facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа          YouTube канал
Мои закладки
№ 172 ноябрь 2020 г.
» » Персона — АННА ГЕЙЖАН

Персона — АННА ГЕЙЖАН

Персона с Натальей Якушиной





Анна Гейжан

Драматург, сценарист. Окончила ВГИК, магистратуру сценарного-киноведческого факультета по специальности драматург (мастерская А. Я. Инина и Н. А. Павловской), а также Государственный Университет Управления по специальности «Мировая экономика». Автор пьес для театра, сценариев полнометражных и короткометражных игровых фильмов, телесериалов, анимационных фильмов и сериалов, детских телепередач. Участник ежегодных семинаров молодых писателей СП Москвы, с 2017-го года ассистент семинара театральной и кинодраматургии. Участник лабораторий «Пространство драмы», «Пьеса для детей: работа над замыслом», «Исторические лица». Пьесы поставлены в театре «Центр Драматургии и Режиссуры», Центральном Академическом театре Российской Армии, МХАТ им. Горького, отмечены конкурсами «Ремарка», «Литодрама», «Авторская сцена», «Автора на сцену», «Исходное событие XXI век». Член Союза писателей Москвы. 

С Анной Гейжан побеседовала Наталья Якушина.



«…факты есть, а осмыслением их мы не занимаемся»

Н.Я.: Как ты стала драматургом? Случайно или целенаправленно к этому шла? Почему именно драматургия?

А.Г.: Истории я сочиняла с детства, но в 35 лет я осознала, что хочу не просто сочинять истории, а писать тексты именно для театра. Я из тех, кого театр захватил и не отпускает. К сожалению, в тот момент в Москве не преподавали театральную драматургию, и я пошла учиться во ВГИК на сценарный факультет, о чем совершенно не жалею, так как базовые знания в кино и театральной драматургии одинаковые. Но дальше, конечно, пришлось осваивать специфику театральной драматургии. В этом моими учителями стали Ольга Михайлова и Елена Исаева, их семинары и лаборатории, так до сих пор у них и учусь. 

Н.Я.: Я знаю, ты ридер многих драматургических конкурсов. Какие пьесы тебя особенно раздражают? Что ты посоветуешь авторам, которые желают победить на конкурсе?

А.Г.: В первую очередь раздражают графоманские тексты и тексты, написанные авторами, как будто на дворе 17-й век. Не надо ориентироваться в формате пьесы на Мольера, да даже на Шекспира не надо, за окном другой век, другие герои, сюжеты, другая драматургия. Да, их ставят до сих пор, но не за формат пьесы, вас за это ставить не будут, режиссерам наоборот каждый раз приходится натягивать эти тексты на современность. От современных авторов ждут совсем иного – предугадывания проблем завтрашнего дня. Еще раздражают тексты, которые сложно читать из-за разнообразного форматирования, не соответствующие принятой форме оформления пьес, с огромным количеством грамматических ошибок, висящими в воздухе запятыми, не выровненные по ширине листа, разноцветным текстом, различными шрифтами. Обо всё это спотыкается глаз, а читать пьесы надо массово, быстро, и разбираться в формате или переформатировать текст некогда.
Ну а чтобы победить, надо писать хорошие и актуальные пьесы. Других рецептов нет. На одних конкурсах больше ценят хорошие, на других больше ценят актуальные. 
Лично для меня важно, чтобы в пьесе была и актуальность, и живые персонажи, и работающая драмструктура. Если я вижу даже очень хороший текст, но существующий в пространстве прозы, а не драматургии, я не поставлю ему высокой оценки никогда. Мое убеждение – драматург должен писать драматургию. Поставить на сцене можно что угодно, даже меню. Но драматурги не должны сочинять меню, их задача сочинять пьесы для театра и помнить, что это текст для сцены, актеров, режиссера, а не для публикации или просто читки вслух. Знаю, многие со мной в этом не согласятся, но я уверена, что обилие прозаических текстов, выдаваемых за пьесы в конкурсах связано не с активным экспериментом в сфере драматургии, а с банальным неумением создавать структуру и непониманием законов драматургии.

Н.Я.: Расскажи о своём участие в различных проектах по написанию исторических пьес. Тяжело ли писать историческую пьесу?

А.Г.: Мне посчастливилось поучаствовать уже в двух проектах, посвященных пьесам на историческую тему. Первый проект был в Театре Российской Армии и назывался «Исторические лица». В рамках этой лаборатории драматурги и режиссеры были поделены на пары и работали над эскизами спектаклей с момента поиска материала для пьесы. Я была в паре с Алексеем Размаховым, и это был очень важный для меня опыт, позволивший с самого начала понимать, что цепляет режиссера, что ему интересно и важно в будущем тексте и в выбранной теме. В рамках лаборатории я написала пьесу о событиях августа 91-го года, она называется «Люди ждут, когда танки пойдут». И эта пьеса в последствии была опубликована в журнале «Современная драматургия», а также вошла в репертуар Театра Российской Армии, ее поставил замечательный режиссер Рома Лыков.
Вторым историческим проектом стала лаборатория «Бородинской панорамы», посвященная войнам с Наполеоном. В ее рамках я написала пьесу «Между нами двумя», рассказывающую о назначении Кутузова главнокомандующим в 1812-м году. События пьесы уместились в одном вечере 7-го августа. Александр I должен назначить Кутузова главнокомандующим, но он не хочет, и Кутузов ему не нравится. Поэтому император вызывает военачальника к себе для разговора наедине. Сейчас идут репетиции спектакля, режиссер Игорь Макаров, Кутузова играет Сергей Данилевич, а Александра Николай Новгородцев, замечательные мощные актеры, премьера назначена на 1 декабря этого года.
В написании исторических пьес есть два важных момента, на мой взгляд. Во-первых, необходимо подробно изучить исторические материалы, это требует времени, и поэтому у исторических пьес всегда долгий подготовительный период. Во-вторых, я считаю бессмысленным писать историческую пьесу без привязки к сегодняшнему дню – с этой задачей отлично справляются учебники истории. Мы же в любом случае должны писать не о тех, кого мы не видели и воспринимает только через документы, а о себе сегодняшних, о том, что волнует нас в сегодняшнем дне. И без выстраивания этой взаимосвязи создание исторической пьесы кажется мне бессмысленным.
Что в моем представлении плохая историческая пьеса? Ну например, это пьеса, написанная в наше время, а выглядящая так, будто автор жил в другие века и эпохи. Также я не люблю подражание языку эпохи. Надо либо точно разбираться в том, как говорили люди тогда (а это требует дополнительного образования), либо писать современным языком, и находить прием, как это оправдать. Само же подражание выглядит нелепо и раздражает специалистов, к тому же сразу все кажется фальшивым и ненастоящим. Еще почему-то многим кажется оригинальным следующий формат: герой исторических событий встречается в психушке или в загробном мире с ангелом/демоном/другим участником событий, после чего они вдаются в подробные воспоминания о былом. Так вот, формат этот, во-первых, у каждого первого, во-вторых, он нежизнеспособен, потому что действия нет, есть только текст. На глазах у зрителя ничего не происходит. Так писать не надо. Лично я стараюсь не перевирать исторических событий, находить место для художественного вымысла внутри железобетонных фактов. И это вечный спор, как далеко может распространяться художественный вымысел, и можно ли выдумывать то, чего не было и не могло быть в реалистической, а не фантастической пьесе. Я считаю, что нет, просто потому, что зритель не погружался в исторические материалы и принимает любую выдумку за исторический факт, так устроено мышление. 
Кстати, в пьесе «Люди ждут, когда танки пойдут» есть всего лишь пара выдуманных деталей, всё остальное основывается на реальных событиях, воспоминаниях и интервью участников. Но из-за общего абсурда тех событий многие зрители считают, что это художественный вымысел, и это забавно.
В любом случае я считаю, что писать исторические пьесы нужно и важно, потому что собственную историю надо помнить, надо ее отрефлексировать. Так, например, в нашем обществе совершенно нет понимания, что же произошло в августе 91-го года и как к этому относиться. И многие считают до сих пор, что эта тема запретная. Но саму тему театру предложил министр обороны Сергей Шойгу, так что пора уже нам перестать бояться и начать разбираться, для себя и для общества, надо понять, что с нами произошло тогда и как это на нас повлияло. Я попробовала начать этот процесс, потому что документальные материалы есть, а вот художественных не было совсем, то есть факты есть, а осмыслением их мы не занимаемся.
скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
159
Опубликовано 10 ноя 2020

ВХОД НА САЙТ