facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 127 октябрь 2018 г.
» » Евгений Сулес. ДОЙТИ ДО БАНДЕРАСА

Евгений Сулес. ДОЙТИ ДО БАНДЕРАСА


(пьеса)


Действующие лица:

Люба, жена Лёни, 45-50 лет.
Лёня, муж Любы, 45-50 лет.
Бандерас, мужчина в самом расцвете сил.

 

Д Е Й С Т В И Е   П Е Р В О Е

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Лёня, Люба

Лёня готовится к просмотру футбольного матча. На нём флаг, шарф и шапка с российской символикой. Лёня ставит перед телевизором кружку пива, тщательно раскладывает любовно подобранную закуску. Начинается трансляция.

ЛЁНЯ (поёт). Оле-Оле-Оле, Россия, вперёд! (Скандирует.) Россия! Россия! Россия!.. Только попробуйте нам сегодня в душу нагадить! (Гладит футболистов на экране.) Федя… Саша... Алан… Илюша… Рома… Юра… Ещё один Юра… Старый… Не подкачай, Старый! Беги хорошо! А ты чего не поёшь? Ну-ка пой давай! Чего, слов не знаешь? А ты старые пой, их тоже можно!.. Марио... Марио!.. Новенький наш россиянин! Нам бы ещё пару тёмненьких и вообще будем, как современная европейская сборная смотреться!..  Помню мой первый чемпионат… Мексика, 86-й год… Как же нас тогда засудили! Это моя детская травма… Эрик Фредрикссон звали судью! Я запомнил, на всю жизнь запомнил этого шведа!.. Красная машина Лобановского мчится вперёд! Основа – «Динамо-Киев», на воротах наш, спартаковец, Ринат Дасаев. Беланов открывает счёт, вколачивает Пфаффу! Пфафф это их вратарь. Мы продолжаем давить. Закрываю глаза и вижу… Беланов бьёт головой метров с трех и попадает в штангу! Яковенко наносит пушечный удар, но защитник выносит мяч прямо с линии ворот... Бельгийцы сравнивают счёт, но Беланова не остановить – 2:1, мы снова впереди! Ну а потом та злополучная 75-я минута матча… Гол из явного офсайда, боковой судья поднимает флажок, наши защитники останавливаются, судья опускает флажок… 2:2, дополнительное время и 4:3 в пользу Бельгии. (Сухо.) С тех пор не люблю шведов. (Берёт кружку в руки.) Холодненькое, прям из холодильника, как доктор прописал!.. Первый глоток он самый важный, самый вкусный… Настоящий чех выпивает кружку пива в три глотка. Первый глоток – половина. Второй – половина половины. Третий – что останется. Мы не чехи, во всех смыслах, но первый глоток от души! За Россию! За Родину-мать!.. (Останавливается, так и не глотнув.) Опять реклама!.. Под рекламу пить нельзя! (Берёт пульт, выключает звук. Снова бережно подносит кружку к губам. Звонок в дверь.) Да что ж такое-то!
ГОЛОС ЛЮБЫ ЗА ДВЕРЬЮ. Открой скорее, это я! У меня сумки тяжёлые!
ЛЁНЯ.Короткий сегодня денёк!..

Плетётся открывать. Входит Люба с сумками.

ЛЮБА. Я тебе звонила, чтоб ты меня встретил! Никогда не подходишь к телефону!
ЛЁНЯ.Футбол начинается, не услышал. Ты чего-то сегодня раненько.
ЛЮБА. Отпросилась с работы пораньше. А ты что не рад?
ЛЁНЯ.Рад, конечно, рад!.. Как раз к началу успела.
ЛЮБА. Помоги сумки разобрать.
ЛЁНЯ.Мать, не могу: футбол, пиво стынет…
ЛЮБА. Сколько раз просила тебя не называть меня мать. Тоже мне сынок нашёлся!
ЛЁНЯ.Хорошо, моя девочка, не буду. Я побежал смотреть! Сегодня наши с саудитами играют, открытие чемпионата мира.
ЛЮБА. С кем?
ЛЁНЯ.С Саудовской Аравией.
ЛЮБА. Они что, тоже играют в футбол?
ЛЁНЯ.Прикинь!
ЛЮБА. Лучше бы цены на нефть подняли. А то нам тяжело.
ЛЁНЯ.Одну минуту. Алло, Владимир Владимирович? Тут Люба предлагает перетереть с саудитами по поводу нефти, цену пора поднимать, а то нам тяжело. Понял. Удачи! Ну всё в порядке, во время матча и перетрут. Всё знает, всё под контролем, держитесь, говорит, и да пребудет с нами сила!.. Я пошёл!
ЛЮБА. Нет уж, погоди, помоги сумки разобрать. А то я таскаю, ишачу, а ты только есть горазд!
ЛЁНЯ.Они ж без меня там, как в меньшинстве, с саудитами! Надо помочь ребятам.
Люба. Вот разберешь, и поможешь. Сначала мне поможешь. А потом ребятам. А я устала. Устала Алла! (Садится.)

Лёня покорно разбирает сумки.

ЛЮБА. И вообще я думала, мы сегодня какой-нибудь фильм хороший вместе посмотрим.
ЛЁНЯ.Ой, только не сегодня. Меня месяц, считай, дома не будет – чемпионат мира по футболу, ничего не поделаешь. По три игры в день! В три, в шесть и девять. Первый выходной 29-го.
ЛЮБА. Как же ты мне надоел со своим футболом!
ЛЁНЯ.Ну, мать, извини, такое пропустить нельзя – впервые у нас проводят! Я вот тоже не в восторге от твоих фильмов, но ничего терплю.
ЛЮБА. Ну, спасибо!
ГОЛОС КОММЕНТАТОРА.Гол!
ЛЁНЯ.Что? Гол?! Забили? Без меня?! Из-за твоих сумок я всё прозевал! Йошкар-Ола!..

Лёня бросает сумки и убегает. 

ЛЮБА. Хотя бы сегодня мог бы вечер провести со мной, а не с телевизором. Это же наш день!.. Раньше хоть цветами отделывался. А сегодня просто забыл! Совсем уже со своим футболом…

Вбегает радостный Лёня.

ЛЁНЯ.Забили! Забили! Газинский!.. Юрочка!.. На 12-й минуте!
ЛЮБА. Какое сегодня число?
ЛЁНЯ.14 июня!
ЛЮБА. И что сегодня за день?
ЛЁНЯ.Просто праздник! Первый день чемпионата мира по футболу! И мы выигрываем у Саудовской Аравии!
ЛЮБА. Нашёл чему радоваться!
ЛЁНЯ.Ну знаешь, для нас слабых соперников не бывает!
ЛЮБА. И это всё?
ЛЁНЯ.Тебе мало? Ну, ничего, ещё не вечер, сейчас наши ещё забьют, я чую, вторым голом пахнет! А чуйка у меня сама знаешь, о-го-го! Россия, вперёд!
ЛЮБА (со значением). 14 июня!
ЛЁНЯ.Ну да, да, 14-е, день открытия мундиаля… Четверг…
ЛЮБА. Тогда знаешь-ка что, я хочу смотреть кино!
ЛЁНЯ.Прям сейчас?
ЛЮБА. Да, прям сейчас! Освободи мне место.
ЛЁНЯ.Чего тебе приспичило-то?
ЛЮБА. Я устала, целый день работала, пришла домой и хочу культурно отдохнуть, посмотреть хорошее, романтическое кино!
ЛЁНЯ.Ну, хорошо, хорошо, давай я сейчас футбол досмотрю, и смотри, сколько влезёт. Хоть всю ночь напролёт!
ЛЮБА. Я хочу сейчас!
ЛЁНЯ.Но сейчас футбол!
ЛЮБА. А я хочу сейчас…
ЛЁНЯ.Да какая муха тебя укусила!
ЛЮБА. Такая! Сегодня 14 июня!
ЛЁНЯ.Да я понял, понял. 14 июня, открытие мундиаля… Ну не расстраивайся ты так… Я не буду смотреть прям все матчи, только основные…
ЛЮБА. Ты меня не слышишь! 14 июня!
ЛЁНЯ.Да слышу я, слышу! 14 июня. Тебя что, заклинило?
ЛЮБА. Это тебя заклинило!
ЛЁНЯ.Ну конечно, меня. Пришла как человек, а теперь сидишь тут и долдонишь: 14 июня, 14 июня! Как ходячий календарь…
ЛЮБА. Сам ты ходячий… мундиаль!
ГОЛОС КОММЕНТАТОРА.Гол!!!
ЛЁНЯ.Гол?! Гол! Я из-за тебя второй гол прозевал! Йошкар-Ола два раза!

Лёня убегает, Люба идёт за ним.

ЛЁНЯ.Какой красавец!
ЛЮБА. А ты не красавец!
ЛЁНЯ.Как разобрался с защитниками!..
ЛЮБА. Ты всё забыл!
ЛЁНЯ.Могут же когда захотят!
ЛЮБА. А ты и когда захочешь, не можешь!
ЛЁНЯ.2:0 уже в первом тайме! Ребята, я вас люблю!
ЛЮБА. А меня, меня ты любишь? Сегодня 14 июня! Наш день!
ЛЁНЯ (бросается к Любе, целует её, обнимает). Ура! Поздравляю! Надо это дело отметить! Пиво будешь?.. 2:0 в нашу пользу! Россия, вперёд!
ЛЮБА. Сегодня! Наш!! День!!! Мы вместе 22 года!
ЛЁНЯ (весь в матче). Вперёд, только вперёд! (Резко кричит.) Не садиться в оборону! Мы можем больше, это не предел!
ЛЮБА. Нет, это предел! Предел моего терпения!

Люба уходит, громко хлопая дверью.



СЦЕНА ВТОРАЯ

Люба, Бандерас, Лёня

Люба одна на кухне.

ЛЮБА. Тот самый случай, когда футбол дороже жены!.. Ненавижу футбол! Двадцать два миллионера бегают по полю с мячиком, как малые дети, а нищеброды вроде моего муженька смотрят на них как сумасшедшие! То ли дело кино! Там и истории хорошие, добрые, поучительные! И герои… (Открывает планшет или ноутбук.) Антонио! Мой отчаянный гитарист, мой Бандерас, мой десперадо! Мой голубь сизокрылый!..

Появляется длинноволосый мужчина.

МУЖЧИНА. Я здесь, моя сеньорита!

Люба пугается и кричит. Мужчина быстро хватает пульт, направляет на Любу и нажимает на «паузу». Люба замолкает и застывает в нелепой позе: рот открыт, рука вытянута вперёд.

МУЖЧИНА. Минуту, сеньорита, одну минуту! Позвольте нажать на паузу и подержать вас немного в этом режиме. (К зрителям.) Добрый вечер, сеньоры! Должен перед вами объясниться. Объяснить моё неожиданное появление. С одной стороны, вы находитесь в театре, и здесь возможно всё! Гром и молнии, разрыв времён и соединение пространств, смерть и воскресение!.. С другой, даже у всего есть свои правила игры. Вы наверняка слышали выражение: «Мечты сбываются»! Кто слышал, помашите мне рукой! Грасиас, амигос! Сеньорита, во втором ряду вам отдельное грасиас. Так вот, мечты действительно сбываются. Если очень долго смотреть на воду, то сами знаете, кто по ней проплывёт. А если очень долго смотреть кино с Антонио Бандерасом и шептать со всем отчаянием и мольбой, на какое только способно человеческое сердце, особенно женское человеческое сердце: «Антонио, приди!» То он, то есть Антонио Бандерас, рано или поздно придёт! Ну или кто-то на него сильно, или не сильно, кому как повезёт, похожий. Тут всё зависит от силы мысли и воображения, от силы мечты. Вот закройте глаза, закройте, закройте, не бойтесь! Биен, грасиас! И теперь представьте перед внутренним взором Антонио Бандераса. Мужчина в третьем ряду спрашивает: кто это такой!.. Вы можете представить себе Сальму Хайек. А вы, пожалуй, Софи Лорен, хотя, возможно, вы помните ещё Веру Холодную. Итак, представьте перед внутренним взором Антонио Бандераса!.. Представили? Ну вот насколько представили, такой Бандерас к вам и придёт. Если прибавите к этому жгучее, как чилийский перец, желание его узреть! До этого нужно дойти. Знаете выражение «дойти до ручки»? Ну вот, а иногда можно дойти до Бандераса. Вот Любовь Дмитриевна, или просто Люба, только что на ваших глазах и дошла! (Подходит к ней, опускает руку.) Рука, небось, устала. (Прикрывает рот.) И челюсть тоже. Её муж, с которым они прожили бок об бок, плечо к плечу и всё остальное ко всему остальному, двадцать два года, забыл сегодня поздравить её с их днём. 22 лета, десяток-другой килограммов и седых волос тому назад, 14 июня, он увёз её к себе домой после студенческой вечеринки по случаю успешно сданной сессии. Они провели восхитительную ночь… Ну, если честно, не очень восхитительную, а так, на три с плюсом, ну, или на четыре с минусом. Но им понравилось. Тем же летом они поехали вместе в Крым, ещё украинский, стоит заметить, хотя зачем, просто в Крым, на этот солнечный берег русской утопии!.. Там они купались на диких пляжах посёлка городского типа Орджоникидзе, палимые солнцем днём, а ночью – овеваемые прохладой, по лунной дороге, пили терпкие крымские вина, ходили в музей Александра Грина в Феодосии, того самого Грина, который однажды заметил: «Рано или поздно несбывшееся тебя позовёт!» У них было девятнадцать уже по-настоящему восхитительных ночей, некоторые даже на пять с плюсом, под плеск черноморских волн и шум местных цикад. Они вернулись из Крыма упоённые морем, солнцем и друг другом. Уже не расставались и стали жить вместе. Через год расписались, закончили институт, родили дочь, потом – сына… Дети сейчас у бабушки, если что. А то всегда найдётся дотошный зритель, который задастся вопросом: а есть ли у героев дети? Сколько и где они сейчас? Кем работают герои? И есть ли у них кошка? Кошки нет, сразу замечу. Им детей хватает. И пролетели эти двадцать два года, как одна неделя, и вот Лёня в упоении смотрит футбол, забыв какой сегодня день, а Люба дошла до Бандераса.

Мужчина берёт пульт и нажимает на «плей», Люба отмирает и снова кратко вскрикивает.

ЛЮБА. Мужчина, вы вообще кто? Стойте, где стоите, не приближайтесь! Я сейчас мужа позову!
МУЖЧИНА. М-м… боюсь, он не услышит, он сильно увлечён, телевизор работает слишком громко, а он и без телевизора стал плохо вас слышать, сеньорита. Но прошу вас, не бойтесь, во-первых, я ваш друг и слуга, а во-вторых, вы сами меня позвали.
ЛЮБА. Никого я не звала! И не вызывала. Краны не текут, стиралка стирает, посудомойка посуду моет…
МУЖЧИНА. Вы, может быть, и не звали, но ваше сердце. Слышите, как оно бьётся? (Замирает и прислушивается.) Антонио! Антонио! Приди!.. Отчаянный мой музыкант! Мой десперадо!.. И вот я здесь, у ваших ног.
ЛЮБА. Антонио?!
БАНДЕРАС. Он самый.
ЛЮБА. Бандерас?
БАНДЕРАС (заминается). Ну, скажем так… Ваш личный Бандерас, поэтому возможны отклонения от изначальной модели. Но в отличие от оригинала я могу быть не только Бандерасом. Я могу быть страстным танцором фламенко. (Легко отбивает дробь ногами.) Неистовым поэтом. (Читает стихи.)
«Ах, наконец,
Достигли мы ворот Мадрида!..
Приди — открой балкон. Как небо тихо;
Недвижим теплый воздух, ночь лимоном
И лавром пахнет, яркая луна
Блестит на синеве густой и темной,
И сторожа кричат протяжно: «Ясно!..»
Медоточивым певцом, поющим серенады под вашим балконом. (Хлопает в ладоши, из-за сцены выбрасывают гитару, Бандерас ловит её, наигрывает и напевает.)
«Love me tender, Love me sweet
Never let me go»…
И даже слепым парализованным художником, умирающим от туберкулёза.
ЛЮБА. А это зачем?
БАНДЕРАС. На случай, если захотите, чтобы ваше сердце разорвалось от неземной любви.
ЛЮБА. Пожалуй, не стоит.
БАНДЕРАС. Не зарекайтесь! Но сейчас я Бандерас. Чем займёмся, моя сеньорита?
ЛЮБА. Вообще-то я сеньора, если уж на то пошло… У меня муж… я говорила…
БАНДЕРАС. Да-да, я помню. Но для настоящего испанца, это не препятствие. Тем более для Бандераса. Так чем займёмся, моя сеньора? Чего ты хочешь?
ЛЮБА. О, мы уже на «ты»?
БАНДЕРАС. Я разрушаю преграды между нами с каждым биением сердца. Всё ближе и ближе.
ЛЮБА (немного отстраняясь). Вы…
БАНДЕРАС. Ты!
ЛЮБА. Ну как-то… так сразу… Не знаю даже…
БАНДЕРАС. Я настаиваю!
ЛЮБА. Настаиваешь?
БАНДЕРАС. Прошу.
ЛЮБА. Ну хорошо, если ты так настаиваешь и просишь… Ты что-то говорил про фламенко?
БАНДЕРАС. О да, танец любви и страсти! Рваный ритм горящего сердца…

Звучит песня на испанском.

БАНДЕРАС. Я ничья и всего мира, я свободна и сильна, но мечтаю отдаться на волю победителя!.. Я горю от любви! Не туши меня, не туши! Дуй, подобно ветру, разжигай мой огонь сильнее и сильнее!.. Поётся в этой песне. Может быть, и что-то другое, но подразумевается именно это. Встань, моя сеньора, дай твою руку! Не важно, умеешь ты танцевать, знаешь движения или нет! Просто отбивай ритм, ритм твоего сердца! Давай вместе: и раз, и два!.. Хлопок рукой! (Отбивают вместе дробь.) И раз, и два! Хлопок рукой!.. Я горю от любви, не туши меня, не туши!..
ЛЮБА. Не туши меня, не туши!..
БАНДЕРАС. Это сердце в огне!..
ЛЮБА. Это сердце в огне!..
БАНДЕРАС. И раз, и два! Хлопок рукой!.. Моё сердце будет гореть вечно!
ЛЮБА. Моё сердце будет гореть вечно!..

Появляется Лёня, в недоумении наблюдает. Бандерас замечает его и прячется.

ЛЁНЯ.Наши уже четвёртый забили… А чего это ты тут делаешь?
ЛЮБА (с вызовом). Танцую фламенко!
ЛЁНЯ.А-а, я так и подумал… Одна?

Оглядывается, не видит Бандераса.

ЛЮБА. А ты здесь кого-то видишь?
ЛЁНЯ.Нет.
ЛЮБА. А чего тогда спрашиваешь? Моё сердце будет гореть вечно! О-па! И раз, и два, и три!.. (Наступает на Лёню в танце.) Хлопок рукой! Я свободна и сильна! Мои ноги, как крылья голубки, бьются о прутья этой клетки!..
ЛЁНЯ.Ты чего это, а? Какой клетки? Какая голубка?
ЛЮБА. Это слова прекрасной испанской песни!
ЛЁНЯ.Испанцы это… они в другой группе.
ЛЮБА. А мне уже всё равно! Я улечу в небо Испании от всех вас навсегда!

Люба оказывается перед Лёней, наносит последний удар ногой в пол с особой силой. Кричит и начинает прыгать на одной ноге.

ЛЮБА. Ааааааааа! Моя нога!!!
ЛЁНЯ.Ах ты, Йошкар-Ола, держись за меня!
ГОЛОС КОММЕНТАТОРА.Гооооол! Гол-гол-гол!

Леня застывает.

ЛЁНЯ.Я не понял, это чего сейчас, пятый забили что ли?!

 

СЦЕНА ТРЕТЬЯ

Лёня, Люба

Следующее утро. Лёня и Люба сидят на кухне, пьют кофе. Люба задумчива, вспоминает вчерашнее приключение, время от времени улыбается своим мыслям.

ЛЁНЯ.Не ну ты прикинь, 5:0!.. 5:0! Это просто какая-то Саудовская АВАРИЯ! И наши, знаешь, так красиво играли, так технично!.. Бегали! Марио Фернандес, вообще красавчик… И знаешь что-то русское в нём есть. В характере, в выражении лица… Но играет как настоящий бразилец! Ты вообще меня слушаешь?
ЛЮБА. Я? Да… да, конечно.
ЛЁНЯ.А что я сейчас сказал?
ЛЮБА. Что-то есть в нём… в выражении лица, в характере…
ЛЁНЯ.В ком?
ЛЮБА. В нём… в Антонио…
ЛЁНЯ.В Марио! Люба, в Марио Фернандесе!
ЛЮБА. Ну да, в нем, в… Фернандесе…
ЛЁНЯ.Ты как будто не со мной сейчас, вся в своих мыслях… О чём ты сейчас думаешь?
ЛЮБА (пожимает плечами). Так, ни о чём.
ЛЁНЯ.Это как?
ЛЮБА. Ну как, обычно. Просто сижу, пью кофе…
ЛЁНЯ.Но я же вижу, ты о чём-то думаешь… У тебя внимание не пойми где. Ты как будто не здесь сейчас, а где-то далеко!..
ЛЮБА. Слушай, чего ты пристал? Дай спокойно с утра кофе попить!
ЛЁНЯ.Я вообще тебя не узнаю! Сидишь, молчишь, слова из тебя не вытянешь.
ЛЮБА. Тебе чего не нравится? Какие-то проблемы?
ЛЁНЯ.Да нет, мне всё нравится. Никаких проблем! Просто обычно ты говоришь без умолку, а сейчас молчишь. Мне как-то не по себе.
ЛЮБА. Может, я помолчать хочу!
ЛЁНЯ.Вот я и говорю, случилось что?
ЛЮБА. Ничего не случилось! О чём мне с тобой говорить? О футболе?
ЛЁНЯ.Не, ну давай не о футболе. Как твоя нога?
ЛЮБА. Спасибо, хорошо.
ЛЁНЯ.Я вчера так удивился: смотрю, ты фламенко танцуешь, так смешно.
ЛЮБА (угрожающе). И чего смешного?
ЛЁНЯ.Не, ну, просто ты же никогда раньше не танцевала фламенко.
ЛЮБА. А теперь буду! Не важно, умеешь ты танцевать или нет, знаешь ли движения. Слушай ритм твоего сердца и танцуй!
ЛЁНЯ.Понятно. Но ты это, осторожнее слушай ритм своего сердца. А то без ног останешься.
ЛЮБА. Спасибо! Учту.
ЛЁНЯ.А они у тебя красивые.

Люба снова погружается в свои мысли и пропускает комплимент мимо ушей.

ЛЁНЯ.Мне даже, прикинь, вдруг показалось, что ты не одна как будто танцуешь!..
ЛЮБА. А с кем?
ЛЁНЯ.Не знаю, с грузином каким-то патлатым… Или цыганом.
ЛЮБА. Фламенко танцуют испанцы!
ЛЁНЯ.Да я знаю, знаю… Но этот больше на грузина был похож.
ЛЮБА. А почему мы никогда не ездили в Испанию отдыхать?
ЛЁНЯ.Не знаю. В Турцию дешевле. И удобнее: всё включено. Покупался, поел, выпил, поспал, снова покупался… Идти никуда не надо. Если первая линия.
ЛЮБА. А в Испании танцуют фламенко прямо на улице, в уличных кафе, под звуки живой гитары.
ЛЁНЯ.Далось тебе это фламенко…
ЛЮБА. В Барселоне творения Гауди. А мы ничего этого не видели! Поели, выпили, поспали! Вот и весь отдых. Вот и вся жизнь!
ЛЁНЯ.Ну, давай поедем в Испанию. Правда, чего мы на этой Турции зациклились.
ЛЮБА. Ну, давай поедем в Испанию!.. А давай в Италию? Венеция, каналы, соборы…
ЛЁНЯ.Ну… можно и в Италию.
ЛЮБА. Вот в этом ты весь! На всё согласный! Никакой инициативы! Жизнь это танец! Слушай ритм своего сердца и танцуй!
ЛЁНЯ.Да, пожалуйста, танцуй на здоровье! Я что, против!
ЛЮБА. Опять двадцать пять! Танцуй на здоровье!.. Мужчина должен проявлять инициативу! Ведёт в танце мужик!
ЛЁНЯ.Мужик ведёт, говоришь?! Ну давай, вставай, будем танцевать!

Лёня вскакивает и начинает с остервенением танцевать какую-то дикую импровизацию, напоминающую «Яблочко» и танец Богатырева в «Родне».

ЛЁНЯ.Вот! Вот!! Вот!!! Слушаю сердце и танцую, и танцую, и танцую! Эх, мячик, куда ты котишься! В ворота Египта закатишься, не воротишься! Россия, вперёд!

 

СЦЕНА ЧЕТВЁРТАЯ

Бандерас, Люба, Лёня

БАНДЕРАС. Моя сеньора!
ЛЮБА. Ах! Это опять вы! А я уж думала, мне всё это приснилось…
БАНДЕРАС. Ты. Это опять ты. Мы с тобой на «ты». Ты забыла?
ЛЮБА. Нет, я всё помню. Я ничья и всего мира… Но мы не должны больше видеться!..
БАНДЕРАС. Почему?
ЛЮБА. У меня есть муж, семья… дети!
БАНДЕРАС. Но я не зову тебя замуж!
ЛЮБА. Ах, вот как!
БАНДЕРАС. Могу и позвать, если захочешь. Но я – мечта, фантазия, тишина между ударами твоего сердца! На мечтах не женятся и не выходят за них замуж.
ЛЮБА. А что же с ними делают?
БАНДЕРАС. Их мечтают! Понимаешь, есть жизнь внешняя, и жизнь внутренняя. В реальной жизни всё может сложиться не так, как хотелось. Так себе сложиться, если посмотреть правде в лицо. Но во внутренней жизни, в жизни сердца мы можем всё исправить. Прожить там совсем другую жизнь, счастливую, яркую, волшебную. И не одну, а сколько угодно.
ЛЮБА. Это как завести любовника?
БАНДЕРАС. Гораздо лучше! Любовник, любовница – это те же грабли, просто в тот короткий момент времени, когда они ещё не успели ударить тебя по голове. А жизнь сердца – это идеальная жизнь в идеальном месте, никаких компромиссов бытию. Ни капли быта! Только одно сплошное несбывшееся, которое сбывается! Скажи, кем ты хотела стать?
ЛЮБА. Что значит кем? Никем. Собой…
БАНДЕРАС. Неправда! Не верю! Не лги мне. Я – это ты. Ты – это я. Не ври себе хоть раз в жизни! Скажи правду! Кем ты хотела стать? Как мечтала прожить жизнь? Я это прекрасно знаю, но хочу услышать от тебя.
ЛЮБА. Ну хорошо… Только не смейся.
БАНДЕРАС. Я не буду, обещаю.
ЛЮБА. Мне самой смешно… Ой, мамочки!.. Я хотела стать… Одно время… Хотела стать… циркачкой!
БАНДЕРАС. Продолжай!
ЛЮБА. Я себе представляла, очень часто ночью, перед сном, как к нам в город приезжает цирк, и я с ним сбегаю. И становлюсь принцессой цирка! Нет, не то, что мне дома было плохо или я не любила своих родителей. Я их любила, а они меня. Но была такая странная мечта. Я убегаю с бродячим цирком и веду кочевой образ жизни. Разъезжаю в уютной кибитке, запряжённой маленьким белым пони. Мы гастролируем по маленьким приморским городам. Даём каждый вечер представления на городских ярмарках. Там, где мы, всегда праздник, волшебство, вдохновение. Люди сбегаются на нас посмотреть, местные жители и понаехавшие туристы. Каждый вечер аншлаг! Аплодисменты, крики, восторг! Зрители смеются и сидят, затаив дыхание! В меня влюбляются сразу трое: клоун, силач и гимнаст. Гимнаст самый грациозный из них, силач, понятно, самый могучий, а клоун… с ним никогда не скучно. Только он умеет меня так рассмешить, что я не могу выйти на арену, пока не отсмеюсь хорошенько. Каждый пытается меня завоевать. Клоун приносит по утра в мою кибитку цветы. Силач бросает согнутые толстые чугунные прутья к моим ногам. А гимнаст танцует со мной каждую ночь под луной. Они все мне нравятся, но я никого из них не люблю. Однажды на представление приходит наследный принц из Аргентины, он помолвлен с восхитительной кинозвездой, об этом пишут все газеты. Он видит меня под куполом цирка и тут же без ума влюбляется. Но в тот вечер суждено произойти несчастью! Я всегда выполняю свой номер без страховки. А зря. В этот вечер страховка мне бы не помешала! Девка из кордебалета, которая сохнет по моему гимнасту, худосочная Анна, смазала маслом одно из колец. Рука моя скользит, и в мертвой тишине – когда я выступаю всегда мёртвая тишина! – я падаю вниз, как, как…
БАНДЕРАС. Как ангел!
ЛЮБА. Пускай, как ангел. Как обожжённый солнцем ангел! Или как мешок с костями, не знаю. Публика вскрикивает, вскакивает! Громче всех – наследный принц. Он бледен, как молоко, как вампир. Меня бесчувственную уносят с арены мои верные клоун, силач и гимнаст. Я остаюсь жива, но прикована к постели!
БАНДЕРАС. Какой ужас!
ЛЮБА. Да, это было ужасно. Но главный ужас впереди! Наследный принц разрывает помолвку с восхитительной кинозвездой. Её сердце разбито, она начинает много пить и по-пьяни, назло принцу, выходит замуж за известного режиссёра. Он снимает только её, потом умирает и оставляет ей огромное состояние. В общем, она счастлива, как бегемот. А мой наследный принц увозит меня в Аргентину и там ухаживает за мной. В предместье Буэнос-Айреса мы знакомимся с князем Андреем Волохонским, потомком первой волны белой эмиграции. Андрей влюбляется в меня, лежащую, как бревно. Происходит объяснение между ним и принцем. От меня скрывают, но через служанку я случайно узнаю, что рано утром, на рассвете, состоится дуэль. Принц по праву оскорблённой стороны выбирает оружие – ножи! Он известный столичный кучильеро и владеет ножом как бог. Князь обречён! Я, не помня себя, встаю с постели и скачу к месту дуэли с криком: «Неееееееееееееееееет!» От моего крика просыпается весь спящий город. А я скачу дальше, за границу города, на окраину, туда, где притаилась смерть, распугивая своим диким криком местных котов и муравьедов. Прискакала! Спрыгиваю с коня, бегу и вижу, что опоздала! Князь Андрей, смертельно раненный, лежит, истекая кровью, под миртовым деревом и смотрит в небо Аргентины. Моё лицо склоняется над ним, я омываю его рану слезами. Кровь и слёзы стекают на зелёную траву. Принц, видя чудо моего исцеления, раскаивается и просит у князя прощения. Князь прощает его и с горькой, как луна, и одновременно счастливой улыбкой закрывает глаза.
БАНДЕРАС. Навсегда?
ЛЮБА. Мой друг, это было великое утро исцелений! Мы перенесли князя в дом принца, ожидая конца и готовя похороны на русском кладбище Буэнос-Айреса. Но князь Андрей медлит с концом. Проходит день, ночь, ещё один день. В глазах окружающих немой вопрос, почти укор: «Когда же?» Никогда! Надежды их посрамлены. Князь остаётся жив и быстро поправляется. Принц поражён. Андрей показывает ему, зашитый матерью в подкладку рубахи девяностый псалом «Живый в помощи Вышняго». Принц принимает православие, отпускает меня с князем Волохонским, а сам едет в русский монастырь в Джорданвилле, где заканчивает свои дни в покаянных молитвах, посте и служении ближним.
БАНДЕРАС. А вы с князем Андреем?
ЛЮБА. Мы с князем Андреем наконец счастливы. (Пауза.) До тех пор пока он не решил вернуться на родину. Где его ждали арест и лагеря. Я, конечно, отправилась за ним в Сибирь, но это уже совсем другая история. Может быть, когда-нибудь я расскажу вам и её.
БАНДЕРАС. Тебе.
ЛЮБА. Тебе.
БАНДЕРАС. Да-а… Прекрасная история! Готовый сценарий для кино.
ЛЮБА. А снимут – не поверят. Скажут, такого не бывает. А ведь именно так всё и было.
БАНДЕРАС. Люди большие маловерны! А помнишь, как однажды заболела напарница клоуна и ты её заменяла?
ЛЮБА. Что-то не припомню… И как это было?
БАНДЕРАС. Публика лежала! Ржала, как табун лошадей. Сначала появился клоун, затем ты…

Люба и Бандерас вспоминают и разыгрывают клоунский номер.

ЛЮБА. Эх, как же прекрасно было в цирке! Жаль только, что ничего этого не было на самом деле.
БАНДЕРАС. На самом деле?
ЛЮБА. На самом деле.
БАНДЕРАС. Что есть на самом деле?
ЛЮБА (чуть раздражённо). То, что было в реальной жизни! А не в воображении или во сне!
БАНДЕРАС. Ты сердишься?
ЛЮБА. Да, я сержусь!
БАНДЕРАС. На меня?
ЛЮБА. На себя. И на тебя тоже! Ты растеребил что-то во мне… Стало так грустно! Так тоскливо… Что-то внутри щемит. У тебя нет валидола?

Бандерас мотает головой.

БАНДЕРАС. Мечты не носят таблетки. Меч-та – это меч за твоей спиной. Ом мани падме хум – меч судьбы за правым плечом. На самом деле!.. (Усмехается.) Давным-давно жил на свете один китайский философ Чжуан-цзы. Однажды ему приснился сон, в котором он был прекрасной бабочкой, тутовым шелкопрядом. Он проснулся и задумался: кто же я на самом деле, китайский философ IV века до нашей эры, которому снится, что он бабочка, или тутовый шелкопряд, которому снится, что он философ Чжуан-цзы?
ЛЮБА. Кто же он на самом деле, айсберг или человек… Так выпить хочется. У тебя нету?
БАНДЕРАС. А вот это, моя сеньора, можно организовать!
ЛЮБА. Не твоя я сеньора. Я Лёнина…
БАНДЕРАС. Хорошо, не моя сеньора, что пожелаешь? Как насчёт молодой риохи? Или наоборот хорошо выдержанной, с танинами, насыщенной и богатой, как зрелая женщина?
ЛЮБА. Налей-ка мне, мальчик, водочки. Устала Алла, хочу напиться!
БАНДЕРАС. Может быть, тогда хересного бренди, с ароматом сухофруктов и флёром жаркой испанской ночи?
ЛЮБА. Хочу водки! Без всяких ароматов и флёров! Просто водки, выпить залпом, чтобы сразу тепло по всему телу пошло. Лучшее лекарство от хандры! Отчего хандра, Бандерас?
БАНДЕРАС. Это несбывшееся зовёт тебя. Ты готова?
ЛЮБА. К чему?
БАНДЕРАС. Пойти за ним!
ЛЮБА. Сейчас пойдём, только на дорожку выпьем.

Бандерас хлопает в ладоши, из-за кулис выбрасывают или подают бутылку водки и рюмку, Бандерас ловит или берёт, наливает Любе и подаёт. 

БАНДЕРАС. Прошу!

Люба выпивает.

ЛЮБА. А ты что не пьёшь, Бандерас? Ты пей! Чего сеньора одна пьёт. Она не алкоголик.
БАНДЕРАС. Я пьян от любви!
ЛЮБА. Поговорить-то ты умеешь, это я уже поняла. Давай, давай, налей себе и выпей, не заставляй сеньору ждать. А то сеньора будет сердиться!
БАНДЕРАС. Мне нравится, когда не моя сеньора, сердится!
ЛЮБА. Я смотрю, тебе нравится подчёркивать, что сеньора не твоя!
БАНДЕРАС. Да! Потому что я знаю, что она станет моей.
ЛЮБА. Какой наглый! Всегда любила наглых… Мой Лёня был ещё тот наглец, увёз меня к себе, я даже глазом не моргнула. Лежу, как дура, утром и думаю, как это я оказалась в его постели?.. Налей мне ещё! (Внушительно.) И себе! А то сеньора тебя накажет!
БАНДЕРАС. Накажи меня, моя не моя сеньора!
ЛЮБА. Где моя чёрная плеть?

Бандерас хлопает в ладоши, из-за кулис выбрасывают красную кожаную плеть, Бандерас ловит.

БАНДЕРАС. Это красная!

Бросает её назад, ему в ответ выбрасываю чёрную, Бандерас ловит и переедет её с поклоном Любе.

БАНДЕРАС. Вот она!
ЛЮБА (неумело вертит и разглядывает). Какая-то маленькая!..

Бандерас хлопает в ладоши, из-за кулис выбрасывают ковбойский кнут, Бандерас ловит его. Люба откладывает плеть и выпивает. Бандерас подаёт ей кнут.

ЛЮБА. Але оп!  Бандерас, налей рюмку! (Удар хлыстом по полу.) Теперь возьми её. Нет-нет, не тяни её мне! Поднеси ко рту и пей! (Удар хлыстом по полу.)

Бандерас принюхивается, пьёт, как пьют иностранцы: делает маленький глоток и морщится.

БАНДЕРАС. Жжёт, как удар хлыста!
ЛЮБА. Ну, ё моё, Бандерас, ну кто так пьёт?! Это ты свою риоху или хересный бренди пей, как птичка-невеличка. А водку надо пить всей широкой русской, ну, в данном случае, нерусской, душой! Вот налей мне.

Бандерас наливает, с опаской передаёт Любе.

ЛЮБА. Водка должна быть холодной, но не из морозилки, а просто из холодильника, из обычного отсека. Наливаешь рюмку… ну, это ты всё правильно сделал… Потом открываешь рот пошире. Вот так! Ты думаешь, это я рот открываю? Нет! Это я душу мою, широкую, такую загадочную, такую таинственную, такую непонятную для вас, иностранцев, такую русскую душу мою открываю. На, смотри, иностранец! Вся женская, несчастная, нагая бабья моя доля, горе моё, что шире вселенной, там, на дне плещется как на ладони! Горит, сгорает жизнь моя! Пожар души моей мечется там! И я его водкой заливаю, как будто ведро воды ключёвой на горящую избу лью, и вхожу в неё, в избу горящую, и коня останавливаю наскоку. (Бьёт хлыстом.) Стоять, лошадь! Ты думаешь, это водка? Русские её придумали? Нееет! Это горючие слёзы русских баб! А сколько мы их выплакали, всему миру не выпить!.. Вот так надо, смотри, Бандерас, учись! (Широко открывает рот, вливает в себя рюмку водки, машет рукой.) А-а! Хорошо пошла! Обожгла до самой души! Теперь ты!

Бандерас жмурится, выпивает, кривится.

БАНДЕРАС. Ааааааа!
ЛЮБА. Хорошо? Хорошо пошла?
БАНДЕРАС. Да-а!.. 
ЛЮБА. Теперь надо закусить правильной закуской! Чёрный хлеб, малосольный огурец, капустка квашенная…
Бандерас (негромко, с полувопросом-полуутверждением). Или поцелуй.

Люба смотрит на Бандераса.

ЛЮБА (решительно). Или поцелуй!

Люба подходит, хватает и целует его. Целуются. Пауза. Люба отстраняется и обмякает.

ЛЮБА. Ну, всё! Теперь я плакать буду. Я всегда плачу, когда целуюсь. Однажды поцеловалась на новогоднем корпоративе с Сергеем Ивановичем из бухгалтерии, и давай плакать. Что ж это, плачу, я, как «бэ» какая-то, целуюсь, с кем попало?! Ну Сергей Иванович достойный мужчина оказался. Утешал меня, как мог, вина больше не наливал, домой проводил и целоваться больше не лез. (Снова плачет.)
БАНДЕРАС. Ну не плачь, моя хорошая! Что ты, перестань!
ЛЮБА. Буду! Буду плакать!
БАНДЕРАС. Не плачь, это же не по-настоящему!
ЛЮБА. Ах, не по-настоящему?!
БАНДЕРАС. По-настоящему, по-настоящему! Но в воображении. С той стороны, так сказать, зеркального стекла.
ЛЮБА. Всё у вас с одной стороны!
БАНДЕРАС. У кого у нас?
ЛЮБА. У мужиков!
БАНДЕРАС. Только не у меня, Люба.
ЛЮБА. Ага, думаешь, если Бандерас, так всё по-другому? Ничего не по-другому. Все вы одинаковые, всем вам одно только нужно!
БАНДЕРАС. А вам?
ЛЮБА. А нам нет! Нам не одно! Нам нужно, что бы нас выслушали, поняли, посочувствовали, вошли в положение, не перебивали, терпеливо выслушали и внимательно. Не думали при этом о футболе этом чёртовом, или о чём он там думает. Утешили, насмешили, удивили, заинтриговали, порадовали, желательно подарком хорошим. А уж потом, можно и это самое, что у вас одно на уме. Но опять же это не конец, а передышка, минуты отдохновения. Не надо сразу к стенке через пять минут отворачиваться, своё получив. Нужно полежать вместе, обнявшись, молча, но думаю об одном. Потом помечтать. И снова выслушать, понять, посочувствовать, войти в положение… Может тогда и второй раз перепадёт. Только вам второй раз-то и не нужен. Вы своё получили и отвалили. Вы нужду справляете, а мы любим! Понял?
БАНДЕРАС. Да, Люба, я понял. Я всё понял. И готов слушать тебя целую вечность.
ЛЮБА. Слушать! Ты думаешь, если слушать умеешь, то всё теперь, твоя? Нетушки! Это только первая ступень восхождения к женщине! Ты вот теперь попробуй угадать, чего я хочу! Давай, угадывай!
БАНДЕРАС. Водки?
ЛЮБА. Ха! Нет! Примитив! Два, Бандерас, два! Но налей. И себе тоже!

Бандерас наливает, оба выпивают.

ЛЮБА. Вторая попытка!
БАНДЕРАС. Закусить? Поцелуй?..
ЛЮБА. Нет! Но целуешься ты хорошо, я твой испанский поцелуй надолго запомню! Лёня раньше тоже хорошо целовался, мы, бывало, часами в постели лежали, целовались… Едем дальше! Третья попытка у тебя, последняя!
БАНДЕРАС. Большой и чистой любви?
ЛЮБА. По верхам скачешь, Бандерас, по верхам! Я хочу петь! Аллу Пугачёву!.. Как я её любила! Мамочки!.. Плакат у кинотеатра «Орбита» ночью воровала, братья на шухере стояли, а я отрывала. Такой большой, рисованный, сейчас таких не делают. «Женщина, которая поёт»! Помню, в журнале «Кругозор», там пластинки такие синие, мягкие были на последней странице, и вот вышел очередной «Кругозор» с песнями Пугачевой в конце. А мы жили бедно. Семья большая, без отца. Я домой прибегаю и в ноги бухаюсь перед мамой. Прямо в дутиках своих, были такие сапоги у нас тогда модные, не разуваясь, на колени бухнулась: «Мам, дай денег на «Кругозор», там Пугачева!» Мама растрогалась, дала… Бандерас, а ты любил кого-нибудь, так, как я любила Пугачёву? Певицу какую-нибудь, актрису? Вообще у мечты бывает мечта? Своя собственная?

Небольшая пауза. Бандерас грустнеет. Наливает водки Любе и себе, молча, не чокаясь, выпивает. Мотает головой.

ЛЮБА. Ну, вот и ты со мной загрустил, Бандерас!

Люба треплет его по волосам.

БАНДЕРАС. Я – это ты. Я лишь твоя тень. Меня наполняет воздух, выходящий из твоей груди. Нет воздуха, нет меня. Ты дуешь, дышишь, веешь – и я лечу, всегда на шаг впереди. Как парус, как маяк. Оранжевый парус, оранжевый трепет, синий, как небо, шарик. То далеко, теряясь в тумане моря голубом, то совсем близко, кажется, протяни руку и дотронешься, сорвёшь. Но никогда рядом.

Бандерас умолкает. Люба зачаровано на него смотрит.

ЛЮБА. Как красиво ты говоришь, Бандерас! Лёня никогда так не умел…
БАНДЕРАС. Спой, Люба. Я хочу услышать, как ты поёшь!
ЛЮБА. Ну… сам напросился, черныш! Сейчас!

Люба убегает, возвращается преображенная: может быть, парик под Пугачеву, какая-то накидка, что-то ещё. В руках вместо микрофона пульт от телевизора.

ЛЮБА. На сцене цирка на Цветном Бульваре только один вечер и только для тебя – примадонна Люба!

Бандерас аплодирует. Люба начинает петь «Не отрекаются, любя» или «Айсберг».

БАНДЕРАС (если поёт «Айсберг»). Я горячий, Люба, я горячий! (Если «Не отрекаются, любя».) Я не отрекаюсь, Люба, не отрекаюсь…

Появляется Лёня. Бандерас исчезает. Люба поёт.

ЛЁНЯ.О, у нас тут концерт!

Люба прерывается, растеряно смотрит, видит, что Бандерас исчез.

ЛЮБА (с вызовом). Да! Концерт! А что?
ЛЁНЯ.Да ничего, пой, пожалуйста.
ЛЮБА. Вот я и пою. Я женщина, которая поёт!
ЛЁНЯ.Чего-то не замечал… Слушай, а пожрать у нас чего? Голодный как собака!
ЛЮБА. Голодный – возьми и приготовь!
ЛЁНЯ (присматривается). Мать, а ты чего, выпила что ли?
ЛЮБА. Да, выпила! Захотела и выпила! Имею, между прочим, право! Выпила, теперь пою!
ЛЁНЯ.Последовательно. Ну, тогда и мне налей. Где бутылка-то?
ЛЮБА. А я уже всю выпила!
ЛЁНЯ.Всю?
ЛЮБА. Всю!
ЛЁНЯ.Чего пила-то хоть?
ЛЮБА. Водку!
ЛЁНЯ.Ты одна выпила бутылку водки?
ЛЮБА. У меня чекушка была.

Леня садится.

ЛЁНЯ.Нормально. Мать, чего происходит?
ЛЮБА. Что происходит? Ничего не происходит. Ну, выпил человек, что тут такого. Захотел и выпил. Потом спел. Чего ж не спеть любимую песню любимой певицы, когда выпил?
ЛЁНЯ.Я не про это.
ЛЮБА. А про что?
ЛЁНЯ.Что у нас происходит? Между нами.
ЛЮБА. Между нами? Ничего не происходит. В том-то и дело, Лёня, что между нами ничего не происходит. И уже очень давно!
ЛЁНЯ (припоминая). Да вроде же было… недавно… на прошлой неделе, по-моему…
ЛЮБА. Я не об этом, тупица!
ЛЁНЯ.А о чём?
ЛЮБА (машет руками). Не важно. Устала Алла. Всё!
ЛЁНЯ.Ну что же ты не поёшь?
ЛЮБА. Не хочу больше, всё.
ЛЁНЯ.Люба, у тебя кто-то есть?
ЛЮБА. Что?
ЛЁНЯ.Я спрашиваю, у тебя кто-то есть? Ты какая-то странная в последнее время, сама на себя не похожа. Всё о чём-то думаешь… пьёшь… поёшь…
ЛЮБА. Да-а! Вот она мужская логика в действии! Уже и выпить нельзя! И спеть. Если бы, когда ты приходишь подшофе, я всякий раз тебя спрашивала: почему ты выпил, у тебя что, кто-то есть? То у тебя бы уже целый гарем был! Запел в душе! Ха! У тебя точно кто-то есть!.. Ты же поёшь в душе! Дорогой, ты там один в ванной поёшь? Мне кажется, нет! У тебя там кто-то есть!
ЛЁНЯ.Так у тебя кто-то есть или нет?
ЛЮБА. Меня оскорбляет сам вопрос!
ЛЁНЯ.Ответь, пожалуйста, простой вопрос, простой ответ. Да или нет?
ЛЮБА. Прекратим этот дурацкий разговор!
ЛЁНЯ.Так да или нет?
ЛЮБА. Это что, допрос?
ЛЁНЯ.Нет, я просто хочу знать.
ЛЮБА. Какой вдруг любопытный! У тебя что-то случилось на работе, а ты на мне срываешься? Или наши проиграли?
ЛЁНЯ.Нет, наши снова выиграли. Но, мне кажется, или ты уходишь от ответа?
ЛЮБА. Нет, не ухожу!
ЛЁНЯ.Тогда ответь!
ЛЮБА. Не буду!
ЛЁНЯ.Почему?
ЛЮБА. Не хочу!
ЛЁНЯ.Не хочешь отвечать, потому что не хочешь врать?
ЛЮБА. И на этот вопрос я тоже не буду отвечать!
ЛЁНЯ.А я настаиваю, чтобы ты ответила!
ЛЮБА. Настаивает он! Да с какой стати? Кто ты такой?
ЛЁНЯ.Вообще-то хочу напомнить, я твой муж!
ЛЮБА. Муж объелся груш!
ЛЁНЯ.Не зли меня, Люба! Ответь на вопрос!
ЛЮБА. На какой?
ЛЁНЯ.Который я задал!
ЛЮБА. Ты задал два вопроса!
ЛЁНЯ.Ответь хотя бы на один!
ЛЮБА. На какой?
ЛЁНЯ.На главный!
ЛЮБА. Какой из них главный?
ЛЁНЯ.Первый!
ЛЮБА. Первый, это который?
ЛЁНЯ.Который я задал первым!
ЛЮБА. Я запуталась! Ты на меня давишь!
ЛЁНЯ (кричит). У тебя кто-то есть?!
ЛЮБА. У меня?
ЛЁНЯ.Да!
ЛЮБА. Нет! У меня никого нет, ни одной живой, реальной души!
ЛЁНЯ.Правда?
ЛЮБА. Кривда!
ЛЁНЯ.Кривда?
ЛЮБА. Правда!
ЛЁНЯ.Фуу… Отлегло! А чего ты сразу не сказала?
ЛЮБА. Как быстро успокоился! А вдруг я тебе вру?
ЛЁНЯ.Так ты врёшь?
ЛЮБА. Нет. Но вдруг? Ведь если бы у меня кто-то был, стала бы я тебе об этом говорить? Да никогда в жизни!

Пауза. 

ЛЁНЯ.А что бы ты тогда сделала, если бы был?
ЛЮБА. Сказала бы, что никого нет!
ЛЁНЯ.Значит, всё-таки есть?
ЛЮБА. Я же сказала, что нет!
ЛЁНЯ.Сказала. А потом сказала, что если бы кто-то был, то всё равно сказала бы, что никого нет!
ЛЮБА. Ты меня запутал!
ЛЁНЯ.Это ты меня запутала!
ЛЮБА. А ты знаешь, что у меня была мечта стать циркачкой? Сбежать с бродячим цирком и колесить по миру. Я тебе не рассказывала?
ЛЁНЯ.Причём тут цирк, Люба?! Какой ещё цирк?! Как же ты умеешь, когда захочешь, мозг человеку взорвать! Цирк!.. Это не цирк! Это бедлам! Сумасшедший дом! И ты сумасшедшая! Твоя бабушка Елена Петровна с ума сошла! И ты вся в неё! Это у вас в роду! Цирк!.. Зачем, ты из меня клоуна делаешь, Люба?! Неужели так сложно сказать: «Лёня, дорогой, никого у меня нет, дурачок, я люблю только тебя!» И всё! Я бы успокоился. Закрыли бы тему. Зачем дразнить? Ведь и так понятно, что у тебя никого нет.
ЛЮБА. Зачем же ты тогда спрашивал, раз и так понятно?
ЛЁНЯ.Не знаю… Пошутил!.. Хотел приятное сделать! Думал, тебе будет приятно, что я ревную.
ЛЮБА. Ах, пошутил! Ах, приятное!.. Ну, спасибо! Я прям верх блаженства испытала! Он меня ревнует, аааа, какое счастье! А почему это, скажи, пожалуйста, и так понятно, что у меня никого нет?
ЛЁНЯ.Ну как… Понятно.
ЛЮБА. То есть типа, кто же это у меня такой старой дуры может появиться?
ЛЁНЯ.Я этого не говорил! Не приписывай мне своих страхов.
ЛЮБА. Так вот запомни, женщина всегда женщина! Сколько бы ей не было лет, сколько бы морщин не избороздило её лицо и лишних килограммов не сокрыло её нестареющую суть! Стоит мне только захотеть, сделать пальцами вот так и глазами вот этак, как прискачет табун поклонников. И ещё. Я тебе сказала, что у меня никого нет. И это правда. Но я тебе не сказала, что нет алчущих, и не обещала, что завтра никого не будет так же, как нет сегодня!
ЛЁНЯ.Испугала! Это просто смешно! Концерт продолжается, я смотрю.
ЛЮБА. Смейся, смейся, мой хороший! Но как бы смех твой не обратился слезами! Много смеяться – к слезам. Мне всегда так мама говорила! А концерт, дорогой мой, только начинается!

Люба выходит на авансцену и с вызовом поёт.

 

Д Е Й С Т В И Е   В Т О Р О Е

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Люба, Бандерас, Лёня

Люба выходит вперёд, оглядывается, зовёт негромко.

ЛЮБА. Бандерас! Бандерас!.. Приди!
БАНДЕРАС. Я здесь, моя сеньора, я всегда рядом. Тебе не нужно меня звать, только подумай обо мне – и я у твоих ног!
ЛЮБА. Ну, Бандерас, куда ты меня украдёшь сегодня?
БАНДЕРАС. Сегодня, Люба, я приглашаю тебя на прогулку по Луне!
ЛЮБА. По Луне?
БАНДЕРАС. Да, Люба, я подарю тебе прогулку по Луне! Ничто так не успокаивает и не приводит в безмятежное состояние духа, как прогулка по Луне. Луна!.. Когда я посетил её в последний раз, там было прекрасно! Прохлада, ночь и серебряные лунные нити. По ним струятся лунные пауки и плетут судьбы людей…
ЛЮБА. Пауки? Бр-р, Бандерас, я боюсь пауков!
БАНДЕРАС. Я сказал пауки? Нет, конечно, не пауки. Маленькие пушистые нерпы плетут судьбы людей. Мы пройдёмся мимо кратеров, покурим, выпьем немного вина, отлично подойдёт тёмный, как андалузская ночь перед рассветом, сладкий выдержанный херес Педро Хименес, и поплюём на Землю с лунной поверхности. Маленький плевок для человека, но гигантский – для всего человечества. Посмеёмся, какие мы здесь смешные, маленькие и смешные. Калигула хотел луну, но не получил её, а ты, Люба, получишь!
ЛЮБА. Бандерас, я должна тебе кое-что сказать. У меня для тебя сюрприз!..
БАНДЕРАС. Я слушаю тебя, моя любовь!
ЛЮБА. Я всё решила!.. Я долго думала над твоим предложением… Когда ты мне сказал: «Это несбывшееся зовёт тебя! Ты готова пойти?..», я сначала испугалась. Я очень испугалась, скажу тебе честно! У меня заложило уши, перед глазами забегали круги, захотелось, прости, в туалет и, как в детстве, скорее под одеяло спрятаться, заткнуть уши, ничего не видеть, ничего не слышать, ничего не говорить!.. Вот так я испугалась! Не вини меня, что я такая трусиха! Пойми, это и, правда, страшно! Очень страшно!.. Так страшно, что аж дух захватывает!.. Так вот, сначала я испугалась, а потом подумала: какого хрена?! Могу я хоть раз в жизни сделать поступок?! Скажи, Люба, честно! Ты готова пойти? Пойти до конца? Не ври хотя бы самой себе! Да или нет! И… как сердце бьётся!.. Ух, как бьётся!.. И я ответила. Я встала перед зеркалом, долго смотрела на себя, на моё отражение, на уже не первой свежести лицо, прошла по каждой морщинке, знаешь, они похожи на тропки, сад расходящихся тропок на моём лице, на трещинки на земле… И я ответила, ответ пришёл сам откуда-то из глубины меня, с самого моего дна, уверенный и спокойный, как ты: «Да!» Я ответила себе: «Да!» Да, да, да! Как прекрасно это короткое слово… Да! Оно слаще твоего тёмного, как андалузская ночь перед рассветом, самого сладкого в мире хереса Педро Хименес – видишь, Бандерас, я всё запоминаю! Итак, мой ответ: «Да!» Я готова пойти! Я ухожу от него! От этого страшного человека!..

Пауза.

БАНДЕРАС. Ты… решила уйти от мужа?
ЛЮБА. Именно!.. Хватит! Двадцать лет я ухаживаю за ним, как за маленьким ребёнком, готовлю, стираю, глажу… Сколько можно? Скоро жизнь пройдёт. А я всё готовлю, стираю, глажу! Готовлю, стираю, глажу… Иногда, очень иногда, исполняю супружеский долг. У нас ничего общего, никаких общих интересов, нам не о чем поговорить даже. Он меня не слышит вообще!.. Вот ты слушаешь внимательно, Бандерас, глаза твои черные, как угольки горят, блестят!.. А он… Только я начинаю что-то рассказывать, у него взгляд пеленой заволакивает – он сразу отключается, ты понимаешь, Бандерас, сразу?! Вообще меня не слушает, включает какой-то полуспящий режим и о своём думает. Я же вижу! Я всё вижу, я не слепая! О футболе, о работе, не знаю, о чём ещё он там думает, но меня не слышит, нет! Не хочу я больше это всё на себе тянуть, я не бурлак на Волге! Не хочу, что бы мой внутренний стон раздавался!.. Давно надо было! Детей жалела... А сейчас они взрослые уже, они поймут. Они ж тоже всё видят, видят, как он ко мне относится. Как он меня не замечает! В общем, я ухожу! Баста! Но ре дорьян!
БАНДЕРАС. Люба, но ре до рьен – значит, я ни о чём не жалею.
ЛЮБА. Вот я ни о чём и не жалею. Просто ухожу. Хочу сбежать с тобой, потерять голову! Могу я хоть раз в жизни быть безрассудной? Бери меня, Бандерас, и беги со мной на руках!
БАНДЕРАС. То есть ты уходишь от мужа… ко мне… Насовсем?
ЛЮБА. Навсегда! Форева, Бандерас, форева!
БАНДЕРАС. И… куда мы отправимся?
ЛЮБА. Куда хочешь! Хочешь на Луну, хочешь на Кудыкину гору! Мне всё равно!
БАНДЕРАС. Люба, а ты хорошо подумала? Ты уверена?
ЛЮБА. Я вообще не думала, Бандерас! Хватит, я двадцать лет думала! Только и делала, что думала, думала, думала… Сколько можно?! Вот сегодня впервые стала не думать, а делать. Знаешь, я тут одного психолога видела по телику, Лобков или как-то так, он говорит, делайте, что хотите! Что хотите, только то и делайте, а чего не хотите – не делайте ни в коем случае! Вот сейчас, Бандерас, хочу с тобой… тебя! И очень сильно!
БАНДЕРАС. Понимаешь, Люба, всё не так просто… Всё-таки вы двадцать два года вместе… Это серьёзное решение!

Входит Лёня, на нём нет лица, он скорбно проходит, ничего и никого не видя,  ложится, складывает руки на груди и закрывает глаза.

ЛЮБА (испуганно). Лёня, что случилось?
ЛЁНЯ.Всё, Люба, это конец! Я просто раздавлен!.. (Пауза.) Они проиграли! 3:0! Понимаешь, мы только в них поверили… Вся страна! А они… опять за своё! Ни одной нормальной атаки, паса нормального дать не могут! 3:0, Люба!!!
ЛЮБА. Ну ты и дурак! Как же ты меня напугал!.. Я думала, кто-то умер! А ты опять со своим футболом!
ЛЁНЯ.Люба, не начинай, только не сейчас, лучше помолчи! Помянем в тишине нашу веру в сборную! А кто этот мужик, Люба?
ЛЮБА. Как?! Ты его видишь?
БАНДЕРАС. Вы меня видите?
ЛЁНЯ.Не только вижу, но и слышу. Я в трауре, но не слепой и не глухой. (Поднимается.) Так кто это? (Бандерасу.) Вы кто?
БАНДЕРАС. Удивительно! Такого ещё не было в моей практике! Никогда! Чтобы одна фантазия, одна мечта на двоих… Обычно второй меня не замечает… Только чувствует: испытывает беспричинное беспокойство и дискомфорт, с разной степенью интенсивности…
ЛЮБА. Это? А, Лёня… это… Антонио… Знакомьтесь… Лёня, это Антонио… Антонио, это Лёня… мой муж…
ЛЁНЯ.Антонио?
ЛЮБА. Угу. Антонио… Представляешь!
ЛЁНЯ.Какой ещё Антонио? Кто он такой? (Бандерасу.) Вы кто такой?
Бандерас. Антонио… Бандерас.
ЛЁНЯ.Очень приятно. Леонардо ди Каприо! А теперь объясните мне, пожалуйста, что здесь, в конце концов, происходит! В моём доме, в моё отсутствие, в то самое время, когда я отдаю по капле всё моё здоровье, болея за нашу, черт бы её подрал, сборную!.. Вы мне тут нож в спину решили воткнуть? Вместе со сборной? Три ножевых в спину – мало?! Решили четвёртый? Контрольный для верности?
БАНДЕРАС. Постойте, не стоит горячиться… Я всего лишь… как бы это получше объяснить, чтобы вы поняли…
ЛЁНЯ.Да я не дурак, я всё и так уже понял!
БАНДЕРАС. Боюсь, вы не правильно всё поняли!..
ЛЁНЯ.А ты не бойся, Бандерас! Какой-то он у тебя пугливый! Сразу боится!.. Я всё правильно понял. Но ты не бойся, я тебя буду бить не долго… Вырублю сразу!
БАНДЕРАС. Постойте! Погодите!.. Не надо меня бить! Это не то, что вы думаете!.. Не совсем то. Нам нужно объясниться!
ЛЁНЯ.Вот и я про то же. Сейчас и объяснимся… Иди сюда!
ЛЮБА. Мальчики, прекратите!
БАНДЕРАС. Не надо со мной объясняться! Я сам всё сейчас объясню!
ЛЮБА. Давайте лучше я всё объясню!
ЛЁНЯ.Люба, не мешай, пожалуйста, дай нам с твоим Бандерасом поговорить! (Бандерасу.) Иди сюда, говорю! Ты что, глухой?
БАНДЕРАС. Нет, я не глухой, я очень хорошо вас слышу. И я не совсем Бандерас!
ЛЁНЯ.А, всё-таки не Бандерас! Смотри, как быстро бандеровец обратную включил!
ЛЮБА. Как не Бандерас?
БАНДЕРАС. Ну, я могу быть кем угодно, Бандерасом, Джонни Деппом, хоть Лениным! Всё зависит от вашей фантазии… Потому что я и есть фантазия, мечта, иллюзия… Меня нет, я Любин фантом!
ЛЁНЯ.Сейчас, фантом, тебе будет больно не фантомно, а по-настоящему! Поди сюда, поди! Нет, ну, ладно, я сам подойду, мы люди не гордые!

Лёня направляется к нему, Бандерас отбегает.

БАНДЕРАС. Не надо!
ЛЁНЯ.Люба, скажи, ты не могла себе нормального мужика найти? С этим даже не поговоришь по-человечески!
ЛЮБА. Вот как раз поговорить с ним очень даже можно… Просто он не привык… к такому обращению! Тонкая, поэтическая натура… Но в некотором смысле, он пытается донести до тебя истинное положение вещей… Он, и правда моя фантазия, плод воображения, всё, что не сбылось, всё, что я не дополучила от тебя!..
ЛЁНЯ.Видать, не много ты не дополучила. Или с воображением плоховато!
ЛЮБА. Я серьёзно!
ЛЁНЯ.Да, ребята, отмазку вы хреновую придумали! Видать, недолго думали. Бандерас, иди сюда, я буду тебя бить!
ЛЮБА. Только тронь его пальцем! Только попробуй!
БАНДЕРАС. Правда, не стоит! Драться с фантазией как-то глупо.
ЛЁНЯ.Иди сюда, фантазия, говорю! Мне что, бегать за тобой?!
БАНДЕРАС. Вы должны понять!
ЛЮБА. Антонио, ты жалок! Прекрати! Не унижайся перед ним!
ЛЁНЯ.Перед ним?! Люба, ты себя слышишь?!
ЛЮБА. Так, все успокоились! Никто ни за кем бегать не будет! Лёня, сядь, пожалуйста, и послушай! Сядь, я тебе говорю! Вот так. Антонио, он… не настоящий. Мы с ним только разговариваем, мечтаем вместе, это не физический контакт, а ментальный, душевный…
БАНДЕРАС. Гей что ли?
ЛЮБА. Ну при чём тут гей?!
БАНДЕРАС. Почему сразу гей?
ЛЮБА. Лёня, ты когда-нибудь мечтал о ком-нибудь? О вымышленной женщине, может быть, об актрисе?
ЛЁНЯ.О чём ты вообще говоришь?!
БАНДЕРАС. Мечтал! Было!
ЛЁНЯ.Не выводи меня из себя! Я и так на взводе!
БАНДЕРАС. Моника Беллуччи! О ней он мечтал и даже представлял её несколько раз, когда вы занимались любовью!
ЛЮБА. Моника Беллуччи? Как ты смел?! Использовал меня, а представлял Монику!
ЛЁНЯ.Я не… Что за бред! Я никогда… Я…
ЛЮБА. Не ври мне, Лёня! Неужели ты думаешь, что я за двадцать два года не научилась видеть, когда ты мне врёшь?! Эх, ты, Лёня, Лёня, как ты мог! Я вот никогда!..
Бандерас. Люба, пару раз всё-таки было и у тебя!.. Справедливости ради.
ЛЁНЯ.Да откуда он всё знает?! Ты кто вообще такой?
БАНДЕРАС. Ну вот, наконец-то, начало доходить! Я ваша фантазия, воображение, мечта! Я ваше несбывшееся.
ЛЁНЯ.Одна… одно… один…  на двоих?
БАНДЕРАС. Для каждого в отдельности и для всех вместе. Для Любы могу быть Бандерасом, а для вас в то же самое время – Моникой Беллуччи.
ЛЁНЯ.Какая гадость! Фу!.. То самое чувство, когда Моника Беллуччи оказалась переодетым трансвеститом.
ЛЮБА. То есть ты мне изменял с Лёней, да ещё и переодевался при этом в Монику?! А я хотела с тобой бежать!
ЛЁНЯ.Что? Что ты сказала? Ты хотела бежать с фантазией?! Ну знаешь, дорогая, ты женщина, конечно, эксцентричная, я это всегда знал, но чтобы настолько! Давай, пожалуйста! Я тебя не держу! Беги! Бандерас, у тебя жилплощадь есть? Куда вы собирались сбежать? А?! На Луну?

Пауза. Лёня смотрит на их реакцию, закатывается истерическим смехом.

ЛЁНЯ.Вы что, правда, хотели сбежать на Луну?!
БАНДЕРАС. Ну, вы же, Леонид, хотели с Моникой проехать на трейлере через всю Америку. У каждого свои мечты.
ЛЮБА. Ах, вот значит как? Через всю Америку на трейлере? Красотища! Дорогая Моника, вчера я имел тебя в Аризоне, а сегодня возьму под небом Юты!.. Извращенец!
ЛЁНЯ.Вообще-то я хотел поехать с тобой! Но тебя укачивает, поэтому приходилось  представлялась тебя в образе Моники… Но это была ты! А оказалась Бандерасом… Я с ума сойду!
ЛЮБА. Тебе это не грозит! Ты уже сошёл! И давно! Не переживай, дорогой, я уступаю тебе Бандераса, пусть притворяется Моникой! Езжайте в свою Америку! А меня оставьте в покое. (Начинает плакать.)
ЛЁНЯ.Ты же знаешь, я не переношу, когда ты плачешь! Перестань!
ЛЮБА. А я и не плачу! Размечтался! Скатертью дорожка! Вперёд, американцы фиговы! Но ре дарьян!
ЛЁНЯ.Знаешь что? Это вы валите со своим Бандерасом, куда хотите! Я его тебе отдаю!
ЛЮБА. Нет, это я его тебе отдаю!
ЛЁНЯ.Перестань!
ЛЮБА. Это ты перестань! Бери свою Монику и катись!
ЛЁНЯ.Хорошо! Вы оставайтесь здесь, мечтайте, что хотите делайте, а с меня хватит. Я не буду вам мешать! Я ухожу!

Лёня начинает быстро собирать вещи.

ЛЮБА. Как же ты жалок! Прекрати этот цирк, клоун!
БАНДЕРАС. Постойте, погодите! Леонид, я как раз перед вашим приходом пытался объяснить Любе: со мной нельзя сбежать. Со мной можно только мечтать о побеге.
ЛЮБА. Эх, Бандерас, Бандерас, а я так тебе поверила!
БАНДЕРАС. Но это правда, Люба! Вам не нужно ссориться. Продолжайте жить вместе. А я буду приходить к вам, то к одной, то к другому. Можем, даже график составить.
ЛЮБА. Мечты по графику! Прекрасно!
БАНДЕРАС. Можно и без графика. По зову души.
ЛЮБА. У меня болит голова!
ЛЁНЯ.Прими таблетку!
ЛЮБА. Ты же знаешь, я никогда не могу их найти.
ЛЁНЯ.Сейчас я принесу.

Лёня уходит.

ЛЮБА. Эх, Бандерас, Бандерас!
БАНДЕРАС. Люба, ничего не изменилось! Мы по-прежнему можем всё, что захотим!
ЛЮБА. Вопрос в том, захотим ли!

Лёня возвращается. Приносит таблетку и воду.

ЛЁНЯ.Вот запей.
ЛЮБА (принимает таблетку). Спасибо. Пойду прилягу.
ЛЁНЯ.Пожалуй, я тоже. Я сегодня у Толи в комнате лягу.
ЛЮБА. Лёня, прекрати. Пойдём.
ЛЁНЯ.А с этим что?
ЛЮБА. Пусть пока здесь побудет. Завтра решим, что делать с мечтой. Утра вечера мудренее.
ЛЁНЯ.Я в детстве думал, что утро вечера утреннее.

Люба и Лёня ходят. Бандерас остаётся один.

БАНДЕРАС. Вот так всегда! Неблагодарная у мечты работа! Сначала они счастливы, а потом им мало! Ты для них всё, ты им открываешь миры! А они недовольны! Они хотят всё больше и больше! Как наркоманы! Они хотят тебя всего, что бы ты был только их и больше ничей! Но а как же «я ничья и всего мира»? Им так нравится эта фраза, пока она относится к ним. Но как только к другому, они готовы разорвать его на части! Не доставайся ж никому!.. Моя или ничья! Я великое множество и одна на всех, у меня множество лиц и имён. Я могу быть кем угодно, кем вы захотите! Бурным и тихим! Юным и древним! Бандерасом и Моникой! Да, когда мужчина начинает мечтать о Монике Беллуччи, я прихожу к нему в образе Моники. Это не значит, что я надеваю платье, крашусь, подкладываю накладные груди четвёртого размера. Нет! Я ни какой-нибудь там трансвестит! Я – мечта! Конечно, если вы будете мечтать о трансвестите, который переодевается Моникой, тогда, да, тогда придётся… Я лишь краски. А что вы нарисуете – зависит от вас. Меня нет. Я – это вы.

 

СЦЕНА ВТОРАЯ

Лёня, Люба, Бандерас

ЛЁНЯ.Скажи… мне это всё приснилось… или…
ЛЮБА. Или.
ЛЁНЯ.То есть у тебя воображаемый роман с воображаемым Бандерасом? И ты собиралась бежать с ним на Луну?
ЛЮБА. А ты собрался колесить по Штатам, потрахивая в несуществующем трейлере несуществующую Монику Беллуччи?
ЛЁНЯ.Я подумал об этом один раз! Всего один долбаный раз пофантазировал!
ЛЮБА. Не смеши меня!
ЛЁНЯ.Хорошо, два. Два раза! Максимум три. И что мне теперь повеситься или харакири себе сделать?
ЛЮБА. Не выйдет! У тебя внутри так же пусто, как и в голове!
ЛЁНЯ.Слушай, ты себя так ведёшь, как будто я один виноват, а ты вся в белом. Я не хочу сильно теребить, но мы оба оказались в этом замешаны. Мы оба оказались не верны, так сказать, в мыслях… Да что ж такое! Я заговорил, как религиозный проповедник!.. А этот… твой… наш… он всё ещё здесь?
Люба. Не знаю. Пойди посмотри.

Лёня уходит и возвращается.

ЛЁНЯ.Сидит! Чего делать-то? Может покормить его? А то как-то неудобно… Ни поесть, ни прилечь не предложили… (Подбирает слово.) гостю.
ЛЮБА. Ты хочешь уступить своё место, добрый хозяин? Мечте не нужна постель! И хлеб не нужен! Ей лишь бы дуть в уши бедных женщин… Хотя как выясняется не только женщин! И перестань его называть в мужском роде. Это меня оскорбляет! Ты как бы подчёркиваешь, что это мой там сидит! Но он такой же мой, как и твоя!
ЛЁНЯ.Люба, давай не будем ругаться. Нам нужно успокоиться! Мы оба в это влипли. Надо вместе как-то выбираться…
ЛЮБА. А может, я не хочу? Мне с ним было хорошо! Понимаешь ты, хорошо! Впервые за много лет мне было хорошо! Пока ты не пришёл и всё не испортил!
ЛЁНЯ.То есть со мной тебе было плохо? Много лет?!
ЛЮБА. Видно, тебе тоже было не ахти, раз возникла Моника.
ЛЁНЯ.Хватит! Надоело! Моника Беллуччи красивая женщина! Это всемирно признанный факт! Нет ничего страшного, если разок-другой я о ней подумал. Это вполне естественно для здорового, в самом соку, мужчины! К тому же вы похожи!
ЛЮБА. Похожи?! Мы? Ты хочешь сказать, что я и Моника Беллуччи похожи? Каким место, интересно мне знать?
ЛЁНЯ.Ты тоже женщина в теле, с красивыми пышными формами… Грудь у тебя, кстати, по-моему, даже больше…
ЛЮБА. А ты, я смотрю, хорошо изучил Монику в своих фантазиях!
ЛЁНЯ.А что тебя в Бандерасе так привлекло, расскажи мне!
ЛЮБА. Он умеет слушать!
ЛЁНЯ.Что значит, умеет слушать?! И всё? А я что, интересно, не умею что ли? Я что, глухой, по-твоему? У меня, между прочим, тоже есть уши, если ты не заметила, вот они, Люба, это уши!
ЛЮБА. Ты издеваешься?! Ты вообще меня не слушаешь! Никогда! У тебя в башке какое-то рыле специальное есть: как только мой голос слышишь, оно срабатывает и ты выключаешься! Может, тебя инопланетяне похитили однажды ночью и вживили это рыле, эксперимента ради? Раньше же ты слушал. Я помню. Не хуже Бандераса слушал.
ЛЁНЯ.Ты тоже раньше… внимательнее была.
ЛЮБА. Что ты имеешь в виду?
ЛЁНЯ.Много чего.
ЛЮБА. Нет уж, говори, раз начал, давай!
ЛЁНЯ.Хорошо! Ответь мне на один простой вопрос. Только не говори, что я всё на секс перевожу, просто это очень показательный момент, это тебе любой психолог скажет.
ЛЮБА. Ты ходишь к психологу?
ЛЁНЯ.Нет, но, видимо, пора! И не мне одному.
ЛЮБА. Так что за вопрос?
ЛЁНЯ.Скажи, когда у нас в последний раз был оральный секс?
ЛЮБА. Приехали! Кто о чём, а Лёня о своём! Ну причём тут это?! Я тебе про душу! Про умение слушать! А ты мне про…
ЛЁНЯ.Нет, ну, а всё-таки, когда? А?.. Ладно, можешь не отвечать, вопрос был риторический.
ЛЮБА. Я не помню, дорогой мой, когда у нас вообще секс был в последний раз, любой, а оральный это, Лёня, десерт! Накорми женщину, и всё получишь!
ЛЁНЯ.Знаем мы эти сказки. Иногда это не десерт, Люба, иногда это аперитив!

Пауза. Люба начинает смеяться и долго не сможет успокоиться.

ЛЮБА. Аперитив! Ааааа! Смешно! Безалкогольный аперитив… Мы раньше часто смеялись с тобой… Куда всё ушло?
ЛЁНЯ (пожимает плечами). Не знаю. Улетучилось куда-то. Знаешь, бутылку с шампанским не закрыли, на утро встали – вино есть, а пузырьки ушли, выдохлись, и вкус уже не тот…
ЛЮБА. И кто виноват?
ЛЁНЯ.А что делать?

Раздаётся острожный стук.

БАНДЕРАС. Простите, не помешаю? Просто я там один сижу всю ночь, заскучал… Не хотите помечтать? И… чей сегодня день? Твой или твой?
ЛЮБА. Спасибо, Бандерас, пусть он с тобой мечтает. Я после Моники брезгаю.
ЛЁНЯ.А я вообще отказываюсь! Это были мои минутные ментальные слабости, это происходило вопреки моей воле, в её обход, невольно, так сказать… Опять проповедник всплыл!..
БАНДЕРАС. Но если вы не хотите поодиночке, то можно втроём…
ЛЮБА. Втроём?
ЛЁНЯ.Мы что похожи на извращенцев?
ЛЮБА (с сарказмом). А ты будешь Бандерасом или Моникой?
ЛЁНЯ.Один раз не БандерАс!
ЛЮБА. Лёня!
ЛЁНЯ.Молчу, молчу!
БАНДЕРАС. Леонид, хочу вам открыть маленькую тайну: мечты и фантазии не всегда носят эротический характер. Вот, например, мы с Любой делали много такого, что никак не связано с сексом.
ЛЁНЯ.А что вы, кстати, делали? Мне интересно!
БАНДЕРАС. Конфиденциальность клиентов – превыше всего!
ЛЁНЯ.Клиентов! Слышишь, Люба, мы клиенты!
ЛЮБА. Так, с меня хватит! Вы тут, мальчики, поговорите, если хотите, помечтайте… Только не на моей кровати. А мне надо побыть одной!..

Люба уходит.

ЛЁНЯ.Да, Бандерас… или Моника… даже не знаю, как к тебе обращаться…
БАНДЕРАС. Можно Моника, если хотите…
ЛЁНЯ.Не хочу!
БАНДЕРАС. Тогда Бандерас. Заодно и перевоплощаться не нужно будет. Это тоже, знаете ли, не просто, то ты Бандерас, то Моника Беллуччи, то Моника Левински, то Фредди Меркьюри… 

Звучит песня «Queen», Бандерас подражает Фредди.

БАНДЕРАС. Это тяжело. Всегда быть кем-то, всегда быть в маске… В конце концов, забываешь, кто ты на самом деле.
ЛЁНЯ.А кто ты на самом деле?
БАНДЕРАС. Не человек, не айсберг и даже не «Титаник», на котором вы все плывёте. Я ничто, без формы, без тела. Я вода, в которой вы тонете время от времени, чтобы снова всплыть…
ЛЁНЯ.Прям круговорот дерьма в воде какой-то получается!.. Блин, тебя без бутылки не поймёшь! Слушай, Бандерас, давай выпьем как два мужика, сядем на кухне и выпьем водки, закусим чёрным хлебом с селёдкой, и поговорим начистоту…
БАНДЕРАС. Я не хочу, Лёня, пить. Я что-то устал.
ЛЁНЯ.Так. Стоп. Ты мечта или не мечта?
БАНДЕРАС. Мечта…
ЛЁНЯ.Вот и давай, мечтай на кухню. Сегодня мой день, слышал, Люба мне уступила… У меня мечта выпить на кухне водки.
БАНДЕРАС. С Моникой?
ЛЁНЯ.Нет, с Моникой я расстаюсь! Передай ей… себе… не знаю, как это там у вас устроено… Было хорошо, спасибо, Моника, ты красивая и хорошая женщина, но я люблю другую. Свою жену Любу. Точка.
БАНДЕРАС. Я передам. Она будет плакать.
ЛЁНЯ.Ну, ты как-то помягче… Мол, был бы свободен, женился. Короче, ты же ещё тот ловелас, чего мне тебе объяснять!..
БАНДЕРАС. Я подслащу горькую пилюлю расставания, как смогу.
ЛЁНЯ.Вот и молодец, спасибо! Она, ну, то есть ты, была ко мне добра. Так, значит с Моникой покончено, а выпить водки я хочу с Бандерасом, с воображаемым хахалем моей жены, и поговорить с ним по душам!

Лёня и Бандерас идут на кухню. Лёня достаёт водку, закуску, садятся, выпивают.  

ЛЁНЯ.Да, Бандерас, у нас тут из-за тебя проблемы. Серьёзные проблемы.
БАНДЕРАС. Какие?
ЛЁНЯ.Ну как, моя жена с тобой мне изменяла.
БАНДЕРАС. В воображении.
ЛЁНЯ.В воображении.
БАНДЕРАС. И ты ей тоже изменял.
ЛЁНЯ.И я тоже. В воображении.
БАНДЕРАС. В воображении. И в чём проблема? Вы представляли измену, фантазировали. Но представлять преступление, ещё не значит его совершить.
ЛЁНЯ.Знаешь, я как-то катался на пароходике и видел очень красивую пару. Шикарная молодая женщина и мужчина постарше, такой ухоженный, хорошо одетый. Он всё фотографировал её на фоне проплывающей за бортом Москвы. Женщина была очень красивая! Они пили вино и были в прекрасном настроении. И вот в какой-то момент рядом прошла другая женщина в мини-юбке, довольно невзрачная по сравнению с его спутницей, но мужчина как-то, мне кажется, почти рефлекторно глянул на её ноги. И в тот же самый момент его спутница плеснула вино ему в лицо, встала и, гордо подняв голову, ушла.
БАНДЕРАС. А что мужчина?
ЛЁНЯ.Вытерся и побежал за ней. Почему она это сделала? Её оскорбил даже один, случайно, мельком, брошенный взгляд на другую женщину! Это дела сердечные. Здесь уголовный кодекс не работает. Посмотрел на сторону, захотел изменить – уже виновен. Уже изменил. Пускай и только в мыслях.
БАНДЕРАС. Хочу тебя успокоить, в таком случае: виновны все. Уж я-то знаю, о чём говорю! Все виновны. Если бы сейчас мы сидели с тобой на сцене большого театрального зала, и я бы вышел на авансцену и сказал: тот из вас, кто ни разу не изменял хотя бы в мыслях, встань и брось камень в Лёню. Никто бы не встал и не бросил. Виновны все!
ЛЁНЯ.Почему так, Бандерас? Почему нам всегда мало того, что мы имеем?
БАНДЕРАС. Вы созданы для большего, вам нужно постоянное обновление. Его легче найти на стороне, ещё легче в своих фантазиях.
ЛЁНЯ.А Люба права, умеешь ты завернуть. Ладно, давай ещё по одной. Сто грамм с мечтой!..
Выпивают.
ЛЁНЯ.Что будем делать?
БАНДЕРАС. Не знаю.
ЛЁНЯ.Так я тебе и поверил. Как мне вернуть Любу?
БАНДЕРАС. Так она же никуда не ушла.
ЛЁНЯ.Но хотела! А я хочу, чтобы она даже не хотела, не думала от меня уходить.
БАНДЕРАС. Не знаю!
ЛЁНЯ.Тогда ещё по одной!

Выпивают.

ЛЁНЯ.Так что мне делать?
БАНДЕРАС. Я же говорю…
ЛЁНЯ.Тогда ещё по одной!
БАНДЕРАС. Фу-у! Гадость! Я больше не могу!
ЛЁНЯ.Вот, Бандерас, сразу видно, что ты нерусский. Только нерусский может назвать водку гадостью и откажется выпить! Так что мне делать?
БАНДЕРАС. Я не…

Лёня тянется к бутылке.

БАНДЕРАС. Хорошо! Хорошо… Попробуй мечтать с ней вместе. Стань частью её мечты, вытесни меня из её фантазий. И я отдохну немного. Реализуй её фантазии. Пускай не все, но хоть что-то и ты можешь.
ЛЁНЯ.Это сейчас обидно было!
БАНДЕРАС. И начни наконец её слушать!
ЛЁНЯ.Да вы сговорились, она мне тоже всё про это говорила: ты меня не слушаешь, совсем не слушаешь!
БАНДЕРАС. Это тебе каждый психолог скажет: пришла женщина домой, ей надо выговориться, двадцать минут минимум. Послушай, потрудись немного. И будет тебе за это оральный секс!
ЛЁНЯ.Это причём тут? Ты что нас подслушивал?
БАНДЕРАС. Так мне одному в коридоре скучно было, вот я от скуки... Лёня, расслабься, я знаю про вас всё! Я же мечта! Давай ещё по одной!
ЛЁНЯ.О, Бандерас, да ты втянулся!

Выпивают, Бандерас счастливо улыбается и тянется к Лёне с поцелуем.

ЛЁНЯ.Э, э, ты чего!..
БАНДЕРАС. Погоди, а я сейчас кто? Моника или Бандерас?
ЛЁНЯ.Ты сейчас мой сосед-алкоголик со старой квартиры!
БАНДЕРАС. Ах, вот оно что! Тогда… (Наливает водки себе в стакан и выпивает залпом.) Адьёс, амигос! Пошли, черноголовые!.. Вива Испания!

Бандерас отстукивает ногами дробь, исполняет короткий дикий танец и с радостным криком отрубается.

Входит Люба.

ЛЮБА. Ты что с ним сделал?
ЛЁНЯ.Ничего, он просто устал. Уморила ты его своими фантазиями!
ЛЮБА. Вы что, пили? Ты напоил его?
ЛЁНЯ.Что значит напоил? Посидели как мужик с мужиком, выпили, обсудили ситуацию. Никто в него водку насильно не вливал.
ЛЮБА. Он вообще не пьёт, между прочим!
ЛЁНЯ.Не знаю, может, с тобой и не пьёт. А со мной выпил! Последний стакан вообще без меня засосал!
ЛЮБА. А вы, я смотрю, спелись!
ЛЁНЯ.Но не спились, прошу заметить! Не ревнуй, Люба!.. Проспится твой Бандерас, будет как новенький! Ему тоже перезагрузка не помешает. Работа нервная!
ЛЮБА. Придурки!
ЛЁНЯ.А что ты делала, пока мы с Бандерасом пили? Как провела время?
ЛЮБА. Нормально.
ЛЁНЯ.Ну, правда, расскажи. А я послушаю. Вот хочешь, засечём двадцать минут, и я тебя буду слушать. А потом всё перескажу!
ЛЮБА. Почему двадцать?
ЛЁНЯ.А сколько? Тебе больше надо?
ЛЮБА. Для чего надо-то? Ты, по-моему, тоже перебрал.
ЛЁНЯ.Да нет! Ты пришла, мы не виделись какое-то время, тебе надо выговориться… Давай! А я буду слушать.
ЛЮБА (подозрительно). С чего это вдруг? Что случилось?
ЛЁНЯ.Ничего.
ЛЮБА. Так, рассказывай, что вы натворили с Бандерасом?
ЛЁНЯ.Я же говорю, ничего!
ЛЮБА. Вы что... вы это?! С ним, с моим Банди?!
ЛЁНЯ.Ты  с ума сошла? Ты за кого меня принимаешь?!
ЛЮБА. Ты же сам сказал: один раз не БандерАс!
ЛЁНЯ.Ну ты даёшь! Мы просто посидели, выпили как мужик с мужиком!
ЛЮБА. И всё?
ЛЁНЯ.Всё!
ЛЮБА. Тогда что?
ЛЁНЯ.Ничего! Ничего не случилось! Просто захотелось тебя послушать! Что такого-то, я не пойму?
ЛЮБА. Но ты меня уже сто лет… не слушал!
ЛЁНЯ.А теперь захотел!
ЛЮБА. Должна быть причина!
ЛЁНЯ.Её нет!
ЛЮБА. Ах, нет?
ЛЁНЯ.Нет!
ЛЮБА. Ну тогда сиди и слушай в одиночестве!

Люба резко уходит. Лёня поражен. 

ЛЁНЯ.Да-а! Ну надо же!.. В кои-то веки искренне, от души решил послушать – ничего не сказала, обиделась и ушла! Вот и пойми, что им нужно! Загадка. Тайна! Может, и правда мы с разных планет? Они с Вернеры или Луны, а мы с Марса или Меркурия? Эх, Бандерас, Бандерас, чего-то ты мне не то насоветовал, испанскую твою душу!

 

СЦЕНА ТРЕТЬЯ

Люба, Бандерас, Лёня

Люба одна. Появляется Бандерас.

БАНДЕРАС. Моя госпожа!
ЛЮБА (морщится). Слушай, давай без этой твоей лжи красивых фраз!..
БАНДЕРАС. Почему лжи?
ЛЮБА. Потому что госпожа должна быть одна. А ты и мне пел, и Лёне… И не известно, сколько ещё у тебя было таких дурочек и дураков!
БАНДЕРАС. Да, Люба, в связи с родом деятельности, мне приходилось, как ты выражаешься, петь и Лёне, но, если бы ты знала, чего мне это стоило!.. Я наступал на горло собственной песне. С Лёней я исполнял свои обязанности, а тебя – любил!
ЛЮБА. Бывают же мужики такие, если это слово к тебе вообще применимо, без мыла в душу залезут! У тебя не язык, Бандерас, а обмылок!
БАНДЕРАС. Люба, я много думал обо всём, что случилось, о том, что было между нами… Я всё решил! Прости, что не сразу это понял, но лучше поздно, чем никогда. Я хочу сбежать с тобой! Бросить всё, свою работу, свои обязанности, и быть только с тобой, с тобой одной! Только ты и я, и пусть весь мир подождёт!
ЛЮБА. А как же Лёня?
БАНДЕРАС. О, не беспокойся, он не пропадёт, твой Лёня! Из таких людей машины можно делать.
ЛЮБА. Вообще-то он, как оказалось, такой же мой, как и твой!
БАНДЕРАС. Прошу, не напоминай мне, я хочу забыть свою прошлую жизнь! Это была не жизнь, а сплошное унижение! Я обслуживал всех этих людей, как последняя девка! Прости мне это резкое сравнение. Но это так! Отныне с этим покончено! Я встретил тебя, и жизнь моя переменилась! Я словно проснулся! Разве это жизнь? Нет, я не жил! Я мечтал! Чужие мечты!.. И вот появилась ты – добрая, нежная, страстная, возвышенная и земная! Я не встречал таких, как ты! Люба, ты уникальная женщина! Я сказал себе: Антонио, хватит, остановись! Больше никаких мечтаний! Вот она реальная женщина, реальная любовь, которая сделает тебя счастливым! Эта женщина создана для тебя! Эта простая русская женщина из плоти и крови – твоя судьба! Мектуб, как говорят арабы. «Так предначертано!..» Люба, Любовь! Я хочу быть только с тобой! Прошу бежим, бежим сегодня же ночью!
ЛЮБА. Бандерас, погоди, погоди… я совсем запуталась…
БАНДЕРАС. Люба, доверься мне! Я всё продумал. Скоро придёт Лёня, и я предложу ему выпить. Он не откажется. Не спорь со мной, он не откажется! Когда он отвернётся, я подолью ему в рюмку вот это! (Показывает маленький пузырёк.)

Люба вскрикивает.

ЛЮБА. Лёня!..
БАНДЕРАС. Не бойся, это всего лишь снотворное. Он проспит 24 часа. А когда проснётся, мы будем уже далеко!
ЛЮБА. Где?
БАНДЕРАС (торжественно). В Парагвае!
ЛЮБА. Почему… в Парагвае?
Бандерас. Сначала я думал сбежать в Аргентину, как в твоей мечте. Но потом я подумал, что мы должны начать с чистого листа, ничего не повторять, чтобы это была только наша история. Тогда я подумал про Канаду – пересечь границу с Канадой, значит стать свободным. Но потом я решил, что мы не команчи какие-то. И вспомнил о Парагвае – там нас точно никто не найдёт, ни Лёня, ни другие. Там даже не всех нацистских преступников нашли. А Моссад искать умеет!
ЛЮБА. Другие? Значит, были и другие? Не только Лёня? Я так и знала!
БАНДЕРАС. Люба, я прошу, с этим покончено! Навсегда! Не поминай прошлое, и оно никогда не вернётся к тебе!
ЛЮБА. Сколько их было? Сколько всего? Кто они?
БАНДЕРАС. Не важно! Сколько бы не было, я их всех бросаю ради тебя одной! Всё к твоим ногам, всю свою прошлую жизнь!
ЛЮБА. Не нужно бросать к моим ногам эту мерзость! Ответь! Я хочу знать!
БАНДЕРАС. Люба!
ЛЮБА. Ответь мне! И не смей врать! Я всё равно узнаю правду!

Входит преображенный Лёня: он во фраке и бабочке. С огромным букетом цветов и ящиком, напоминающим большой ящик для нард или шахмат.

ЛЁНЯ.Бандерас, вы здесь? Очень хорошо. Я рад, что заставал вас двоих.
БАНДЕРАС. Мы на вы?
ЛЁНЯ.С чего нам быть на ты?
БАНДЕРАС. Ну, водку ж вроде вместе пили...
ЛЁНЯ.Пили. Но не на брудершафт!
БАНДЕРАС. Да, до брудершафта не дошло. Хотя я не помню.
ЛЁНЯ.Я помню! Люба, это тебе.

Лёня встаёт на одно колено и неумело подаёт ей букет.

ЛЮБА. Боже! Цветы!.. По какому это случаю, позвольте спросить?
ЛЁНЯ.Просто так!
ЛЮБА. Просто так? А что же ты мне просто так цветы уже много лет не дарил?
ЛЁНЯ.Ты же сама говорила, цветы – бессмысленная трата денег…
ЛЮБА. Говорила! Потому что мне их никто не дарил!
ЛЁНЯ.Как всё сложно…
ЛЮБА. То есть стоило мне завести виртуального любовника, как в доме сразу появились цветы?
БАНДЕРАС. Не называй меня так!
ЛЁНЯ.Ты помолчи! Дай мне с женой поговорить!
БАНДЕРАС. Я не буду молчать!
ЛЁНЯ.У вас когда следующий сеанс? Давай его пока вырубим, он мне мешает и действует на нервы. У меня важное сообщение.
БАНДЕРАС. Вырубить меня нельзя!
ЛЁНЯ.И не таких вырубали. Он сам заткнется, ты его заткнёшь или мне его заткнуть?
БАНДЕРАС. Больше никаких сеансов не будет. Люба уходит от тебя!
ЛЁНЯ.Что ты сказал? Ну-ка повтори!
БАНДЕРАС. Люба уходит от тебя! Сегодня ночью мы бежим в Парагвай! Понятно?
ЛЁНЯ.Ах, вот как!
БАНДЕРАС. Да, вот так!
ЛЁНЯ.Вот смотрю я на тебя, Бандерас, и думаю, ты осмелел или обозрел? (Любе.) Это правда?
ЛЮБА. Я ещё ничего не решила! Не дала согласия. Но предложение поступило!
ЛЁНЯ.Но ты думаешь! Фига се! Красота!..
Бандерас. А что ты удивляешься? Я идеальный любовник, сотканный из Любиной мечты и фантазии, под её личное лекало души, а ты старый диванный муж! Люба с тобой несчастна. Посмотри на неё! Посмотри внимательно. Так выглядит женщина, которую не любят!
ЛЁНЯ.Ты нарываешься, Бандерас! Но это даже хорошо. Дамы и господа!.. Честь моя оскорблена! Дражайшая супруга моя, Любовь Дмитриевна, была одурманена этим маленьким во всех смыслах, чёрным человечком. Я, кстати, посмотрел в интернете, рост Бандераса 172 сантиметра. 172 сантиметра, Антонио! Тоже мне мачо…
Бандерас. Нормальный средний рост. У Аль Пачино вообще метр семьдесят, и ничего!
ЛЁНЯ.Я не закончил! Жена была обманута этим ничтожеством, подпала под его чары, оказалась введена в заблуждение, он ей навешал лапши на уши в виде красивых, но лживых образов, слов и мечтаний, с одной лишь низменной целью овладеть этим роскошным телом…
ЛЮБА. Вот и тело стало роскошным!..
ЛЁНЯ.Люба, не перебивай, я забуду текст, его много!.. Сорвать цветок, насладиться им и пойти дальше по полю жизни, безжалостно срывая цветы направо и налево, как бездушная бензокосилка. Но жизнь прожить не поле перейти! Жену мою я прощаю и не держу на неё зла, что с неё взять, она женщина, а даже кошке приятно ласковое слово, насколько ж оно приятнее даме? Тут, несомненно, есть и моя вина, я мало уделял ей внимания в последнее время! Но отныне всё будет по-другому… Об этом потом, Люба, когда останемся вдвоём, когда я сотру это ничтожество из нашей жизни, я тебе всё презентую, ты не разочаруешься!.. Итак, господа присяжные заседатели, свидетели и судьи, я не отрицаю толику и моей вины. Виноват Лёня! Но главный виновник – он! Я обвиняю его, Антонио Бандераса! Он же Моника Беллуччи, он же…  одно только небо знает, сколько ещё имён и образов он использовал, чтобы одурманить доверчивых женщин! И, между прочим, не только женщин. Он у нас двустволка, играет в разных лигах! В общем, он виновен, честь моей семьи посрамлена – а честь семьи превыше всего! – и я прошу, нет, я требую сатисфакции! Проще говоря, дуэли. Раунд!
ЛЮБА. Что вы можете сказать в своё оправдание, Антонио?
БАНДЕРАС. Свет моей жизни, огонь моих чресел, я отвечу этому неинтересному человеку! Только ради тебя, любовь моя!
ЛЁНЯ.Не смей так называть мою жену, скотина!
БАНДЕРАС. Она больше не твоя, Лёня! Поздно, слишком поздно, старик! Смирись! Посмотри правде в лицо. Свисток судьи уже просвистел! Увы, ты проиграл. Рыбка плывёт в Парагвай с первым пароходом! А ты смотри футбол, а то и он от тебя сбежит! Дамы и господа, присяжные заседатели и судьи!.. Люба! Да, мне приходилось дарить мечту многим, в том числе и этому любителю футбола. Честно говоря, с фантазией у него не густо!.. Но с Любой всё оказалось по-другому. Не только я подарил ей мечту, но и она мне. Это женщина моей мечты! Ты не достоин её, пойми же это наконец, встань и отойди в сторонку! Это был подарок судьбы, а ты не смог оценить его, понять, раскрыть, ты скучал рядом с ней, прятал свою скуку за футболом, телевизором, друзьями, пивом… Мечтал о какой-то Монике Беллуччи! Посмотри на бывшую жену твою – здесь больше Моники!
ЛЁНЯ.Бандерас, прикуси язык, пока я не затолкал его тебе в твой поганый рот!
БАНДЕРАС. Нет, Лёня, я не буду молчать! Ты проспал, проглядел её. Я принимаю твой вызов! Давай драться! Решим это как мужчины!
ЛЁНЯ.Ну наконец-то! Так-то лучше, Бандерас! Как долго я ждал этой минуты! Поквитаемся за всё!
ЛЮБА. Мальчики, успокойтесь!
ЛЁНЯ.Люба, не мешай, пожалуйста!
БАНДЕРАС. Любимая, подожди немного. Я быстро!
ЛЁНЯ.Не смей её так называть, подонок!
БАНДЕРАС. Это ты забудь её имя!
ЛЁНЯ.Всё! Хватит! Пора с этим покончить!
БАНДЕРАС. Я тоже так думаю!
ЛЁНЯ.Выбирай оружие!
ЛЮБА. Вы что серьёзно? Прекратите!
БАНДЕРАС. Нет, ты выбирай!
ЛЁНЯ.Я тебя вызвал, ты выбираешь!
БАНДЕРАС. Я тебя оскорбил, так что выбираешь ты, несчастный рогоносец!
ЛЁНЯ.Что?!
ЛЮБА. Лёня, ничего не было!
БАНДЕРАС. Было! В мыслях было – значит было!
ЛЁНЯ.Всё! Я должен заткнуть ему рот! Без промедлений! Я принёс дуэльные пистолеты! Купил в антикварном. (Лёня раскрывает ящик, который принёс с собой.)
БАНДЕРАС. Отлично!
ЛЁНЯ.Выбирай!
БАНДЕРАС. Любой!
ЛЁНЯ.Нет, выбирай! Раз я принёс пистолеты, выбрать должен ты!
БАНДЕРАС. Хорошо, пусть этот.
ЛЁНЯ.Держи! Сколько шагов?
БАНДЕРАС. Двенадцать!
ЛЁНЯ.Десять!
БАНДЕРАС. Прекрасно, десять!
ЛЮБА. Перестаньте оба, вы что, с ума сошли?!
ЛЁНЯ.Люба, пожалуйста, потерпи немного!
БАНДЕРАС. Любимая, так надо, не противься судьбе!
ЛЁНЯ.Хватит болтать, Бандерас! Расходимся!
БАНДЕРАС. Расходимся!
ЛЁНЯ.Да, чуть не забыл, вот конверт, Люба, вскрой его, если что-то пойдёт не так…
ЛЮБА. Что там, Лёня? Мне страшно!
ЛЁНЯ.Моё прощальное письмо к тебе и детям!

Лёня и Бандерас встают спиной друг к другу.

ЛЁНЯ.Отсчитываем по пять шагов!
БАНДЕРАС И ЛЁНЯ. Раз, два, три, четыре, пять!

Поворачиваются лицом друг к другу. Люба встаёт между ними, широко расставив руки.

ЛЮБА. Я вам не позволю!
БАНДЕРАС. Люба, слишком поздно, отойди!
ЛЁНЯ.Один из нас должен умереть!
БАНДЕРАС. Вдвоём нам не жить под одним солнцем и одной луной!
ЛЮБА. Если вы не прекратите, я брошу вас обоих!
ЛЁНЯ.Люба, в сторону!
БАНДЕРАС. Прошу, отойди!
ЛЮБА. Нет, я не уйду! Перестаньте! Пойдёмте пить чай!
ЛЁНЯ.Да, Люба, иди, поставь чайник, я скоро вернусь, и мы будем пить чай.
БАНДЕРАС. Любимая, поставь чайник! Как прохладны в России вечера… Хочется горячего чая с малиновым вареньем. Чайник не успеет вскипеть, как я буду у твоих ног.
ЛЮБА (плачет). Вы меня обманываете-е-е-е! Один из вас не придёт! А может быть, и оба-а-а!..
ЛЁНЯ.Она упрямая, не уйдёт!
БАНДЕРАС. Слишком добрая, не даст нам стреляться. Идея!
ЛЁНЯ.Какая?
БАНДЕРАС. Шпаги!
ЛЁНЯ.Да, точно. У тебя есть?
БАНДЕРАС. Найдём!

Бандерас хлопает в ладоши. Из-за кулис вылетает рапира, Бандерас ловит её и перекидывает Лёне. 

ЛЁНЯ.Благодарю, сударь! Моё мнение о вас не изменилось в корне, но, должен признать, вы всё же чуть лучше, чем я о вас думал!

Бандерас делает лёгкий поклон Лёне, снова хлопает, вылетает вторая рапира. Бандерас ловит её. Хлопают за сценой. Бандерас оглядывается на хлопок, из-за сцены вылетает широкополая шляпа. Он её ловит, перекидывает Лёне. Вылетает вторая шляпа, Бандерас ловит и надевает на себя.

БАНДЕРАС. Теперь всё. Приступим?
ЛЁНЯ.Без промедлений!

Люба снова встаёт между ними.

ЛЮБА. Нет, нет и нет! Вы мне дороги оба! Я запрещаю!
БАНДЕРАС. Вперёд!
ЛЁНЯ.Бежим!

Бандерас и Лёня отбегают в другую часть сцены, начинают бой. Люба подбегает к ним, они снова отбегают на другой конец и дерутся там. Так повторяется несколько раз.

ЛЮБА. Прекратите! Прошу вас! Перестаньте! Дураки!
ЛЁНЯ.Она моя, Бандерас, слышишь, моя!
БАНДЕРАС. Она была твоя! Была твоя, стала моя!
ЛЁНЯ.Отступись!
БАНДЕРАС. Ни за что!
ЛЁНЯ.Я убью тебя!
БАНДЕРАС. Попробуй!
ЛЁНЯ.Я не хочу твоей крови! Мы пили вместе водку!
БАНДЕРАС. Придётся! Иначе я не отступлю!
ЛЁНЯ.Ах, ты, каналья!

Лёня делает выпад, Бандерас отстраняется и колет, Лёня вскрикивает и застывает.

ЛЁНЯ. А!

Люба подбегает и тоже вскрикивает, прикрывая рот рукой. Лёня медленно опадает, Люба склоняется над ним и плачет.

ЛЁНЯ.Люба, я, кажется, поскользнулся… Холодно… Закройте окно, друзья, дует… с той стороны окна… Глаза мои мутнеют… Мы собирались пить чай… Мне с лимоном, покрепче, без сахара… В мою любимую большую кружку…
ЛЮБА. Лёня, у тебя кровь…
ЛЁНЯ.Ну что ты, какая кровь… это малиновое варенье… к чаю… Прости меня, Люба, за всё, в чём был и не был… За то, что был скучным мужем… не обращал внимания… не слушал…
ЛЮБА. Лёнечка, нет, это ты меня прости… Мне просто хотелось, что бы ты стал, как раньше… пылкий и влюбленный… Я только хотела тебя подразнить! Я бы никогда с ним не сбежала…
ЛЁНЯ.Я знаю, Люба, я знаю… Ты ни в чём не виновата… Это моя вина! Когда всё пройдёт, поезжай в Орджоникидзе… там нам было хорошо… Запомни меня таким, каким я был тогда!.. А теперь ступай, позови Бандераса! Нет, не надо. Просто передай ему на словах, что я прощаю его… А теперь будем пить чай… В сущности каждому человеку в жизни хочется чаю…

Голова Лёни падает на бок, глаза закрываются.

ЛЮБА. Нет!!! Лёня! Бандерас, помоги! Врача! Скорую!..

Люба оглядывается, Бандераса нигде нет. 

ЛЮБА. Бандерас, где ты?.. Помогите! Кто-нибудь, помогите! Лёня, Лёнечка, прости меня дуру грешную!..

Люба плачет. Неожиданно сверху раздаются истошные крики.

КРИК КОММЕНТАТОРА. Да! Да! Да!!! Игорь Акинфеев! Это что-то невероятное, просто фантастика, это какой-то балет, а не футбол! Игорь в полёте, ногой отбивает мяч!.. Эта нога, у кого надо нога! Они выстояли! Мы сделали это!

Лёня открывает глаза.

ЛЁНЯ.Что? Что случилось?!
ЛЮБА. Лёня, ты… живой?
ГОЛОС КОММЕНТАТОРА. В серии пенальти мы обыгрываем сборную Испании! Кто мог в это поверить?! Игорь Акинфеев настоящий герой матча! Нет, они все герои, вся команда, включая Станислава Саламовича! Эти парни выстояли!..
ЛЁНЯ.Они что, обыграли испанцев?!
ЛЮБА (вытирая слёзы). Лёня, похоже на то!
ЛЁНЯ.Люба, наши обыграли испанцев! Наподдали бандерасам!
ЛЮБА. Наподдали!..
ЛЁНЯ.Ты что, плачешь?
ЛЮБА. Это о  радости, Лёня… за наших… А ты как себя чувствуешь?
ЛЁНЯ.Просто прекрасно! На седьмом небе!
ГОЛОС КОММЕНТАТОРА. Эти парни стояли стеной, как будто позади Москва! Чужой земли не надо нам не пяди, но и своей вершка не отдадим!..
ЛЁНЯ.Мы в одной четвёртой! Не может быть!.. (Очень серьёзно.) Люба, а ты не хочешь… со мной… следующий матч посмотреть?
ЛЮБА. Ну-у… если пригласишь меня в кино, то… почему бы и нет?
ЛЁНЯ.Ура! Заметано! Мы чай собирались пить?
ЛЮБА. Да, Лёня, пойду поставлю.

Люба уходит, оглядываясь.

ЛЁНЯ (зрителям). Но наши-то, наши… Игорь, Юра, Артём, Саша, ещё один Саша, Марио, Старый, Саламыч… Я думал даже из группы не выйдут! Этак они и чемпионами станут!

Лёня убегает вслед за Любой. Появляется Бандерас.

БАНДЕРАС. Но наши в тот год, в то волшебное лето восемнадцатого года, как вы хорошо знаете, чемпионами так и не стали. Они прекрасно сыграли в одной четвёртой с хорватами. Вели в счёте и героически сравнивали его в дополнительное время. Красавчик Марио Фернандес, который почти не говорит по-русски, забил головой фантастический мяч! И он же потом не забил пенальти… Наши вылетели, но осадочка не осталось. Лёня с Любой смотрели этот матч вместе. Вместе болели, кричали, радовались и вместе разделили горечь поражения, утешив друг друга на супружеском ложе. На следующий день они пошли в кино и посмотрели романтический фильм, в котором не играл Антонио Бандерас, а потом отправились гулять в парк Зарядье, где ещё ни разу не были. Устали, как собаки, однако ночью снова любили друг друга почти так же страстно, как двадцать два года назад под звездным небом посёлка городского типа Орджоникидзе на восточном берегу Крыма. Что это было? Они снова влюбились друг в друга?.. Возможно. Настала вторая молодость?.. Не исключено!.. Наступило их бабье лето, или как его называют в Северной Америке, индейское лето: опавшие листья напоминают мёртвых, раскрашенных в боевую раскраску индейцев, лежащих на поле брани. Ну, или как будто они просто легли позагорать. Хотя зачем индейцам загорать... (Напевает песню Джо Дассена «Индейское лето».) Как пел, и продолжает петь, стоит лишь включить его записи, Джо Дассен, если перевести на русский:

«Мы пойдём, куда ты захочешь
Когда ты захочешь,
И будем любить друг друга снова
Даже когда любовь умрёт,
Вся жизнь будет как это утро
Цвета индейского лета».

Мечтайте, дамы и господа, мечтайте! Отсутствие мечты делает нас скучными, а жизнь пресной. Но не забывайте возвращаться на Землю! Она прекрасна, дамы и госпожа! Особенно во время индейского лета…






_________________________________________

Об авторе: ЕВГЕНИЙ СУЛЕС

Писатель, телеведущий, актёр. Родился и живёт в Москве. Автор книг «Сто грамм мечты» (лонг-лист премии «Большая книга», 2013), «Крымский сборник. Путешествие в память» (Книжный Клуб Книговек, 2014, автор идеи и составитель), «Мир виски и виски мира» (Эксмо, 2017). Публиковался в журналах «Знамя», «Октябрь», «Искусство кино», «Homo Legens», «Лиterraтура» и др. Пьеса «Ловушка для Божьих птах» ставилась в Москве и Одессе. Автор идеи фильма «Над городом» (реж. Юлия Мазурова, 2010 год). Один из основателей клуба ЛЖИ (Любителей Живых Историй).скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
253
Опубликовано 05 ноя 2018

ВХОД НА САЙТ