facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 140 июнь 2019 г.
» » Ольга Девш. И ТОЛЬКО СОН НЕ СНИТСЯ

Ольга Девш. И ТОЛЬКО СОН НЕ СНИТСЯ


(О книге: Делаланд Надя. Мой папа был стекольщик. — М.: Стеклограф, 2019)


Пересказывание стихов вполне приемлемый акт их осмысления. Как в школе, нашёл зачин, основу, концовку, набросал примерный план и передал содержание словами от себя. Происходит своеобразное проживание рассказчиком поэтического произведения во время речи, и хоть в точности пересказ уступает оригинальному тексту, но суть схвачена. Да только не любые стихи можно пересказать.


…Каждое в руках бы подержать,
полежать бы с каждым рядом.


Стихи Нади Делаланд особенные. Их невозможно пересказать. Открываешь книгу «Мой папа был стекольщик», читаешь:


можно идти остается вода и рыба
но и они замерзают и воздух с гулом
выдохнув поднимается голем глыба
памяти возвратилась ура проснулась
все что я знала до вспоминаю после
соединяю если менять местами
если вдохнуть обратно весь этот воздух
все оживут но снова меня не станет


– и поражаешься: как это иначе сказать? каким должен быть уровень пересказа, чтобы не потерять смысл? Сотворчество? Но это совсем другое. Читатель со своей колокольни поставит одно слово не в том месте и всё исказится.

Новая книга Делаланд «Мой папа был стекольщик» – высказывание особого порядка. Поэтический сборник, где «все взрослые остались теми же» и «нет вообще плохих», создан из мановений, хотений, сновидений и уязвимости. Невероятно для человека – искусно наслаждаться страхами. Безотчётность преодолевается усилием…

Заново. Безотчётность берётся в компаньоны, она обнимается и уверенно вбирается автором, грамотным, вполне точно знающим устройство прагматического и слабость иррационального существования. Перейти границу, но не грань помогает неконтролируемая, на первый взгляд, увлекаемость. В потоке ассоциаций поэт безошибочно находит необходимое течение и погружается в него, пропитывается им, позволяет проходить через себя, тем самым насыщая окружающую среду своими частицами мирового эфира, духом, если проще. Замкнутости в стихах Делаланд не существует, о чём напоминает частое отсутствие знаков препинания, а образная диффузия ощущений и принципов открывает надсмысловой уровень:


Она думает: «спросит сейчас — а буду
жить? А видеть? И только — ходить не спросит…»
«убежала бы» — думает. Но отсюда
иногда — выходят, вообще — выносят.
С напряженной жалостью смотрит в прорезь,
наконец он спрашивает: «смогу ли
целоваться?». Пауза. Сложно. Просто
врач подносит к прорези губы.
 

Это уже работа с чувствами 120 lvl. Уровень же «Бог» проходится постоянно. Сквозная коронная тема делаландской (как звучит!) поэзии бесконечна, как и понимание поэтом сущности неизмеримого, потому что невидимого, Сущего. Буквально в каждой твари о Боге творится молитва. То есть преодоление страха. Все персонажи живые до невозможности («вот и я понесла, вот и зреют во мне / подорожник, чабрец, зверобой и кипрей») и многие мёртвые в условности человеческого восприятия оживают: «семенит на свету водянистый холод», «губы заходят справа в печаль плеча». Где подобное возможно? В мифологии и в сказках. Сказки вмещают в себя часть мифов, архетипов и внедряют их в быт и традиции народов, в то время как чистая мифология – для избранных, не отрёкшихся от модели сознания «я есть мир», в которой нет чёткого разделения на живое-мёртвое.

Всё бытует во всём. Орфей оглянулся и вернулся. С ворохом видений и снов. И божественное не ощущается догматичным, назидательным, карающим. То, от чего засыпаешь, не способно убить без остатка. Ибо состояние покоя во время сна не отменяет жизнь как внутри тела, так и снаружи. Мотив смерти у Делаланд потому так настойчиво интерпретируется и даже репетируется, что это самый верный путь к примирению с ней. С трансформацией тела, и не более. Смерть предстаёт костюмером, который помогает снять исчерпавшую «стрекоз» оболочку и вжиться в следующую – «насекомым цыпленком», а потом опять в другую. Только душа неуязвима:


Сдаю тело в приличном состоянии,
слегка поношенное,
но его еще можно
было использовать
так и так,
и даже вот так.
Примите его по описи,
заверните и спрячьте,
а я побежала
жить дальше.

 
Личность не должна пострадать, через проговаривание деталей неизбежно предстоящего путешествия убеждает себя и близких Делаланд. Читатель – очень близкий поэту – верит. Стихи просвечиваются. Метафоры не прикладываемые, а извлекаемые; сновиденческого характера, созданные будто изменённым сознанием, перенявшим параллельное нашему мироощущение. Философский подтекст словно переиначен путём психолого-семиотического постмодернизма. А приходят на ум Чак Паланик, как педантичный рассмотрщик смерти, и шведский поэт Кристина Лугн, у которой непротивление умиранию – условие жизни: «Мне нужна тайна / и прочный пласт реальности. / Главная рабочая задача: / выбраться из собственных / формулировок. / Жить… // Жить – оплакивать потерю. / Если этого не понимаешь, / то радости не жди».

Надя Делаланд идёт дальше в принятии финала как нового зачина. Она учит правильно входить в свои страхи и завоёвывать их. Любовью брать и покорять. Превращать в союзников, а потом в проводников в прозрачность вечного бытия. 


Пока Ты воскресаешь, я пеку
куличики. Пока под плащаницей
свет фотовспышки печатлеет лик,
зрачки сужаются, теплеют сухожилья,
приметы жизни проступают сквозь
заботливую бледность, я всыпаю
по горсточке пшеничную муку,
размешиваю с нежностью пшеничной.
Тем временем ожившее болит,
и голова, как будто бы кружился
на карусели, замечая вскользь
цветное и тенистое, вскипает,
а я взбиваю высоко белки
и погружаю в праздничное тесто,
Ты растираешь пальцами виски,
приподнимаешься и сходишь с места.
И плащаница, за ногу схватив,
проделывает ровно полпути
по полу осветившейся пещеры.
Свершившееся входит в область веры.
И только что, как отодвинул смерть,
сдвигаешь камень и выходишь в свет.

 
Книга «Мой папа был стекольщик» – для бессмертных. Бездонная ассоциация земли и неба. Жить – не пережить. Читать – не перечитать.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
454
Опубликовано 11 май 2019

ВХОД НА САЙТ