facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 114 апрель 2018 г.
» » Мария Закрученко. НА ИЗБРАННОМ ПУТИ

Мария Закрученко. НА ИЗБРАННОМ ПУТИ


(О романе: Ольга Брейнингер. В Советском Союзе не было аддерола. Дружба народов, 2016, № 4)


В майском номере «Дружбы Народов» вышел дебютный роман Ольги Брейнингер с провокативным названием и огромной внутренней силой: «В Советском Союзе не было аддерола». Роман-взросление и роад-стори, личная история на фоне, ни больше ни меньше, истории всемирной. Текст, построенный на сочетании классических литературных приёмов с почти научным анализом, но отличающийся ярким и живым языком. Этот роман, словно мощный двигатель, несёт в себе колоссальный заряд мотивирующей и в то же время разрушительной энергии, убеждает, что пределов для человека не существует. Его нужно прочесть всем молодым, злым и амбициозным, хотя бы для того, чтобы убедиться – они такие не одни.

Если литература «нулевых» находилась в поиске героя вообще как идеи, то новое десятилетие отошло от теоретических поисков и решило, каким станет герой нового времени. Самое главное его отличие от героя уходящей эпохи – желание и способность делать что-то со своей жизнью. Именно такой силой обладает главная героиня романа Ольги Брейнингер. Текст заряжен интенсивным движением, и это происходит потому, что героиня постоянно действует. Она знает: остановишься – и болото обыденности затянет, ты растворишься в нём со всеми своими планами, мечтами, страхами… Рефлексии в «Аддероле» тоже отведено важное место, которое связано не только с внутренним, но и с внешним миром героини. Взросление, становление личности, проявления характера переплетены с событиями в настоящем – зримо, ясно, почти доказательно, так, что их сложно разъединить. И это происходит потому, что героиня склонна к безжалостному самокопанию и не останавливается в этом ни на минуту. «Страх отступил, но не исчез; и по мере того как я взрослела, чувство неприкаянности все росло. Я твёрдо усвоила, что все, абсолютно все может измениться в любой момент и опереться будет не на что. Изменится семья, изменишься ты, изменится все вокруг, и даже прошлое станет казаться другим».

Скажем честно: подступиться к роману непросто. Автор многократно ссылается на произведения классической и современной массовой культуры, не избегает обилия научно-канцелярских фраз (милостиво выделенных курсивом), сыплет американизмами и вплетением иностранных слов без перевода и сносок. Но такой подход к изложению – не прихоть автора. Роман с самого начала подразумевает если не знание иностранных языков и обширный словарный запас, то как минимум широкий кругозор читателя и его желание воспользоваться гуглом. Преодолевшие эту грань, не такую трудную на самом деле, приглашаются в мир, где возможно всё.

Когда ловишь этот стремительный ритм произведения, то почти сливаешься с ним. Текст течёт, вьётся торопливой рекой, как и героиня – всё быстрее, быстрее, подхватывая и расточая слова, огромными, дикими предложениями. Кажется, это записывалось скорее, чтобы ни в коем случае не забыть – на диктофон в отеле, в планшет под рёв самолётных двигателей, в блокнот в переполненном кафе. Только бы ни одной мысли не потерять, всё зафиксировать. Невольно хочется подражать этому стремительному темпу, проговаривать текст, послушать, как он зазвучит, перенесённый со страниц в реальность «…мне казалось, что земля это я, что мои вены это реки, а кровеносные сосуды, черные, как нефть, перекачивают силу через все тело; от Средней Азии под кончиками левой руки до Арктики; от Большого Кавказа к сердцу, которое билось, предсказывая и завершая всё, что произойдёт со мной, с землей, с людьми, которые ходят по ней по мне и ложатся в землю, становясь мною и ею…»

Роман несёт в себе не столько желание перечитывать и обсуждать, сколько желание вжиться, перенести опыт героини на себя не только эмоционально, но и физически. Есть нечто почти волшебное в том, как перед её мощным напором, горящими глазами и острым умом открываются все двери, в которые она требовательно стучится, а таких вещей, как границы на карте и конечность денег, кажется, вовсе не существует. Кажется, ей уже совершенно нечего терять. Но это потому, что она уже всё потеряла.

Название романа производит обманчивое впечатление. Уже ближе к середине это становится очевидным. Стимуляторы, таблетки, провода в голове и другие приёмы, почти в научно-фантастической стилистике, призваны доказать читателю: закинувшись аддеролом или освоив технику НЛП или применив очередную методику по «расширению сознания», ты никогда не дойдёшь до сути, никогда не поймёшь, на что способен по максимуму, если изначально не имеешь собственного твёрдого стержня, на котором всё держится. Сила героини не в том, что у неё есть «волшебная таблетка». Она раскрывает свои способности последовательно, почти с научным подходом. Проблема в том, что из ста предложенных вариантов нельзя выбрать все сто, а она не сторонница полумер. Именно так и начинается саморазрушение.

«Человек, его физическая оболочка не имеют значения, они лишь носители идеи… Есть тысячи методов создавать и поддерживать визуальную форму и защищать содержание. Поэтому тело и внешность блеск в глазах, энергичность, грация кошки и глубокий взгляд не более чем социальный конструкт, метод самопрезентации. Важны лишь идеи».

Всё больше и больше узнавая главную героиню, пытаешься сообразить не столько как она выдержала все испытания на своём пути (всё-таки жизнь бывает и более драматичной), но почему продолжает бороться. На какой внутренней силе держатся все эти суперспособности, из каких фрагментов сложилась эта уникальная личность? Автор и здесь ничего не утаивает. Героиня с готовностью рассказывает о себе всё в мельчайших подробностях, только успевай слушать. Жизнь в её понимании – это постоянное движение и такая же постоянная работа над собой. Остановиться на этом пути невозможно. Когда внешний мир врывается во внутренний со знаком «стоп», сильные люди его просто не замечают: «… я словно наращиваю другую кожу, чтобы унижение не прилипало к своей, и переплавляю весь этот страх, неуверенность и безнадёжность вокруг в злость – яростную, опасную, но, самое главное, не дающую застыть».

Желание и способность держать свой мир под контролем – ещё один действенный механизм, преобразующий поражения в победы, избранный способ самозащиты, который всегда работает. «Лучше уж тогда быть гостем – здесь, везде, где захочешь – принимать все решения самому и не оставлять их на растерзание непонятной жизненной логике. А свой мир человек может выстроить внутри себя, а не снаружи».

Потому что… «Нет ничего страшнее, чем оказаться с хаосом наедине».

Но жизнь – это хаос. И если героиня может силой воли бороться с обстоятельствами, которые выстраивает вокруг неё жестокий мир, то в отношении чувств это не работает. Логика рушится, планы срываются, когда этот жизненный хаос сталкивает её с кем-то на оксфордской мостовой… Всё это из-за искренней, отчаянной жажды любви, в поиске которой и находится героиня. «Мне никогда еще не случалось увидеть кого-то и забыть обо всем на свете, и было страшно, что это неправильно». Страшно жаждать чего-то, о чём имеешь смутное представление. Но когда героиня получает подтверждение в виде чеченского мальчика Амади, она сама испытывает свой мир на прочность, чтобы победить и здесь, в ситуации, когда победа невозможна…

Любовь героини слишком велика, она хочет объять весь мир. Именно из этих истоков её решимость и страсть, желание бороться на грани с саморазрушением. «Мы ищем Бога над собой, думала я, вглядываясь в искусственное небо над головой, но на самом деле источник жизни – у нас под ногами, и Бог в этой земле, которая позволяет нам рождаться в своей груди и возвращаться в её любовь. И только одно было тяжело – заставить себя быть равнодушной и ровной, чтобы не сомкнуть в порыве любви, как бы ни хотелось, как бы ни было больно, объятия и не задушить всё живое; и поэтому, наверное, они были прибиты к земле: любовь может быть разрушительна».

Но тема любви вовсе не главная в романе Ольги Брейнингер. Любовь – это одна из граней постоянно меняющегося мира, в котором решающий бой приходится принимать в одиночку. «В то лето я узнала, что мир состоит из одиноких, как и я, людей». И у каждого – своя битва.

Главная борьба героини – за собственную личность, покалеченную, но всё же не сломленную – происходит уже после всех многочисленных флешбэков, рассказов о себе, органично вплетённых в повествование. Вот когда наружу выходит правда, которую до боли, до остервенения она прятала под идеальной улыбкой. Свобода быть собой, брать жизнь под контроль и принимать решения. Недаром в конце почти каждой главы так или иначе присутствует фраза: «я никогда ещё не была так счастлива». Невероятное счастье – чувствовать себя одержимым жизнью, способным покорять любые её вершины, сильной рукой отстранять хаос. Быть собой.

Речь, которую произносит в главе-эпилоге героиня, но больше всё-таки сама автор, прозвучи она в самом начале, показалась бы этаким юношеским максимализмом на грани истерики. Но именно в конце становится понятно, почему героиня и ещё тысячи молодых людей имеют право на это мнение. «Потому что нужно потерять абсолютно всё и даже надежду на это, потому что нужно перестать испытывать привязанность, любовь, тоску или страх. Потому что тебя уже ничего не испугает. Потому что ты сама отказалась от того, что могло быть из страха, что и это не сможет тебя согреть и заставить почувствовать себя дома».

По энергетике и внутреннему посылу, призыву к действию, «Аддерол» можно сравнить с произведением Айн Рэнд «Атлант расправил плечи». Но если Айн Рэнд в конце концов переворачивает свою антиутопию в утопию, то Ольга Брейнингер ведёт свою героиню в поисках себя до самого конца.

«Мы боролись и боремся со старым миром, паразитирующим на старых репутациях и возможности печатать все подряд; с теми, кто заботится лишь о том, чтобы закрепить за собой статус и место, будь то депутатская неприкосновенность или профессорское кресло».

Может, это и правда максимализм. Может, это и есть любовь, ненависть, всё, что толкает на маленькие подвиги в преодолении себя, чтобы со временем оказаться на вершине мира, ощущая безграничную мощь своего разума. Это будет окончательная, настоящая победа. Настоящее счастье.

Всё чаще современным авторам то ставят в заслугу, то попрекают тем, что их произведения очень визуальны. Это характерно как для отечественной прозы (например, «Зулейха открывает глаза», дебютный роман Гузели Яхиной все критики находили «зрительным»), так и зарубежной (здесь примером может послужить «Щегол» Донны Тартт). Связано это прежде всего с тем, что на экран просится именно живая картинка, а для этого, как упоминалось раньше, герой должен постоянно совершать поступки, не только рефлексировать. Роман Ольги Брейнингер – пёстрая череда таких поступков и их результатов.

На очередном переломе эпох, из страны, которой больше нет на карте, страны, где не было аддерола и ещё много чего, взошло новое поколение. Свидетели крушения старой системы ценностей, не получившие ничего взамен: эти мальчики и девочки рано научились самостоятельности и ответственности. Новому поколению нигилистов, которое точно знает, чего хочет, поскольку само протоптало себе дорогу в жизнь, сейчас около тридцати лет. Они идут по избранному пути, и их голос уже звучит вместе с голосом героини Ольги Брейнингер.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
1 698
Опубликовано 19 июн 2016

ВХОД НА САЙТ