facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 184 июль 2021 г.
» Ирина Федорец. ТРИ РАССКАЗА (стр. 3)

Ирина Федорец. ТРИ РАССКАЗА (стр. 3)


СОПЕЛЬКА И ПОСЛЕДЫШ

Вернулась Александра с пустым ведром и Сопелькой подмышкой. Сопелька кряхтела и цеплялась за спущенные штанишки. Штанишки были на ней самым негрязным местом.
 - Держи!  - сунула ребёнка Насте. Настя ошалело приняла кряхтящее существо и неподвижно и немо держала на вытянутых руках. Шурка исчезла и мгновенно возникла - с горшком и клизмой:  - Сюда давай! И распластала ребенка на собачьем коврике. На коврике застонали и тихо захныкали.  - А мы сейчас быстренько, а не больно, а не ной, а то собачке отдадим,  - деловито заговаривала Шурка.  - Что за мамаша поганая, аборты делать надо: а вот и всё, сейчас получится, ну и молодец, а теперь мыться. Насть, поможешь, а то одной там не подступиться.
И Настя идёт помогать. Они вдвоём отмывают дворовую, бесприютную Сопельку до рахитичной девочки.

Настя держит девочку за вспученные чистые рёбра, и не может её никак полностью ощутить. Вот, живое, и дышит, а то ли есть в руках, то ли нет.
У Насти стонет под сердцем и стыдно за человечество.
 - Откуда она...   такая?  - Спрашивает Настя, думая, не забрать ли себе и что по этому поводу скажет мама.
 - А, так вот  - мать прав лишили, а детей в приют не сдаёт, не кормит, не моет, живут на улице  - кто подаст. Дворняги.  - Шурка привычно исследовала то, что получилось в горшке.  - Песка налопалась. С голодухи.
 - Что?  - ужаснулась Настя.  - И кроме этой  - ещё есть?
 - Двое,  - подтвердила Шурка,  - но постарше, а это - дитя. Господи! Ещё и вшивая!

 Шурка хватается за аптечку.

 - Она мне собак заразит! Терпеть её не могу!  - кричит она в отчаянии.  - Ты знаешь, сколько эта малявка жрёт?!

 Через полчаса остриженное, обритое, намазанное собачьим блошиным мылом детское существо сидит за столом и ест, ест...   Ест...   Всё подряд.

Рядом сидит печальная эрделька Хелка и две взрослые женщины, и лицо у Шурки сейчас, как у осени на дворе. Ребёнок, наконец, тычет ложкой Хелке в морду, собака деликатно отворачивается, девочка, тяжко дыша, сползает с табуретки и криво ковыляет в комнату.
Хелка уходит следом и прибирает её к себе под стол.
Шурка хватает "Пегас" и кофейную банку.
Дверь на балкон взвывает, но выдерживает.
Во дворе качается осень, вверх-вниз. В небо, похожее на погасший телеэкран, и навзничь, на серый асфальт. Вверх-вниз, сквозь проросший песком металлолом, детсадовский и консервный.

 Осень качается из-под земли в цветные дымы.

 А с начала августа всё под деревьями бурое с черным, и листья не гнутся, разбиваясь об асфальт с сухим треском, а осень это потому лишь, что так обещал Пушкин.
 - В прошлое воскресенье матушка её стеклоочистителя нажралась, пошла фиолетовыми пятнами, думали - помрёт. Как бы не так! Откачали. Она тут же сняла какого-то синяка, дверь заперли, детей на улицу, вечер, холодрыга, старшие по подъездам разбежались, а эта - в песочек поиграться. Сидит, икает и почти не шевелится. Я с работы  - через песочницу, так короче, темень. Споткнулась, здрасьте! Отмыла, отогрела! Накормила, а девать куда? Некуда, мужика жду. Понесла к мамаше  - хоть дверь высаживай. Пришлось обратно. Мужика, понятно, восвояси, своих от бабки дождалась, Маньку к себе в кровать, постелила этой на её месте, а кривулька меня спрашивает:  "А это такое  - чево?" Какое, думаю, ещё чево? А она осторожненько простынь гладит  - постели в жизни не видела...

 - А ты удочери,  - пытается шелестеть Настя.
 - Не дадут! Вот своих без мужа могу рожать, хоть дюжину, никого не заволнует, чем кормить стану, а вот чужого одного - перевернутся - не дадут. Ходила уже. В приют, говорят, пожалуйста, а в квартиру  - ни-ни.

 Настя виновато моргает.

 - Да и не люблю я её,  - морщится Александра.  - Грязнуля. У моих собак даже блохи за жизнь не завелось.

 Шурка смотрит под стол.

 Хелка обернулась вокруг ребёнка толстой шиной и горячо дышит в куриную грудь.
 Про нелюбовь  - Настя не верит. Вдруг видит  - не Шурка, так Хелка возьмёт Сопельку на довольствие и выправит человеческий рахит, и Сопелька, не доверяя белым простыням, приютится на собачьей подстилке и примет собачью устоявшуюся веру в добро и начнет, быть может, новую точку в человечестве, а Шурка, как Бог, будет обогревать доступную Вселенную...

 Под столом Сопелька пытается пересчитать у собачки дырки в носу.
 - Тьфу ты...   - Обе женщины хватаются за спасительный "Пегас", который много не выкуришь, потому что не пахнет...    Ни сандалом, ни розами...
"Уу-уу! Уу-у!" Настя втянула в себя колени и локти и сидит неподвижно руконогим неведомым насекомым.

 Шурка рассредоточила себя на табуретке обильной и крепкой редькой и курит, щуря жесткие карие глаза. Шурка, замотанная, поскольку сегодня воскресенье и быт потому неисчислимей, чем в прочие трудовые дни, измученно вопрошает:

 - Ну что с ней делать?

Не стены, а решето, думает Настя, прислушиваясь. Ей чудится:  - Не могу-уу.. не могу-у...

 Настя выпрямляется из насекомой позы в почти человеческую:
 - Шур, а чего там?
 - Митька с квартиры съехал, а вместо него баба заселилась. Сумасшедшая. Воет сутками. Ещё и дверь открывает, о, Господи!
 - А дверь - зачем?
 - Чтоб сочувствовали,  - усмехается Шурка.

 Настя тут же предлагает:
  - Может, посочувствовать?
 - Не помогает. Жалели уже...   По очереди. Она всерьёз тронутая.
 - С чего сбесилась?  - спрашивает Настя.
 - Мужик сгорел.
 - На пожаре?
 - Откуда у нас пожары...   От запоя.
Настя пожимает плечами:
 - Чего ж выть-то?
 - Да он вправду сгорел. Пламенем. Валялся у скамейки, а кто-то окурок бросил, а он и схватился. Она ему кожу для пересадки, а у него не приживается. А она  - что же, говорит, я, дура, вместе с ним не пила  - тогда бы принялось.
 - Рассадник...   - неожиданно зло цедит Настя.
 - Ты, Насть, в другом подъезде, у вас там только режут. А я  - с одной стороны демократка с маразмами, а с другой - эта.
А Валерка сверху видик купил, теперь мой Тимка у него ошивается, смотрит, как бабы мужиков насилуют.
 - Выпори.
 - Может, и выпорю, а дальше как?
 - Квартиру смени.
 - Ну, да! В другом месте - культпросветучилище! Может придумаешь чего...   - теряет последнюю надежду Шурка. - Которую ночь не сплю!

 Настя рассерженно фыркает и потерянно слушает, как в соседней комнате начинает тоскливо подвывать Хэлка.
"Уу-уу...   У-уу...   Уу... " - повторяет она вслед застенным стонам.
Шурка шипит.
 - Шурочка,  - бормочет Настя, боясь, что Хэлку сейчас изгонят обратно на помойку,  - Шурочка, говорят - теперь душевнобольных щенками лечат...   Помогает, говорят...
 - То-то собак в городе развелось...   - Шурка давит бычок твердым ногтем. Бычок, хрустнув, рассыпается в пепел. - Ну, валяй, давай, иди лечи! В ФРГ, говорят, сумасшедших держат в клиниках. И продукты там есть, говорят. И, говорят, даже съедобные.
 - Ты что...   поехала бы!
 - Поехала бы...   Куда!? Чтоб оно все!  - орет Шурка, которая обед может приготовить только из распоследней морской капусты, недоеденной кошкой Варварой, у которой было тяжелое беременное детство.
 - Шурочка,  - почти шепчет Настя,  - может туда Хэлку?
 - Чтоб и собака спятила?
Шуркин взгляд падает на невозмутимую Варвару, которая сидит на последнем не пристроенном котенке. Котенок тарахтит у неё в хвосте. Кошка независимо и удовлетворенно щурится от человечества в сторону, и Шурка вдруг понимает, что бездонная Варвара опять тяжело беременна.

 - И не разорвет, проклятую!..  - ругается Шурка, выхватывает из-под неё последыша и выбегает.

"У-уу...   Уууу... - слушает Настя.

Шурки нет долго.
Пока её нет, Настя домывает посуду и крошит в морскую капусту какие-то сухопутные куски, может быть, получится хотя бы салат.

Потом на цыпочках возвращается Шурка и на половине коридора замирает. Прислушивается.
За стеной тихо.











_________________________________________ 

Об авторе: ИРИНА ФЕДОРЕЦ

(196?-2003)

В 18 лет поступила в один из московских театральных вузов. Через год уехала на Север за романтикой. Вернулась. Поступила в Литературный институту. Два раза его бросала, восстанавливалась, окончила. Училась на сценарном факультете ВГИКа.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
1 488
Опубликовано 30 май 2014

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ