facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 125 сентябрь 2018 г.
» » Юн Столе Ритланн. ПОСЛЕ ПРОЯВКИ

Юн Столе Ритланн. ПОСЛЕ ПРОЯВКИ




                           Из книги «Досмотры тела» («KROPPSVISITASJONER», 2004)


В ДЛИННОЙ ПРОБИРКЕ ИСТОРИИ

руны врезаны в позвоночник
иероглифы испещрили копчик
знаки оставленные оставшимися
указывают вспять
внутри длинной пробирки истории
в пред-предисловье
до поворотной точки
где вавилонская невнятица умолкает
в родовых криках в преддверии тишины
 
 
сон эмбриона погружён в себя
размокшие мысли омывают плод
стволовые клетки протягивают наследство
а всемирный потоп запружён
под проницаемым небом мембраны
в несформированном черепе




ДЕЗОКСИРИБОНУКЛЕИНОВАЯ КИСЛОТА

четыре инициала бога повторяются кодом
в монотонной биохимической молитве
длиною в жизнь

…ТАТАГЦТАТТЦГАЦЦТЦГГТАЦАЦАГТ…

последовательности генов подобны разбитым скрижалям
или наскальным письменам с отпечатками пальцев творца

испещрившим нутро в непрестанных попытках
реконструировать отрезанную кисть
и указать виновника




ГЕНОМ ГОЛЕМА

Долли красуется
учёный творит себя
в овечьей шкуре с первых страниц
как Аруру и Прометей
новой книги на языке –
воссоздаёт себя же
лишь непортящимся томатам
зная: лаборант с дислексией
и внятном –
способен клонировать геном
Голема
знают ли подопытные животные
не успеет и оглянуться
что могут переписать нашу жизнь
как превратится в персонажа
канюлями торчащими из тел
ожившей каббалистической легенды
бесконечно бегущих под секундомер
он не видит однояйцевых близнецов
над зеркалом на стене
носящих его лицо
чтобы прочесть линии
держащих маску
на мёртвом лице Дарвина
до гробовой доски




ПОЛУСАЛЬТО-МОРТАЛЕ ЖИЗНИ

проползши ящерицей
детство

стоишь в рост посреди
сальто-мортале жизни
зная: спиной окажешься к земле
когда, укачано, уснёт дыхание

медленно – так подступает тьма –
позвоночник кривится скобкой

замкнуть пытаясь
круг




ОБЪЕКТ ОБЪЕКТИВОВ

на тумбочке – выцветшая фотография
зрачки модели стали жёлтыми
два солнца-близнеца: тобой не виденных

тебя – гласный звук –
гнало камертоном
в руках тех кто искал забытья
на световом острие

мы видели тебя лишь частями
оставшимися в отражении отражений
проявитель был в головах
от снимков шли химические реакции
в фотолабораториях у нас внутри

сохранились одни негативы
папарацци заметили катастрофу
только после проявки

тебя высветляло всё больше
в слишком краткое время выдержки
вспышки хлестали в лицо
вымывая контрасты

теперь время лежит без движения
ловя ртом воздух
как гибнущий белый кит




ГАЛЛЮЦИНАЦИИ ИЗ ПРОЗЕКТОРСКОЙ

отрезанная рука в ведре
дух формалина

ты поднимаешь руку
чтобы потрогать смерть

как недвижные солнечные часы в галогенном свете
тени легли на линолеум

ты несёшь длинную стрелку
в часовом механизме вне времени




ДЫРА, ГДЕ СГИНУЛ ТВОЙ ГОЛОС

одно чудовище растёт в другом
как молчание после рассказа
написанного хирургами

дыра где сгинул твой голос
заходится зернистым криком
со сцинтиграммы

сосуды кожи головы: поле брани
где бились тело и антитело

никому не проникнуть в тупик твоих глаз
не увидеть ветвящихся пятен света
в которых уже различаешь
белеющие буквы




                           Из книги «Водяные знаки» («VANNMERKER», 2009)


КРЕЩЕНИЕ

говорят, вера движет горы
она как вода:
обтачивает твёрдый
рельеф, всегда ища
низшей точки

то капли, от которых чаша пере-
росла себя; очищающий раствор,
в поле зренья вводящий Бога;
вода, ставшая льдом
под ногами Иисуса;

остатки древнего океана, круговоротом
заточённые в капсулу первоклетки;
околоплодные воды праматерей;
вода, влияющая на историю,
вливающая в местность жизнь и звук

вода крещения: окно,
отворённое в иной мир;
зеркало, где твои видны водяные знаки;
из тысячи ликов совести
ты узна́ешь единый

теперь эти капли кропят тебя
чтобы истории повторились
ведь и ты будешь меняться
под действием сил – жёстких и мягких –
пара из гласных и из согласных

звуков, слагающих твоё имя




ГОЛОС ЛЕСОСПЛАВЩИКА

струящаяся тяжесть
течёт сквозь нас

тело: вода более
плоти

сплавщика голос
забывается на плаву

у брёвен свой язык
без Я и ТЫ

а МЫ текуче пишется
большими буквами




СИНЯЯ НИТЬ

синяя нить чистая и зеркальная
пронизывает историю
талая вода бежит с гор начальной строфой
псалма что оканчивается в море
где от солёной воды
разрастаются раны

три малых атома соединения водорода
в каплях пота у Ноя на лбу
в снегу под и́глу инуитов
в морской толще над утопленниками –
беженцами с плотов и в слезах
тех кому не хватило места

околоплодные воды под растянутой кожей живота
где зародышу видятся смутные сны
под венозно-синим небосводом
будущая мать читает «Моби Дика»
всякий раз как она поднимает глаза
горизонт становится ближе

капли дождя не скрывают своих намерений
управляя прозрачным ветром
через температурные перепады
ведь жить значит быть в движении
качаться между небом и землёй
принося человека
и унося




У СНОВ СВОЯ ВОЛНА

некто всё так же не дремлет в снах
спасая истории
держа твою голову над водой
так что видишь как море само себя пьёт

кто-то из ночи в ночь спасает тебя
не давая потонуть в реальности




ТРАКТОВКА

личинка извивается в красно-бурой листве
готовая распасться

круги времен года размыкаются
когда того требуют перемены

вот личинка дает свою последнюю трактовку
греческой трагедии

складывается в омегу
разыгрывая смерть




МОЛИТВА ИЗ ГЛУБИНЫ

кто услышит молитву из глубины
словесную лозу
ведущую к незримому

треска косяком идёт на отмель
лосось пробивается вверх по родной реке
ты вчитываешься в безъязыкое

лишь когда совлечёшь слова
лицо тебя покинет – так омар
оставляет панцирь на дне морском




НОЧНЫЕ ОБРАЗЫ I 

вдруг замечаешь: от окон
на зимнем небе
два креста

едва сорвавшаяся звезда
оставила чёрную дыру
тёмных преданий

разделившая город река
словно стальной исполинский трос
не дающий историям разлететься

полная луна не сворачивает с пути
отражая прошлое
в замедленной съёмке

тень одного креста
отброшена на колыбель
пока пустую

другая падает
прицелом
тебе в лицо

в обоих символах нет смысла
облако стирает луну
погружая комнату во мрак

только ночь может вынести эти образы
в безопасное место
где свет дня не достанет




ВОДА ОТРАЖАЕТ ПРЕВРАЩЕНИЕ

в горном озерце солнце – глаз
раскрытый в растущее небо

лицо идёт складками
в отражении: старишься

о тебе говорят: человек
а ты прозреваешь отца

когда голова под водой
образ себя растворяется

и проступают отзвуки
первоначальной формы



Перевод с норвежского Нины Ставрогиной





_________________________________________

Об авторе: ЮН СТОЛЕ РИТЛАНН

Норвежский поэт. По профессии офтальмолог, доктор медицины. Автор поэтических книг «Досмотры тела» («Kroppsvisitasjoner», 2004), «Водяные знаки» («Vannmerker», 2009), «На орбите вокруг жёлтого шара» («I bane rundt en gul ball», 2014), а также эссе «Когда язык биохимии проникает в тело литературы» («Når det biokjemiske språk inntar litteraturens kropp», 2009). На русский язык стихи переводятся впервые. Живёт в Олесунне.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
1 145
Опубликовано 30 июн 2018

ВХОД НА САЙТ