facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 129 ноябрь 2018 г.
» » Мария Зелинская. МОСТ

Мария Зелинская. МОСТ


(пьеса)

                                                                                Т.А.

Все персонажи вымышлены, любое совпадение не имеет ничего общего
с реально существующими людьми и произошедшим событиям.


И даже мне, расположенному к жизни, кажется, что мотыльки и мыльные
пузыри и те, кто похож на них среди людей, больше всех знают о счастье.
Ницше


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

 КСЕНЯ
 МАМА
 ПАПА
 ХУДОЙ
 ВЛАДИК

 и др. 



СЦЕНА 1.

Квартира Ксени. Работает телевизор. Слышен звук льющейся воды. 

ПАПА. Успеет?
МАМА. Она по три часа купается. Ей нравится.

Звонок в дверь. Мама смотрит на Папу, Мама кивает. Папа уходит. Мама смотрит новости. 

 ДИКТОР. Главную транспортную артерию города все-таки закрыли для транспорта и пешеходов. Напомним, что вот уже несколько месяцев велась бурная полемика на тему, что же все-таки делать с мостом, сооруженным более полувека назад весьма необычным способом – его стыки держались на специальном клею. В конце прошлого года на мосту нашли серьезную трещину, после чего с него сняли часть нагрузки и решили укрепить дополнительными опорами. Но уже в начале этой весны специалистам стало ясно - дело этим не ограничится. Что будет с мостом и каким именно способом его уничтожат – подробности в сюжете нашего корреспондента Ивана Лапина.
ГОЛОС КСЕНИ. Ма… принеси полотенце!

Мама выключает телевизор, встает, берет из стопки полотенец чистое, нюхает его и несет в ванную. Возвращается обратно. Вскоре возвращается и Папа.

МАМА. Быстро.
ПАПА. А зачем долго?
МАМА. Какая прошло?
ПАПА. Без эксцессов.
МАМА. Ну это главное. Мост перекрыли, знаешь?
ПАПА. Его взрывать хотят.
МАМА. Пока не решили.
ПАПА. Я слышал, что хотят.

Ксеня выходит из ванной с полотенцем на голове. 

КСЕНЯ (Папе). Кто пришел?

Папа переглядывается с Мамой. 

МАМА. Соседка. Труба опять течет.
КСЕНЯ. Там сухо, я смотрела.
МАМА. Потому что труба в стене течет. Не у нас. Как бы между нами и ей.
ПАПА. Мы скоро за стол садимся?
МАМА. Все вопросы к имениннице.
КСЕНЯ. Владик опаздывает…
ПАПА. А что мне твой Владик?

Ксеня серьезно расстраивается. Мама пытается усмирить папу взглядом. 

ПАПА. Ты ему звонила?
КСЕНЯ. Он придет, конечно.
ПАПА. Позвони.
МАМА (делая взгляд строже и выразительней). Слава.

Папа выводит телевизор из беззвучного режима. 

 ДИКТОР. Будут ли мост взрывать или предпочтение отдадут более длительным по времени демонтажным работам в Администрации города пока не решили. Но тема взрыва активно обсуждается в городских блогах и сообществах. Слишком много желающих посмотреть своими глазами, как взлетит на воздух сооружение почти 50 метров в высоту и километр в длину…

Раздается звонок телефона. 

ПАПА. Может Владик?

Мама уходит, берет трубку. 

МАМА (в трубку). Алло.

Мама закрывает дверь на кухню. 

КСЕНЯ.  Ксеня принесла папе недовольство и заставила быть таким?
ПАПА. Каким?

Ксеня пожимает плечами. Папа молчит. Ксене приходит смс. 

ПАПА. Что там?
КСЕНЯ. Штормовое предупреждение.
ПАПА. Тебе пришло? Покажи. А почему мне не пришло?

Ксеня показывает свой телефон. 

ПАПА. У меня нет.

Ксеня не отвечает. 

ПАПА. Мне ничего не пришло.

Ксеня молчит. 

ПАПА. Странно, почему не прислали.
КСЕНЯ. Может, позже пришлют, конечно.
ПАПА. Надо у матери спросить… Ир!
КСЕНЯ. Мама по телефону говорит.
ПАПА. Сейчас прогноз будет, там посмотрим.
КСЕНЯ. Что посмотрим?
ПАПА. Погоду.

Поочередно, но быстро гаснет телевизор, свет, все бытовые приборы перестают работать. Становится тихо. Слышно, как часты тикают. 

ПАПА. Свет отключили. Сейчас дадут.

Ксеня молчит. Свет не дают. 

ПАПА. Ир!

Слышен звук открывающейся двери. 

ПАПА. Ир! Свечки с кухни принеси. Ира.
МАТЬ. Ксеня.
ПАПА. А, ты здесь? Свечи принесешь?
МАМА. Ксеня, Владик умер. Вера позвонила. На трассе разбился.

Молчание. Если бы кто-то был рядом и начал считать, он досчитал бы до 25. Или больше. Слышно, как кто-то встает. Видно, как зажигается экран телефона. Ксеня идет в коридор. 

МАМА. Ты куда?
КСЕНЯ. Пройдусь.

Ксеня надевает куртку, выходит. Хлопает дверь. Мама и папа остаются в тишине. 

МАМА. Куда она пошла?

Папе на телефон приходит смс. Он тянется к телефону, читает. 

ПАПА (читает). Штормовое предупреждение до 22.07.2015. Усиление ветра до 18-20 м.с. Предупреждаем о возможном повреждении линий электропередач, падении конструкций и локальных подтоплениях. (Маме) Тебе МЧС смс-ку присылало?
МАМА. Нет.

Папа встает. 

ПАПА. Где куртка?
МАМА. Сейчас дам. Сам не найдешь.

Папа идет, в темноте на что-то натыкается. 

МАМА. Ты где? На.

Слышно, как папа застегивает молнию на куртке. 

МАМА. Ключ взял? А, ладно, у меня есть.

Мама тоже застегивает куртку. Слышно, как дверь закрывается. 



СЦЕНА 2.

Маршрутка. Ксеня и еще несколько пассажиров заходят на остановке, водитель трогается резко, все хватаются за перила или едва успевают сесть. Очень громко играет веселое радио. Ксеня хочет сесть у двери, но это место занимает Женщина. Место рядом с ней – у окна свободно. 

КСЕНЯ. Мне нужно сесть у двери.
ЖЕНЩИНА. Мне выходить скоро, проходи.

Женщина отодвигает сумки. Ксеня не проходит. 

КСЕНЯ. Мне нужно сидеть у двери.
ЖЕНЩИНА. Мне с сумками неудобно.

Ксеня не реагирует. Женщина цокает, подвигает сумки и садится к окну. Ксеня садится с краю. Парень достает телефон и хочет сфотографировать Ксеню. 

ЖЕНЩИНА. Молодой человек, что вы снимаете?
ПАРЕНЬ. Я не снимал.

Парень убирает телефон. 

ЖЕНЩИНА. Ну я же видела, что снимали.
ПАРЕНЬ. Не снимал.
ЖЕНЩИНА. Покажи телефон.
ПАРЕНЬ. Почему я вам должен показывать? Это моя частная собственность.
ЖЕНЩИНА. А мое изображение это моя частная собственность.
ПАРЕНЬ. Я вашу собственность не трогал.
ЖЕНЩИНА. Да, не трогал он… Я сейчас полицию вызову, пусть она разбирается (Ксене) Девушка, вы его знаете?

Ксеня долго смотрит на Парня. Парень положительно качает головой, Ксеня повторяет его движение. 

ЖЕНЩИНА. Что ж вы сидите, молчите. Так бы сразу и сказали.

Маршрутка останавливается на остановке. 

ВОДИТЕЛЬ. Больница.

Никто не двигается. 

ВОДИТЕЛЬ. Больницу кто просил?

Все молчат. 

ВОДИТЕЛЬ. Женщина, вы Больницу просили?
ЖЕНЩИНА. Не просила я никакую Больницу.
ВОДИТЕЛЬ. А кто просил?

Все молчат. Водитель стоит. Если бы кто-то сидел в автобусе и считал, он досчитал бы до 25. Или больше. 

ПАРЕНЬ. Кто-то купил билет и не пришел?
МУЖЧИНА (кричит). Братан, ну езжай уже, что стоять по полчаса. Там уже автобус до Новошахтинска поехал!
ВОДИТЕЛЬ (орет на протяжении всего разговора). На такси езжай! Я по времени еду!
МУЖЧИНА. Дай денег на такси, поеду!
ВОДИТЕЛЬ (кидает мелочь, она рассыпается). На, бери деньги и езжай!
МУЖЧИНА. Поеду! Давай 300 рублей!
ВОДИТЕЛЬ. Я тебе что твой… Я тебе кто, чтобы тебе деньги на такси давать?
МУЖЧИНА. Ну а что ты меня на такси посылаешь?
ВОДИТЕЛЬ. А что ты указываешь, сколько стоять, сколько не стоять! На такси езжай! В Новошахтинск он едет!  У меня расписание!
МУЖЧИНА. Ой, ну все, не нервничай.
ВОДИТЕЛЬ. Мало того, что у меня с утра тут… Так еще ты прибавляешь! 300 рублей ему давай!
ПАРЕНЬ. На следующей передайте.

Парень высыпает мелочь в ладонь мужчине, тот передает Женщине, та дает Ксене, Ксеня не берет. Женщина цокает, встает, тянется к водителю. Водитель хочет ехать, ему сигналят сзади, он нажимает на тормоз, машина врезается в него сзади, пассажиры дергаются. Женщина роняет монеты на пол. 

ВОДИТЕЛЬ. Видишь, что ты наделал своим езжай!

Водитель выходит из маршрутки. Веселая музыка продолжает играть. 

ПАРЕНЬ. Приехали.

Все пассажиры, кроме Ксени выходят из автобуса. Она остается сидеть на месте. Играет музыка. Вскоре водитель возвращается, глушит мотор. Музыка выключается. Водитель берет документы, замечает Ксеню. 

ВОДИТЕЛЬ. Выходи. Дальше не едет.

Ксеня встает, протягивает деньги водителю. Тот не протягивает руку за деньгами. 

ВОДИТЕЛЬ. Так иди.

Ксеня выходит из маршрутки. Становится на остановку, садится. Мимо проходит Худой. Смотрит на Ксеню. Возвращается. Становится у Ксени за спиной, смотрит на ее затылок. Ксеня не замечает его. Худой обходит остановку, садится рядом.
 Ксеня и Худой сидят на остановке.
 Мимо проходит Женщина в разбитых очках. Возвращается. Женщина смотрит на них. Становится перед ними. 


ЖЕНЩИНА В РАЗБИТЫХ ОЧКАХ. Молодые люди, у вас не будет мелочи?

Худой отрицательно качает головой. 

ЖЕНЩИНА В РАЗБИТЫХ ОЧКАХ. Кушать очень хочется. Дайте сколько можете.

Ксеня отрицательно машет головой.

ЖЕНЩИНА В РАЗБИТЫХ ОЧКАХ. Может у вас есть какая-то мелочь! Посмотрите в кошельке.
КСЕНЯ. Кошелек забыла.
ЖЕНЩИНА В РАЗБИТЫХ ОЧКАХ. Молодой человек, выручите девушку. Она кошелек забыла. (Ксене). Скажи ему ты, чтобы дал.

Ксеня поворачивается. Как будто бы только сейчас замечает Худого. Смотрит на него  и ничего не говорит. Худой не смотрит на нее. Женщина в разбитых очках смотрит на них, ждет. Потом ей надоедает ждать, она уходит. 

ХУДОЙ. Маршрутка сломалась?

Ксеня кивает. 

ХУДОЙ. Давно?

Ксеня кивает. 

ХУДОЙ. У тебя есть платок?
КСЕНЯ. Что?
ХУДОЙ. Носовой платок.
КСЕНЯ. Нет.
ХУДОЙ. Что-нибудь есть? Мне кровь надо вытереть.

Ксеня смотрит на Худого. Молчит. Худой смотрит на Ксеню. Ксеня встает, отходит от него. Снимает куртку, остается в белой майке. Снимает майку, набрасывает на черный лифчик куртку, застегивает. Берет майку, хочет разорвать ее, у нее не получается. Протягивает Худому майку, не смотрит на него. Худой берет, подносит ее к лицу, ему нравится запах. На ткани появляется немного крови.

КСЕНЯ. Надо голову запрокинуть.
ХУДОЙ. Зачем?
КСЕНЯ. У меня когда кровь идет из носа, мама говорит запрокинуть…
ХУДОЙ. У меня не идет кровь из носа.

Ксеня снова смотрит на Худого. 

ХУДОЙ. Ветер сильный.
КСЕНЯ. Еще ливень обещали.
ХУДОЙ. Ливня не будет.
КСЕНЯ. Ливень и град. Штормовое предупреждение.
ХУДОЙ. Ливня не будет.

Худой встает, начинает уходить. Ксеня смотрит ему вслед. Встает, идет за ним.



СЦЕНА 3. 

Мама с папой подходят к той же остановке, где недавно была Ксеня и Худой.   

МАМА. Наверно, на следующей.
ПАПА. На какой следующей, не видишь – маршрутка сломалась.
МАМА. Значит на предыдущей.
ПАПА. Она бы не вышла на предыдущей. Мы сказали ей не ходить по мосту.
МАМА. Мало ли что мы сказали.
ПАПА. Она не пойдет. Она боится мостов.

К Маме и Папе подходит Женщина в разбитых очках. 

ЖЕНЩИНА В РАЗБИТЫХ ОЧКАХ. Простите, что я к вам обращаюсь. Надо домой ехать, а на маршрутку не хватает.
ПАПА. Работать надо. Всего хватать будет.
ЖЕНЩИНА В РАЗБИТЫХ ОЧКАХ. Я неместная. Мне на проезд надо. Я домой уезжаю.
ПАПА. Иди отсюда.
ЖЕНЩИНА В РАЗБИТЫХ ОЧКАХ. Я в беду попала. У меня беда. (Трогает Маму) Женщина, скажите вашему мужу.
МАМА (Женщине). Тебе уже сказали.
ЖЕНЩИНА В РАЗБИТЫХ ОЧКАХ. Женщина, ну пожалуйста! (Хватает маму за руку)

Папа толкает Женщину в разбитых очках, та падает.

ЖЕНЩИНА. Разве можно так с людьми?
ПАПА (Маме). Дай телефон.

Мама роется в сумке, дает телефон. Папа набирает номер. 

ЖЕНЩИНА В РАЗБИТЫХ ОЧКАХ. Куда вы звоните?
ПАПА. В полицию.
ЖЕНЩИНА В РАЗБИТЫХ ОЧКАХ. Мужчина, я вам что-то сделала, чтобы в полицию звонить?
ПАПА (в трубку). Добрый вечер! Кому я могу сообщить о вымогательстве? Да, подожду…

Женщина в разбитых очках уходит. Папа ждет.

ПАПА (в трубку). Здравствуйте. Да, я с супругой вышел на прогулку. Возле остановки «Больница» к нам подошла сильно выпившая женщина и стала просить деньги. Супруга ответила отрицательно, та набросилась на нее и хотела украсть сумку. Только что. Подожду, соединяйте…
МАМА (прикасается к руке Папы). Может не надо?
ПАПА(орет). Ты не видишь, я по телефону разговариваю!

Мама испуганно втягивает шею в плечи. Садится на остановку. Замечает порванную майку Ксени с каплями крови. Поднимает ее. 



СЦЕНА 4.

Квартира Худого. Худой открывает дверь. Ксеня проходит. Он зажигает свет. Ксеня щурится. 

ХУДОЙ. Выключить?

Ксеня отрицательно машет головой. Осматривается. В углу комнаты стоит фигура (пластик, воск) обнаженного мужчины, в ранах. Ксеня подходит ближе, тянет руку. 

ХУДОЙ. Руками не надо.

Ксеня прикасается к ране. Худой смотрит. Подходит совсем близко к Ксене. 

ХУДОЙ. Не надо его трогать.

Ксеня отходит от Худого. 

КСЕНЯ. Много места.
ХУДОЙ. Да.
КСЕНЯ. Там что?
ХУДОЙ. Посмотри.

Ксеня идет к спальне. Худой не двигается. Ксеня заходит в спальню, включает свет. Быстро выключает, возвращается обратно. 

КСЕНЯ. Там дети.
ХУДОЙ. Я знаю.
КСЕНЯ. Чьи?
ХУДОЙ. Мои.

Ксеня смотрит на Худого. Он молчит. Ксеня идет к двери. 

КСЕНЯ. Мне домой пора.

Ксеня идет к двери. Пытается ее открыть. У нее не выходит. Она возвращается. 

КСЕНЯ. Дверь не открывается.
ХУДОЙ. На себя потяни. Замок заедает.
КСЕНИЯ. Ты мог бы помочь?

Худой не реагирует. 

КСЕНЯ. У меня не получится, конечно.

Худой смотрит на нее. 

КСЕНЯ (орет). Открой дверь! Открой! Я хочу уйти!
ХУДОЙ (орет). Сядь!

Ксеня замолкает, смотрит на Худого. Садится. Худой смотрит на Ксеню. Ксеня плачет. Если бы кто-то сидел рядом с ними, он успел бы досчитать до 25. Или больше. А потом Ксеня успокаивается. 

ХУДОЙ. В ванной есть йод, ватные палочки. Принеси. Ванная налево. (показывает). Туда.  

Ксеня встает, идет в ванную. Возвращается с ватными палочками и йодом, протягивает Худому. Худой выходит на свет. У его губ видны раны. 

ХУДОЙ. Намажь.

Ксеня смотрит в лицо Худому. Открывает йод, обмакивает палочку в йод. 

КСЕНЯ. Будет щипать.
ХУДОЙ. Ничего.

Ксеня мажет рану, как будто йодовой ниткой зашивая ему рот. 

КСЕНЯ. Щиплет?

Худой смотрит на нее. Она продолжает мазать. Наклоняется к его губам. Дует на них. Худой целует ее. Ксеня хочет отстраниться. Худой мешает ей это сделать. Свет гаснет. 

КСЕНЯ. Пусти.

Худой не пускает. 

КСЕНЯ. Отпусти. Отпусти! Отпусти!

Ксеня молчит. Свет дают. Худой держит Ксеню за кисти рук, смотрит на ее ладони. 

ХУДОЙ. Испачкалась.
КСЕНЯ (успокаивается, внимательно смотрит на свои ладони в руках Худого). Йод быстро впитывается. Скоро ничего не будет. У тебя тоже.
ХУДОЙ. Мне это не важно.

У Худого звонит телефон неприятной шумной музыкой. Он отпускает руки Ксени, берет трубку. Ксеня все еще смотрит на руки. 

ХУДОЙ. Да. (пауза) Мог бы. (пауза) Я не считаю, что нанес ему повреждения. (пауза) Наоборот, НЕ считаю. (пауза) Это ваше личное мнение. (пауза) У меня телефон садится. Вы могли бы…

Телефон выключается. Худой осматривается. 

ХУДОЙ. Не видишь подзарядку?

Ксеня не отвечает, она смотрит на руки, испачканные йодом. Слышно, как к дому подъезжает машина. Виден отражающийся от стен свет полицейской мигалки. Ксеня замечает его. 

КСЕНЯ. Мне пора.

Худой идет с Ксеней к двери. Худой открывает ее. Слышны шаги по лестнице. Худой закрывает дверь. Худой прикладывает палец к губам. В дверь звонят. 

КСЕНЯ. Кто там?
ХУДОЙ. Тихо.

Ксеня и Худой замирают. Ксеня смотрит в глазок. 

КСЕНЯ. Открой им. Надо открыть.

Худой отрицательно машет головой. В дверь начинают стучать.

КСЕНЯ. Открой.

Худой молчит. В дверь стучат кулаком. 

КСЕНЯ. Что ты сделал?

Худой прикладывает палец к губам. Смотрит в глазок. 

ХУДОЙ. К соседям пошли.
КСЕНЯ. Почему не открыл?
ХУДОЙ (слушая). Тш.
КСЕНЯ. Ты что-то сделал?
ХУДОЙ. Нет.
КСЕНЯ. Почему они пришли? Может, в доме что-то?
ХУДОЙ. Нет.
КСЕНЯ. Откуда ты знаешь?
ХУДОЙ. Сядь туда. И помолчи. Я выпущу тебя, когда они уедут.

Худой подталкивает Ксеню в зал. Ксеня смотрит, как Худой смотрит в глазок. Худой подходит к ней.

ХУДОЙ. Как тебя зовут?

Ксеня молчит. 

ХУДОЙ. Мне нужна помощь. Сможешь помочь?

Ксеня молчит. Худой кладет на колени Ксене нечто, завернутое в черный пакет и перевязанное, что внутри – не видно. 

ХУДОЙ. Нужно отнести по адресу. Сделаешь?

Ксеня смотрит на пакет. Худой подходит к окну. Ксеня откладывает пакет. 

ХУДОЙ. Все. Иди. Тебе они ничего не сделают. Если спросят, скажи, что меня не знаешь.

Ксеня хочет идти к выходу. 

ХУДОЙ. Ты забыла.

Худой берет пакет, протягивает Ксене. 

ХУДОЙ. Тебе вызвать такси?
КСЕНЯ. Нет.
ХУДОЙ. Сядь. Я вызову. Отвезешь сразу.

Ксеня возвращается, садится. Кладет пакет рядом, смотрит на него. Худой ищет подзарядку, находит, включает. 

ХУДОЙ. Я тебе телефон свой запишу. Отзвонись, как завезешь, ладно?

Ксеня молчит. 

ХУДОЙ (в трубку). Здравствуйте. Можно машину на сейчас? На Седова 8. На Шаумяна 54. Спасибо.

Худой кладет трубку. 

КСЕНЯ. Я на улице подожду.
ХУДОЙ. Здесь жди. (смотрит в окно)

Ксеня молчит, косится на пакет. 

ХУДОЙ. Такси.

Ксеня встает, идет к двери. 

ХУДОЙ. Забыла.

Худой отдает пакет, Ксеня берет его, быстро уходит. 



СЦЕНА 5

Ксеня выходит из квартиры. Кладет пакет у двери Худого. Отходит. Слышит, как соседская дверь открывается, но саму Соседку не видно, она говорит через «цепочку» на двери. 

СОСЕДКА. Девушка.

Ксеня останавливается. 

СОСЕДКА. Что в пакете?

Ксеня молчит. 

СОСЕДКА. Я сейчас полицию позову.

Ксеня возвращается, берет пакет. 

СОСЕДКА. Вы из 50-й?

Ксеня молчит.

СОСЕДКА. Мы все предупреждены насчет вас. Так что не думайте, что это все просто так.

Ксеня уходит. Соседка закрывает дверь. 



СЦЕНА 6. 

Ксеня садится в такси. Там играет веселая музыка. 

ТАКСИСТ. На Шаумяна?

Ксеня кивает. 

ТАКСИСТ. Простой 10 минут. Придется доплатить.

Ксеня молчит. Таксист трогается. 

ТАКСИСТ. От друзей?

Ксеня отрицательно машет головой. 

ТАКСИСТ. А от кого?

Ксеня молчит. 

ТАКСИСТ. Из-за простоя обиделась?

Ксеня молчит. У таксиста звонит телефон. Таксист берет телефон. Громко разговаривает. 

ТАКСИСТ (в телефон). Да (пауза) Да какой…! (пауза) Утром в яму въехал, полдня в шиномонтаже проваландался. Вечером заказ, выбегает мамаша, у нее на руках ребенок, весь черный.  Орет: «Срочно! Срочно!». В больницу. А это пять вечера, город стоит. (пауза) Ей «Фенибут» врач назначил, а ребенок в пять лет по сумкам лазит. Нашел и сожрал всю упаковку (пауза) Вызвали! Не ехала! Говорю же, город стоит. (пауза) Скорее всего. (закрывая телефон, Ксене) Нам тут куда, подскажите?
КСЕНЯ. Я не знаю.
ТАКСИСТ. А все, понял. (в трубку) Слушай, я перезвоню, добро?

Таксист кладет телефон.  Смотрит на Ксеню, которая на него не смотрит. 

ТАКСИСТ. Приехали.
КСЕНЯ. Я сейчас.
ТАКСИСТ. У вас заказ до Шаумяна. Если еще в одно место, включаю счетчик. Плюс у вас простой тогда был и сейчас будет.

Ксеня берет пакет, идет к дому. Звонит в звонок. Никто не открывает. Она стучит. Никто не открывает. Ксеня оставляет пакет у двери. Возвращается к таксисту. 

ТАКСИСТ. Я бы на вашем месте так не оставлял.

Ксеня молчит. 

ТАКСИСТ. Что там? Не подумайте, что я слишком любопытный. Просто, сами знаете, время такое. Черный пакет, куда-то привезли. Потом полиция спросит - я вас не знаю, вы меня тоже.

Ксеня выходит, забирает пакет. Возвращается в машину. Молчит. 

ТАКСИСТ. Куда едем?
КСЕНЯ. На Ленина.
ТАКСИСТ. Ленина – понятие растяжимое. Площадь Ленина, улица Ленина, памятник Ленина…
КСЕНЯ. Улица Ленина, конечно. И две двойки.
ТАКСИСТ. Двадцать два? (смотрит на счетчик). Простой 10 минут. Придется доплатить.

У Таксиста звонит телефон. 

ТАКСИСТ (берет трубку). Если бы! Да! Эту подбили. (пауза) Пятьсот. (пауза) Слушай, знаю, что дорого, этот самый близкий был. (пауза) Где бы я тебе другой взял? (пауза) Не знаю. Утром проверю. Если спустит, вернусь, убью.  (пауза) Какая авария? Да ты что. Ой-ей-ей… Ты смотри.

Таксист сигналит, резко тормозит. Перед машиной стоят Мама и Папа. 

ТАКСИСТ. Идиоты что ли!
КСЕНЯ. Приехали.
ТАКСИСТ. Еще не доехали.
КСЕНЯ. Приехали, конечно.
ТАКСИСТ (в трубку) Перезвоню. (Ксене). Пятьсот восемьдесят рублей.

Ксеня выходит из машины, прячет за спиной пакет. 

ТАКСИСТ. Девушка!

Ксеня идет к Маме и Папе. 

ТАКСИСТ. Платить кто будет?

Папа идет к таксисту. 

ТАКСИСТ. Шестьсот рублей.
ПАПА. Только что было пятьсот восемьдесят.
ТАКСИСТ. Ну давай пятьсот восемьдесят.
ПАПА. Куда вы ездили?
ТАКСИСТ. Слушайте, у дочки своей спросите. Давайте деньги. Мне работать надо.
ПАПА. Маршрут покажи.
ТАКСИСТ. Не обязан я вам никакие маршруты показывать! Мы по счетчику ехали.

Папа дает таксисту триста рублей. 

ТАКСИСТ. Еще триста.
ПАПА. Езжай.
ТАКСИСТ. Слушай, куда езжай! Заплати деньги, поеду.

Из машины доносится женский голос: «Пять восемь один. Ответьте. Пять восемь один».
 Папа отходит от машины. Таксист его нагоняет, хватает за руку.

ТАКСИСТ. Слушай, куда ты пошел, остановись!  
ПАПА. Руки убери.
ТАКСИСТ. Деньги заплати, уберу.
ПАПА(отталкивая таксиста). Я сейчас полицию вызову.
ТАКСИСТ. Причем здесь…! Вызывай.
ПАПА (Маме). Давай телефон.

Из машины раздается. «Пять восемь один. Диспетчерская вызывает. Пять восемь один. Где вы?». Таксист садится в машину, уезжает. Папа подходит к маме и Ксене. Он хмурый. 

МАМА (Папе). Не надо.

Папа замахивается, бьет Ксеню по лицу. 



СЦЕНА 7. 

Ксеня, Мама и папа заходят в свою квартиру. Скидывают куртки. Мама берет куртку Ксени и папы, несет их на место. Ксеня хочет идти в комнату. 

ПАПА. Ты наказана.

Ксеня возвращается, незаметно выкладывает черный пакет в коридоре. Садится на стул. Папа ставит перед ней метроном. 

ПАПА. Десять минут.

Папа запускает метроном. Ксеня смотрит на стрелку. Его звук приводит ее в замешательство – пространство начинает рассыпаться под ударами метронома. Звук метронома тоже начинает рассыпаться, кажется, что он не один, а сто или больше.  
 Когда экзекуция заканчивается, Папа останавливает метроном, выходит из комнаты. Мама подходит к Ксене. Метроном не перестает звучать для нее.


МАМА. Завтра отпразднуем твой день рождения. Заново. Давай?

Ксеня не реагирует. 

МАМА. Что ты хочешь, чтобы я приготовила? Что скажешь, то и сделаю.

Ксеня не реагирует. 

МАМА. Если хочешь, будет торт. Раз в году можно пойти на послабление диеты. Хочешь торт? Ксеня.

Ксеня молчит. Мама встает, чтобы уйти. 

КСЕНЯ. Сметанник.
МАМА. А еще что-то хочешь?
КСЕНЯ. Сметанник.
МАМА. Хорошо.
КСЕНЯ. Свечи не надо, конечно.
МАМА. Хорошо. А то что-то я даже не помню, когда мы последний раз отмечали.
КСЕНЯ. Восемь.
МАМА. Точно, когда тебе было восемь. Ты еще Артура позвала. Друг у тебя был. На той квартире. На первом этаже жил. С собакой.
КСЕНЯ. Собаку помню Герду.

Папа заходит в комнату, в его руках стакан воды. 

ПАПА(Ксене). Лекарства.

Ксеня смотрит на ладонь Папы, в ней много таблеток.  

КСЕНЯ. А красную?
ПАПА. И красную.
КСЕНЯ. Красная вонючая сильно.
ПАПА. Не выдумывай.

Ксеня нюхает таблетки в руках папы. 

КСЕНЯ. Вонючая, конечно.

Мама испуганно ожидает реакции Папы. Тот терпеливо ждет. Ксеня пьет таблетки. 

КСЕНЯ. Тридцать три.

Показывает папе язык, поднимает его. 

ПАПА. Завтра давайте на шесть. (Маме) Иди расстилай постель. Я устал.

Папа и мама выходят из комнаты, выключают свет. Ксеня выплевывает таблетки. В комнате появляется мертвый Олесь. 

МЕРТВЫЙ ОЛЕСЬ. Я им не скажу. Спи.



СЦЕНА 7. 

Утро. Мама просыпается, встает, умывается, чистит зубы.
 Слышны гудки. Ксеня, зажав трубку рукой, разговаривает по телефону, говорит тихо. Папа подслушивает под дверью. 


КСЕНЯ ( в трубку). Это Ксеня. Мы на остановке познакомились. (пауза) Я не передала. (пауза) А где? (пауза) Алло. (пауза) Ты что молчишь? (пауза) Где встретимся? (пауза)

Мама выходит из ванной. 

МАМА. Что там?

Папа отрицательно машет головой, закидывает полотенце на плечо, идет в ванную. Начинает умываться, чистить зубы, как вдруг слышит…

МАМА. Слава.

Папа полощет рот. 

МАМА. Слава, это твой пакет?
ПАПА. Нет.
МАМА. Слава, ты не знаешь, что там за пакет?
ПАПА. Нет.
МАМА. Слава.
ПАПА. Нет.
МАМА. Слава.
ПАПА. Нет…
МАМА. Слава, что это?

Мама держит в руках открытый пакет, достает оттуда фотографию, показывает Папе. Папа смотрит. На обороте надпись. 

ПАПА. Меня зовут Артем. Я умер…
МЕРТВЫЙ АРТЕМ. Меня зовут Артем! Я умер в 24 года, выпрыгнув с 6го этажа общежития. Однокурсники были в шоке, я всегда был веселый и улыбался. Парни из комнаты напились, девчонки плакали и боялись ночью ходить в туалет. Они собирались стайками и шли по-над стеночкой, содрогаясь от любых звуков. «Сань, ты идешь?» «Иду. А ты?» «И я» «Кто первый?» «Лампочку починили?» «Неа» «Тогда давай ты» «Только ты тут стой. Сторожи. Только подальше отойди, я стесняюсь». И она стояла и сторожила. А неподалеку от нее было наглухо забито окно, из которого я выпрыгнул. Больше в него никто не смотрел. Это место считалось…что-то вроде проклятым.
МАМА. Тут еще.

Мама протягивает папе фотографию. 

ПАПА. Меня зовут Иван. Я умер…
МЕРТВЫЙ ИВАН. Помню, как пил с Хомой и Павликом. Помню, как бил Хому по лицу, как разбил ему нос и губы. Испачкался в крови. Хома с детства был толстым и не умел драться. Я специально выбрал Хому. Я не знал, что у него в кармане складной нож. Этот нож подарил ему папа. Он хотел, чтобы его сын стал рыбаком и разделывал им рыбу. Пусть даже это будет и не язь. Его папа мечтал поймать язя. Ну или подъязка. А он взял нож и разделал этим ножом меня. Я был пьяный. Мы отмечали мое поступление на физфак.

Папа протягивает руку. Мама дает ему фото. 

ПАПА. Не подписана.
МЕРТВЫЙ ОЛЕСЬ. Никто меня не знал и не любил. А я любил всех и солнечные лучи. Я протягивал руку и хватал их в свою ладонь, сжимал крепко и знал, что от этого мышцы на руках качаются. Я накачал мышцы на руках, чтобы Аня полюбила меня и ушла от Бори, который бил ее, а однажды, когда у нее в животе сидел ребенок, он убил этого ребенка, а Аня лежала в больнице с отбитыми органами. Я хотел сказать Ане, что так больше не может продолжать длиться, но она не слушала. Все считали меня дураком и я обиделся, когда узнал, что она тоже. Я поймал ее как луч и держал в своей руке. Я чувствовал, как качаются мои мышцы. А потом появился Боря… Мама не пришла на похорона, потому что была занята с другими детьми. Мне было без двух лет тридцать. Мама сказала, что у меня мозг семилетнего.

Мама дает папе другую фотографию. 

ПАПА. Читать?
МЕРТВЫЙ АНДРЮХА (благодарно бьет Папу по плечу). Братское сердце. Ну что. Я Андрюха. Рос - да. Без отца. С матерью. И братом. Брат мной не занимался. Только бокс. Он был чемпионом, в печень снимал с первого раунда. У него был свой круг. А мне не хватало внимания…ну как…старшего надсмотра. Попал в плохую компанию. Они меня на слабо взяли - если смогу мужика забить, буду в их компании. Я пошел и забил. Потом скрывался. Потом мать меня сдала. Потом сел, начал играть, проиграл. До двенадцати ноль ноль не выплатил долг, повесился на ремне. Ремень отцовский, мать передала, типа дорогая ей вещь и что она мне поможет. Ну помогла, че.

ПАПА. Где ты это взяла?
МАМА. В коридоре.
ПАПА. Ксеня!
МАМА. Она спит еще.
ПАПА. Ксеня.

Ксеня выходит из своей комнаты. 

КСЕНЯ. Теть Вера не звонила?
МАМА (переглядывается с Папой). Нет.
КСЕНЯ. Когда похороны?
МАМА. Они еще не определились.
ПАПА. Что за пакет?

Мама показывает на сфотографированных мертвых.

МАМА. Зачем гадость такую в дом приносить?

Ксеня молчит. 

МАМА. Чье это?
КСЕНЯ. Я унесу.
МАМА. Нет, не унесу. Зачем такое в дом тащить?
КСЕНЯ. Меня попросили.
МАМА. Кто?
КСЕНЯ. Знакомый, конечно.
МАМА. Что у тебя за знакомые, которые такую гадость делают? (Папе) Ты видишь, какие знакомые у твоей дочери?
КСЕНЯ. Это просто фото.
МАМА. Мертвых людей.
КСЕНЯ. Я унесу.
МАМА. Скажи тому своему знакомому, чтобы он… А лучше вообще не общайся с такими людьми. Это клиника. Это к папе твоему. Сначала фотографируют мертвых…А потом девочки по району пропадают! Вот у нас объявление висит – пропали две близняшки твоего возраста между прочим. Может их найдут еще, дай Бог.
ПАПА. Да кто там кого найдет, уже месяц висит.
МАМА. Правильно! Правильно, их не найдут. Потому что такие, как твой знакомый вот такие фото делают.

Ксеня молчит.

МАМА. (Папе) Скажи ей. Что ты молчишь?
ПАПА. Я когда в детстве в деревне жил, у нас мальчик был... Мы его дразнили. Он стишки пахабные рассказывал и улыбался. Его как-то утром в канаве нашли. И я не помню, чтобы кто-то плакал. На этого похож.

Папа показывает на мертвого Олеся. 

ПАПА. Он тоже тут то ли в канаве, то ли где.
МЕРТВЫЙ ОЛЕСЬ. Да это у речки у нас. Как к речке спускаться, там… Когда меня нашли, я лежал вот так. Как здесь.
МЕРТВЫЙ АРТЕМ. А я вот так приземлился. С рукой вывернутой. Но у меня тут крупный план, не видно. Кровищи было...
МЕРТВЫЙ ИВАН. У меня листья на лице. Потому что в роще листья на лицо падали. Никто не убрал. Меня тут плохо видно.
МЕРТВЫЙ АНДРЮХА. А я думаю: нахрен меня фоткать было?

Мама садится. У нее кружится голова. 

МАМА (Папе). Воды принеси.
ПАПА(Ксене). Воды принеси.
КСЕНЯ. Мама, я не хотела.
ПАПА. Что за знакомый?

Ксеня молчит. 

МАМА. Не надо с такими людьми общаться.
КСЕНЯ. Просто у них взгляд такой.
ПАПА. У меня таких взглядов полотделения. И никакой романтики в этом нет.
КСЕНЯ. Ну просто он так видит.
МАМА. А если бы Владика твоего мертвого вот так сфотографировали и подписали бы: «Меня зовут Владик. Мне 25. Я разбился на машине с друзьями. Я умер вот в такой вот позе».

Ксеня смотрит на Маму. Потом берет фото и уходит.

МЕРТВЫЙ ОЛЕСЬ. Не надо так.
МЕРТВЫЙ АРТЕМ. Согласен.
МЕРТВЫЙ ИВАН. Мда.

Мертвый Андрюха папе по плечу бьет. Мертвые уходят. Папа сидит возле мамы. Они молчат. 

МАМА. У нас в школе один мальчик из окна выбросился. Не помню, как его. Анопренко. Валя… Или Саша. Валя. Валя Анопренко. За мной еще его брат ухаживал, он на класс старше учился… Его мама приходила в школу и конфеты раздавала. А эти конфеты все выбрасывали. Никто есть не хотел.

Мама и папа молчат. 

МАМА. Тебе на работу когда?
ПАПА. Да надо уже собираться.
МАМА. Я рубашку поглажу.
ПАПА. Да не надо. Я во вчерашней пойду.
МАМА. Еще чего.

Ксеня одевает куртку. 

МАМА. Ты куда?

Ксеня уходит. Папа и мама быстро одеваются, выходят из квартиры. 



СЦЕНА 8. 

Площадь. Худой рассматривает людей очень внимательно, Ксеня идет к нему, он почти не смотрит на нее. Ксеня подходит к Худому. Достает из сумки черный пакет. 

КСЕНЯ. Там распаковано. Это мама. Прости.   

Худой молчит. 

КСЕНЯ. Йод впитался. Значит, у тебя в организме его тоже не хватает.

Худой молчит, смотрит куда-то. 

ХУДОЙ. У тебя телефон с собой?
КСЕНЯ. Что?
ХУДОЙ. Там секундомер есть?
КСЕНЯ. Должен быть.
ХУДОЙ. Включай.
КСЕНЯ. Секундомер?
ХУДОЙ. Включила?

Ксеня копается в телефоне. 

ХУДОЙ. Сможешь раздеться на скорость?
КСЕНЯ. Что?
ХУДОЙ. Раздеться. На скорость.  

Худой смотрит на людей на площади.

ХУДОЙ. Давай кинем монетку.
КСЕНЯ. Какую монетку?
ХУДОЙ. Если орел, раздеваемся.

Худой достает монетку, кидает ее, смотрит, не показывая Ксене. 

ХУДОЙ. Орел. Раздеваемся. Включай секундомер.

Худой начинает раздеваться. Ксеня смотрит на него. Худой скидывает все вещи. Пока не остается голым. 

ХУДОЙ. Сколько секунд?

Ксеня показывает телефон.

ХУДОЙ. Плохо.

К Худому идут Охранники. 

ХУДОЙ. Хотя бы кофту.
КСЕНЯ. Я не хочу! Не трогай меня!
ОХРАННИКИ. Молодые люди.
ХУДОЙ. Кофту!
КСЕНЯ. Нет!

Худой срывает с Ксени кофту. 

ОХРАННИК. Что здесь происходит?

Худой начинает одеваться. 

ХУДОЙ. Она сказала, что если я ее люблю, должен раздеться. А я сказал, что она тоже.
ОХРАННИКИ. Вы понимаете, что находитесь в общественном месте?

Худой одевается. 

ХУДОЙ. Мы уже уходим.
ОХРАННИК. Чтобы больше такого не было. В следующий раз полицию вызову.

Охранник отходит. Ксеню трясет. 

ХУДОЙ. Одевайся. (помогает ей одеться) Человек в оранжевой толстовке. Видишь?

Ксеня молчит, не смотрит. 

ХУДОЙ (указывает на второго). Потом, сумка через плечо… (указывает на третьего) С пакетом. На нас смотрит, сейчас на часы. С усами. Отвернулся. (указывает на четвертого). И вот тот с картой. Полный. Остановился сейчас, типа карту изучает. Это фэсэошники… Администрацию охраняют. Под обычных людей одеты. Чтобы не привлекать внимание.

Ксеня молчит. 

ХУДОЙ. И волосатый. Волосатый! С кофе. Вон, сейчас на нас смотрит. Смотри-смотри.
ОХРАННИК. Молодые люди!
ХУДОЙ. Уже уходим. (отводя Ксеню в сторону) Тебе дети привет передавали. Ты им понравилась. Я обещал тебя еще раз в гости привести.

Ксеня молчит. Потом улыбается на секунду. 

КСЕНЯ. У меня день рождения.
ХУДОЙ. Поздравляю.
КСЕНЯ. Ты придешь? В шесть часов.
ХУДОЙ. На день рождения?

Худой машет кому-то рукой. Ксеня оборачивается. 

ХУДОЙ. Мне пора.
КСЕНЯ. Улица Ленина. И две двойки.
ХУДОЙ. Двадцать два? Я вряд ли смогу.

Ксеня уходит. Помощник подходит к Худому. 

ПОМОЩНИК. Твоя девушка?
ХУДОЙ. У меня нет девушки.
ПОМОЩНИК. Дети есть, а девушки нет?
ХУДОЙ. Ты один?
ПОМОЩНИК. Димыч там ждет.
ХУДОЙ. Все делаем быстро. Пойдем. Перчатки взяли?
ПОМОЩНИК. Да мы так.
ХУДОЙ (лезет в карман, достает деньги). Разберитесь между собой.

Помощник берет деньги, кладет в карман. Они заходят за угол. Охранник провожает их взглядом. 

ОХРАННИК(напевает, слова почти не различимы). Ин зе мидл оф зе найт… Ин зе мидл оф зе найт ай соу ё фэйс… О-о-о-о, Йоко. О-о-о-о, Йоко…

Охранник поворачивается, замечает что-то. Перестает петь. Вглядывается. 

ОХРАННИК. Твою мать! Саня! (свистит) Саня! Неси покрывало!

Охранник бежит в направлении, куда скрылись Помощник и Худой. 



СЦЕНА 9. 

Улица неподалеку от площади. Мама и папа стоят, оглядываются по сторонам. Папа указывает рукой в сторону. Оттуда появляется Ксеня. 

МАМА. Не надо, Слава.

Папа зло смотрит на маму. К ним подходит Ксеня. 

КСЕНЯ. Голова болит.
ПАПА. Кто тебе разрешал выходить?
МАМА (Ксене, ставя ее по другую сторону от себя). Пошли домой. Полежишь. Вообще выходить не надо было. Сидела бы дома. Что на улице при такой погоде делать.
КСЕНЯ (Маме). Ты Вере звонила?
МАМА. Вере?
КСЕНЯ. По поводу похорон. Звони сейчас тогда конечно.
ПАПА (Ксене). Не выдумывай. Домой придете, спокойно позвоните. Голова сильно болит?

Ксеня молчит. 

ПАПА. Я тебе новые таблетки принес. Не от них?
КСЕНЯ. Они воняют.
МАМА. Лучше чтоб воняли, но ты здоровенькая была.
КСЕНЯ (срывается). Зачем встревать со своими замечаниями!
ПАПА. Тебе нельзя волноваться. Ксеня. Эти вонючие можешь больше не пить. Я прошлые принесу.
КСЕНЯ. Я и так утром не пила.

Мама испуганно ждет реакции от Папы. 

ПАПА. Больше так не делай. Поняла?
КСЕНЯ. Да.
ПАПА. Не слышу.
КСЕНЯ. Да, папа.
ПАПА. Все, идите.

Ксеня и мама уходят. Папа долго смотрит им вслед. Слышит, как скорая едет и озаряет все сине-красным светом. Идет на него. 

ГОЛОС ПАПЫ
. Что случилось?
ГОЛОС ПОЛИЦЕЙСКОГО. Ну я же просил, убери людей.
ГОЛОС ПАПЫ. Я врач. Нужна помощь?



СЦЕНА 10. 

Худой стоит обнаженный. Все, что скрывает его от постороннего взгляда, это кокон из колючей проволоки, обмотанный вокруг его тела. Полицейский берет садовые ножницы. Начинает разрезать колючую проволоку, постепенно освобождая Худого из кокона. Папа делает пометки в бумагах. 

ХУДОЙ. Павел Андреевич Худов.
ПАПА. Дата рождения.
ХУДОЙ. 23 февраля 1984.
ПАПА. Полных лет.
ХУДОЙ. Тридцать.
ПАПА. Павел Андреевич, вы понимаете, что произошло?
ХУДОЙ. Да.
ПАПА. Могли бы сказать?
ХУДОЙ. Вы видели.
ПАПА. Правильно, видел. Но я хотел услышать от вас.

Худой молчит.

ПАПА. Здесь вы находитесь под защитой. Никто не сможет причинить вам вред.

Худой молчит. 

ПАПА. Кто это сделал?
ХУДОЙ. Никто.
ПАПА. Вас раздели и выкинули на площади двое парней, обмотав ваше тело колючей проволокой. Вы знаете их?
ХУДОЙ. Нет.
ПАПА. Камеры на площади все зафиксировали. Мы сможем установить личности.
ХУДОЙ. Я сам попросил их.

Худой молчит. 

ПАПА. Сейчас вас освободят, и медсестра обработает раны.
ХУДОЙ. Мне не больно.
ПАПА. Когда полицейские просили вас встать и предъявить документы, вы не реагировали. Вы слышали, что они говорили?

Худой отрицательно машет головой. 

ПАПА. Павел Андреевич, вы могли бы сказать, какое сегодня число?
ХУДОЙ. Вы не знаете, какое сегодня число?
ПАПА. Я знаю. Но я хочу понять, знаете ли это вы.
ХУДОЙ. Знаю.
ПАПА. И какое же?

Худой молчит. 

ХУДОЙ. Это как: пришли в магазин за молоком. Смотрите даты, которые там написаны, и не можете вспомнить число.

Папа молчит. 

ПАПА. У вас бывало когда-нибудь немотивированное, как будто из ниоткуда возникшее, чувство тревоги?
ХУДОЙ. А у вас?
ПАПА. Я сейчас хотел бы поговорить о вас.
ХУДОЙ. Чувство тревоги бывает у всех.
ПАПА. Значит, у вас бывало немотивированное чувство тревоги.
ХУДОЙ. Да.
ПАПА. Какое утверждение верно и наиболее применимо к вам: «Каждое утро я просыпаюсь с улыбкой и радуюсь новому дню». Или «По утрам у меня плохое настроение и бывает, что я не понимаю, зачем проснулся».

Худой молчит.

ПАПА. Павел Андреевич.
ХУДОЙ. Да.
ПАПА. Какое утверждение верно и наиболее применимо к вам?

Худой молчит. На его лице работают желваки. 

ХУДОЙ. Первое.
ПАПА. У вас бывали резкие вспышки ярости и раздражения?
ХУДОЙ. Да.
ПАПА. В какие моменты?
ХУДОЙ. Сейчас.
ПАПА. Вы когда-нибудь испытывали сильную злость и недовольство собой?
ХУДОЙ. Постоянно.
ПАПА. У вас когда-нибудь были мысли о причинении вреда себе или окружающим?
ХУДОЙ. Мысли были.
ПАПА. У вас когда-нибудь бывали слуховые или другие виды галлюцинаций?

Худой отрицательно машет головой. 

ПАПА. Вы живете один?

Худой отрицательно машет головой. 

ПАПА. С кем вы живете?
ХУДОЙ. С единомышленниками.

Худой молчит.

ХУДОЙ. Старший Петр. Ему 6. Будет семь. Младшая Соня. На два года младше.
ПАПА. Это ваши дети?

Худой кивает.

ПАПА. Вы женаты?
ХУДОЙ. Нет.
ПАПА. В разводе?
ХУДОЙ. Я не был женат.
ПАПА. Кто присматривает за вашими детьми во время вашего отсутствия?
ХУДОЙ. Я не отсутствую.
ПАПА. Вы сейчас не отсутствуете?
ХУДОЙ. Они самостоятельные.
ПАПА. Дети не могут быть самостоятельными.

Худой молчит. Полицейский освобождает Худого от колючей проволоки, протягивает ему одеяло. Худой закутывается в одеяло. 

ПАПА. Вас уже доставляли к нам.
ХУДОЙ. Да. И врач признал меня полностью вменяемым.
ПАПА. Кто?
ХУДОЙ. Я не помню имя.

Папа молчит. Затем закрывает историю болезни, берет бумаги, кладет ручку в карман и выходит. Остается Полицейский. 

ХУДОЙ. Можно мне одеться?

Полицейский смотрит на него, молчит. Потом выкладывает перед ним фотографии.

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Чьи это фотографии?
ХУДОЙ. Людей.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. На них изображены трупы.
ХУДОЙ. Да.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Откуда у вас эти фотографии?
ХУДОЙ. Я сам сделал.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Как ты узнавал о том, что где-то есть труп?
ХУДОЙ. Случайно.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. К           то разрешил тебе фотографировать?

Худой молчит. 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Ты извращенец?

Худой молчит. 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Некрофил?
ХУДОЙ. Нет.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Нет? Точно?
ХУДОЙ. Точно.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Откуда ты узнавал про трупы?
ХУДОЙ. Люди говорили.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Какие люди?
ХУДОЙ. Разные.

Полицейский молчит. 

ХУДОЙ. Я больше этим не занимаюсь. Это старые фотографии. Мне интересны другие вещи.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Ты больной?
ХУДОЙ. Нет. У меня справка есть.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Купил?
ХУДОЙ. Нет.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. А по-моему да… (резко бьет по столу) Что, боишься?
ХУДОЙ. Нет.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Не боишься?
ХУДОЙ. Нет.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Нет? Нет? (снова бьет рукой по столу) Подпиши.

Худой берет ручку, подписывает какие-то листы.

ХУДОЙ. Ветер стих?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Нет. Скоро ливанет.
ХУДОЙ. Не ливанет.

Полицейский собирает бумаги, идет к выходу. Худой смотрит ему вслед. 

ХУДОЙ. Можно мне позвонить?  

Полицейский машет рукой, к нему подходит Папа. 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Ну что? К нам или оставляем?
ПАПА. Оставляйте.
ХУДОЙ. На каком основании?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Ну тогда я пойду?

Папа кивает.

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. У вас с главврачем так и не решилось?
ПАПА. Нет.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. А кроме вас еще кто может быть?
ПАПА. Петр Ильич.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ (жмет руку). Желаю вам удачи.
ХУДОЙ. Извините, Вячеслав…
ПАПА. Игоревич.
ХУДОЙ. Вячеслав Игоревич, вы не имеете права задерживать меня здесь.

Папа уходит. 

ХУДОЙ. Можно мне позвонить?



СЦЕНА 11. 

Квартира Ксени. За столом сидят Ксеня и Папа. Мама приносит сметанник, ставит торт на стол. Папа хочет разрезать торт лопаткой.

КСЕНЯ. Нет!

Папа останавливает движение, смотрит на Ксеню. 

КСЕНЯ. Еще не все пришли.

Мама и папа переглядывается. 

МАМА. Ксеня… по поводу похорон. Они решили все по-семейному сделать. Без чужих людей.
КСЕНЯ. Когда?
МАМА. Похороны уже были.

Ксеня молчит. Папа снова делает попытку разрезать торт.

КСЕНЯ. Не надо.
ПАПА. Ксеня, тебе сказали, что Владик…

В дверь звонят. Мама встает, чтобы открыть. 

КСЕНЯ. Я сама.
МАМА (не может поверить). Сама откроешь?

Ксеня встает. Мама и папа переглядываются. Ксеня выходит из комнаты. 

ПАПА. Пусть.

Ксеня возвращается. 

КСЕНЯ. Квитанция.
МАМА. Ты взяла?

Ксеня отрицательно машет головой. Мама идет к двери. 

ПАПА. Я хотел бы разрезать торт. Можно?

Ксеня кивает. Мама возвращается с квитанцией в руке. 

МАМА. Что-то много.
ПАПА. Покажи.

Мама дает папе квитанцию, папа изучает ее. 

КСЕНЯ. Это потому что воды много ушло. Из-за трубы.
МАМА. А… да. (Переглядывается с папой) Из-за трубы.

Раздается звонок в дверь. Ксеня не шевелится. 

ПАПА (язвительно). Не хочешь открыть?

Ксеня отрицательно машет головой. Мама идет открывать. 

ГОЛОС МАМЫ. Слава. Подойди.

Ксеня кладет свою руку на руку папы, задерживая его. 

ГОЛОС МАМЫ. Слав.
ГОЛОС ХУДОГО. Ксеня.

Ксеня улыбается. 

ПАПА. Кто это?
ГОЛОС ХУДОГО. С днем рождения!
КСЕНЯ (задерживая папу). Папа. Не ходи.

Папа садится. В комнату заходит Худой. 

ПАПА. Что ты здесь делаешь?
МАМА. Вы знакомы?
ХУДОЙ. Петр Ильич. Я вспомнил имя. Это ваш…главврач?
ПАПА. Пока еще нет.
МАМА. У них главврач на пенсию вышел. Мы надеемся, что назначат нашего папу.
ХУДОЙ. В любом случае, он ждет вас в своем кабинете.
ПАПА. У него нет кабинета.
ХУДОЙ. (Ксене) Я без подарка. Ничего?

Ксеня указывает на место рядом с собой. 

КСЕНЯ. Место для Паши.
МАМА. Паша, а откуда вы знаете Ксеню?
КСЕНЯ (Папе). Папа может резать торт.
ПАПА(Худому). Тебе задали вопрос.
ХУДОЙ. А я сейчас не обязан отвечать.
МАМА (забирая у папы лопатку). Давай я.
КСЕНЯ. Пусть папа режет торт.

Папа берет лопатку, режет торт. Берет кусок, хочет положить Ксене. 

КСЕНЯ (закрывает рукой тарелку). Сначала ему. Потом ей.

Папа хочет положить торт на тарелку Худому, тот закрывает рукой тарелку. 

ХУДОЙ. Не ем сладкое.

Папа хочет положить Ксене, она повторяет жест Худого. 

КСЕНЯ. Не ем сладкое.
МАМА (Худому). Вы чем-то болеете?
ХУДОЙ. Нет.
МАМА. Тогда почему не едите?
ХУДОЙ (Ксене). А ты почему не ешь?
МАМА. Ей по диете нельзя.
ХУДОЙ. Она не толстая.
МАМА. По другой диете.
ХУДОЙ. По какой?
ПАПА. Паша, можно вас на секунду?
КСЕНЯ. Зачем Пашу на секунду?
ПАПА. Не волнуйся, милая.
МАМА (Ксене). Пусть пойдут поговорят.
КСЕНЯ. Я тоже хочу поговорить.
ПАПА. Ешь.

Папа кладет Ксене торт на тарелку. Ксеня нюхает его. 

КСЕНЯ. Он воняет.
МАМА. Ничем он не воняет.
КСЕНЯ. Сметаной!
МАМА. Естественно, это же сметанник.
КСЕНЯ. Я не буду. Он воняет.
МАМА. Ты сама попросила Сметанник.
ПАПА. Паша…
МАМА. Аккуратно, ты руку испачкала.
КСЕНЯ. Фу!
МАМА. Пойдем, помоешь. (Ксеня и Мама идут к выходу). Ты разве не знала, что Сметанник делают из сметаны?

Мама и Ксеня уходят. Папа смотрит на Худого. 

ПАПА. Что тебе надо?
ХУДОЙ. Меня на день рождения позвали.
ПАПА. Никто тебя не звал.
ХУДОЙ. Спросите у своей дочери!
ПАПА. Ты сейчас уйдешь отсюда и больше никогда не придешь.
ХУДОЙ. Не думаю.

Папа замахивается, хочет ударить Пашу, тот уворачивается, Папа снова замахивается и попадает Худому по лицу, замахивается снова, Худой уворачивается, Папа не сдерживает равновесия, падает. 

ПАПА. Уходи.
ХУДОЙ. А меня не вы приглашали.
ПАПА. Ксеня не понимает, что делает.
ГОЛОС КСЕНИ. Папа, что там?
ХУДОЙ. Ксеня, пошли гулять! Все равно ни ты, ни я торт не будем.

Ксеня приходит в комнату. 

ХУДОЙ. Твой папа разрешил нам погулять.
ПАПА. Вы никуда не пойдете.

Папа берет бутылку со стола, разбивает ее о стену, сжимает в руках горлышко с остриями со стола. 

МАМА. Слава…
ПАПА. Ксеня, иди в комнату.
ХУДОЙ (Папе). Вячеслав Игоревич, у вас когда-нибудь бывали приступы немотивированной агрессии или гнева?

Худой берет Ксеню за руку. Ксеня смотрит на руку. 

ПАПА. Не надо ее трогать. Она не любит.
ХУДОЙ. Куртку возьми.
МАМА. Ксеня, ну куда вы. Там ветер. Сейчас ливанет.
ХУДОЙ. Не ливанет.

Паша берет Ксеню за руку, проходит мимо папы с битой бутылкой. Папа не опускает ее. 

ХУДОЙ. Вы хотели причинить вред себе или окружающим?

Папа убирает бутылку. 

ХУДОЙ (Ксене). Одевай куртку.

Ксеня стоит. 

ХУДОЙ. Это твоя?
КСЕНЯ. Ее куртка.

Худой подает ей куртку. Ксеня одевает ее задом наперед. 

КСЕНЯ. Мы поедем на единице?

Худой кивает, снимает с нее куртку, помогает надеть правильно.

ПАПА(Ксеня). Если ты сейчас уйдешь, мы очень расстроимся, а тебе потом будет очень плохо.  

Ксеня уходит с Худым, закрывает дверь. 

ИНТЕРМЕДИА
- Павел Худов, скандально известный своими публичными акциями зашивания рта и обматывания своего голого тела колючей проволокой, признан вменяемым и полностью освобожден от ответственности.
- … отказался комментировать, чего нам ждать от него в будущем и как скоро осуществиться очередная акция.
- … отношение их это весьма однозначно: «Да он просто псих. Таким голову лечить надо. А заодно и психиатрам, признавшим его вменяемость».
- …снимок с акции зашивания рта вошел в 100 лучших фотографий года по версии Reuters и был перепечатан…
- …предлагают хорошие деньги и приглашают устроить перформанс на их площадках ведущие мировые галереи. Но он отвечает категорическим отказом, объясняя это тем, что…
- Убивать таких надо! Сдохни, сволочь! Придумай акцию и сдохни!
- …согласился в следующую среду в 17.00 быть у нас в прямом эфире. Шлите свои вопросы на короткий номер 5544 с пометкой «Худой».
КОНЕЦ ИНТЕРМЕДИИ



СЦЕНА 12. 

Квартира Худого. В углу больше нет воскового человека. Звук льющейся воды. Худой кулаком стучит в ванную. 

ХУДОЙ. Выходи.

Вода выключается. Ксеня наскоро одевается, выходит. 

ХУДОЙ. Вернись и закрой воду.

Ксеня уходит в ванну, выключает воду, возвращается.

ХУДОЙ. Знаешь, кто здесь живет?

Ксеня молчит. 

ХУДОЙ. Мои единомышленники. Это значит, что ты должна быть во всем солидарна со мной.

Ксеня молчит. 

ХУДОЙ. Я просил уже несколько раз. Что ты там делаешь два часа?
КСЕНЯ. Смотрю на воду.
ХУДОЙ.  У нас счетчик на воде.

Ксеня молчит. Потом тянется за печеньем, ест. 

ХУДОЙ. Сколько можно есть?
КСЕНЯ. Ей хочется.
ХУДОЙ. Кому хочется?
КСЕНЯ (откладывает печенье). Мне.
ХУДОЙ. Чушь! Тебе не может хотеться постоянно. Займись чем-нибудь!
КСЕНЯ. Папа сказал, что, если я не буду пить таблетки, я буду чувствовать себя хуже.
ХУДОЙ. Таблетки пьют те, кто болеет.
КСЕНЯ. Я болею!
ХУДОЙ. Да? И чем же?

Ксеня молчит. 

ХУДОЙ. Тебя показывали врачу?
КСЕНЯ. Папа врач.
ХУДОЙ. Мой вопрос: тебя показывали врачу?
КСЕНЯ. Папа советовался в больнице. Я стою на учете.
ХУДОЙ. Я звонил Петру Ильичу. Ты не только не стоишь на учете. Он даже не знает, что у твоего папы есть дочь.
КСЕНЯ. Должна пить таблетки.
ХУДОЙ. Твой папа так решил?
КСЕНЯ. Папа врач.
ХУДОЙ. Ты у них как собака.
КСЕНЯ. Собака - Герда.
ХУДОЙ. Нельзя просто так поставить человеку диагноз и не выпускать его из дома!
КСЕНЯ. Ты не знаешь собаку Герду.

Молчание.

ХУДОЙ. Ты можешь не купаться так долго?

Ксеня молчит. 

ХУДОЙ. Ксеня.

Ксеня кивает. 

КСЕНЯ. Где восковой человек? Его нет в углу.
ХУДОЙ. Я его переделал.
КСЕНЯ. В кого переделал?
ХУДОЙ. В собаку Герду.

Худой подходит к двери, ведущей в спальню детей. 

ХУДОЙ. Петр, Соня. Послушайте, что я скажу. Мне нужно уйти. И я не знаю, когда вернусь. Может быть, вечером. А может быть, меня не будет очень долго. Вы должны слушаться Ксеню. Теперь она ваша мама.
КСЕНЯ. Она не мама.

Худой зло смотрит на Ксеню.

ХУДОЙ. Почему они молчат, а ты говоришь?

Ксеня молчит.

ХУДОЙ. Можно продолжать? Спасибо. (Детям) То, что Ксеня остается с вами, не значит, что вы не должны быть самостоятельными или что-то принципиально поменяется. Вы уже большие и должны делать все сами. Вы должны хорошо себя вести и быть с ней, пока я не вернусь. Всем понятно?

Худой смотрит в комнату, где дети. Потом поворачивается к Ксене. Ксеня опускает глаза.
 Худой отходит от комнаты. Худой целует Ксеню в лоб. Ксеня чуть улыбается.


ХУДОЙ. У тебя остались ключи от твоей квартиры?

Ксеня копается в сумке, дает Худому ключи, обнимает его, начинает целовать его лицо. 

ХУДОЙ. Не надо.

Ксеня все равно покрывает поцелуями его лицо.

ХУДОЙ. Не надо, не сейчас, ты что не понимаешь?

Худой отталкивает Ксеню. 

КСЕНЯ. Ты куда?

Худой идет к двери, Ксеня хватает его руку. 

КСЕНЯ. Не уходи, пожалуйста.
ХУДОЙ. Отпусти.
КСЕНЯ. Я не могу быть одна.
ХУДОЙ. Ты должна присмотреть за детьми. Когда вернусь, пойдем на мост.
КСЕНЯ. На мост нельзя. Она не пойдет на мост.
ХУДОЙ. Пойдет. И это будет значить, что ты окончательно выздоровела.

Худой идет к двери. Ксеня бежит за ним. 

ГОЛОС ХУДОГО. Вернись домой.



СЦЕНА 13. 

Мама и папа стоят у квартиры, ищут ключ. 

МАМА. Может позвоним куда-нибудь?
ПАПА. Не мели ерунды. Куда ты хочешь звонить, в полицию?
МАМА. Например.
ПАПА. И что ты им скажешь?
МАМА. Что Ксеня пропала.
ПАПА. Она не пропала.
МАМА. Что ее силой увел этот парень.
ПАПА. Он не увел ее силой.

Мама молчит. 

ПАПА. Пусть. Побарахтается в этом… и вернется.
МАМА (достает ключи). Нашла.
ПАПА. Иди, я почту проверю.

Папа идет проверять почту. Мама заходит домой. Замечает, что на стуле спиной к ней сидит Ксеня.  

МАМА. Слава, Ксеня пришла!

Мама бежит к Ксене, понимает, что это кукла из воска или пластика. Мама пятится назад. Заходит Папа. Раздевается. Вешает куртку. 

ПАПА. Я говорил.

Мама переворачивает стул. Папа видит восковую куклу, очень похожую на Ксеню, в ее одежде. На ее шее табличка. «Я КСЕНЯ. Я ХОЧУ ВСЕГДА ЖИТЬ С ВАМИ И НЕ ВЫХОДИТЬ ИЗ ДОМА». 

МАМА. Слава, что это?

Папа молчит. 

МАМА. Он убил ее и сделал из нее куклу. Он маньяк.
ПАПА. Ну что за чушь!
МАМА. Что нам теперь делать?

Папа подходит к кукле Ксени. Смотрит на нее. Пытается поднять. 

ПАПА. Помоги мне.

Мама не двигается. 

ПАПА. Ира.
МАМА. Я не притронусь к ней.
ПАПА. Подойди сюда.
МАМА. Это плохая примета! Я видела в передаче. Так делают. Если что-то случится с ней, случится и с Ксеней.
ПАПА. Скорее, что-то случится с ним. (рявкает) Ты можешь подойти?
МАМА. Что ты собрался с делать?
ПАПА. Хочу выкинуть ее.
МАМА. Нельзя.

Папа молчит. 

МАМА. Давай положим ее в шкаф?
ПАПА. Что она будет делать в шкафу? К тому же он вечно битком забит.
МАМА. Я освобожу! Пусть пока побудет. Ксеня вернется, выбросишь.

Мама цепляется за папу, мешая ему подойти к кукле. Папа замахивается на нее, бьет маму. Папа подходит к кукле. Мама уходит в другую комнату. Возвращается со спортивной сумкой. 

МАМА. Слава.
ПАПА. Бери за ноги.
МАМА. Я ухожу от тебя.
ПАПА. Хорошо.
МАМА. Что хорошо?

Папа зло смотрит на маму. 

МАМА. Поеду к маме. Поживу немного у нее.
ПАПА. Ксене будет полезно побыть в деревне.  
МАМА. Нет.
ПАПА. Что значит нет?
МАМА. Ксеня останется.

Папа молчит. 

ПАПА. Когда ты вернешься?

Мама молчит.

ПАПА. Я задал вопрос.
МАМА. Я не вернусь.

Папа молчит. 

ПАПА. Ты не хочешь найти Ксеню, а потом уже…?
МАМА. Все хорошо. Не надо ничего менять. Ты теперь тоже можешь жить. (касается плеча). Слава.

Папа зло смотрит на маму. Мама убирает руку, смотрит на Папу, уходит. 



СЦЕНА 14. 

У полицейского участка курит Полицейский. К нему подходит Ксеня. 

КСЕНЯ. Он ничего не делал, конечно!
ПОЛИЦЕЙСКИЙ (пытается шутить). Все вы так говорите.
КСЕНЯ. Вам надо отпустить его.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Кого?
КСЕНЯ. Где он?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Если вы не перестанете кричать, я прекращу диалог.
КСЕНЯ. Мне надо увидеть. Пустите меня к нему.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Девушка...
КСЕНЯ. Можно пройти?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Нет.
КСЕНЯ. Почему?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Потому что вы не отвечаете на мои вопросы. Потому что вы кричите, когда я прошу вас успокоиться и говорить на пол тона тише.

Ксеня молчит.

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Вы можете назвать имя. К кому вы пришли?

Ксеня молчит. Нервничает. 

КСЕНЯ. Она может.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Кто?

Ксеня молчит.

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Девушка! К кому вы пришли?

Ксеня хочет пройти мимо Полицейского. 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Куда?

Ксеня не отвечает, Полицейский преграждает ей путь. 

КСЕНЯ. Не надо ее трогать.

Ксеня пытается пробежать мимо Полицейского, тот хватает ее, она кусает его руки. Он прижимает ее к стене.

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Успокоилась?

Ксеня кивает. 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Не будешь больше?

Ксеня отрицательно машет головой. Полицейский отпускает ее. Ксеня кричит в дверь что есть силы. 

КСЕНЯ. Я тут, конечно, ты тут?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Девушка…
КСЕНЯ. Что ей, тут застрелиться у вас на глазах, чтобы вы поняли, что все серьезно?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Кому?
КСЕНЯ. Паша… Паша! Паша!
ПОЛИЦЕЙСКИЙ (спокойно). Вы к Паше?
КСЕНЯ. Да.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Давайте я сейчас позвоню и его приведут.
КСЕНЯ. Я к Паше.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Вы стоите тут и ждете.
КСЕНЯ. Стоите и ждете.  
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Я могу спокойно пойти и позвать его?
КСЕНЯ. Спокойно.

Полицейский аккуратно отходит от Ксени. Смотрит на нее. Она стоит на месте. 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Все нормально?

Ксеня кивает. Полицейский уходит. 

ГОЛОС ПОЛИЦЕЙСКОГО. Вов!
ГОЛОС ПОЛИЦЕЙСКОГО 2. Ау.
ГОЛОС ПОЛИЦЕЙСКОГО. Иди сюда. С телефоном.
ГОЛОС ПОЛИЦЕЙСКОГО 2. Давай сам подойди?  

Вскоре Полицейский возвращается. 

КСЕНЯ. Где Паша?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Скоро придет.
КСЕНЯ. Почему вы без него?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Он сейчас договорит со следователем и выйдет.

Полицейский стоит рядом с Ксеней. 

КСЕНЯ. Он точно выйдет?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Не волнуйтесь.
КСЕНЯ (кивает). Не волнуйтесь.
ГОЛОС ПОЛИЦЕЙСКОГО 2. Игорь! Они  к тому входу подъехали. Сейчас скажу, чтоб на главный.

Ксеня смотрит на Полицейского.

КСЕНЯ. Он выйдет? Вы не обманываете?

Полицейский молчит. Из полицейского участка выходит Худой. 

ХУДОЙ. Зачем ты пришла?
КСЕНЯ. Паша, меня не хотели пускать.
ХУДОЙ. Я сказал тебе быть дома.
КСЕНЯ. Паша, я так рада!
ГОЛОС ПОЛИЦЕЙСКОГО 2. Слышь, это им на полрайона круг делать, там потом не развернуться. Идите сами на тот выход.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ (Ксене). Давайте зайдем вовнутрь.
КСЕНЯ. А Паша?
ПАША. Она сейчас успокоится.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Раньше надо было думать.
ПАША. В двойку?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. А куда еще?

У Паши звонит телефон. 

ХУДОЙ (в трубку). Да. (пауза) Я под участком. (пауза) Давайте на входе минут через 5. (пауза) Слушайте, я приду и отвечу на все вопросы. (пауза) Да, я знаю, что прямой эфир я не опоздаю (пауза) Хорошо.

Паша кладет трубку.

КСЕНЯ. Паша, ты куда-то идешь?
ХУДОЙ. У меня интервью.

У Полицейского вырывается смешок. 

КСЕНЯ. Я не хочу.
ХУДОЙ. Так надо сейчас, ладно? Я пойду отвечать на вопросы и ты. Только надо отвечать очень четко.
КСЕНЯ. Куда я пойду отвечать на вопросы?

Худой молчит. 

КСЕНЯ. Можешь пойти со мной?
ХУДОЙ. У меня интервью. Если я не пойду, все, что я сделал, просто не будет иметь смысла.
КСЕНЯ. Что Паша сделал?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Яйца свои к площади прибил.
ГОЛОС ПОЛИЦЕЙСКОГО 2. Ну вы скоро?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Да идем!
ХУДОЙ. Я позвоню Петру Ильичу. И приеду позже. Просто сосредоточься и ответь на вопросы.

У Худого звонит телефон. Он отходит от Полицейского и Ксени. 

ХУДОЙ (в трубку). Иду, я же сказал. (пауза). Почти подошел.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Пошли.

Полицейский и Ксеня заходят внутрь. Пашу окликает Мужчина. 

МУЖЧИНА. Слышь, фотограф?

Худой останавливается. 

МУЖЧИНА. Ты-ты. Подойди.
ХУДОЙ. Извините, я спешу.
МУЖЧИНА. Я Андрюхи брат.
ХУДОЙ. Я не знаю никакого Андрюху.
МУЖЧИНА. А мне сказали знаешь. Мне сказали, тебе звонили, чтобы приехал. Не снимали его с ремня, потому что тебя ждали.
ХУДОЙ. Я опаздываю.
МУЖЧИНА. Да все нормально будет. Мы просто говорим.  

Мужчина хватает Худого, тащит за угол. Слышны звуки ударов. 



СЦЕНА 15. 

Ксеня сидит на стуле. За ее спиной стоит Полицейский. В кабинет входит Папа. 

ПАПА. Здравствуйте!
ПОЛИЦЕЙСКИЙ (улыбается). Виделись вроде.

Папа смотрит на Ксеню. Открывает бумаги. 

 ПАПА. Фамилия, имя, отчество.

Ксеня молчит.

ПАПА (оглядываясь на полицейского). Вы могли бы назвать свою фамилию и имя?

Ксеня поднимает на него глаза, молчит. Папа умоляюще смотрит на нее. 

ПАПА. Пожалуйста, скажите ваше имя.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Работа у вас та еще…
ПАПА. Тебя Ксеня зовут?

Ксеня смотрит на папу. 

ПАПА. А фамилию скажешь?
КСЕНЯ. Шарова.
ПАПА. Хорошо. Когда у тебя день рождения?
КСЕНЯ. Вчера.
ПАПА. А если хорошо подумать?
КСЕНЯ. Позавчера.
ПАПА. 17 июля.

Ксеня молчит. 

ПАПА. Год рождения.

Ксеня молчит.

ПАПА. В каком году ты родилась?

Ксеня молчит.

ПАПА. Сколько тебе полных лет?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Шарова?
ПАПА. Ксеня. Сколько тебе лет?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Вы однофамильцы?
ПАПА(Полицейскому). Можно я закончу, а потом мы поговорим?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. У вас кофе автомат на втором этаже?
ПАПА. Да.

Полицейский выходит. 

ПАПА. Ксеня! Мы скоро пойдем домой. Посиди пока тихо, ладно?

Ксеня молчит. Папа заполняет бумаги. 

ПАПА. Год рождения – 1989. 19е. 2015й. Чувство тревоги – нет. С улыбкой. Ярость – нет. Недовольство – нет. Причинение вреда – нет.

Папа переворачивает страницу. В кабинет заходит Петр Ильич. 

ПЕТР ИЛЬИЧ. Можно?
ПАПА. Я почти закончил. Зайду к вам позже.
ПЕТР ИЛЬИЧ. Однофамилицу доставили?
ПАПА (делая вид, что не услышал вопрос). Не понимаю, зачем. Вполне нормальная девушка. Я зайду. Позже.

Петр Ильич заходит в кабинет. За ним заходит полицейский. Становится у двери.

ПАПА(Полицейскому). Нашли автомат?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Передумал. В них кофе порошковый. Лучше позже нормального выпью.
ПАПА. В нашем не порошковый. Там внутри кофе машина. Правда. Попробуйте.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Мелочи нету.
ПАПА. Я дам!

Папа роется в карманах. Петр Ильич подходит к столу.

ПАПА. Сколько там? 25? Тридцать возьмите, вдруг не хватит.

Папа протягивает Полицейскому деньги, тот не берет их.  Петр Ильич читает бумагу, заполненную Папой. 

ПЕТР ИЛЬИЧ. Отчество не указали.
ПАПА. Сейчас все сделаю. И зайду. Вы идите.  
ПЕТР ИЛЬИЧ (Ксене). Какое у вас отчество?

Папа смотрит на Ксеню, та отрицательно машет головой. 

ПАПА. Она в состоянии шока.
ПЕТР ИЛЬИЧ. Вы же сказали, с ней все в порядке.
ПАПА. В порядке. Просто сильное эмоциональное перевозбуждение.
ПЕТР ИЛЬИЧ. Ваше отчество Вячеславовна?

Ксеня смотрит на Петра Ильича. Петр Ильич смотрит на папу. 

ПЕТР ИЛЬИЧ. Ксения Вячеславовна, это ваш папа?

Ксеня смотрит на Петра Ильича. 

ПЕТР ИЛЬИЧ. Можете говорить смело. Тут никто не желает вам зла. Это ваш папа?
КСЕНЯ. Ее папа.
ПЕТР ИЛЬИЧ. Вам кто-нибудь говорил, что вы болеете?

Ксеня молчит.

ПЕТР ИЛЬИЧ. Ксеня. Посмотрите на меня.

Ксеня встает, перекатывается с ноги на ногу. 

ПЕТР ИЛЬИЧ. Ваш папа заставлял вас пить лекарства?

Ксеня молчит. 

ПЕТР ИЛЬИЧ. Ксеня.

Ксеня не реагирует, Петр Ильич смотрит на Папу. 

КСЕНЯ. Красные таблетки воняют.
ПЕТР ИЛЬИЧ. Что? Повтори, что ты сказала?

Ксеня молчит. 

ПЕТР ИЛЬИЧ. Хорошо, Ксеня. Вы позволите поговорить с вашим папой наедине? Можете подождать у кабинета на лавочке?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Я могу…
ПЕТР ИЛЬИЧ. Ксеня справится. Вы же подождете нас на лавочке пару минут?

Ксеня кивает, выходит. 

ПЕТР ИЛЬИЧ. Вынужден доложить о факте превышения профессиональных полномочий. ПАПА. Я ничего не превышал.
ПЕТР ИЛЬИЧ. Вы самопроизвольно поставили диагноз и назначили сильнодействующие лекарственные препараты.
ПАПА. Я сделал все правильно.
ПЕТР ИЛЬИЧ. Вы использовали служебное положение в личных целях.
ПАПА. Если бы привел ее сюда, вы бы сами поставили ей такой же диагноз.
ПЕТР ИЛЬИЧ. Какой?
ПАПА. РДА.
ПЕТР ИЛЬИЧ. Это все?
ПАПА. РДА с возможностью трансформации в шизофрению или маниакально-депрессивный психоз.

Петр Ильич кивает Полицейскому. Тот подходит к Папе. 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Попрошу пройти со мной.
ПАПА. Так хочешь быть главврачом, да, Петр Ильич? Тебя тут все ненавидят! Куда тебе!

Петр Ильич молчит.

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Пройдемте.

Папа не двигается. Полицейский хочет направить его к двери, Папа отходит от него.  

ПАПА. Не трогай ее. Отпусти ее домой.
ПЕТР ИЛЬИЧ. Вы же знаете, у нас лучшие специалисты.

Петр Ильич молчит. Полицейский подходит к Папе, тот снова отходит. 

ПАПА. Ее нельзя сюда. Это убьет все, чего мы достигли!
ПЕТР ИЛЬИЧ. Ксении Вячеславовне будет тут хорошо.

Петр Ильич хочет уходить. Полицейский подходит к Папе.  

ПАПА. Она все понимает. Просто в своем темпе. Я учил ее, она способная. Она многое умеет! Писать прописью, не бояться рисунков, отличать себя в зеркале. Она понимает время. Спроси ее, она понимает по часам.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Пройдемте.
ПАПА. Она может передвигаться по городу, правда пока не понимает цифру «два», но и это можно поправить. Она научится. Не трогай ее. Ее нельзя сюда!

Полицейский уводит папу, он сопротивляется. 



СЦЕНА 16. 

Палата. Ксеня лежит на кровати. На ней больничная одежда. К ней врывается Папа. На нем порванная одежда, на лице ссадина

ПАПА. Ксеня. Проснись!
КСЕНЯ. Что ты здесь делаешь?
ПАПА. Одевайся.

Папа дает Ксене одежду. 

ПАПА. Быстрее. Прямо поверх одевай.

Ксеня вертит в руках куртку. 

ПАПА. Вот это перед, одевай.

Ксеня одевает куртку. 

ПАПА. Ксеня, тебе не надо слушать этих людей.
КСЕНЯ. Ты заставлял меня пить таблетки.
ПАПА. Тише. Всех перебудишь. Быстрее, прошу тебя! Мы уезжаем. К бабушке. Ксеня, встань сейчас же с кровати!

Папа рывком сдергивает ее с кровати, встряхивает, помогает ее одеть то, что осталось.

ПАПА. Сейчас же слушай меня! Что сказал, то ты и будешь делать! Поняла?

Ксеня молчит. 

ПАПА. Иди в конец коридора. И стой там. Скоро на дежурство заступит Ваня, он тебя пропустит. Отойди от больницы и стой у дома. Увидишь нашу машину.
КСЕНЯ. У дома Владика?
ПАПА. Это дом Владика?
КСЕНЯ. Синий.
ПАПА. Я не знал. Да, синий. Иди!

Ксеня не двигается. Папа открывает дверь, втаскивает в палату мешок, достает из нее восковую куклу. Папа укладывает ее в кровать Ксени.

КСЕНЯ. Почему ты ее туда положил?
ПАПА. Иди, Ксеня! Конец коридора.

Папа хватает Ксеню за руку, выталкивает из кабинета, закрывает дверь.
 Папа накрывает куклу, отворачивает ее к стене. Поправляет волосы, чтобы она была похожа на лежащую Ксеню. Смотрит на часы, выходит из кабинета, сталкивается с Петром Ильичом.

ПЕТР ИЛЬИЧ. Вячеслав Игоревич?
ПАПА. Я с дочкой прощался.
ПЕТР ИЛЬИЧ. Вас отпустили?
ПАПА. Под подписку о невыезде.
ПЕТР ИЛЬИЧ. А мне сказали, что вы сбежали.
ПАПА. Я не сбегал.
ПЕТР ИЛЬИЧ. Вас ждут. Пойдемте.

Папа отходит от палаты. Петр Ильич останавливается. Идет к палате. Открывает дверь. Смотрит на куклу, лежащую вместе Ксени. Закрывает палату. 

ПЕТР ИЛЬИЧ. Ваша жена знает?
ПАПА. Она к маме уехала. Там связи нет.
ПЕТР ИЛЬИЧ. Пойдемте сюда.

Петр Ильич и Папа уходят. 



СЦЕНА 17. 

Ксеня стоит на углу дома. Ей холодно, кутается в куртку. 

КСЕНЯ. …тысяча сто пятьдесят один, тысяча сто пятьдесят два, тысяча сто пятьдесят три, тысяча сто пятьдесят четыре, тысяча сто пятьдесят пять, тысяча сто пятьдесят шесть, тысяча сто пятьдесят семь, тысяча сто пятьдесят...

Мимо идет Владик, он говорит по телефону. Ксеня обрывает счет. 

ВЛАДИК (в трубку). Да я уже почти… На какой? (пауза) Что на площадке или возле подъезда? (пауза) Какой магазин? (пауза) У нас во дворе нет магазина. (пауза) Может, мне лучше знать? Что на магазине написано? (пауза) Это не тот двор.
КСЕНЯ. Владик.

Владик оборачивается. 

ВЛАДИК (в трубку). Стой. Я сейчас приду.

Владик подходит к Ксене. 

ВЛАДИК. Привет. Ты что тут делаешь?
КСЕНЯ. Ты не умер?
ВЛАДИК. Спасибо, пока нет. А ты?
КСЕНЯ. И я пока нет.

Ксеня и Владик молчат. 

ВЛАДИК. Я хотел тебе позвонить на день рождения. Но папа сказал, лучше не надо.
КСЕНЯ. Чей папа?
ВЛАДИК. Твой… Ты его ждешь?
КСЕНЯ. Не его, конечно.

Владик делает вид, что смеется. 

КСЕНЯ. Я замерзла.
ВЛАДИК. Что ж ты в такой легкой куртке вышла. Папа скоро будет?

Ксеня молчит. 

ВЛАДИК. Я просто… Ко мне пришли уже. Просто двор человек перепутал. Она. Перепутала двор.

Ксеня улыбается. 

ВЛАДИК. У нас скоро свадьба.
КСЕНЯ. У нас с тобой?
ВЛАДИК. Нет. С Аней. Ее зовут Аня… Папа тебе не сказал?

Ксеня отрицательно машет головой. 

КСЕНЯ. У меня тоже.
ВЛАДИК. Что тоже?
КСЕНЯ. Свадьба.
ВЛАДИК. Да ладно.
КСЕНЯ. Его зовут Паша.
ВЛАДИК. Твой друг?
КСЕНЯ. Он художник. Не знаешь его?
ВЛАДИК. Нет.
КСЕНЯ. Его все знают.
ВЛАДИК. Не слышал даже.
КСЕНЯ. Ты что, телевизор не смотришь?
ВЛАДИК. Нет. Ну ты это… Мне просто бежать надо. Ты что ли как-нибудь пригласи на выставку. В галерею хоть сходим. Просветимся.
КСЕНЯ. Мы с тобой?
ВЛАДИК. И с тобой тоже… И Аню с Пашей познакомим.
КСЕНЯ. Приглашу. Он хороший. Мы любим друг друга. А вы?
ВЛАДИК. Ладно, меня просто ждут уже… Побегу. Счастья вам. Поздравляю!

Владик уходит. 

КСЕНЯ (кричит). Не умирай.
ГОЛОС ВЛАДИКА(кричит в ответ). Ты тоже.



СЦЕНА 18.

Маршрутка подъезжает к остановке. Ксеня заходит в нее. Играет веселая музыка. Ксеня стоит, хотя все сидят.

ЖЕНЩИНА. Девушка. Там место есть у двери.
КСЕНЯ. Я не хочу у двери.

Женщина отворачивается. За Ксеней на остановке заходит Мужчина. Он становится за Ксеней, очень громко и с гонором говорит по телефону. 

МУЖЧИНА (в трубку). Красная. Феррари которая. Я у тебя оставлял. (пауза) Ты да ну в натуре, я не с ним говорить хочу, а с тобой, потому что ты был заинтересован мою вещь ему не отдавать, если я ее у тебя оставил. (пауза) Да никто мне не звонил! (пауза) Никто не звонил. Я тебе отвечаю. (пауза) Слышишь, когда Смеху что-то нужно было, он мне звонил чуть ли не каждый день разговаривали. (пауза) Серый две недели как на свободе, мог бы увидеться. (пауза) Да не звонил он мне! (пауза) Короче, слышь, это его дела. Просто если я тебе вещь оставил, зачем надо было его Смеху давать? (пауза) Я понимаю, но у тебя есть цифры? Набрал бы мне, сказал, что Смеху ходить не в чем, я бы ему нашел что-то. А ты просто так взял и дал. (пауза) Я тебе объясняю, она фирменная. Феррари. Она шесть рублей стоит. (пауза) У меня эта майка и еще одна. Но вторая восемь рублей. Есть старые адидасовские, после Андрюхи остались, я бы их дал. (пауза) Да у меня цифр его нету. А мне никто не звонил. (пауза) Гля, так что теперь я в бутере ходить должен, а он в фирменных вещах? (пауза) Короче, стой. Перезвоню тебе.

Мужчина кладет трубку. Смотрит на экран, снова набирает номер. 

МУЖЧИНА (в трубку). Нет у меня от тебя никаких смс-ок. (пауза) Цифры его дай. (пауза) Только ты когда диктовать будешь, медленнее, я запишу. И трубку положишь только когда я тебе на удержание поставлю. Это значит, что ему вызов пошел. (пауза) Диктуй. (пауза) Жди. (пауза, набирает цифры) Дальше. Жди. (пауза) Ага. Давай дальше. (пауза, он набирает в телефоне номер).
КСЕНЯ. На мосту остановите.
ВОДИТЕЛЬ. На мосту нельзя, перегорожено все.
КСЕНЯ. Тогда тут.

Ксеня дает деньги водителю, выходит из маршрутки, та едет дальше. 

МУЖЧИНА (в трубку). Привет, дорогой. (пауза) Тот, кто тебя не боится. (пауза) Хотелось бы, да не было возможности? (пауза) Да не может такого быть! У меня два телефона и оба включены. (пауза) Оба включены, я тебе объясняю. (пауза) Не может такого быть. (пауза) Ты сейчас где, далеко? (пауза) Могу. Через 20 минут скажи куда – подъеду. (пауза) Хорошо. Прямо сейчас. Через полчаса буду.

Мужчина кладет трубку. 

МУЖЧИНА (Водителю). Это что мы мост уже проехали?
ВОДИТЕЛЬ. Я там стоял пять минут.
МУЖЧИНА. Останови тогда здесь.
ВОДИТЕЛЬ. Давай.

Водитель тянет руку за деньгами. 

МУЖЧИНА (Водителю). Мне чтобы на Больницу попасть, на каком надо ехать?
ВОДИТЕЛЬ. Быстрее. Мне сигналят.
ЖЕНЩИНА (Парню). Лучше на единицу сесть. Она на площади останавливается… У вас кровь на руке.
МУЖЧИНА (вытирает). Поцарапался.  

Водитель закрывает дверь, едет дальше. 

МУЖЧИНА. Э, ты куда поехал!
ВОДИТЕЛЬ. А что ты стоишь полчаса разговариваешь!
МУЖЧИНА. Останови здесь.

Водитель едет.

МУЖЧИНА. Останови здесь, слышь!

Водитель едет.

МУЖЧИНА. Я тебя сейчас колонкой рубану!

Водитель останавливает. 

ВОДИТЕЛЬ (тянет руку за деньгами). Давай.  
МУЖЧИНА. Если что-то не устраивает, выходи, поговорим!
ВОДИТЕЛЬ. Иди уже!

Мужчина кидает деньги в водителя, деньги рассыпаются по салону. 

МУЖЧИНА. Обезьяна сраная!

Мужчина выходит. Женщина протягивает деньги.

ЖЕНЩИНА. Один.

Водитель нервно дает ей сдачу. 

ЖЕНЩИНА. Вы сколько дали? Должны были тридцать три. Водитель, вы невнимательны до безобразия.  

Водитель злой смотрит на Женщину, дает ей два рубля. Женщина выходит. 



СЦЕНА 19.

Ксеня держит за руку Мертвого Олеся, их пальцы сплетены. Она делает маленькие шажки в сторону моста. 

КСЕНЯ. Я пошла. Хотела получить доказательство моего здоровья. Я прошла заборы, какие-то перекладины. Подняла ленты и просто прошла. Никого не было. Только стояли разные машины. Некоторые с оранжевыми мигалками. Мне было не страшно.
МЕРТВЫЙ ОЛЕСЬ. Я хотел сказать ей, что дальше идти опасно. Что не зря же всего этого понагородили, чтобы никто не прошел. Мне было не по себе среди всего этого. К тому же рабочие из мостотряда номер десять – я это запомнил, потому что это было написано на их форме вот тут – начали махать руками и кричать, чтобы мы немедленно возвращались обратно. Я сказал: «Надо вернуться».
КСЕНЯ. А я сказала: «Если ты не хочешь, я могу пойти одна».
МЕРТВЫЙ ОЛЕСЬ. А я стал злиться, потому что тут дело не в моем желании или нежелании. В общем, она пошла одна.

Мертвый Олесь уходит. 

 КСЕНЯ. Я здорова. Я должна была получить доказательство. Потом я собиралась вернуться туда, где разворачиваются маршрутки, сесть на двойку – я научилась ездить не только на единице, двойка вошла в мой ум и стала понятной. Я хотела поехать к детям. Меня ждали Соня и Петя. Я хотела дойти до середины и вернуться к ним. Потому что до конца идти было долго. Но потом вдруг что-то случилось - когда я дошла до середины… Но я дошла. Да. Все-таки дошла. Я здорова. (осторожно улыбается)

Выходит Худой звонит по телефону, ему говорят: «The subscriber you are trying to reach is out of service».
 Выходит Владик, звонит по телефону, ему говорят: «The subscriber you are trying to reach is out of service».
 Выходит Папа, звонит по телефону, ему говорят: «The subscriber you are trying to reach is out of service».
 Выходит Мама, звонит по телефону, ему говорят: «The subscriber you are trying to reach is out of service».

 Раздаются раскаты грома, идет дождь. Все разбегаются. 


РАБОЧИЙ 1. Там девушка, Сеня. Вон! Девушка!
РАБОЧИЙ 2. Все уже.
РАБОЧИЙ 1. Девушка. Сеня!
РАБОЧИЙ 2. Не поможешь уже.
РАБОЧИЙ 1. Сеня!

Рабочий 1 хочет бежать, рабочий 2 валит его на землю. Раздается взрыв. 

РАБОЧИЙ 1. Сеня. Она там? Что с ней?
РАБОЧИЙ 2 (берет телефон). Уже ничего. Давай в скорую звонить.
РАБОЧИЙ 1. Подожди. У меня телефон есть. Парень 3 штуки платит за фото.
РАБОЧИЙ 2. За какое фото?
РАБОЧИЙ 1. Он быстро всегда приезжает. Не вызывай пока никого.

Рабочий 1 берет телефон, начинает звонить. Раздается неприятная музыка на телефоне Худого. 

ЗАНАВЕС






_________________________________________

Об авторе: МАРИЯ ЗЕЛИНСКАЯ

Участник драматургических конкурсов и фестивалей «Любимовка», «Новая пьеса», «Премьера.txt», «Авторская сцена», победитель в номинации «Драматургия» независимой литературной премии «Дебют-2010», финалист конкурса «Действующие лица», «Свободный театр», «Маленькая премьера», финалист конкурса сценариев «Личное дело» от журнала «Искусство кино». Участник проекта для детей и подростков «Класс мира», один из основателей проекта социально-культурной реабилитации заключенных «Арт-Амнистия» и «Тюремного театра», участник проекта «Серебренный век» в доме престарелых г. Тольятти, участник проекта «Go ball» в интернате для слепоглухонемых г. Сергиев-Посад и др.
Печаталась в сборниках «Сюжеты», «Скука двенадцатого года», «Лучшие пьесы 2012 года», журнале «Современная драматургия».скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
241
Опубликовано 20 авг 2018

ВХОД НА САЙТ