facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 156 март 2020 г.
» » Обзор книжных новинок нон-фикшн от 16.02.15

Обзор книжных новинок нон-фикшн от 16.02.15


Сергей Оробий

в е д у щ и й    к о л о н к и


Критик, литературовед. Кандидат филологических наук, доцент Благовещенского государственного педагогического университета. Автор ряда монографий. Печатался в журналах «Знамя», «Октябрь», «Homo Legens», «Новое литературное обозрение» и многих других.

Павел Басинский. Лев в тени Льва. — М.: АСТ, 2015 (Редакция Елены Шубиной).

Павел Басинский продолжает успешно конвертировать коллизии неординарной толстовской жизни в остросюжетный нон-фикшн. Сначала он рассказал нам про побег из Ясной Поляны, потом – о противостоянии графа и Иоанна Кронштадтского. В третьем томе речь идет о сыне Льва Толстого, носившем имя своего отца – и, оказывается, очень этим фактом тяготившемся. «В жизни Толстого-отца были вроде бы незначительные, но глубоко символические события, настоящий смысл которых понимаешь только в свете всей его судьбы. Например, когда он бежал из дома в конце октября 1910 года, он, как это следует из его дневника, потерял шапку ночью в своем саду и вынужден был вернуться, чтобы взять другую. Потерять шапку — потерять голову, считали в народе. Но это случилось с Толстым в конце жизни. А вот его сын Лёва потерял шапку в самом начале сознательной жизни. Летом 1878 года отец взял Лёлю и Илью с французским гувернером мсье Ньефом в увлекательное путешествие. <…> Первое письмо с дороги Толстой посылает жене уже из Москвы. "Доехали вполне благополучно, если не считать того, что Лёля потерял шапку..."». Совпадения, в самом деле, почти романные; Лев Львович был плохим писателем – зато оказался хорошим персонажем.
 

Марина Ахмедова. Уроки украинского. От Майдана до Востока. – М.: АСТ, 2015.

Серия репортажей из воюющей Украины, написанных спецкором «Русского репортера» – умной и въедливой журналисткой. «Заговорили о референдуме в Крыму. Весть об этом меня застала в палатке афганцев – ветеранов войны в Афганистане... Там, в палатке, мне говорили, что я – представитель вражеского государства-оккупанта и что, пока они сидят и мирно беседуют со мной, наши российские танки давят их землю... В серьезность происходящего я не верила даже тогда, когда, выйдя из той палатки, попала в серый день, близившийся уже к вечеру. В воздухе стояла морось, и, наверное, если бы кто-то смотрел на Майдан в тот момент сверху, он бы увидел только серый туман, из которого вырисовывается сцена, деревянная елка, завешанная постерами, колонна со статуей, держащей золотую ветвь, палатки и костры, горящие и ночью, и днем». Сама книга и есть такая наводка на резкость в тумане текущих событий. В свое время из скандального репортажа про уральских наркоманов Ахмедова сделала роман «Крокодил»; возможно, ее «Уроки украинского» станут основой для новой «Конармии».
 

Пригов и концептуализм: Сборник статей и материалов. – М.: Новое литературное обозрение, 2014.

Пожалуй, Дмитрий Александрович Пригов – самый ускользающий из современных классиков, даром что разнообразные «материалы» и «научные труды» о нем выходят с завидной регулярностью. Вот и в этом случае концептуализмом дело не ограничилось: творчество Пригова столь многомерно и разнообразно, что позволяет исследователям рассуждать о самых разных вещах: какие теоретические идеи оставил нам Пригов (статья Марка Липовецкого и Ильи Кукулина), что мы понимаем под образом автора у Пригова (статья Лены Силард), как, наконец, его поэтические тексты (или не совсем поэтические – такие, как знаменитый крик кикиморы) соотносятся с традиционным стихосложением (статья Юрия Орлицкого). Исследовательскую установку здесь задает первая статья «Время метаморфозы (как тексты Приова избегают устойчивой модальности)», написанная Михаилом Ямпольским: «Если бы меня спросили о том, что, на мой взгляд, является наиболее важной чертой творчества Дмитрия Александровича Пригова, я бы сказал, что это крайняя и сознательная выстроенная сложность в однозначном определении существа его текстов». Все дело в том, что Пригов – это не тексты, а способ мышления: отсюда его интуитивная понятность, но отсюда и его ускользающая суть. Вслед за украинским философом он мог бы повторить: «Мир ловил меня, но не поймал».
 

Генри Лайон Олди. Призрак японского городового: сборник публицистики. – [без изд.], 2014.

«За период с 2012 по 2014 накопилось несколько статей, написанных для журнала "Мир Фантастики", также конспектов лекций с конвентов и литературных семинаров. Почему бы не поделиться ими с достойной публикой?» – рассудили Олди и собрали эту книжку. Харьковский дуэт вообще легко и охотно делится с читателями подробностями писательского ремесла – от этого книги Олди отнюдь не теряют в изобразительности и увлекательности. Заглавная статья, к примеру, – об искусстве недосказанности в литературе, очень важном в наши болтливые времена. Кстати, для тех, кому сложно представить, как сочиняют вдвоем, эта книга представляет особый интерес: существенную ее часть составляют именно беседы. Эдакая прекрасно оборудованная, модернизированная писательская кухня, на которой полезно побывать и начинающим авторам, и студентам-филологам, и их преподавателям.
скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
2 104
Опубликовано 16 фев 2015

ВХОД НА САЙТ