эдуардовна, глава, так сказать, этого рода, как раз говорила о том, насколько необходим этот фестиваль и что Левитов всех и объединяет.

Алёна: Кстати, потомки Левитова вручали собственный приз, так что и это, думаю, способствовало объединению.

 
А как премия влияет на читателей? Появляется ли интерес к текстам авторов, которые вошли в шорт-лист? Или кто-то гордо пишет на обложке книги, что вошёл в шорт-лист или получил премию?

Виктория: Я вошла в шорт-лист прошлого сезона, и мой опыт был такой: мне стали приходить письма от читателей. Это очень приятно. А о том, пишут ли на обложках: мы пока о таком не слышали, но думаем, что и это тоже обязательно будет, когда премия станет более известной. У меня, например, часто стали спрашивать, что это за премия, как на неё подать тексты и так далее.


Последний вопрос о премиальном процессе. С одной стороны, премий, возможно, недостаточно, но с другой стороны многие писательские объединения разной степени известности раздают огромное количество памятных знаков, медалей, орденов, дипломов, кубков имени всех великих писателей. Как сориентироваться и отличить уважаемую или достойную премию от платного конкурса с красивым значком.

Анна: Надо посмотреть, кто организатор, кто в жюри, кто был лауреатом премии. Меня также очень настораживало, если участие платное.

Алёна: Любому автору, особенно начинающему, важно не обращать внимания на эти значки и премии. Главное — это попасть в нужную среду, расширить круг общения. Премии выдаются людьми.

Анастасия: Аня Харланова как-то сказала, что в литературе любая объективность субъективна.

Анна: Да, и если вот что-то не сложилось, то нужно просто прислать нам другую работу на следующий сезон.

Елена: А по поводу того, как ориентироваться: очень здорово, когда у премии есть ещё и семинары, рекомендации в «толстые» журналы и тому подобное. Если за премией такое стоит, то вот в такой премии нужно участвовать.

 
Помимо литературной премии ваш проект включает в себя ещё и конкурс буктрейлеров. Как этот конкурс работает, и как эти ролики используются потом, после фестиваля?

Анастасия: Цель конкурса буктрейлеров совпадает с целью самой премии Левитова — это восстановление памяти и привлечение внимания к творчеству Александра Ивановича, потому что, как уже было сказано, мало кто из современников знал о писателе Левитове, мало кто читал его произведения, а сейчас этот интерес стал расти. Могу даже на собственном примере сказать, что после просмотра буктрейлера финалиста прошлого года, причём не победителя, а финалиста, Ларисы Бессарабовой я прочитала рассказ «Бабушка Маслиха», и теперь это мой любимый рассказ Левитова.
Что такое конкурс буктрейлеров? Мы ждём ролики до трёх минут, которые основаны на одном из произведений Левитова. Ролик может передать как основную идею произведения, мысли или посыл, который вкладывал автор, или это может быть рекламный ролик, который подогреет читательский интерес и заставит скорее открыть эти произведения и прочесть. Мы приглашаем к участию всех желающих с 14 лет, студентов ВУЗов и старшеклассников, а также людей постарше. Снять ролик можно на обычный телефон. Или можно сделать презентацию на компьютере. Мы, конечно, очень надеемся получить как можно больше хороших работ. И тут есть ещё один аспект. Вот узнает, к примеру, школьник о нашем конкурсе, примет в нём участие, познакомится с творчеством Левитова, и у него может возникнуть такой логичный вопрос: «А кем славится мой родной край?» Это хорошая возможность через конкурс и творчество Левитова поднять интерес молодёжи к своему родному краю.
Теперь, что касается того, как используются ролики после окончания фестиваля, то если бы в липецких школах был такой предмет, как литература родного края, то мы могли бы использовать эти ролики, чтобы познакомить всех с творчеством Левитова.

Анна: Ролик победителя первого сезона сейчас опубликован в журнале Формаслов и в соцсетях премии, и в этом сезоне будет также, плюс победитель получает денежный приз.

 
Расскажите немного о фестивале, это одно из ярких отличий премии им. Левитова. Авторы шорт-листа или даже лонг-листа встречаются и проводят довольно много времени вместе. Как проходит фестиваль, как там всё устроено?

Анна: В сентябре 2021 года три дня писатели и поэты со всей России провели вместе. Мы ездили в село Доброе, посадили там Левитовскую аллею. Были различные выступления мастеров и участников, проходили обучающие семинары. Были очень интересные лекции от членов жюри, кстати, они все записаны и доступны в наших социальных сетях. И как же без экскурсии с дегустацией липецкой минеральной воды! Ведь Липецк — это город-курорт, помимо прочего.

Виктория: Вспоминаются и обучающие семинары, где мы читали тексты друг друга и обсуждали, и самое главное, что эти обсуждения были в беседках на улице, с потрясающей панорамой. Обсуждать тексты в такой атмосфере — это невероятно. И мы собирались вместе вечерами, и возникало удивительное ощущение объединения, которое было, лично для меня, недостижимо на любых других подобных фестивалях. Я больше не встречала такого пространства для обсуждения и общения.

 
Расширилась ли география премии в этом сезоне?

Анна: Да, заявки прислали практически со всей России, а также из 15 стран, в том числе из Китая, Индии, Канады, Словакии, Израиля.


Если бы у вас была волшебная палочка, что бы вы добавили или изменили в своем проекте, в процессе вручения премии?

Алёна: Я бы, наверное, оставила всё как есть, добавила бы больше возможностей для продвижения авторов, не только победителей. Может быть, договориться с издательствами, чтобы они издавали книги наших авторов, например.

Анна: Мне бы хотелось расширить число номинаций. Например, ввести номинацию детской литературы, хотелось бы и драматургию захватить. Может быть, когда-нибудь… В моих мечтах нашу премию и фестиваль берёт под крыло город или область, активно её поддерживает, в том числе финансово. Мне бы очень хотелось оплачивать труд мастеров и жюри, но пока такой возможности нет, все трудятся бесплатно.

Виктория: А я бы позвала ещё больше людей на фестиваль и сделала бы из этого фестиваля огромный масштабный литературный праздник, и обязательно салют.

Анна: Салют, кстати, может сбыться.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
476
Опубликовано 21 мар 2022

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ