facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 142 август 2019 г.
» » Ольга Бугославская. ВРАЖДА КАК ДВИЖУЩАЯ СИЛА ИСТОРИИ

Ольга Бугославская. ВРАЖДА КАК ДВИЖУЩАЯ СИЛА ИСТОРИИ

 Ольга Бугославская. ВРАЖДА КАК ДВИЖУЩАЯ СИЛА ИСТОРИИ
(О книге: Сергей Беляков. Тень Мазепы: украинская нация в эпоху Гоголя. – М.: Издательство АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2016)


Ещё первая оранжевая революция в Киеве для многих у нас стала неприятным сюрпризом. Ведь русский народ един, и украинцы – одна из его ветвей. Происки врагов, бунт на корабле. Но суть события совсем в другом: корабля на самом деле два.

Единый русский народ или «русский мир» перестал существовать еще в Средние века, когда одна его часть оказалась под властью Золотой Орды, а другая – Литвы и Польши. Зарождение самостоятельной украинской нации, формирование её отдельного языка, исторической памяти, пантеона национальных героев и всего, что, по Льву Гумилёву, составляет «этническую традицию» – предмет всестороннего рассмотрения в книге Сергея Белякова «Тень Мазепы: украинская нация в эпоху Гоголя». Книге обстоятельной, захватывающей и остроактуальной.

В основном исследование затрагивает период от восстания Богдана Хмельницкого и Переяславской рады с экскурсом в предысторию до первой половины XIX столетия – времени жизни величайшего в русской литературе украинца – Н.В. Гоголя. Таким образом, начальная точка – это момент воссоединения разделённого когда-то народа, отмеченный болезненным взаимным неузнаванием. А финальная – любимое русскими людьми, но не до конца понятое пророчество о птице-тройке, появившееся на пике российского имперского могущества. По мнению автора, как раз вскоре после выхода в свет «Мертвых душ» величие империи пошло на убыль.

Знаковая фигура этого драматического двухсотлетнего этапа – гетман Мазепа. Совершенно разное восприятие этого персонажа в России и на Украине, диаметрально противоположные оценки, которые ему дают здесь и там, – наиболее заметное обозначение водораздела между двумя народами и признак их взаимного отчуждения.

Одно из главных достоинств книги состоит в том, что ее автор объективен и не пытается играть в одни ворота. Он с легкостью развенчивает как российские, так и украинские мифы, касающиеся общей истории. Великороссам, как известно, дорога идея «единства русского народа», на почве которой возникло твёрдое убеждение в том, например, что никакого самостоятельного украинского языка не существует и никогда не существовало. Да и не только языка, а самостоятельной украинской культуры в целом. Украинцам, отстаивающим свою полную отдельность и самодостаточность, приятно думать, что именно они являются прямыми наследниками Киевской Руси, а великороссов причислять к ближайшим родственникам финнов. Сергей Беляков одинаково безжалостен ко всем псевдонаучным фантазиям, как пророссийским, так и проукраинским. При этом автор признаёт, что миф – отражение общих массовых настроений, в силу чего в народном сознании он всегда побеждает историю.

В рамках неравного союза каждой из сторон представляется, что она слишком многим ради этого союза пожертвовала и слишком мало от него получила. Сергей Беляков и в этом вопросе умеет сохранять баланс. Присоединение Украины состоялось не в результате агрессии со стороны России, однако в конечном счете всё равно привело к подчинению Украины, насаждению чуждых ей принципов существования и подавлению национального начала. Империя наградила Украину крепостным правом и ликвидировала Запорожскую Сечь, которая была воплощением её национального духа. На бытовом уровне межнациональные отношения неизменно сопровождались враждебными проявлениями. Великороссы смотрели на малороссов свысока и с плохо скрываемым презрением, как столичные жители на провинциалов. В глазах же малороссиян «москали» оказались бессовестными мошенниками, вошедшими в местный фольклор наравне с чертями и прочей нечистью.

Взаимное недоверие серьезно усугубляли военные измены. Самый известный эпизод – переход на сторону противника гетмана Мазепы, менее известный, но едва ли не более драматичный – предательство Юрия Хмельницкого. В отношении первого чрезвычайно важно то, что в народной памяти русских осталась именно измена Мазепы, а в памяти украинцев – последовавшая за ним карательная акция – разорение города Батурин войсками Меньшикова, в результате которого погибло едва ли не все его мирное население. «Хорошие» и «плохие» в двух эпизодах меняются местами, но в обоих русские и украинцы – враги.

Как все помнят, герой предыдущей книги Сергея Белякова – Лев Гумилёв. Его теория этногенеза в новой работе упоминается многократно. В частности, речь заходит о пассионарности и пассионариях. Своего рода пассионарный взрыв на Украине связан с полулегендарным золотым веком Запорожской Сечи. Козак-запорожец – народный идеал, воин-победитель, воин-защитник, воин-мститель. Некоторое время, следуя народной традиции, автор любуется удалыми козаками и даже многократно, к некоторому удивлению читателя, употребляет слово «головорез» в приподнято-романтическом ключе. Однако любование сходит на нет, когда автор сталкивается с источниками, народными песнями, в которых запечатлён разгул ничем не мотивированной иррациональной жестокости и расправа над беззащитными жертвами. Здесь автор подходит к очень тяжёлой проблеме. Связана она, разумеется, не с козаками и украинцами. Песни о замученных безо всякой вины жертвах можно легко найти и в русском фольклоре и в любом другом. Что есть пассионарность? Ведь далеко не всегда она выражается в творческом полёте или научном поиске. Очень часто так называемое «пассионарное напряжение» выливается в агрессию. Причём агрессивной энергии при этом оказывается так много, что она выплёскивается на первые попавшиеся объекты безо всякой цели и безо всяких причин. Пассионарность – неуправляемая стихия, которая оборачивается то геройством, то изуверством. Автор относится к этому как к данности, отмечая лишь, что не существует хороших и плохих народов, и что вчерашние воины сегодня становятся мирными землепашцами, имея в потенциале обратную трансформацию. Моральный аспект и понятие ответственности оказываются за скобками. Эта идея, коль скоро она затронута, требует развития. Нам остаётся лишь сожалеть о жертвах пассионариев-«головорезов» или обмен агрессивной энергией может быть преобразован во что-то другое, что не предполагает этих жертв?

Книга С. Белякова – река с очень быстрым течением. Она чрезвычайно информативна, насыщена событиями, лицами, идеями. Совместные военные компании, история градостроительства, история литературы и самой исторической науки, народная и дворянская культура при сближении и размежевании двух национальных культур и многое другое показано на магистральном разломе между Россией и Украиной. При этом книга в целом посвящена истории противоречий и вражды. Гениальный Н.В. Гоголь интересен автору прежде всего как носитель трагического внутреннего конфликта украинца по рождению и русского по убеждению.
Совсем рядом пролегает следующая линия разрыва – между украинцами и поляками. Этот конфликт отмечен еще более жестким подавлением, с одной стороны, и отчаянной, свирепой местью, с другой.

Русские и поляки – тоже стороны сложного и острого противостояния, в котором сопротивляющаяся сторона использует весь арсенал средств от открытых восстаний до полупартизанской подрывной деятельности.

При ближайшем рассмотрении выясняется, что враждебностью были омрачены и отношения русских и этнических немцев – переселенцев из Германии, которые сохраняли верность российскому императору исключительно по причине его немецкого происхождения. В глазах немцев русские в России парадоксальным образом были чужаками, от которых можно было защититься, прибегнув к высочайшей милости.

Евреи, как можно догадаться, подвергались жестоким гонениям со всех сторон.

И так далее, и так далее. Унижения, месть, притворство, предательство, обман… Живой слог и отношение автора к вражде как к чему-то само собой разумеющемуся позволяет несколько разбавить общую мрачность повествования. Причины везде разные. Но только в случае с великороссами и малороссиянами конфликт возникает из-за иллюзорной идеи единства, в которую, вопреки реальности, верили сторонники империи.

В качестве обстоятельств, определивших разделение одного народа на два, справедливо указаны татаро-монгольское иго на востоке и польско-литовское владычество на западе. Несмотря на острую вражду, Речь Посполитая всё-таки оказала очень серьезное влияние на западные области современной Украины. В чем оно состояло? Автор ограничивается констатацией: «Триста лет западные русские находились под властью Литвы и Польши. И хотя вражда с поляками превратила ляхов и русинов в смертельных врагов, влияние польско-литовской политической культуры было колоссальным. Западные русские привыкли к другой жизни, другим порядкам, обычаям и нравам». «Другая жизнь» и «другие порядки» требуют расшифровки. Особенно в части именно политической культуры и развития политической системы. Сравнительный анализ того, как на нас повлияла Золотая Орда, а на Украину – Польша, настойчиво просится на страницы этой книги.

Расширения требует не только география, но и хронология. Жизнеописание и творчество Гоголя чрезвычайно показательны в контексте рассматриваемой автором проблемы. Однако наиболее значимые для истории вопроса события разворачивались позже, глубина многих проблем во взаимоотношениях тоже проявилась позже. К примеру, автор говорит о том, что на определённом этапе централизация власти помогла великороссам создать сначала мощное Московское царство, а затем – империю. Здесь необходимо посмотреть, что произошло в дальнейшей перспективе и какую роль централизация играла в более поздней истории.

Иными словами, нужно продолжение, как минимум ещё один 800-страничный том.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
1 623
Опубликовано 18 июл 2016

ВХОД НА САЙТ