facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 142 август 2019 г.
» » Ольга Бугославская. ПОСТАТЕИСТИЧЕСКАЯ ВЕРА

Ольга Бугославская. ПОСТАТЕИСТИЧЕСКАЯ ВЕРА

Ольга Бугославская. ПОСТАТЕИСТИЧЕСКАЯ ВЕРА
(О книге: Ольга Балла. Упражнения в бытии. – М.: Совпадение, 2016)


Книга Ольги Балла составлена из дневниковых записей, которые фиксируют события жизни не внешней, а внутренней. Привязаны записи не к датам, а сразу к целому периоду жизни. Если цепляться за общепринятые представления, то можно сказать, что книга описывает состояние человека, пережившего тот рубеж, где обычно располагается кризис среднего возраста, и переработавшего этот опыт в определённые идеи.

Формально книга не имеет строгой структуры. Это придаёт повествованию легкую импрессионистичность и нечаянность, которая роднит его с особого рода поэзией. При этом магистральная линия рассуждений намечена вполне отчётливо. Её определяет главная тема книги – страх смерти. Тема, заметим, к которой вряд ли кто-то может остаться равнодушным. Все «упражнения в бытии» так или иначе нацелены на постижение того, каким образом и до какой степени осознание конечности земного существования влияет на наше поведение и мысли. В этом ракурсе рассматривается и процесс взросления.

Строй книги, её мягкий и деликатный стиль иногда нарушают разного рода императивы и свойственные проповеди «мы должны», «надо», «необходимо»: «… надо найти тому, что чувствуется страшным, место в структуре мотивов и смыслов своей жизни», «Мы должны понять и прочувствовать…», «Мы должны научиться…». Из-за подобных оборотов по форме книга начинает напоминать инструктаж или руководство к действию, с которыми по содержанию она не имеет ничего общего.

Внутренняя работа над собой определяется не стремлением что-то победить или превозмочь, а естественным ходом вещей. Намеченная в книге задача заключается ни много ни мало в том, чтобы постичь единство бытия, осознав страх смерти и саму смерть не в качестве чего-то внеположного себе, а как составную часть своего существа.

Идея единства, структурированности, неслучайности всех составляющих мироздания чрезвычайно важна для автора. Отдельный ряд составляют те из «упражнений», которые написаны в жанре «оправдания». В них автор ищет применение тем элементам нашей жизни, которые принято воспринимать в качестве помех счастливому, полноценному и осмысленному существованию. По мысли Ольги Балла, все они, даже те, которые кажутся стихийными, если присмотреться, служат определённой позитивной цели – расширению границ человеческого познания, нашему внутреннему развитию и движению. Как полагает автор, наши усилия должны быть направлены не на то, чтобы устранять «препятствия», а на то, чтобы адаптировать их к целям самосовершенствования и рассматривать в качестве двигателей. Это чрезвычайно позитивный и плодотворный подход. Оказывается, все явления нашей жизни заключают в себе мощный конструктивный потенциал. Мучительно долгая зима заставляет людей более остро переживать наступление весны. Неспособность к планомерной работе, которая вынуждает нас совершать сверхусилия в последний момент, открывает таким образом дорогу к озарению и прорыву. Рутина парадоксальным образом обновляет нашу внутреннюю организацию. Долгое пребывание на одном месте опять-таки запускает процесс самоанализа и самонастройки. Равнодушие и невосприимчивость защищают от «режуще-яркого света бытия». Несоответствие заданному идеалу порождает индивидуальность. Зона риска, создаваемая неверием и сомнением, также необходима для взращивания в себе автономно-личностного начала. Внешняя некрасивость косвенным образом свидетельствует о наличии у вещей скрытой сущности. А красота напрямую говорит о «потенциальном совершенстве бытия». Каждое явление жизни, каждая её деталь может способствовать нашему саморазвитию, постижению через собственный опыт некой всеобщей человеческой судьбы или «Удела Человеческого», помочь войти в диалог с некими надмирными силами.

В рамках «оправданий», открывающих спрятанные смыслы, Ольга Балла сделала множество замечательно тонких наблюдений. К примеру, мне всегда казалась уязвимой логика, основанная на рассуждении о том, что человеку, как существу крайне ограниченному, не дано проникнуть в некий высший Замысел, постичь Промысел, осознать происходящее. Почему и зачем человек создан таким? К чему эта изначальная ущербность, отсутствие бокового зрения и столь близкий горизонт? Почему мы должны жить догадками и питаться некими туманными намеками на существование некоего недоступного нам иного измерения? Ольга Балла констатирует, что «большинству из нас по зубам только сдержанное обещание Другого мира, только осторожные-осторожные его прикосновения». Почему так? Автор «Упражнений в бытии» тут же предлагает вариант ответа, который хотя бы намечает некое перспективное направление поиска ответа окончательного: разрыв и удалённость тоже создают территорию для роста, достаточно большую для того, чтобы мы могли начертить на ней взлётную полосу.

Но всё же есть одно возражение. Ольга Балла настаивает на том, что воспитанию человеческой души и вскрытию наших внутренних резервов способствует страдание: «Бедами Господь переписывает нас набело», «Чтобы из нас действительно получилось что-то стоящее, может быть, мы должны быть разрушены до основания». Боль от горя и поражений, как считает автор, дают нам прочувствовать нашу несамодостаточность и тем самым приоткрывают для нас дверь в иное измерение. Однако приходится признать, что этот обнадёживающий тезис, не будучи подкреплённым живыми примерами, звучит несколько легковесно. Примерно так же, как и известное утверждение, что Господь никому не даёт непосильных испытаний. К большому сожалению, горе способно убить человека физически. Или полностью опустошить, оставив от него одну лишь оболочку. Человек, на которого вдруг обрушивается несчастье, как будто оказывается в некой сумеречной зоне, где не действуют законы гармонии и позитивного развития. И вернуться обратно в освещённую и упорядоченную область сил уже не хватает. А иногда и желания не остаётся.

Можно предположить другое. Ольга Балла предложила очень интересную идею о том, что «”ветхозаветная” версия грозного, непредсказуемого, ни-с-чем-нашим-не-соизмеримого Божества» является более правдивой, чем «христианский образ любящего и милосердного Бога». Мне тоже так кажется. Только для Ольги Балла ветхозаветный Бог является прежде всего созидателем и законодателем, который «связывает прежде не связанное». Мне же думается, что вообще мир, в котором мы живём, гораздо в большей степени соответствует той картине, которая представлена именно в Ветхом завете. Завет новый – скорее мечта человечества о том, какими Бог, мир и люди должны быть в идеале. Это именно в идеале все испытания рассчитаны строго по силам. Сталкиваясь же с непомерными страданиями, как раз легко представить ветхозаветного Бога, который не слишком метко прицеливается и не старается соразмерить силу удара.

Ольга Балла приводит нас к выводу о том, что мироздание – пространство для нашего ничем не ограниченного самосовершенствования. Условия и обстоятельства нашей жизни, включая самые неудобные, созданы для того, чтобы подтолкнуть нас к определённым усилиям и работе над собой. При этом Ольга Балла предлагает такой подход к теме, который исключает намёк на какой-либо надрыв. Усилия, рост и движение лежат в естественном русле жизни. Мироздание целостно: все люди связаны друг с другом, прошлое, настоящее и будущее составляют «полноту времён», а полярные явления, такие, как избыточность и аскетизм, свидетельствуют о неограниченном диапазоне, в котором протекает жизнь, огромная, непостижимая и неразрывная.

Несущим каркасом всей конструкции является этика, «моральный закон во мне». А «всякая этика метафизична», этические нормы позволяют органично вписаться в окружающий мир.

В записях Ольги Балла происходит частая смена субъективной и объективной позиции. Некоторые идеи оформляются в виде неких обобщающих суждений: «…потребность в абсолютном – одна из основополагающих потребностей человека». Другие формулируются с оговорками «мне кажется», «мне представляется», «я думаю»... В частности, рассуждение об этике опирается на субъективные оценки и восприятие: «Поймала себя на том, что то, что не имеет этического смысла, мне не интересно – то есть не вызывает внутреннего движения к себе, не интенсифицирует меня внутренне», «мне интересно то, что я могу пережить как личное этическое послание себе, которое, кроме того, представляется мне еще и общезначимым», «Ценность интеллекта кажется мне прежде всего этической». Легко представить человека, для которого этическое начало вовсе не является «ключом от всех дверей» или мерой всех вещей. Такой человек плохо вписывается в тот образ мироздания, который создан в «Упражнениях в бытии». Но у него, очевидно, есть своя интерпретация мироустройства.

Итак, перед нами некая субъективная версия картины мира, индивидуальная попытка вывести некие всеобщие законы бытия. Версия глубоко оптимистическая. В ней присутствует некий Абсолют, пусть и не вполне определённый, но безусловно благой. Само бытие в потенциале совершенно. Определяющими его являются факторы, которые так или иначе благоприятствуют духовному и нравственному росту людей. И при этом в ней практически отсутствуют абсурд и зло. Получается, что, если построить свою жизнь, условно и упрощённо говоря, правильно, приложив усилия там, где они требуются, то и абсурд и зло из неё можно удалить. Или переработать их в нечто полезное. Это чрезвычайно привлекательная идея. Поверить в неё хочется. Но пока, увы, не удаётся.



Фото Анатолия Степаненкоскачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
2 106
Опубликовано 16 окт 2016

ВХОД НА САЙТ