facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 187 октябрь 2021 г.
» » Сергей Пронин. НОВЫЕ НЕЗАВИСИМЫЕ

Сергей Пронин. НОВЫЕ НЕЗАВИСИМЫЕ





В последнее время культура независимых малотиражных изданий – зинов, всё больше проникает в российскую литературную среду.  И хотя сам термин «зин» происходит от английского слова «magazine» (журнал) и первоначально означал любое самодельное любительское малотиражное издание, сейчас именно литературный и даже текстовый зин – это скорее исключение из правил.
Считается, что впервые термин зин появился на заре сороковых годов двадцатого века в среде любителей научной фантастики, так что первые зины, пожалуй, можно считать «любительскими литературными журналами». Однако вскоре их, как своего рода «партизанское» медиа, быстро взяли на вооружение контркультуры 60-70-х годов. Зины стали создаваться для выражения позиции по политическим, социальным и культурным вопросам, и даже служили своего рода новостными изданиями.
С появлением интернета информационно-просветительская функция зинов перестала быть актуальна. В зин-культуру пришли художники и фотографы, печатные зины всё больше приобрели черты любительских “крафтовых” арт-объектов и художественных высказываний. Текст не просто отошёл на второй план, а то и вовсе исчез из многих зинов.
Однако в последние несколько лет появляется всё больше независимых литературных зинов и литературных журналов, в которых просматриваются идеологические черты зинов, прежде всего в культуре DIY (do it yourself – сделай сам). Часто такие издания затрагивают конфликтные темы, публикуют тексты, которые по тем или иным причинам не берут маститые литературные журналы и делают акцент на экспериментах и поиске новых форм.
Попытавшись разобраться в этом феномене мы поговорили с создателями множества литературных и нелитературных зинов и независимых журналов. 


ВЕБ-ЗИН «АВТОВИРУС»
https://webzineautovirus.com/

Создатели журнала: Варвара Кудлай, Настя Ковальчук, Георгий Лисеев, Даша Щемилина.

На наши вопросы отвечал редактор веб-зина Георгий Лисеев:

«...Очень возможно, что уже в ближайшее время независимые журналы и зины станут оказывать едва ли не большее влияние на аудиторию, чем более традиционные форматы, просто потому что независимые журналы более адекватны времени и гораздо быстрее подстраиваются под любые его изменения».

Как пришла идея сделать зин?

Идея создать Autovirus пришла довольно спонтанно, с началом пандемии весной 2020 года. Как только стало понятно, что это с нами надолго, и жизнь в ближайшее время будет стремительно меняться, мы решили сделать проект, который бы как-то отвечал на новые вызовы времени. Нам показалось, что в ситуации, когда мир стал представлять угрозу, и все начали уходить на карантин, многим людям было бы интересно осмыслить этот опыт в формате литературного текста, и в особенности – в жанре автофикшн, предполагающем сочетание реальности и вымысла, но прежде всего – высказывание от первого лица. Кроме того, нам показалось важным в кризисное время сделать проект, предполагающий установление новых связей между людьми и взаимную поддержку. Именно поэтому для нас была и остается особенно важной идея платить гонорары (небольшие, но все же) всем авторам. В общем, не слишком долго раздумывая, примерно в одно время с началом всероссийского карантина мы объявили опен-колл с темой «тревога», которая, на наш взгляд, идеально отвечала моменту.

Почему вы решили делать именно зин, а не сборник текстов?

Формат зина близок нам потому, что в его основе лежат принципы независимости, самостоятельности и свободы. Любой человек или группа людей могут сделать зин буквально с нуля, и главное, что им понадобится для этого, – это сильное желание. В основе культуры журналов-зинов всегда лежал принцип самодельности (и самодеятельности), и нам тоже захотелось сделать что-то максимально «свое», без оглядки на авторитеты и институции. Кроме того, важным был и критерий скорости: для запуска зина нам потребовалось не очень много времени, а для нас было важно максимально быстро ответить на изменения, происходящие во всем мире.

Как бы вы описали идею вашего зина? Почему его нужно делать именно сейчас?

Изначально зин был напрямую связан с началом пандемии и глобальным распространением вируса COVID-19, что нашло отражение в нашем названии. Однако сейчас, когда ковид стал гораздо более обыденным явлением, идея все еще сохраняет актуальность, потому что основу нашего проекта составляют тексты в жанре «автофикшн», тексты «о себе», а этот тип высказывания становится все более популярным с каждым годом.

Это разовый проект, или вы планируете регулярные выпуски?

Наш первый номер с темой «Тревога» вышел летом 2020-го года и изначально мы не планировали делать второй выпуск. Однако обстоятельства сложились так, что и вирус никуда не ушел из нашей жизни, и мы сами не захотели расставаться с проектом. Поэтому в начале этого года мы объявили новый опен-колл на тему «отсутствия» (или «вирус-минус»), отобрали десять текстов и публикуем их серийно, примерно раз в полтора месяца, и планируем закончить публикацию второго номера к концу года. Что будет дальше, мы пока не можем сказать с уверенностью, однако, скорее всего, мы не закроем проект и будем объявлять еще опен-коллы. Так что призываем всех следить за нашими соцсетями. 

Каков идеальный текст для вашего зина?

Для нас не существует понятия «идеального текста» как определенной жесткой застывшей формы. Мы очень открытая редакция, которая готова к любым экспериментам. Однако все же важным условием для нас является близость текста к жанру «автофикшн». Для литературы на русском языке это относительно новый термин, однако не стоит его бояться, потому что прелесть этого жанра в том, что он доступен каждому, и в определенном смысле все, кто так или иначе ведут соцсети и пишут там посты, занимаются наиболее простым типом автофикшна. Поэтому можно сказать, что нам интересны любые тексты, где главенствует авторский взгляд на себя и других людей. И все же, естественно, мы отдаем предпочтение тем текстам, которые преподносят этот «автовзгляд» (или, по выражению Лидии Гинзбург, «автомиф») в наиболее оригинальной, необычной и индивидуальной манере, отличающейся от той, что мы обычно видим в ленте в соцсетях.

Как вам прислать текст? У вас идут опен-коллы или вы читаете самотёк?

Мы принимаем тексты в формате тематических опен-коллов, о которых мы объявляем на сайте webzineautovirus.com и в наших соцсетях – фейсбуке и инстаграме. В данный момент мы публикуем тексты, присланные нам в рамках второго опен-колла, однако следите за новостями: возможно, скоро мы объявим о чем-то новом.

Кто читает ваш зин? У вас есть в голове собирательный образ вашего читателя?

Конечно, мы бы хотели, чтобы наш зин могли читать люди с максимально разным опытом и интересами, хотя и понимаем, что во многом ограничены нашей оптикой молодых жителей современной Москвы и других больших городов России, и наши читатели тоже в основном являются частью этого «круга». При этом мы бы, конечно, хотели обращаться к более широкой аудитории, хотя и понимаем, какая это ответственность. А насчет образа нашего читателя можем точно сказать, что это не какой-то конкретный человек с ярко выраженными чертами, а максимально открытая персона, заинтересованная в современном мире и людях, пишущих сегодня о себе и своей жизни. 

Какое будущее у независимых журналов и зинов?

Нам кажется, что независимые журналы в будущем продолжат занимать примерно ту же нишу, что и сегодня, то есть будут продолжать противопоставлять себя устойчивым институциям, подрывая мейнстрим извне, атакуя «центр» с «периферии». Однако очень возможно, что уже в ближайшее время независимые журналы и зины станут оказывать едва ли не большее влияние на аудиторию, чем более традиционные форматы, просто потому что независимые журналы более адекватны времени и гораздо быстрее подстраиваются под любые его изменения. 



ТОНКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ «НЕЗНАНИЕ»
http://notknowing.ru/

Создатели проекта: Саня Гусева, Лиза Каменская, Арина Кориандр.

«Мы довольно быстро поняли и сформулировали свою миссию: публиковать незамеченные, еще неуслышанные голоса. Сюда относятся все, кому по разным причинам не хватает места в «мейнстримной» литературе – женщины, квир-персоны, мигранты и мигрантки, люди с инвалидностью. Эти люди зачастую пишут и публикуются меньше и реже, потому что занятие письмом, как и занятия любой художественной практикой – это привилегия».

Как пришла идея сделать независимый журнал?

Лиза: Два года назад нам самим очень не хватало площадок, где можно было бы публиковать экспериментальные, внежанровые современные тексты, чей «месседж» отличается от общего литературного поля. Поэтому мы решили делать собственный тонкий (как альтернативу толстым) журнал для таких же авторов и авторок, как мы, которым важна самобытность, инклюзивность и комьюнити.

Как бы вы описали идею вашего журнала? Почему его нужно делать именно сейчас?

Арина: Изначально идея была в том, чтобы появилось  место для публикации текстов, которые нам самим было бы интересно читать.  Но мы довольно быстро поняли и сформулировали свою миссию: публиковать незамеченные, еще неуслышанные голоса. Сюда относятся все, кому по разным причинам не хватает места в «мейнстримной» литературе – женщины, квир-персоны, мигранты и мигрантки, люди с инвалидностью. Эти люди зачастую пишут и публикуются меньше и реже, потому что занятие письмом, как и занятия любой художественной практикой – это привилегия. Например, мать с младенцем на руках, врядли сможет писать с такой же регулярностью и интенсивностью, как это может делать здоровый мужчина средних лет. Это, наверное, какие-то очевидные вещи для многих уже, но литература, как мне кажется, значительно отстает в этом плане: здесь не очень часто люди проверяют свои привилегии. И лично я хочу это как-то менять.

Как часто вы выпускаете новый номер?

Саня: Сейчас наш стабильный ритм — это 2 журнала в год. Каждый цикл — от формирования замысла до продаж в книжных магазинах — занимает несколько интенсивных месяцев, кроме того, после выпуска мы всей редакцией берем паузу.

Каков идеальный текст для вашего журнала?

Саня: Во-первых, этот текст каким-то образом обыгрывает тему номера, во-вторых, авторский экспериментальный подход, свободное взаимодействие с жанром/языком/сюжетом/иными культурными контекстами сочетается с качеством текста, отличающим, как мне кажется, литературу от условного лонгрида в социальных сетях.
Тема выпуска может быть абсолютно любой, главное, чтобы нам самим было интересно. У каждого номера есть приглашенный ридер (например, с нами делали выпуски Кристина Вазовски, издание «Открытые», сайт She is an expert), вместе с которым мы отбираем тексты на определенную тему. Конечно, от номера к номеру мы стараемся усложнять задачу себе и авторам. Делали номер про криндж, потому что нас занимала эта эмоция; про квир-литературу, потому что в современной русской прозе почти не представлены подобные тексты; про теоретический автофикшн — жанр, который только-только зарождается в российском литературном поле. Тема следующего номера — сила: он будет про магию, созидательность и игру в жанры.

Как вам прислать текст? У вас идут опен-коллы или вы читаете самотёк?

Саня: «Незнание» работает по принципу опен колла: мы объявляем тему, публикуем «объяснительную записку» с референсами и техническими требованиями на сайте и обозначаем дедлайн. Соответственно, все тексты мы вычитываем в рамках заявленных сроков: работы, присланные позже/не по теме опен колла, мы не принимаем.

Почему вы решили делать именно журнал, а не сборник текстов?

Арина: Мне нравится, что журнал – нечто серийное, его можно выпускать вечно и особенно не менять концепцию. Сборники я люблю тоже, и верю в их настоящее и будущее – несмотря на то, что в российской издательской среде они часто встречают недоверие.

Кто читает ваш журнал? У вас есть в голове собирательный образ вашего читателя?

Арина: Статистика нашего инстаграма показывает, что это девушки 20-25 лет в основном. Я шучу, конечно. Мне хочется, чтобы у нас были разные читатели. Я бы не хотела ограничиваться только несколькими какими-то кругами и их сейчас очерчивать. Журнал для всех, кому интересна современная литературы, не претит сам формат периодического издания и наши ценности. Если раньше мы знали почти всех читателей в лицо, так как это были наши друзья или знакомые, но с тех пор как мы продаемся в книжных, наша аудитория разрослась и журнала начались уже какие-то свои знакомства и приключения.

Какое будущее у независимых журналов и зинов?

Арина: Я не знаю, но надеюсь, что светлое – насколько оно может быть светлым у независимых проектов в нашей стране.



ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ «ГДЕ-ТО»
http://gdeto.tilda.ws/

Создательницы журнала: Саша Плотникова, Нина Горская, Тома Кузьминова и Саша Першина.

«Все хотят опубликоваться где-то. Где-то — это здесь.
Как нам кажется, независимых журналов и зинов будет становиться больше. И это будет очень интересно. Больше площадок для самовыражения, больше коллабораций на стыке жанров».

Как пришла идея сделать зин? 

Мы все познакомились на писательских курсах write like a grrrl, и часто обсуждали, что не знаем, где опубликоваться. Саша Плотникова предлагала сделать свой журнал, особенно на волне появления зинов в последние годы. Сначала мы не очень серьезно относились к собственной идее, пока не сходили на мастер-класс журнала «Незнания»( Арина Бойко, Саша Гусева и Лиза Каменская) в 2020 году. Они предложили придумать свой литературный проект: с концепцией и названием. 
На воркшопе наша соредакторка — Тома — придумала назвать журнал «Где-то»: мол, мы все хотим где-то опубликоваться. А Нина Горская ответила: “Где-то - это здесь”. Этот ответ стал нашим девизом. В тот же вечер мы собрались в кофейне и набросали план, а через пару недель объявили опен-колл. 

Почему вы решили делать именно зин, а не сборник текстов? 

Нам, как писателям, не хватало тогда площадок, куда можно отправить свою работу. Появлялись крутые проекты, но их было немного. Поэтому мы захотели сделать еще одно место, где периодически бы шел набор на новые тексты. Сборник — это разовое высказывание. Журнал — это не только постоянство, а еще и коммьюнити, которое мы надеемся собрать и вокруг себя. 
Также мы хотели продолжить цепочку независимого издания. Все делали своими силами, исходя из своих возможностей, включая финансовых. 
Изначально у нас не было темы для сборника, мы открыли опен-колл, нам прислали тексты, и уже читая их, мы поняли, о чем будет первый номер. И из-за этого интуитивного подхода и того, что у нас нет “главного редактора”, мы скорее склонны называть себя зином. Еще от зина, у нас, наверное, DIY подход. 

Как бы вы описали идею вашего зин? Почему его нужно делать именно сейчас?

Его нужно делать именно сейчас, потому что именно сейчас у нас получается его делать. У нас есть тексты, а у читателей есть интерес к рассказам. Писательские школы появились лет 6 назад, и они вырастили и писателей короткой прозы, и ее читателей. Идеальный момент, чтобы делать свой журнал. Нам давно нужна была дружественная платформа. Первый номер был ограничен географией: мы хотели напечатать тексты петербургских писательниц, про которые мы уже знали, что они есть и они хороши. В будущем мы не хотим ограничиваться одним городом. 

Это разовый проект, или вы планируете регулярные выпуски?

Планируем регулярные. Сейчас как раз обсуждаем тему второго опен-колла. Надеемся объявить его в октябре. Это наш первый журнал в жизни, и мы конечно много уроков выучили, пока его делали. Но, думаем, самое главное, что мы поняли — это что мы хотим продолжать. И поддержка, которую мы встретили, очень вдохновляет. 

Каков идеальный текст для вашего зина? 

Мы против понятия идеальности, мы как раз хотим быть ближе к реальности, как мы её видим и ощущаем. Поэтому в первую очередь ждем тексты искренние. 
Это уже клише — говорить, что нам нужны работы, которые описывают современную Россию и жизнь вокруг. Но что поделать, если таких текстов мало!

Как вам прислать текст? У вас идут опен-коллы или вы читаете самотёк?

Тексты мы принимаем по опен-коллу. В первый раз он был закрытым, потому что мы хотели опубликовать рассказы из нашего узкого писательского сообщества в Петербурге. Следующий опенколл будет открытым. Каждый раз — тематический. 

Кто читает ваш зин? У вас есть в голове собирательный образ вашего читателя?

Молодые девчонки и ребята, которые не находят в современной русской литературе себя: будто бы никому не интересно, как и чем они живут. Наши читатели хотят качественной прозы, и они не боятся экспериментов с языком, темами, они играют с текстом и в текст. 

Какое будущее у независимых журналов и зинов? 

Как нам кажется, независимых журналов и зинов будет становиться больше. И это будет очень интересно. Больше площадок для самовыражения, больше коллабораций на стыке жанров. Еще думается, что именно они вырастят и будущие независимые издательства. Пока издаешь литературный зин, то с одной стороной, знакомишься со всеми этапами книгоиздания, а с другой стороны - влюбляешься в это дело и тексты писательниц, с которыми сотрудничаешь.



ЛИТЕРАТУРНЫЙ LIFE-STYLE ЖУРНАЛ «ИНАЧЕ»
https://inachemag.tilda.ws/opencall

Создатели проекта: Татьяна Белонина, Наташа Калинникова, Наталия Станкевич, Ксения Чаадаева, Анна Делианиди и Сергей Пронин.

На наши вопросы отвечали Татьяна Белонина и Наташа Калинникова:

«Мы решили сделать «иначе» и  взять за основу мысль о литературе как образе жизни: это не только книги, тексты, герои, имена, премии, награды - это особый стиль и вкус».

Как пришла идея сделать независимый журнал?

Татьяна: Идея создать журнал в Проекте литературных инициатив впервые возникла после проведения литературного онлайн-лагеря. Но мы не знали как к этому подступится, каждый раз чего-то не хватало. А потом в команде появились новые люди, появились новые идеи и, наконец, сформировался концепт, отвечающий требованиям времени и нашей философии. А требование времени очень простое – массовый глянцевый литературный журнал, в котором могут печататься все и который будет всем интересен. Создать просто очередной жанровый журнал в рамках проекта, на мой взгляд, означало бы - «шаг назад». Так родилась идея литературного life-style журнала. 

Наташа: Несмотря на то, что кажется, будто сейчас вокруг полным-полно зинов, литературных сайтов, etc, etc, на самом деле писателей и писательниц гораздо больше! И они очень хотят где-то публиковаться. Тогда мы решили взять на себя такую ответственность и сделать свою площадку.

Почему вы решили делать именно журнал, а не сборник текстов?

Наташа: Сборник текстов — это всё-таки больше про «прочитать и поставить на полку». А журнал, тем более онлайн — более современный, актуальный формат. Затем его можно превратить в какой угодно медийный продукт — хоть в сторис для инстаграм, хоть в тематический телеграм-канал.

Татьяна: «Иначе» – это журнал, потому что мы планируем публиковать не только тексты. Форма всегда зависит от содержания. А уложить интервью, тревелоги, фотографии и другую интересную и полезную писателям и читателям информацию в рамки сборника не удастся.

Как бы вы описали идею вашего журнала? Почему его нужно делать именно сейчас?

Татьяна: Литературный life-style журнал «Иначе» - так полностью звучит название и это полностью отражает нашу философию. 
Мы решили сделать «иначе» и  взять за основу мысль о литературе как образе жизни: это не только книги, тексты, герои, имена, премии, награды - это особый стиль и вкус. Литература сегодня - это огромный мир, и мы хотим показать все его грани. За последние несколько десятилетий в мире произошли невероятные изменения: появилось огромное количество жанров, открылось большое количество информации об истории письменности, открылось множество фактов из жизни писателей и поэтов, у современных писателей появился доступ ко всевозможной фактологии для создания произведений, начиная от посещения стран и музеев и заканчивая общением с людьми на другом конце планеты, долгое время уже работает феномен книжных кафе и ресторанов, книга становится все более массовым продуктом, но по-прежнему не теряет своей ценности. На сегодняшний день мы имеем огромное количество жанровых и экспериментальных журналов и веб-зинов. "Иначе" - это первый журнал, который пытается охватить весь спектр современных литературных и около-литературных течений.

Наташа: Идея журнала, на мой взгляд, имеет оксюморонную природу. Делать литературный журнал «иначе» сегодня — это значит делать его «как все», потому что все новые молодые журналы стараются делать иначе, чем толстые классические. Но мы не хотим быть «как все», хотим искать свой путь, что бы это ни значило. Думаю, уже первый номер покажет, что это значит. Ну, и ещё можно вспомнить, что Стивен Кинг, например, категорически запрещал молодым авторам использовать наречия, потому что глаголы — лучше. Это правило не мешало самому Кингу использовать сотни, если не тысячи наречий в своих книгах. Так что «иначе» — это ещё и про постоянное колебание границы «норма/запрет/правило».

Как часто вы выпускаете новый номер?

Татьяна: Первый номер планируется к выходу 16 декабря. Следующие номера мы хотим выпускать раз в три месяца. И на этой фразе скрестим пальцы и сожмем кулачки, ибо очень надеемся на отклик читателей на первый выпуск.

Каков идеальный текст для вашего журнала?

Наташа: Идеальный текст для меня — динамичный, с сюжетом, в котором есть драматургия или хотя бы какой-то движ, словом — не одни только размышления о вечном. Здорово, если он будет не грустный — хотя написать такой текст бывает очень непросто.

Как вам прислать текст? У вас идут опен-коллы или вы читаете самотёк?

Татьяна: Наш первый опен-колл недавно завершился, но мы по-прежнему активно отвечаем на любые вопросы авторов и уже обсуждаем тему нашего следующего номера. Обратная связь – это ещё один принцип журнала "Иначе".  

Кто читает ваш журнал? У вас есть в голове собирательный образ вашего читателя?

Татьяна: Современный читатель с хорошим литературным вкусом. Представленные в журнале материалы будут объединены только основной темой, они будут отличаться по жанру, направлению, форме, подаче и т.д. Надеемся, что каждый сможет найти для себя что-то интересное.

Наташа: Собирательного образа читателя у меня в голове пока нет. Но это определённо человек, который интересуется современной литературой

Какое будущее у независимых журналов и зинов?

Мы можем только предполагать, но надеемся, что «Иначе» будет играть в этом будущем заметную роль.



ВЕБ-ЗИН КЛКВМ
https://klkvmzine.tilda.ws/

Создатели проекта: писательский клуб КЛКВМ Ольги Брейнигер, в редколлегию входят Алина Карпова, Аня Делианиди, Дания Жанси, Оля Брейнингер, Сергей Пронин, Виктор Русаев, Ксюша Талан, Анастасия
Володина, Аня Линская, Наташа Калинникова, Константин Купирянов, Арина Ерешко, Ольга Мигутина и Дарья Галицина.

На наши вопросы отвечали Оля Брейнингер, Аня Линская и Виктор Русаев:

«В ближайшие годы нас ждёт появление большего количества редакций. Сколько из них выживут неизвестно, но этот бульон крайне необходим для развития писательской среды и построения новых каналов общения с читателями».

Как пришла идея сделать зин?

Оля: Как и бывает с лучшими идеи – спонтанно. Осенью прошлого года у нас появилось литературное пространство КЛКВМ. Мы постоянно беремся за новые темы и форматы, а однажды в нашем чате поселилась внутренняя шутка: однажды мы возьмем и выпустим свой зин. Прошло немного времени, и в какой-то момент нас по голове ударило мыслью: а почему нет? И немедленно сделали.

Виктор: Идея выпустить зин или сделать сборник текстов витала в воздухе. Это логичное развитие деятельности писательского сообщества – тексты должны быть опубликованы.

Почему вы решили делать именно зин, а не сборник текстов?

Оля: Мне кажется, что формат зина более мобилен, а поскольку нам интересны самые новые веяния и тренды в современной литературе, мы пытаемся понять, как она меняется и в каких направлениях, возможно, будет развиваться дальше – это именно то, что нам нужно.

Виктор: Мы решили начать с вебзина, чтобы отработать механики взаимодействия в команде, порядок отбора и читки, и в первую очередь определить, интересно ли нам в будущем вести такую деятельность. Сборник текстов предполагает издательскую работу, и выпуск бумажной книги. Это значительно более сложный процесс

Как бы вы описали идею вашего зина? Почему его нужно делать именно сейчас?

Оля: Его нужно делать сейчас, потому что такие идеи-молнии, мимолетные вспышки – проекты, которые надо осуществлять здесь и сейчас. По сути, наша идея и задача состоят в том, чтобы запечатлеть Zeitgeist в литературе, а, значит, наш проект не существует ни в прошлом, ни в будущем – только в мимолетном настоящем.

Аня: Мне понравилась история с ошибкой в описании темы нашего зина. Мы взяли цитату из Оксимирона — я за добро, но я пишу книги об остальном. Нас зацепило вот это «об остальном», тема зина — светотень, то есть тексты о гранях, градациях, переливах, о том, что между, «об остальном». 
Но потом к нам в инстаграм пришел читатель/автор и совершенно справедливо заявил, мол, там же все по-другому, ребята, у Окси: я за добро, но я пишу книги, а в остальном, да гори оно все пламенем синим — то есть, совсем не об остальном. Но эта ошибка, как мне кажется, очень хорошо иллюстрирует нашу тему. Светотень — это и об ошибках, это о том, что сказано будет одно, а услышано другое — и сказанное, и услышанное при этом будет верно. Почему важно его сделать именно сейчас? Наверное, потому что мы часто впадаем в эти бинарные крайности — да и нет, правильно и неправильно, женское и мужское, и забываем, что между ними (между да и нет, между правильно и неправильно, между женским и мужским) находится бесконечное множество оттенков. Мы хотим заглянуть туда, в оттенки. 

Это разовый проект, или вы планируете регулярные выпуски?

Оля: Признаюсь честно, мы пока не знаем сами – и нисколько из-за этого не переживаем. В самом начале мы сформулировали что-то вроде правила: процесс работы над зином для нас не менее важен, чем финальный результат. Когда мы задумывали проект, мы хотели попробовать что-то новое, прочитать много текстов, открыть для себя новых авторов и новые темы, новое письмо и новую искренность. Мы хотели кайфовать от работы, хотели, чтобы нам было ярко и весело, чтобы по дороге мы не растеряли свой кураж.  

Виктор: Мы придерживаемся панк-стратегии и не строим далеко идущих планов, но не исключаем серии выпусков.  

Каков идеальный текст для вашего зина?

Аня: У нас тринадцать редакторок и редакторов, я думаю, у каждой и у каждого свое понимание идеального. В этом, кстати, наша сила — любой отбор текстов всегда субъективен, но с таким большим количеством ридеров мы эту субьективность чуть-чуть размываем. Лично я думаю, что идеального текста нет, идеальный текст — как-то даже скучно звучит, я бы хотела увидеть что-то неидеальное, неправильное, новое. Я жду тексты, которые меня удивят. Которые сотворят со мной что-то, как с читателем, — и сотворят так, что я не замечу (это непросто, я неплохой читатель, обычно, я вижу, как и что сделано, а если не вижу — значит, сделано очень тонко). Я люблю сложные тексты с выверенными слоями символов и мотивов, люблю когда авторы работают с языком, люблю эксперименты с формой. Вообще, такие проекты, как наш, — это прекрасная площадка для экспериментирования, маленькая лаборатория. И мне нравится, что независимых журналов, инди-проектов, зинов становится все больше — хотя, конечно, все равно наш десяток журналов не сравнится с тем же англоязычным рынком, в котором их тысячи. Поэтому, если вы это читаете и у вас в голове есть идея для литературного проекта — делайте же его скорее. 

Оля: Идеальный текст – это тот, от которого мне снесет голову. Харизматичный, дерзкий, стилистически отточенный.

Как вам прислать текст? У вас идут опен-коллы или вы читаете самотёк?

Оля: Недавно закончился наш первый опен-колл, мы принимали заявки до 10 сентября. Будет ли следующий опен-колл, мы пока не знаем.

Кто читает ваш зин? У вас есть в голове собирательный образ вашего читателя?

Оля: Я думаю, мы увидим своего читателя только после того, как поймем, кто станет нашими авторами. Тексты определят и найдут свою аудиторию. Остальное – уже наша работа.

Аня: Я не думаю, что у нас есть какая-то особенная целевая аудитория, мы не фокусируемся на каком-то небольшом кусочке текстов, наша тема — довольно абстрактна. Поэтому наш читатель — тот же, что и читатель Незнания или Автовируса. И это, в первую очередь, тот, кто пишет сам. Это не массовые проекты, наша аудитория — не такая большая. Но мне, например, довольно уютно в этом пространстве сейчас. 

Какое будущее у независимых журналов и зинов?

Оля: Я думаю, что для зинов, как и для многих других проектов «низовых» культурного активизма, все только начинается. Возможно, это пока не сильно бросается в глаза, но литературная культура, в которой мы живем, очень сильно изменилась за последние годы. Я не могу предсказать, что именно будет дальше (хотя какое-то свое, субъективное видение у меня есть) – но я вижу и знаю, что дальше будет интереснее, сложнее и интереснее.

Виктор: Поскольку мы живём в вертикально интегрированной стране, только горизонтальные инициативы способны поддерживать творческий кровоток. Думаю, 20-е годы историки литературы назовут временем расцвета независимых издательств и изданий, а в ближайшие годы нас ждёт появление большего количества редакций. Сколько из них выживут неизвестно, но этот бульон крайне необходим для развития писательской среды и построения новых каналов общения с читателями.

Аня: Я думаю, их будет становиться больше — я говорю сейчас именно про литературные проекты. Мне кажется, за последнее время на рынке появилось много разных (хочу сказать — институций, но, конечно, это слишком громкое слово) школ и курсов, которые создают вокруг себя небольшие комьюнити молодых авторов. Это и CWS, и Глагол, и WLAG, и магистратура в Вышке, и Школа литературных практик. И эти молодые авторы начинают что-то делать сами — журналы, подкасты, зины. Думаю, мы только в начале этого процесса. 

(Конец первой части)скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
333
Опубликовано 25 сен 2021

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ