facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » Инга Шепелёва. ОСТАЛЬНЫЕ ЗНАЧЕНИЯ

Инга Шепелёва. ОСТАЛЬНЫЕ ЗНАЧЕНИЯ





* * *

кто ты и кто я
закрытый ветвями младенец
укромный угол,
забросанная подушками дыра
в полу
я – не ты, не мужчина, женщина
я – уют, здесь хозяйка, не зайдешь
прегражу путь хрустальной п**дой
погрожу кулаком, сдую пыль со шкафов
всю пыль, какую мне приходилось стирать
влажной тряпкой, день за днем,
всю пыль отовсюду, с полок, комодов, столов
сдую тебе в лицо
кто ты и кто я
опомнись, никита, мишутка, стой, голодранец
не рвись
беспрерывное зачатие у меня в животе
непрекращающееся зачатие, а ты не рвись
здесь безделушки наставлены, куда ты прешь
здесь балерина, кассетный магнитофон,
скатерть узорная, кофейный сервиз,
журналы, бокалы, подушки
про дыру в полу помнишь, то-то же
не рвись, говорю, успокойся
кто ты, а кто я
детоубийца, слышь
не рвись
мошенники все, а у меня
только пыль
была бы луной, а то
пыль
семена
смотрю в книгу вижу фигу
смотрю на тебя вижу подвал
гараж, печаль какую-то, короче
младенец в фикусе лежит
за шторами узорными
и плачет
возьму и скарб весь мировой
(мой мир, он только мой)
весь на тебя наброшу
как скатерть на беззубый страх
все – пустота, гниет земля в горшке
и под ногтями грязь
и некуда пойти
и тишина звенит
как будто там стоишь
но не пущу
не рвись




* * *

сердце мое не камень
сердце мое мышечная ткань
такая всеобъемлющая метафора
перетираю между двумя камнями
катастрофу
помещаю голову в рот целомудренному ангелу
закрываю глаза
сердце мое не камень
ориентиром будет его биение
внутри господствующей парадигмы
июльского солнца
позволяю себе видеть
тебя обнаженным
испытывая на прочность
слоистую ткань усталого сердца
как оно разделяется, умерщвляет
как подает взболтанный коктейль
из летних утех
на траве
протянутым рукам внутри пузыря
мгновения
сердце мое не камень
не алмаз не бомба
не потечет не взорвется
в небо не полетит
нежным цветком не завьется
дверцу не отворит




* * *

потеряла фиолетовые штаны за домом
где мы целовались
слетели с меня фиолетовые штаны
я осталась в трусах, рюкзаком прикрывалась
побежала в кусты
там зеленая ветка меня убила
раскалённые губы, мне ли не знать
о любви

возвращалось мертвое тело
к бабушке за стол, на диван
за уроки, волосы несуществующие
убирало в хвост
губы несуществующие вытирало рукавом
фиолетовые штаны несуществующие
вешало на спинку стула
выключало несуществующий свет
смотрело несуществующий сон
где ты пьешь сок из газетных кульков
сверху одетый, cнизу голый
что ты, – говорит умершее тело, –
тоже потерял свои штаны
это все от любви, от любви
и качает оторванной головой
плывущей как лодка
нарядной
отрубленной головой

*

зачем расставляешь искусственные цветы
на окне, бабушка
твой голубой халат будет флагом
моей печали
твои пироги отравлены
стою на разломах пятиэтажек
не дыша, призывая
из последнего сна очарованных пчел
очарованных странников
раскрепощенных, живых
направлен в угол стола крест
оживай, дурочка
оживай, съешь пирожок
совсем худая, совсем черная
смола, ворона, гибель родовая
возрожденная чем-то вроде
кругов пригородного рая
электрички туда не ходят
там живая вода течет
возьми бутылку из-под молока
иди, оживай, обвяжись занавеской
если что дерну
вытащу

*

не то, когда любовь начиналась
не то вообще
рассказывал за домом
целовал в уголок губ
раздевал, но прикипало время
к одежде
улетала одежда сама
будь осторожна
береги руки, когда играешь с ножами
береги сердце, когда играешь со мной
я собака и сны у меня собачьи
и дети будут собаками
а ты умрешь от любви
обвязанная занавеской
в лесу у свалки
в шестнадцать




* * *

женщины украшают себя
на углах пустых столов
это лебеди вспять летят,
задевая крылом
принадлежащие нам сокровища
зардевшись сидим придавив животами
землю, готовую улететь
недостаточно воли в нас
встаем, простившись
со всем скарбом мирским
с осколочной болью
впотьмах отдыхаем, подносим зеркало
к бьющейся матке, красим себя в цвет ночи
обугленных ртов пояса протянулись
через жаркую ночь
ни на что не похожая любовь женщин
обуяла и так захотелось
раскрасить лицо, закричать что есть силы в окно
в пустоглазую тьму, замахать исподним
вот душа моя, женщина, что вы не спите
смотрите на меня золотыми
глазами слепыми
сделаюсь вами, стоит лишь позабыть
остальные значения – взрослость, отсутствие слез
никто кроме нас не заставит гореть
бездыханное лето
птенец оперился, стал лебедем
вспять плывущим
ты не явишься мне, не подсмотришь
за моим слащавым лицом
как оно преображается в погоне
за смыслом своим
вот оно открывается – губы, глаза
зачем украшаю его
где горит сердцевина, отверстие утлой печали
вы смеетесь, подруги
нам всем не до смеха, смешавшись
мы родим окровавленных птиц
и себя разнимая, от боли очнемся
за углами столов, закрывая детей
сбережем свои перья
станем никем




* * *

как жить в расколдованном дне
в его благородный массив
по капле бросая
свет-жемчуг
осколком разбитого блюдца как
чертить неизбывные знаки
на исчезнувшем льду
конькобежец
говорит, сложив рупором руки
в белых перчатках
"испить меня не дано никому"
как верить ему, проносящему благость
сквозь снежные бури,
апрельскую тьму




* * *

в эркере за круглым столом
сидит
в платье защитного цвета
высовывает язык
примеряет к нему
разные другие языки
французский, немецкий, смерть
желание, оторопь
способ познания
действительности
этот подходит а этот не очень
андрей, помнишь ты вчера
то есть на прошлой неделе
дерево целовал
дупло как рот значений
кора – кожа невесты
высовывает язык –
видишь
предназначено мне
вознестись для любви
и тебя вознести
мир живой, вездесущий
постичь через жалость к нему
симпатией быть, неприкрытым
сочувствием сложным
я стремлюсь, вылезаю из кожи
когда в зеркалах отражаюсь
вижу только глаза и язык

иди чаю налей
андрей
мы несем с тобой
умирающую любовь
на застиранных лицах
на юных губах
стекло на ладони, стекло во рту
я чувствую жалость ко всем
ко всему
не знаю, как по-другому
петь, плеваться стеклом
зато знаю то, чего нет
как ты можешь не видеть то,
чего нет

в эркере, за круглым столом
развалившись на стуле
натянув подол на колено
говорит –
я пока не могу ответить
на твой вопрос, андрей
будем ли мы
встречаться
возвышенность путаю
со смертью
и наоборот
пулю, которой недолго осталось
лететь
положу в рот
превращу в слово

встаёт, берёт со стола
кусок мяса, приготовленного на ужин
кладёт на пол:
ешь
куски моей боли
возвышенной

пулю, которой недолго
осталось лететь
вложу в слово

как можно жить здесь и сейчас
если всё никогда не было
и не будет
таким, как нужно




* * *

тогда я сказала
всё, замолчи
хватит, хватит

лягу в твой след
на земле
и усну
хочу спать
хочу быть
совершенной
хочу луну
чтобы она перестала гудеть
над моей головой
в её след
лечь

нет ничего
что можно было бы постичь
так просто
приходится прилагать усилия
постоянно
незнакомая девушка
написала сообщение
что вы чувствуете, обладая
ангельской красотой
я не надменная я не надменная
я не луна

говори, продолжай
говорить
мы будем твоим голосом
люди-паузы
цезуры, обозначающие
вечную
максимально громкую
тишину




* * *

она приподнимается на локте
в полумраке печально смотрит
давай по-другому
не так, как обычно
не так, как все
я все это уже видела
меня не заводит
придумай что-нибудь особенное
например, как будто ты меня любишь

она открывает окно
становится полупрозрачной
потом возвращается
и все начинается снова

старайся представить
как будто тебе доступны
иные глубины
трогай меня
как будто ты вдруг
стал глуп
пронзенный стрелой, виноватый
люби меня, чуть живой,
ни на что не способный

давай по-другому, не так
не так
давай, как будто нам не все равно
давай, как будто ты –
выдранная из центра боли игла
с острия капля яда
стекает
мне на язык

она отстраняется и наклоняется снова
зачем ты меня привел сюда
как тебя зовут
я сама хотела, да, я сама
как же ты будешь любить меня
с презервативом
когда мы одно целое
мы – одно целое, любимый

понимаешь, я уже не могу
не нравится, скучно смотреть
как чужие друг другу люди
соединяются в пропасти
через латекс
злые тела
без любви
без всего







_________________________________________

Об авторе: ИНГА ШЕПЕЛЁВА

Родилась и выросла в Якутии, окончила ЛИ им. Горького. Занимается проблемами слова и образа как в общекультурном и историческом контексте, так и в их современных интерпретациях – например, взаимодействии с электронной музыкой, академическим авангардом, видео-артом. Публиковалась на сайтах polutona и Syg.ma, в журнале «12Крайностей». Участница музыкальных и поэтических фестивалей «Структурность» (Москва), «Пушкинские Лаборатории» (Санкт-Петербург), «Totaldobže Karostas ūdenstornī» (Латвия), фестиваля видеопоэзии «Пятая нога» (Санкт-Петербург).




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
325
Опубликовано 06 дек 2017

ВХОД НА САЙТ