facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 148 ноябрь 2019 г.
» » Павел Пономарев. «ЛИТПРОЦЕСС – ЭТО ИГРА В СЕРЬЁЗНУЮ ЛИТЕРАТУРУ»

Павел Пономарев. «ЛИТПРОЦЕСС – ЭТО ИГРА В СЕРЬЁЗНУЮ ЛИТЕРАТУРУ»

Редактор: Евгения Джен Баранова





Опрос в рамках межрегионального Совещания молодых литераторов в Воронеже

В конце октября в Воронеже прошло межрегиональное Совещание молодых литераторов. В программу, получившую название «Школа Андрея Платонова» (к 120-летию со дня рождения уроженца Воронежа и мастера литературы), вошли семинары, круглый стол, посвящённый творчеству Платонова, презентация калининградского литературного журнала «Веретено» и вечер поэзии молодых авторов из пятнадцати регионов. Главный организатор Совещания – Совет молодых литераторов Союза писателей России. Мы обратились к руководителям и участникам семинаров с вопросами, ответы на которые, возможно, помогут составить объективную картину – Совещания в частности и литературы в целом – молодой, столичной, региональной… (Или это всё – условности?)   

1. Сегодня литература носит полярный характер – условно говоря, «литература столицы» и «литература регионов». В какой степени Вам представляется актуальность и целесообразность этой идеи? 
2. Уместно ли сегодня говорить о «литературном процессе»? Что Вы вкладываете в это понятие? 
3. Насколько Ваш город / регион вписывается в нынешние литературные тенденции?  
4. Оправдал ли себя Воронеж в качестве новой точки на карте межрегиональных Совещаний молодых литераторов?
5. Метанасущные проблемы творчества Вашего семинара.       



Вячеслав Лютый (руководитель семинара поэзии, Воронеж) – литературный и театральный критик, публицист, член Союза писателей России, председатель Совета по критике Союза писателей России, заместитель главного редактора журнала «Подъём»: 

1. Эти формулы, разделяющие современную русскую литературу на столичную и региональную, вполне фальшивы. Уже само противопоставление прогрессивной столицы догматической провинции носит заказной и буржуазный характер. Здесь на первый план выносятся вещи лёгкие, раскрученные центральными СМИ за соответствующие гонорары, и с некоторой снисходительностью ведётся разговор о поэзии и прозе далёких от Москвы и Питера городов или даже, страшно сказать, каких-то удалённых поселений. Духовное тело литературы едино, главное – в художественном весе тех или иных творений. На слуху великое множество «чернухи» или «мыльной» макулатуры, но как ни стараются издатели, им не удаётся покрыть этой мутной плёнкой живую воду подлинной русской словесности. Для литературы важны чистые идеалы, необходимо мужество, которое помогает говорить и рисовать неподдельные драмы и трагедии нашего времени, твёрдость, позволяющая стоять на своём, преодолевая цинизм и расчётливость нынешней эпохи. А названная «полярность» отражает, в действительности, только одно: стремление модной беллетристики подменить собой вдохновение и прозрения уникальных, штучных произведений в поэзии и прозе.
2. Сегодня процесс издания и раскрутки легковесных сочинений очень часто называют литературным процессом. Это неверно. Теперь издательская деятельность, присущая ей почти демоническая суета и желание быть одновременно во многих местах стремятся подменить собой понятие литературного процесса, которое сложилось в давние годы. Вызревание темы, серьёзность сверхзадачи, которую ставит перед собой автор, влияние на литературную среду коллизий и характеров выдающегося романа или поэтического мира сейчас отодвинуты в сторону. Тогда как тиражируемые сюжетные картинки или аляповатые стихотворные конструкции претендуют на популярность. И вот уже некие «манагеры» от прогрессивной культуры пытаются на подобном ложном художественном опыте воспитать молодые умы и рекрутировать сторонников среди людей, с уважением относящихся к серьёзному искусству. Этот морок продлится недолго. Я думаю, что русская литература выдержит и такое испытание. И потому в наши дни можно считать преодоление пошлости, грязи, нравственной низости едва ли не главным, определяющим свойством литературного процесса. Когда он помогает человеку найти себя, самоопределиться в наилучшем значении этого слова.
3. Воронеж в литературном отношении вполне самостоятельный литературный ареал. К сожалению, здесь нет независимой издательской деятельности. Но возможно, мы не понимаем своего счастья, потому что книжные магазины в дополнение к столичной продукции не предлагают нам опусы современных борзописцев, мастеров дамского литературного рукоделия или смелых проектировщиков фантастического завтра, в котором футуристические приспособления перемежаются с космическими принцессами или визирями. Кроме того, одной из примет нынешних литературных тенденций является нежелание молодых авторов читать литературу прежних десятилетий. Разумеется, за исключением популярного стремления выбрать в прошедших десятилетиях какого-либо поэта или рассказчика, желательно гонимого, и перебирать детали его судьбы, попутно перекатывая с языка на зуб его поэтические строки или саркастические умозаключения. Но это – болезнь роста. Литература Воронежа достаточно широка в тематическом, стилистическом, идейном отношении. Просто ей нужно помогать государственно и вдумчиво. Тогда она приворожит читателя – любознательного, стремящегося к красоте и искренности.
4. Наверное, оправдал. Хотя мероприятия Совета молодых литераторов не должны представляться  в виде неких судьбоносных акций. Воронеж – старый город, со своей чрезвычайно богатой литературной историей. Поверять его состоятельность какими-то новыми «молодыми» инициативами нет нужды. Речь может идти только о том, насколько серьёзны были работы, представленные на обсуждение, насколько предметно и доброжелательно мастера анализировали произведения семинаристов, насколько точно новое поколение угадывало болевые точки нашего времени и насколько чутко старшие улавливали эти интуиции. Если судить в таких координатах, то  октябрьская творческая встреча была весьма содержательной.
5. Поиск собственной личности в литературе и жизни. Это главная задача и главная проблема современной творческой молодёжи. А со стилистикой новые поэты и прозаики – талантливые ребята – уж как-нибудь разберутся. 



Андрей Тимофеев (руководитель семинара прозы, Москва) – прозаик, критик, член правления Союза писателей России, председатель Совета молодых литераторов Союза писателей России, лауреат премии «В поисках правды и справедливости» (2015), премии им. А. Г. Кузьмина журнала «Наш современник» (2016), участник Форума молодых писателей России и семинаров для молодых писателей Союза писателей Москвы: 

1. Мне не кажется, что есть существенная разница между литературой в регионах и в столице. Скорее, есть разница между «внешним» премиальным литпроцессом и литпроцессом «внутренним», подлинным. Из крупных подлинных писателей только Алексей Иванов печатается большими тиражами и очень известен. Вера Галактионова, Пётр Краснов, Андрей Антипин, Юрий Лунин, например, почти неизвестны широкой аудитории.
2. Единого литпроцесса нет, и в этом проблема. Есть большое количество толстых журналов и электронных ресурсов, аудитория которых практически не пересекается. Раздроблен литпроцесс и по региональному признаку. Мы мало читаем друг друга и не очень интересуемся тем, что происходит в другом сегменте. Для Совета молодых литераторов Союза писателей России сшивание литературного пространства, хотя бы в рамках Союза писателей, – одна из главных задач. И этому отчасти способствуют и такие семинары. 
3. Москва вписывается в любые тенденции. В моём родном регионе же, Башкирии, – сильная проза сейчас, и это мне радостно.
4. Воронеж – удивительный регион, здесь, например, нет проблемы отцов и детей. Есть журнал «Подъём», который охотно публикует молодых. Есть литературная студия «Современник», которую ведёт Зоя Колесникова. А есть и молодое движение, я могу сходу назвать имён пятнадцать интересных молодых воронежских поэтов. И это – замечательно!
5. У нас в семинаре были очень разные ребята. Талант одних ограничен в «сюре» и мистике, талант других раскрывается в описании реальности. Своё нутро не обманешь. Нужно понимать себя и развиваться в той области, чуткостью к которой тебя наградила природа.



Светлана Пешкова (руководитель семинара поэзии, Липецк) – поэт, член Союза писателей России, руководитель Липецкого регионального отделения Совета молодых литераторов Союза писателей России; лауреат литературных конкурсов «45-й калибр», «Русский Гофман», «Эмигрантская лира – 2018/2019» и др.; гран-при конкурсов «Интереальность – 2017», «Поэзия русского слова 2017»; автор двух книг стихов; публиковалась в коллективных сборниках, альманахах и литературных журналах: «Петровский мост», «Подъём», «Балтика. Калининград», «Параллели» и др.:

1. Я согласна, что нынешняя литература делится на столичную и региональную. Столица в этом плане активна и интересна. Практически каждый день происходят какие-то культурные события – презентации книг, творческие встречи, выступления литераторов на различных площадках: от обычных кафе до ЦДЛ. Один Myfest чего стоит! Каждый год в мае я беру отпуск и уезжаю на неделю в Москву, чтобы встретиться с самыми известными поэтами России, которых собирает организатор фестиваля Дана Курская на престижных литературных площадках Москвы – каждый день новое место, новые авторы. Это недельный праздник поэзии. К сожалению, в регионах такого активного литературного движения нет, да и не может быть, пожалуй. Поэтому, при любой возможности, я прошу столичных поэтов приехать к нам в Липецк. Несколько лет назад приезжали Дана Курская, Наташа Елизарова, Аня Маркина – их приглашала Липецкая централизованная библиотечная система. Это было радостно. В этом году наш город посетили два известных поэта – Борис Кутенков и Константин Комаров. Их пригласили на наш ежегодный книжный фестиваль и выделили по двадцать минут на выступление. Ну что это за время для столичных авторов! Хочется же поговорить, обсудить проблемы, задать вопросы. Оставили Костю Комарова на несколько дней уже частным приглашением и попросили его провести встречи в педагогическом университете, в библиотеках, чтобы охватить большой круг слушателей. В Воронеж его свозили. Теперь живём воспоминаниями. К сожалению, ввести в постоянную практику приезд известных поэтов в Липецк пока не удаётся. А разделение литературы на столичную и региональную – это серьёзная проблема, в том числе и моя личная, потому что мне нужна живая поэзия как воздух – она вдохновляет и напитывает энергией, а самое главное – очень хочется, чтобы молодые авторы провинции слышали образцы современной поэзии, знали, что происходит за пределами их города.
2. Для меня литературный процесс – это движение, развитие, рождение новых форм и образов. Да, он, конечно, существует, видоизменяется, но представляется мне разноуровневым, разномастным, пёстрым, иногда экстремальным – от графоманства в худшем понимании этого слова до поэзии высокого профессионализма. С одной стороны, это здорово, потому что графоманы, не владея мастерством слова, тем не менее, занимаются гуманным делом, ибо литература, в каком бы виде она ни была – занятие, которое делает людей лучше. С другой стороны, мне иногда обидно за литературу, за отношение к ней и стыдно за людей, берущихся за перо и называющих себя в связи с этим – литераторами. За живопись и музыку они взяться не могут, потому что там требуется владение техникой и неумелость сразу видна. А за литературу – пожалуйста, ведь большинство считают, что в поэзии, например, техника не нужна, главное писать по велению души – потому и результат такой плачевный. Я за то, чтобы литпроцесс носил прогрессивный, а не регрессивный характер.
3. В Липецке, на мой взгляд, литературное движение делится на три категории – возрастные. Старшее поколение продолжает работать, отстаивая свои позиции просветительской деятельностью в библиотеках, они устраивают встречи с читателями (в основном, это пенсионеры, любители классической литературы), ведут наставническую деятельность среди своих ровесников. Среднее поколение, к коим я отношу и себя, как-то пытается заявить о своём творчестве за пределами города. Мы стараемся быть активными, посещаем фестивали, расширяем круг общения. Нас знают в Москве, в Питере, в Вологде, на Сахалине, в Крыму, в Израиле, в Бельгии и т.д. И у нас много планов. Лично я хочу найти талантливых ребят в Липецке, открыть их для самих себя и для читателей, помочь найти свой путь в литературу и довести до вступления в Союз писателей России, как это произошло с моей ученицей Ксенией Аксёновой. А что касается младшего поколения, тут картина мне кажется весьма плачевной. Многие ребята ушли из моей литературной студии, считая себя состоявшимися авторами, готовыми нести своё творчество людям, а именно – в кафе и на какие-то сомнительные молодёжные площадки города. Они, видимо, больше озабочены не качеством своей поэзии, не литературным ростом, а тем, как громче и ярче заявить о себе, прославиться и, возможно, – заработать. К сожалению, некоторые такие шоу превращаются в плачевные зрелища. Можно ли самовыражение и эпатаж называть литературой? Не думаю. Стихотворения, созданные ради выкрика в массы, а не написанные кровью и потом, я называю «однодневками», у них, чаще всего, нет будущего. Я не знаю, насколько долгая жизнь уготована молодёжным «литературным группировкам» Липецка. Пока не повзрослеют авторы, наверное. Поживём – увидим.
4. Конечно, Воронеж себя оправдал. Я давно с ним дружу и ценю эту дружбу. В отличие от Липецка, Воронеж очень перспективен и потенциален, скорее всего, это связано с тем, что здесь большое количество учебных заведений, следовательно, и молодёжи. При этом в Воронеже много лет существует сильная литературная студия, ребята объединены общей целью, хотят учиться, адекватно воспринимают критику, приучены к ней, а друг к другу относятся с уважением (сравнивая молодых поэтов, понимаю, что липецким не хватает уважения к традициям, доброжелательности и сплочённости). Это очень важно, что молодые ценят опыт своих наставников, учатся у них, хоть и понимают, что время диктует свои правила, возлагая ответственность на новое поколение. Воронежские ребята мудрее, они понимают свою ответственность за прошлое и настоящее литературы.
5. Главная проблема семинара – в незрелости личности авторов. В адрес мастеров на моём семинаре была произнесена фраза: «Если вы меня не понимаете, это ваша проблема». Разве? А я считаю, что это неумелость автора – нет опыта и терпения облечь свою мысль именно в те слова и образы, которые без труда дойдут до читателя. Это великий труд, это глубокие знания, это ответственность за слово. Конечно, основные проблемы молодых авторов: неумение работать с языком, неадекватное восприятие критики, отсутствие начитанности, неспособность отличить самовыражение от поэзии, и самое главное – самоуверенность и одновременное непонимание своего предназначения в литературе. Но я всё равно горжусь нашей молодёжью – дерзкой, талантливой, целеустремленной. Думаю, что русская литература в надёжных руках.



Алина Осокина (прозаик, Ульяновск) – участник Всероссийских совещаний Союза писателей России, победитель конкурса молодых литераторов Союзного государства «Мост дружбы» (2018-2019 гг.). Публиковалась в журналах «Симбирск», «Кольцо А», «Русское эхо», «Причал» и др.: 

1. Безусловно, столица всегда являлась центром притяжения литераторов. Именно здесь находится Литературный институт, в котором мечтали или мечтают обучаться молодые писатели. Здесь располагаются редакции всех ведущих издательств и толстых журналов. Здесь множество различных литературных студий и объединений самых разных эстетических взглядов. Далеко не в каждом провинциальном городе есть лито, которое бы собирало под своё крыло пишущих людей. Зачастую провинциальному литератору очень сложно найти необходимую творческую среду в своём регионе, поэтому приходится менять место жительства, чтобы элементарно иметь возможность развиваться. Безусловными центрами российской литературы являются Екатеринбург, Новосибирск, Омск, Иркутск, Красноярск, Воронеж. В этих регионах много сильных авторов, здесь выпускаются прекрасные журналы. Если бы в России все писатели жили в Москве, то русская литература многое бы потеряла. Темы, которые поднимают столичные и провинциальные авторы, очень разные. И это прекрасно. Единственное, что действительно тревожит, так это тот факт, что зачастую жители столицы совсем не интересуются талантливыми авторами из регионов, а провинциальные авторы замыкаются только на своей «тусовке» и не следят за тем, что происходит на общероссийском уровне.
2. Современный литературный процесс – явление разноплановое и многослойное. С одной стороны, это писатели-традиционалисты, которые продолжают традиции русской классической литературы, с другой стороны – новаторы, экспериментаторы.
3. В Ульяновске, как и в других городах, есть авторы, принадлежащие к тому и к другому лагерю. Это вполне нормальный процесс.
4. Более чем. Воронеж – абсолютно литературный город, здесь богатые традиции, сильная писательская организация. Что поразило лично меня? Так это то, с какой теплотой и участием зрелые авторы относятся к молодёжи. Это очень ценно. Преемственность поколений – то, чего не хватает многим регионам.
5. Подавляющее большинство участников нашего семинара – это женщины. Тоже своего рода тенденция. Проза была представлена разная: от сказов и фантастики до остросоциальных произведений. Участники нашего семинара поднимали самые разные темы: это и взаимоотношения человека с природой, и отношения внутри семьи, и тема войны, тема становления и разрушения личности и др.



Анастасия Кинаш (поэт, Белгород) – Лауреат VI Международного литературного конкурса памяти К. М. Симонова, лауреат 3-й степени международного конкурса «Верлибр»; лонг-лист премий «Белла» и «Лицей» (2019); участник Форума молодых писателей в Липках (2018), литературного форума «Таврида». Автор книги стихов «Отрывки из сонника» (2019). Публиковалась в журналах «Арион», «Дружба народов», «Подъём», интернет-альманахе «45-я параллель» и др.:  

1. Я сейчас проживаю в Москве, и из-за того, что я вынуждена работать в Москве, существовать в Москве, я, соответственно, немного выпала из современного литпроцесса, если такое явление вообще присутствует. Я перестала чётко представлять, что такое поэзия Москвы и что такое поэзия регионов. Отчасти, конечно, это разделение есть, потому что помимо Союза писателей России есть и другие творческие объединения (например, Союз писателей Москвы). В конечном счёте, есть просто люди, которые приходят в литературу и не хотят при этом даже задумываться о том, что существуют какие-то пресловутые литературные процессы и союзы…
2. Наверное, разделение, о котором мы говорили выше, является логичным – так было во все времена, и это и хорошо, и плохо одновременно. А что лучше – не ясно. Хотя, в принципе, в идеале никакого разделения быть не должно – должна просто существовать поэзия, а все разделения – это, как говорится, от дьявола. Поэтический талант существует вне всяких союзов и процессов. Поэтому, может быть, вообще работать сантехником и не знать о том, как рифмуются слова и пишутся стихи?.. На пользу поэзии, мне кажется, это пойдёт больше, чем «включённость в литературный процесс».
3. Если брать за точку отсчёта мой родной Белгород, то он достаточно интересен в этом плане, пытаясь как-то существовать в литературе, не отставать от её современных веяний. Максим Бессонов, Николай Давыдов – вот пара имён, характерных для нынешней поэзии Белгорода.
4. С одной стороны, да – было приятно приехать в Воронеж, зная, что здесь сильная литературная школа…
5. …С другой стороны, мне кажется, что многие участники семинара (именно участники, а не мастера) в принципе имеют слабое представление о том, что такое литература как система и как следует разбирать поэтический текст. 



Сергей Рыбкин (поэт, Воронеж) – финалист Всероссийского 
 литературного фестиваля «Русские рифмы», Национальной премии по литературе, Всероссийского литературного форума им. Гумилёва «Осиянное слово» (Москва, Переделкино, 2018), Всероссийского литературного конкурса «Зелёный листок» (Тверь, 2018). Публиковался в журнале «Подъём» (2019 / № 2), литературном альманахе «Балкон» (2018), газете «Мысли(!)» (2018 / № 9), «Сетевой словесности» (2019), «Прочтении» (2019):  


1. Не думаю, что полярность литературы (и поэзии в частности) ограничивается регионами и столицей. Мне кажется, здесь продолжает играть свою роль существование поэтических школ, и на каждую такую школу приходится ряд крупных авторов, которые её и формируют, по большому счету. Воронеж входит в такую школу.
2. О литературном процессе говорить уместно и нужно, потому что в нём, как и всегда, много проблем. Меня радует, что он вообще есть, хоть какой-то. Но быть его частью очень тяжело, если честно смотришь себе и другим в глаза. Литпроцесс – это игра в серьёзную литературу (в нашем случае – в поэзию), и плохо в этом во всём то, что участники игры – и графоманы, и поэты. Соответственно, слепо доверять шумихе не стоит.
3. Воронеж оживает, Воронеж – «прёт»! Не знаю, что влияет на то, что здесь появляются всё новые и новые талантливые авторы, но зёрна поэзии всходят, растут, и это прекрасно. Мне кажется – дело в свободном вдохе и выдохе. В Воронеже дышится хорошо – легко и грустно.
4. Я думаю, вполне оправдал. У Воронежа богатая литературная память. Уверен, что Воронеж открыт и для всех союзов писателей, и, в принципе, для всех пишущих людей. Потому что все мы – часть русской поэзии, и не важно, в каком союзе ты состоишь.
5. Как писал в своей книге «Поэзия и литература» Юрий Казарин, – поэзия всегда о любви и о смерти. Правда, он там еще и жизнь упоминал, но мне кажется, смерть и любовь уже содержат в себе сердцевину жизни. Это два поля битвы поэта. Ребята пишут по-разному. В основном, это ученические вещи, хотя есть и прорывы. Обойдёмся без имён. Мне кажется, что польза Совещаний молодых литераторов Союза писателей России в том, что люди из разных городов могут встретиться в одном месте и узнать друг друга, кто что пишет. А отрицательная сторона в том, что как начинающих, так и практически состоявшихся авторов учат банальным правилам написания. Таким образом, человека лишают смелости, и он старается угодить мастеру и писать «нормальные» стихи. Хуже этого только могила. Мне кажется, критик (или мастер – без разницы) должен видеть автора целиком, не только разбирать по косточкам стихи, вырывая из них словосочетания, но и рассматривать пишущего как сложную систему – понимать, где человек сейчас, куда он движется, что получается, что нет. И должен понять главную причину его неудач. Смешно видеть, когда практически всегда говорят только про неточные рифмы, поэтические концовки и прочие книжные вещи, которые знает и видит каждый, включая обсуждаемого. В любом случае, я рад, что Совещание состоялось.  


скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
287
Опубликовано 29 ноя 2019

ВХОД НА САЙТ