facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 143 сентябрь 2019 г.
» » Софья Купряшина: «Ерофеев тянулся ко мне, как цветочек к солнышку»

Софья Купряшина: «Ерофеев тянулся ко мне, как цветочек к солнышку»


Софья Купряшина
Она боится денег. Она воспринимает одиночество как подарок. Она живет как пишет, а пишет, окуная перо в самые топкие болота действительности. Это ее персонажей мы видим в обшарпанных двухэтажках на окраинах городов. Это они ютятся по подворотням и остановкам, гремя горлышком бутылки о мутные граненые стаканы. Сегодня в гостях у «Лиterraтур’ы» один из самых откровенных прозаиков России – Софья Купряшина.

Роман Богословский

 
- Софья, расскажи, как ты пришла в литературу? В твоем случае, наверное, правильнее будет так спросить – через что ты к ней пришла.

- Через постель, конечно. В смысле – через любовь. Писала письма любимому человеку, иногда даже в постели. И вот – дописалась.

- Вот так вот?! Но дело вдруг стало принимать серьезный оборот, да? В какой момент ты познакомилась с Виктором Ерофеевым? Как складывались отношения с классиком?

- С Виктором Ерофеевым я познакомилась примерно в1991-м году. Просто друг дал его номер – у него было много номеров знаменитостей. Мы с ним (с другом) готовились в писатели и подсовывали всем свои тексты. С тем или иным успехом. Я позвонила Виктору Владимировичу, предложила почитать мои тексты. Ему понравилось «Счастье». Он протежировал меня в газету «Гуманитарный фонд».

Софья Купряшина: «Ерофеев тянулся ко мне, как цветочек к солнышку»

Отношения с классиком складывались, в целом, хорошо. Ерофеев тянулся ко мне, как цветочек к солнышку. Было много смешных моментов. Встречались нечасто, но тепло. У него непростой характер, как и у меня, но минус на минус дал в данной ситуации плюс. Он проявлял ко мне искреннее внимание и отеческую заботу. Я прощала ему шероховатости характера. Виктор Владимирович принимал деятельное участие в моей судьбе, снимал в своих телепрограммах, приглашал на радио в свою программу, боролся с гендиректором издательства за мои книжки, часто про меня рассказывал всем. Заботился о гонорарах. В «Огоньке» печатал. Мне кажется, мы дали друг другу возможность почувствовать себя людьми – немного в разных смыслах, но это не важно.

- Тогда закономерен вопрос: почему твоя крайняя книга «Видоискательница» была выпущена в «Н.Л.О.»? С чем связан уход из ерофеевского издательства «Зебра Е»?

- «Уход из ерофеевского издательства» - это громко сказано. Хлопанья дверью не было – просто закончились тексты, закончился договор, а с ним и совместный период работы. Он же не мог вечно тащить меня на себе. Всем необходимым для плаванья в литературных болотах он меня снабдил, а дальше уж – «сама-сама». Так что никаких предъяв, а благодарностей – море. А «Н.Л.О.» нашло меня случайно, через составителя серии писателей 90-х годов.

- Софья, однажды я дал прочитать маме десяток своих рассказов. Прочитав, она сказала: «Сынок, все это очень хорошо, но почему у тебя алкоголь – главный герой везде? Ты что у меня – алкоголик?» Софья, переадресовываю вопрос.

- Я действительно у тебя алкоголик, мама. Но сейчас уже с желудочной цензурой. Мой организм оказался гораздо мудрее меня, или я уже просто выпила свою цистерну. Все лишнее он деликатно выводит под ручку тем же путем, каким оно пришло. Иногда даже очень громко…

- И ведь я ответил маме примерно так же! Пойдем дальше: не могу не спросить и о сексуальных мотивах твоей прозы. Секс у тебя – то технический, то пьяный, то ленивый и необязательный, то вынужденный. Секс как подвижничество, как мученичество, как епитимья. Что ты этим пытаешься сказать миру, что вынести из глубин подсознательного наружу?

- Сейчас секс для меня уже не центральный мотив, как и алкоголь. Что я пыталась сказать этим миру? Наверное, что хочу трахаться в данный конкретный момент времени, параллельно раскручивая свои возбуждалочки. Опять же - настропаляя на это дело любимого и транслируя ему свои сексуальные фантазии. Но в плане личных отношений это не работало. Меня понимали буквально и посылали в соответствующий диспансер. Иногда даже в два.

- Процитирую все того же Виктора Ерофеева, который писал о тебе: «Соня пишет о «дне», что для русской литературы, не ново. Новое, скорее, в том, что «дно» для Купряшиной в нас самих, и оно-то бездонно.» Итак, бездонное дно. Какое дно ты хочешь нащупать пятой своей литературы? Или пишешь с мыслью, что где-то оно есть, но никогда не достижимо?

- Насчет дна – это уже литературоведческие дела, а не мои. Обобщения там, метафоры. Я только транслятор, мне  знать не дано, чего я там щупаю своей литературной пятой. Литературоведам, наверное, тоже. Хотя со стороны виднее. Ван Гог по этому поводу писал: «Работа меня развлекает, а мне нужны развлечения». Вот и мне они нужны в такой форме, вероятно.

- И все же – почему все так плохо? Почему твоя проза столь мучительна?

- Наверное, потому что я сама - мучительна. Это всегда было. Писанина меня лечила, с ней было веселее, да еще меня и хвалил кое-кто… и даже платил кое-что – разве это плохо?! А так – все живы более-менее и более-менее здоровы, есть крыша над головой – чего ж еще? Есть такие страшные судьбы, когда наваливается комом одно на другое, есть война рядом, например. Мне грех на что-то жаловаться. Просто такое УГ-устройство – от природы, от головы. Горе от ума, в общем.

- Еще одна отличительная черта твоей прозы – это юмор. Пьяные и обездоленные, грязные и деградировавшие персонажи, зачастую, юморят или выглядят смешными (не жалкими, а именно смешными в нормальном смысле слова). Это так несвойственно подобной литературе. Ты это «от ума» делаешь или таковы особенности именно твоей музы?

- От ума я ничего не делаю, только горюю (смайл). В твоем предыдущем вопросе я на это ответила частично. Я сама себя веселю,  и другим тоже становится весело. И всем хорошо. А так ведь можно и повеситься ненароком.

- Понятно, чего уж… Теперь немного о регалиях, идет? На сайте «Н.Л.О.» тебя называют «важнейшим для современной словесности автором». И каково живется важнейшему? Деньги, премии, слава, автографы, лимузины?

- «Мне так себе живется» («Счастливая Москва»). Финансы поют романсы, премии сгинули в прениях, а слава… «Что слава? — яркая заплата на ветхом рубище певца.» (Пушкин) Но  много денег – это для меня даже вредно. Я от обилия денег и славы падаю в обморок. Слава бременит. Премии – фикция. И вообще, поэт должен быть голодным и гордым.

- Софья, как ты оцениваешь состояние женской неформатной прозы в России? Это направление развивается, живет? Кого из коллег по полу и перу ты можешь назвать в числе прорывных и тобою любимых?

- Насчет неформатности – я не очень понимаю, что это такое. Любой текст, исполненный любовно и талантливо – форматен. Кто там куда рвется – этого я тоже не знаю. А хороших текстов всегда мало. Мне нравится Татьяна Толстая, Надежда Беленькая, еще была такая (или есть) Марина Сазонова – «Сказки красному стулу», мы вместе печатались в ерофеевском сборнике «Время рожать». Еще оттуда – Александра Данилова. Дина Гатина -  очень притягательный автор. Земфира – по степени свободы (хотя это не тексты, а их симбиоз с музыкой) все равно прекрасно. «Когда слова плывут по-над смыслом» (Виктор Ерофеев). Ранние Виктория Токарева и Майя Ганина меня многому научили. Новелла Матвеева – вот уж неформат неформатыч! У нее юбилей в этом году. Человек еще жив, но почти забыт. В своем симбиотическом творчестве она прекрасна тоже.

- Ты одинокий человек?

- Я человек одинокий… (сдавленные рыдания, хватательные движения в районе горла). Думаю, мне так комфортнее. А то как влезешь в какие-нибудь отношения, так потом еще не вылезешь чего доброго… У меня папа был такой же – волк-одиночка.

- Расскажи, что сейчас влияет на тебя? Какая культура, какие явления и вещи вообще.

- Помимо вышеперечисленных прекрасных женщин, есть еще много прекрасных литературных мужчин: Андрей Битов, Виктор Ерофеев, двое Поповых – Евгений и Валерий, Анатолий Гаврилов, поэт Павел Елохин, человек-оркестр Борис Бергер… их много, избранных. Люблю русскую классику, всякую хорошую музыку и живопись. Но вообще сейчас столько валится на голову информации! Вокруг дикие информационные перегрузки. Они засоряют те самые важные каналы, и все становится сложнее, жестче и бессмысленней.


скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
3 384
Опубликовано 01 дек 2014

ВХОД НА САЙТ