facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 139 май 2019 г.
» » Наталия Азарова. SOLEDADES

Наталия Азарова. SOLEDADES


поэма
(сокращенный вариант)


солнце заходит короткой ногой
вроде бы положить небо на землю несложно
сквозь поэта шли камешки
                                       спотыкаясь
                                                          о роскошь
                                       держался за неровности
                                       маяк
                                                только сбоку
                                                 увиденный скобкой
                                        внизу волны
                                               потные полотёры
рисунки появляющиеся на солнце
               попадают в архив и плохо
                          читаются карандашом
                                         неудобные
архив всегда закрыт на перерыв
го́нгора пробовал прояснение лёгкости
                                             лёгкости
                               хочу лёгкости
твои руки сдвинулись и поползли
                      извилистыми обрывами
                          в ближние горы

 

пошли  вразнос  горы  выбиты
пробки  гор  тысячи  тысячи  падали
числами  вниз  падали  числами  вверх
ареной     песчаного  снега

на полу́ сидеть ра́внополо́жены снегу
ровно  давно  положены  рождены  на
полу сидеть
                     
сидеть не останавливаясь

ведь небо уже начато
             и  слегка обкусано с краёв

и с интересом замечая
            что так красива
                                  ясность
                         полоса
                         и транш
                                горы закрытый
                                            правдой

про моисея и таксиста

изо всехмоихсил
погрузился на дно долины
я не странствую я перемещаюсь
                                                   иду уже надёванной идеей
               ненадёжной под пальцами интерпретацией
    и спрашиваю у таксиста:
               как проехать на гору синай, скажите:
                   может,      вы  довезёте?
  таксист обернулся назад испуганный
               всем торсом:   ведь туда за границу
    гора      это такая гора,     и она  за границей
               не повезу туда ни за что
                                                         даже тебя
и   в этом месте   у меня  мешаются
               изгнание и избавление
    ¿а у тебя,   луис,   тоже мешаются?
полёт в полупустом мандельштаме
пассажиры устраиваются на странствие
небо напичкано день возделан названия замалчиваются

высохшие старухи проскакивают
мандельштам немного ломается
моисей устраняет неисправности
                                           взлетаем
подпрыгивает  горизонт                   состоит  из бабочек

хотя земля и тасамая
шокирует формат
с места на место переклеены страхи
                     самолёт вот-вот сядет на мель и заплачет

давай мы тогда поутверждаем
вот утонем мы прямо в город
а это море цвета абеляра
и смотри
                    вон человек растянулся во всё море

 

неловкий   лорка разбил   чашку утра
                 прямо   на столе   разбил
        так  что  задуманный суп пролился
                      
                       еды  не  осталось

дон кихот    лупил    мельницами
             прямо   нам    по лицу
        ну  признайте  признайте  меня
                   
                    новым  христианином

иегуда галеви́ забросил сердце на восток
        испания всегда осталась позади
        наше предчувствие восточной пыли

        невезения    прежних    поэтов             

    большая вещь что нас разделяет
небольшая вещь что нас разделяет

    большая пропасть что нас разделяет
небольшая пропасть что нас разделяет

и это дневное знание лучше читать справа налево

 

под колокольчики мелких коров
           карабкались контрабандисты
                                          гружёные

           мешками кристального воздуха
под их штучные белые повороты

           клевер и одуванчики сбивались
             друг друга коверкали
под их новоселье
          стояли мы по пояс в горах
                               балконолицые


 
проливной
перевал
через гарц
          горы льются
          прямо на дорогу
          новалисы полные сне́га

               в небе на синих спицах
               кубы́  голубых цветков
               их  аккуратная   кладка
               шершавая  как спиноза
                                         это он
                                         нашёл
                             синий цветок
         и   скрыл   от своих иудеев
         и скрыл от своих христиан
         и      от отрицания     скрыл
                                  и    забыл
                                            там
                                  у   себя

подождите не режьте мы запаздываем
мы      идём      босиком   вдоль облака
                                      мы запаздываем
                           мы     на   запад
                                            запаздываем              



ближе к границам государств
столько неограждённых обрывов
машины кружатся над морем
и я столько лет подряд
проезжая поворот на беньямина
боялась горной дороги
затяжного кружения головы
подтанцовывала к границе
и не сворачивала
так он стал моим пограничным питомцем
начало третьего тысячелетия было отмечено
                            частыми волнениями Бога
мы пробирались перескакивая
         страна  –  страна        страна
страна       страна – страна – страна
кривые   чайки   против   ветра
когда  всё же  свернув
     ночью ехали из франции по серпантину
                                    мимо   пропасти
американка   на заднем сидении
она вообще первый раз в европе
                                       этим летом
и уверена что здесь всё такое прошлое
робко так робко спрашивает:
and spain…  is it open  that   late?
и я   понимаю    как ей страшно
       возвращаться   мимо
                           французской пропасти
       когда камьо́н  еле виден   напротив
                  пятится  задом  вниз
                                              по горам
и  я  ей  громко
       так чтобы и беньямин меня услышал
                                           отвечаю:
spain   is   open    24  hours    a day

потом в портбо́у я своей тенью падаю на беньямина
наступал новый месяц
разве бывает так что наступает старый?
ты   бы не стал это спрашивать
твоя сидячая скорость      пошёл небесный снег
    розовый со вчера цветущий
это нас белый полдень  раскапывает
    тут к морю ведёт туннель
    там в отеле осталась постель
    ася не знала как будет «миндаль»
         туннель между низом и верхом
         мы не летали в туннеле
         мы просто в тебя смотрели
глаза Бога прогуливались по земле и не задерживались
         нас сотворили просто так
         открытая грубость голубки
и вот
     ты теперь тут в приглашённом времени
     среди семей гонсалес саласа́р и эреде́ра
     наверно они и были те самые взрослые заросли
            сообщество восьми кипарисов?
кисть её руки на твоём плече отдельная и похожа на клоуна
         ты всё-таки пошёл вперёд в коричневом
         она стояла на месте
         она смотрела зачем
         ты   смотрел назад
                                     не оборачиваясь
                                     на новые небеса
 сотворённые Богом из наших идей

каюта
всеми моими жилищами
доверху
наполняется
сижу у балкона
боком
чтобы всё
поместилось
за столом
каталонцы
бросают
горы в вино
горсть
за
горстью

 по курсу
пролив
        халат
  запахнутый
                      в кубу
             в дам
             в башни шалуний
                         колумб
                              и другие евреи
                              с их индейскими идеями
                                 их анонимные ангелы
                              смешной
                              сверху
                                 малыш
                          корабль
                              потух
                                  тушки моря
                                     на скорую голову
                                     светило
                                     чернорысое
                               кошка на белом мраморе
                                      отвага
                                      от влаги
                                           видимая
                                           в течение часа и
                                                             трёх
                                                 секунд

             – ну да если первая строчка  о  Боге
а последняя    о человеке
о ком идет речь во второй строке?
             – а ведь вторая строка самая длинная

нас  закопали    в небесах
мы   отплываем   вокруг
   уселся   моисей    сутулый камень                                
   облака   тяжёлые
            под ними волны  попришипились
   одетая   матрона   обита́я океан
       земля-небо  обходятся  без
                                                посредников

мне моисею согреться бы
          внутри  летнего  белого  платья
                                       белого   пламени
          внутри облака
             мои глаза   особенно блестели
                  как  у ночной косули
                                    на обочине

может пророем облачность над островом
         выйдем    в  чистое  небо
                          в открытое небо
              сквозь птиц протиснемся

океан встал под дерево
         вокруг души   родители тел    кивок в жизнь
         внутри   о́блака   лучше  видится
           припасы тёплой ткани для обёртывания душ
                                          щепетильной   ткани
          вот и хожу закутанная
не отклоняйся  от густоты   моего волоска
моисей поёт плохо     песня не получается
   а   ещё   вот  научиться    танцевать
                     ведь   пританцовывать  придётся
                         во    главе







_________________________________________

Об авторе: НАТАЛИЯ АЗАРОВА
 
Родилась в Москве. Окончила МГУ как филолог-испанист. Автор учебного пособия по русской литературе «Текст» для школьников и студентов. Более десяти лет жила в Испании, Чехии и США. Вернувшись в Россию, защитила докторскую диссертацию, опубликовала две монографии, вошедшие в шорт-лист Премии Андрея Белого в номинации «Гуманитарные исследования» (2010). Ведущий сотрудник Института языкознания РАН, руководитель Центра лингвистических исследований мировой поэзии. Дебютировала как поэт в 2003 году. Публиковалась в журналах «Новый мир», «Воздух», «Арион», «Волга» и других изданиях.  Библиография: «Телесное-лесное» (2004); «Цветы и птицы» (2006); «Буквы моря» (2008); «Соло равенства» (2011, шорт-лист Премии Андрея Белого); «Календарь» (2014); «Раззавязывание» (2014); «Считалки» (2018).  Лауреат премии Андрея Белого (2014). В 2016 году вышел в свет учебник «Поэзия», автором идеи и одним из авторов которого является Н. Азарова. Автор книги переводов поэзии Ду Фу и переводов Ф. Пессоа.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
552
Опубликовано 08 апр 2019

ВХОД НА САЙТ