facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа          YouTube канал
Мои закладки
№ 172 ноябрь 2020 г.
» » Ольга Балла-Гертман. «Родина – это мышление»: К преодолению эстетического

Ольга Балла-Гертман. «Родина – это мышление»: К преодолению эстетического

Колонка Ольги Балла-Гертман 





Скорее, всё-таки, к его – эстетического – (очередному) переосмыслению. Но всё по порядку.

8 сентября, после трёхдневных дебатов и большой, размером в несколько месяцев, подготовительной работы, в Петербурге уже в шестой раз была вручена поэтическая Премия Аркадия Драгомощенко, учреждённая в 2014 году группой молодых интеллектуалов и адресованная молодым же авторам: не старше двадцати семи, пишущим по-русски в любой из мыслимых частей света. Части света оказываются в основном постсоветские – долго бывшие под влиянием русских культурных моделей и постепенно освобождающиеся от него.

На сей раз премию получил молодой львовянин, журналист и поэт Даниил Задорожный. Двадцать четыре года – родился уже после краха Советского Союза с его единым культурным пространством. Вырос в Украине в двуязычной семье, пишет в равной мере на русском и украинском, стихов до сих пор почти не публиковал. В поле внимания номинаторов попал, просто прислав свою подборку на открытый конкурс – и, отобранный из множества, оказался в шорт-листе, а там и в лауреатах, имея притом сильных соперников: Влада Гагина и Егану Джаббарову. Впрочем, соперники его по лонг-листу тоже были один другого ярче, – как не раз говорили члены жюри во время дебатов, тут у каждого из них (да и из нас, номинаторов) свой шорт-лист.

Есть сильный соблазн счесть и само это событие, и фигуру лауреата символичными – и почему бы этому соблазну не поддаться?
Премии пять лет – и да, опыта набрано за это время столько, что анализировать, обобщать, говорить о доминирующих тенденциях уже не только можно, но и необходимо. Работы тут – на большую монографию; я даже не сомневаюсь, что она, с основательным анализом всего объёма текстов, которые во все эти годы – да хотя бы только в один из них, вот, допустим, в этот – рассматривались как претендующие быть премированными, однажды будет написана. Причём, если такую книгу писать, то непременно дóлжно в ней анализировать и сопроводительные письма – а на самом деле, самоценные эссе – номинаторов о выдвигаемых ими поэтах, их образные и понятийные системы (я бы даже сказала прямо – их эстетику и поэтику), способы анализа в них работы представляемых авторов, принципы расстановки акцентов, и сказанное во время дискуссий, – у этой премии исключительно важна теоретическая компонента.

Но некоторые заметки, пусть самые беглые, зарубки и размашистые мазки надо делать уже сейчас: именно о предприятии в целом, о тех идеях, которые лежат в его основании, о тяготениях, о спорных и болевых точках. Тем более, что эта литературная премия, мне кажется, у нас сейчас вообще – из самых интересных.

Всё предприятие премии, разумеется, – целостное высказывание, занятие общекультурной позиции. И, разумеется, форма – общекультурной именно – рефлексии.

О чём же это высказывание – складывающееся из множества отдельных, разножанровых и очень различно, даже не только на первый взгляд, устроенных реплик?

Вообще-то о (современной) ситуации человека в истории. И только потом, вследствие этого – но в тесной до нерасторжимости связи с этим – о природе поэзии (именно о природе её, потому что все частные поэтические, эстетические решения следуют из представления о том, какова эта природа и в чём задача поэзии как типа усилия).

И вот что ещё важно: это – целиком о будущем. Не о продолжении не какой бы то ни было из (существовавших прежде да разрушенных) традиций – даже и тех, что были намечены «патроном» премии, Аркадием Драгомощенко (хотя да, в связи с лауреатом этого года его номинатор, Янис Синайко, специально обратил внимание на то, что Задорожный, может быть, ближе всех прочих молодых авторов «к интуициям и логикам письма АТД»). Это о разведывании новых путей – говорения и понимания.

Конечно, всё, что делают авторы представленных к рассмотрению текстов – это в значительной степени и работа освобождения: от советских, а с ними и постсоветских инерций (мышления, мировосприятия, самомоделирования), от советской-и-постсоветской (хоть в одно слово пиши, так тесно они между собой связаны, как предмет и отбрасываемая им тень) разметки пространства – географического и ментального разом. Реально действующие границы тут постоянно проблематизируются: хотя бы уже одним тем, что для соревновавшихся за премию авторов совершенно обычное дело – писать, мыслить и чувствовать на нескольких языках – и не только параллельно, а просто одновременно, в пределах одного и того же текста (как делает, например, Егана Джаббарова, естественно переходящая в своих текстах от одного своего родного языка к другому, не менее родному:

под разделочной поделенной надвое доской
под звуком сломанных костей
Allah rәhmәt elәsin
kolay gelsin и стенание не бейте.

Не говоря уже о том, что премию в конце концов получил (принадлежащий двум культурам одновременно) человек из Украины, с которой у нашей несчастной страны сами знаете что. При всей своей международности премия всё-таки российская, в России учреждена и в ней присуждается, и он эту премию из наших рук принял. Что, по моему разумению, требует большого личного мужества и великодушия. Я понимаю, что в Данииле Задорожном, который обещает вырасти в очень сильного поэта, главное совсем не это (а то, что он делает со словом и мыслью). Но без знания этого обстоятельства мы в нём – и в предприятии премии в целом - тоже ничего не поймём.
Я уж не буду говорить о символичности того, что премия была учреждена в катастрофическом 2014-м. Слишком очевидно.

Это опыт жизни (словесной, мыслительной – но с нею и всякой другой) поверх барьеров: разделяющих не только языки, но и этносы, культурные круги, государства; может быть, в утопическом идеале и цивилизации. Это превращение русского (казалось бы – решающим образом определяемого русскими, российскими обстоятельствами) языка в инструмент универсальности и даже – в пространство её осуществления. То, что участники одной из дискуссий, состоявшихся в рамках связанных с премией мероприятий, называли его, языка, «деколонизацией» – избавлением его от следов и навыков колониального сознания, вообще от представления о мире как разделённом на (главный, многое определяющий) центр и (вторичную) периферию.

Это тот полюс современной эстетической работы, на котором происходит преодоление эстетического в его самодостаточности (у чего, разумеется, есть прямые эстетические последствия). И даже не в том смысле, что у поэтов из круга премии эстетическое сращено с этическим и с – довольно широко понятым – политическим. Эти ребята разрабатывают поэзию прежде всего как способ мышления, и даже глубже: как предусловие его, как заготовку (может быть, во многом – изобретение каждый раз хоть немного заново) оснований, на которых мысли предстоит состояться. Как сказал, получая премию, Задорожный, «поэзия – это не мышление, но способ с ним справиться».

И это мысль действенная. Не отделяющая себя (не отделимая?) от – социально значимого – действия. Иной раз попросту ангажированная.
И да, это (всё в целом – и тексты лауреата в частности) антикатастрофическая речь. Это работа восстановления и связывания.
Из сказанного же юным львовянином-лауреатом – даже из того немногого, что мы успели прочитать и услышать – многое, чувствую я, уже просится в цитатный фонд. А в первую очередь – вот это, не раз уже в разных контекстах и процитированное: «Родина – это мышление».
скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
1 137
Опубликовано 15 сен 2019

ВХОД НА САЙТ