facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » Обзор новинок переводной литературы от 30.10.17

Обзор новинок переводной литературы от 30.10.17


Анна Аликевич

в е д у щ а я    к о л о н к и


Поэт, прозаик, филолог. Окончила Литературный институт им. А. М., преподаёт русскую грамматику и литературу, редактирует и рецензирует книги. Живёт в Подмосковье. Автор сборника «Изваяние в комнате белой» (Москва, 2014 г., совместно с Александрой Ангеловой (Кристиной Богдановой).
(О книге: Патрик Барбье. Полина Виардо. Пер. с фр. Н. Кисловой. – СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2017)


Мы привыкли, что классическая биография великого человека – это довольно скучный образцовый жанр: такие книги рассчитаны на узкий академический круг поклонников конкретной знаменитости и на исследователя творчества. Есть большая разница между домашними мемуарами, историей личной жизни женщины, тысячью любопытных подробностей из будуара известной танцовщицы – и каноническим жизнеописанием, не позволяющим прикоснуться ни к чему, кроме того, что может быть сказано в официальном сообществе во всеуслышание.

Работа Патрика Барбье именно такая – она затянута в корсет и застёгнута на все пуговицы. Если у российского читателя фамилия Виардо банально ассоциируется в первую очередь с автором «Записок охотника» и дерзкими эпиграммами XIX века, то Барбье показывает нам совершенно другую личность. Не героиню анекдота или сплетни, не женщину, легализовавшую шведский брак, не романтическую особу, мечущуюся между сценой и семьёй, а совершенно реальную, крупную общественную и культурную деятельницу, далёкую от мифа, рождённого на отечественной почве. Европейский прагматичный взгляд на жизнь и карьеру одной из самых таинственных муз нашей и зарубежной литературы, прообраз Консуэло и Клары Милич – правильно ли это сегодня? И интересно ли?

«Полина внимательна к своим контрактам и умеет возмутиться, если ей предлагают слишком мало, однако деловой женщиной её никак не назовешь. Она слишком своенравна, слишком увлечена деятельностью и всем, что нарушает рутину повседневности, чтобы интересоваться арифметическими подсчётами. Бухгалтерская психология ей совершенно чужда, по крайней мере, во всём, что не касается её контрактов».

Перед нами в первую очередь профессионал в своей области, непревзойдённая исполнительница партий Сафо и Орфея, покровительница и вдохновительница многих начинающих композиторов. Это ученица Листа и Шопена, наперсница Жорж Санд и Клары Шуман, подруга Гуно и Сен-Санса, организатор и композитор, любвеобильная многодетная мать и чадолюбивая бабушка. Наконец, это женщина города и мира, прожившая удивительно долгую и плодотворную жизнь, полную событий, перипетий и связей с прошлым и будущим.

Счастливая в семье и в своей сценической деятельности, одарённая, богатая, востребованная, окружённая любовью мужчин и поклонением современниц – какие подводные камни, печальные тайны и искусные механизмы она скрывала за фасадом своего лучезарного образа – и было ли это нечто большее, чем фасад?   
«…Она обладала редким и счастливым складом характера: для таких людей работа – наслаждение, истинный отдых, необходимое нормальное состояние, а бездействие, если бы таковое было возможно для её натуры, означало бы усталость, разрушение и болезнь». (Жорж Санд о П. Виардо, «Консуэло»)

Происходя из семьи профессиональных певцов Гарсиа и будучи сестрой выдающейся звезды своего времени, Малибран, юная Полина не только рано столкнулась с жёсткой домашней школой обучения вокальному искусству, но и должна была выдержать конкуренцию с образом своей рано ушедшей родственницы в глазах общества. Ученица Ференца Листа и Шарля де Берио, музыканта и её свояка, предмет поклонения Альфреда де Мюссе и Теофиля Готье, будущая знаменитость унаследовала фантастическую работоспособность своей семьи, которую сегодня назвали бы трудоголизмом.

Уникальным образом она сочетала в себе дарование и прилежание, веру в себя и уважение к соперницам, способность любить и рациональное мировидение, просоциалистические воззрения и материальное благополучие. Будучи человеком Возрождения, то есть во многом универсальной личностью, в ранние годы Полина проявила себя не только как творец и исполнитель, но и как дочь, жена, мать, подруга и наперсница. Однако на первом месте для неё всегда была деятельность, как бы приводящая в движение и все остальные внутренние и внешние механизмы:

«Я счастлива, что у меня такая интересная перспектива на зиму. Мне необходима работа, много работы, это то, что спасало меня до сих пор и, надеюсь, будет моим спасением, пока я сохраню голос, глаза и руки». (П. Виардо, из переписки)

Справедливо озаботиться закономерным вопросом: как возможно вырастить четверых своих и двух приёмных детей, при этом гастролируя и путешествуя по всему миру, неся на себе львиную долю финансовых забот семьи? Как возможно одновременно с этим быть музой и наперсницей таких выдающихся людей своего времени, как Гуно, Тургенев, Шопен, Берлиоз, героиней романов, политических и общественных событий? Где эта незаурядная женщина черпала силы и вдохновение?

Безусловно, одним из творческих источников, основанием её метода создания сценических образов для широко образованной Полины было античное наследие:

«Страстная поклонница классической трагедии и старинного репертуара… Полина глубоко вникает в каждую роль, готовя ее с помощью соответствующего чтения. Для нее немыслимо играть Сафо, не перечитав Овидия, не рассмотрев античные барельефы в парижских музеях. В этом и сила Полины, и ее слабость: она делает ставку прежде всего на драматизм положений и интонаций, но некоторые наблюдатели сожалеют, что пение стоит на втором месте после пантомимы. Вдобавок, излишне интеллектуализируя свои роли, ища вдохновения в первоисточниках, она забывает трезво взглянуть на либретто…» (По Теофилю Готье)

Другим же, более «приземлённым», но не менее важным источником тепла и поддержки для Полины была её семья – в широком, а не формально-мещанском смысле этого слова. Под семьёй певица понимала не столько своих кровных родственников, связанных с ней финансовыми и свойственными обязательствами, сколько близких ей по духу и мировоззрению людей, разделявших её интересы и поддерживавших её цели. В этот гармоничный круг входили её овдовевшая мать, супруг и импресарио Луи, близкий друг Иван Сергеевич Тургенев, «вторая мать» и наперсница певицы Жорж Санд, её спутник жизни композитор Шопен, подруга Клара Шуман, а позже – дети и внебрачная дочь Тургенева Полина. Участниками литературно-музыкального микромира, породившего не только массу слухов и сплетен, но и множество произведений искусства, были также живописец «неистового романтизма» Делакруа, композиторы Бериоз и Глюк, Сен-Санс и писатель Флобер.

«В жизни, полной увлекательных встреч, профессиональных и дружеских, Полина Виардо постоянно притягивает людей. Внешность певицы, казалось бы неблагодарная, отнюдь не отталкивает мужчин, ее связи – платонические или нет – свидетельствуют о том, что как женщина она была более желанной, чем ее сестра (Малибран). В ней многое может нравиться, и в первую очередь восторженный темперамент и интерес к любым явлениям жизни».

Отдельно и очень деликатно Барбье касается особого устройства семейной жизни четы Виардо, одновременно прогрессивной и консервативной, рациональной и дружественной, объединённой непреходящей любовью к искусству и… к детям:

«Полный восхищения и доброты по отношению к молодой жене, которая по-своему щедра к нему, Луи воздерживается от вмешательства во время ее мимолетного увлечения Морисом Сандом, он делает вид, будто не находит ничего дурного в том, что Ари Шеффер не сводит глаз с его жены, что по ней вздыхают Гуно и Берлиоз, что Юлиус Риц становится её  конфидентом, а Тургенев не просто вмешивается в их жизнь, но «по-дружески» ежедневно ее разделяет».

Самые болезненные для отечественного читателя моменты – отношения с Иваном Сергеевичем Тургеневым и визиты певицы в Россию – в книге освещены особой главой и проиллюстрированы перепиской этих двух выдающихся людей позапрошлого столетия. С этой точки зрения интересно увидеть, как непривычно для нас Барбье интерпретирует образ русского писателя и его творчество.

Кульминация публичного признания Полины Виардо как оперной дивы и самой яркой звезды своего времени приходится на 1843 год, когда певица выступает перед Николаем Первым в Большом Театре («Сомнамбула»): её осыпают цветами, что запрещено на русской сцене, император преподносит ей драгоценные серьги, Полину вызывают 14 раз – и всё светское общество жаждет услышать и увидеть ее в своей гостиной. Подобный триумф больше никогда не повторится, и потому визиты в Россию станут для дивы и самым ярким воспоминанием, и поводом для грусти.

«Главная опасность – надеяться на то, что идиллические моменты, незабываемые, но редкие в жизни артиста, будут повторяться бесконечно. Две прошедшие зимы казались Полине идеальными, она достигла вершины популярности и не представляла, как легко могут всё испортить климат, болезнь и непостоянство публики».

Причины, по которым популярность Полины после 1846 года идёт на спад, вплоть до 1863 года, когда она покажется перед публикой в последний раз, не только в конкуренции, возрасте, «надтреснутой гортани» и «неудобных социалистических приоритетах» её мужа. Но и в её избирательном отношении к репертуару, ролям, принципиальном отстаивании методов своей школы и… финансовых претензиях. Уменьшение ангажемента она компенсирует камерными вечерами в кругу своих знаменитых друзей и вниманием детей и близких, судьбы которых складываются порой куда менее счастливо.

«Между тем нет ничего хуже для певицы, чем бесконечное время, когда уже невозможно петь для публики и она мало-помалу, без всякого злого умысла, неотвратимо отдаляется от вас, совсем не понимая, какую неисцелимую рану наносит всё более ощутимый дефицит проявлений уважения и дружбы».

В некотором смысле книга Барбье – прекрасная апология семейного круга Виардо, и она создаёт в финале образ женщины, которая больше, чем просто одарённая певица, или скандальная в определенном смысле особа, или требовательная мать по отношению к детям, оказавшимся её бледными слепками. Это женщина мира, которая вместила в себя культуры разных стран, различные музыкальные и языковые традиции, сумела создать оперы и музыкальные композиции в творческих союзах с Шопеном, Берлиозом, Гуно и Листом, преодолела преграды условностей и оставила вкупе со всеми своими спутниками и многочисленными потомками огромное и прекрасное наследие.




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
233
Опубликовано 29 окт 2017

ВХОД НА САЙТ