ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 219 июнь 2024 г.
» » Ульяна Петрова. МАРУСЯ, GO! 16+

Ульяна Петрова. МАРУСЯ, GO! 16+

Редактор: Евгения Скирда


(пьеса, 16+)



Действующие лица:
ЛЕРА, девочка, 14 лет;
МАРУСЯ, девочка, 14 лет; 
МАКСИМ, мальчик, 14 лет.



Июнь. На небе яркое солнце, пышные белые облака. Городская набережная залита светом. Солнце ярко, его прямые длинные лучи нежно спускаются на землю, они особенно красивы, когда светят из-за облаков. Пейзаж широк и ярок, как на полотнах Поленова. Справа от набережной дорога, идущая под откос, внизу – блестящая гладь затона. Там, за затоном, темно-зеленый перелесок, деревья колышутся от теплого ветра. У набережной маленький продуктовый магазин «Надежда». Из него выходят две девочки четырнадцати лет: Маруся и Лера. У Маруси за спиной аккуратный рюкзак с орнаментом «авокадо», у Леры черная кожаная сумка с какой-то серебристой бляшкой. От яркого солнца кожа сумки и кожа Леры преют, поэтому девочка часто перевешивает сумку с одного плеча на другое, иногда просто держит её в руке. 

ЛЕРА. Блин.
МАРУСЯ. Да ладно тебе.
ЛЕРА. Обычно по ксерокопии прокатывало.
МАРУСЯ. Давай в другой магазин.
ЛЕРА. Не, пошли лучше в аптеку.
МАРУСЯ. Зачем?
ЛЕРА. За презервативами, блин.
МАРУСЯ. М?
ЛЕРА. Да, блин, за пластырем каким-нибудь или типа леденцы бывают…
МАРУСЯ. Типа вместо сигарет?
ЛЕРА. Ну да, в них есть хоть какая-то дозировка. 
МАРУСЯ. А чё, ты типа прям так хочешь курить?
ЛЕРА. Марусь, ты вот не куришь, да? Не доставай, кароч.
МАРУСЯ. Просто, я думала, ты, типа, недавно начала.
ЛЕРА. Ладно. Всё! Где там уже твой этот?
МАРУСЯ. Не знаю, трёх нет ещё.
ЛЕРА. Вот именно, и зачем было так рано приходить?
МАРУСЯ. Не знаю, типа пришли как пришли…
ЛЕРА. Слушай, а может тебя развели? В сентябре такие приходим в школу: над тобой все ржут! Маруську развели на свидание и слились.
МАРУСЯ. Ну, может… Слышь, а может ты, типа, спрячешься… И если он нормальный и не маньяк, то ты уйдешь?
ЛЕРА. Ты чё? Иногда по маньяку вообще не понять маньяк он или нет, придёт такой: «Привет, привет!» А потом изнасилует тебя в кустах. Угу?
МАРУСЯ. Угу…
ЛЕРА. Вон, смотри, идёт с гитарой! Твой? 
МАРУСЯ. Где?
ЛЕРА. Да вон! (указывает пальцем)
МАРУСЯ. Да блин, я ж плохо вижу…
ЛЕРА. Да вон он, недалеко уже, вон, с гитарой.
МАРУСЯ. Ааа… (увидев) Лер, этот дед какой-то, ему лет 35…
ЛЕРА. Ну, покажи ещё раз!

Маруся показывает Лере что-то в телефоне.

ЛЕРА. Мда, конечно, сплошное «Наруто»… Ботан или фейк.
МАРУСЯ. Ну, вот, фотка.
ЛЕРА. Думаешь, его? Хотя да, такие стрёмные фотки и стырить негде.
МАРУСЯ. Да, нормальная.
ЛЕРА. Ну, у нас явно разные вкусы.
МАРУСЯ. По мне симпатичный. Ну, не знаю, мы же так, просто типа…
ЛЕРА. Вон, смотри, не он?
МАРУСЯ. Вон тот?
ЛЕРА. Ага, высоченный.
МАРУСЯ. На фотке рост не видно было.
ЛЕРА. Точно он, Маруська, ну и бугая ты поймала, кароч.
МАРУСЯ (смеется). Лерка, блин, не смеши. 
ЛЕРА. Серьёзно, он меня башки на четыре выше, я отвечаю.
МАРУСЯ. Лер, а чё такое – бугай?
ЛЕРА. Ну, типа, здоровый.
МАРУСЯ. Ааа. Ну да, вообще высокий, прикольно, не то, что наши пацаны.
ЛЕРА. Слышь, а может он наврал, что ему четырнадцать? Сейчас тя «рили» пришибёт. 
МАРУСЯ. Ну, ты ж со мной тут для этого…

К ним подходит Максим, действительно, высокий и накаченный парень. У него очень нежные черты лица, карие глаза, а ресницы, от линии роста, сразу загнуты наверх, от этого взгляд такой детский. Голова Максима не подходит его телу, несмотря на то, что в некоторых местах у него уже проглядывают усы. Максим весь в спортивной одежде разных марок: от «Адидаса», «Рибака», до «Демикс» и «Каппа». 

МАКСИМ. Привет!
МАРУСЯ. Привет!
ЛЕРА. Ну, привет!
МАРУСЯ. А это – Лера, моя подружка. 
ЛЕРА. Лера, приятно!
МАРУСЯ. А это – Максим!  
МАКСИМ. Приятно, но я – один.
ЛЕРА. Ну и чё. Ты такой высокий, что будешь за двоих.
МАКСИМ. Ну да, я с мая вырос сантиметров на пятнадцать.
ЛЕРА. Пхахаха.
МАРУСЯ. Лер, ты чё?
ЛЕРА. Да я просто мем вспомнила.
МАРУСЯ. Чё за мем?
ЛЕРА. Ну, с этой, который. Там типа: «пятнадцать сантиметров», «пятнадцать сантиметров!» Ну, вы чё, не знаете? «Пися». Плюс – минус «пятнадцать сантиметров».
МАКСИМ. А, да помню. Хахах. Это прикол.
МАРУСЯ. Не смешно.
ЛЕРА. Это ТЕБЕ не смешно.
МАКСИМ. Ну не, я вырос, типа ростом…
ЛЕРА. Слушай, Макс!
МАКСИМ. Максим!
ЛЕРА. Макс, ты куришь?
МАКСИМ. Не… Ну, я типа бросил… Пока лето.
ЛЕРА. А так куришь?
МАКСИМ. Ну, в школе когда, могу покурить, иногда месяц целый курю.
ЛЕРА. Купи мне сигарет.
МАРУСЯ. Да ты ж пластырь хотела, Лер. 
ЛЕРА. Да зачем мне твой пластырь, если Макс может купить сиги?
МАКСИМ. Ну, давай, сейчас попробую.
ЛЕРА. Давай, ага, я тебе переведу.
МАКСИМ. Ага…

Максим заходит в магазин.

МАРУСЯ. Чё, вроде не маньяк?

Максим возвращается.

МАКСИМ. Слушайте, это, а ещё чё-то надо? Мне мама бутеры дала. Там, типа попить?
ЛЕРА. Да, купи фанты.
МАКСИМ. Маруся, ты тоже фанту пьёшь?
МАРУСЯ. Всё равно.
МАКСИМ. Угу.

Максим уходит.

МАРУСЯ (проверяет, что Максим зашел в магазин). Услышал? Про маньяка?
ЛЕРА. Ну и хорошо, если что, знает, что мы вооружены… Блиин, осенило!
МАРУСЯ. Чё?
ЛЕРА. Короче, там на кассе тётка строгая. 
МАРУСЯ. И чё?
ЛЕРА. Если ему, короче, сиги продадут, значит, ему не четырнадцать. Значит, ему есть восемнадцать. И купит он их по паспорту, андестенд?
МАРУСЯ. И чё, что восемнадцать?
ЛЕРА. Нормальная ты, тебе уже и всё равно, что восемнадцать… А то, что он представился малолеткой – это ничё? Ага! Соображай. Наврал про возраст, значит, маньяк.
МАРУСЯ. Лер, да он вообще не похож…
ЛЕРА. Круть я придумала схему, да?
МАРУСЯ. Нет.
ЛЕРА. Запомни, Маруся, если он выходит с сигами, мы бежим!
МАРУСЯ. Да Лер, я не хочу бежать. 
ЛЕРА. Бежим и орём, чтобы привлекать внимание. 
МАРУСЯ. Пипец…
ЛЕРА. Я тебе жизнь спасаю, мб!
МАРУСЯ. Да всё.
ЛЕРА. Про сиги «ок?»
МАРУСЯ. Ок.

Максим выходит из магазина. Девочки быстро переглядываются и оглядывают его.

МАКСИМ. Не продали. А фанта, вот, холодная тока!

Маруся гордо улыбается, смотрит в сторону Леры. Лера ловит её взгляд, отвечает взглядом: «Ещё не факт».

ЛЕРА. Ну, капец блин, нервяк обеспечен. 
МАРУСЯ. Так пошли в аптеку за пластырем.
МАКСИМ. Или стрельнуть можно у кого-нибудь.
ЛЕРА. Да ладно уже, пошли…

Лера Маруся и Максим идут по тропинке.

ЛЕРА. Ну, расскажи, Максим. А чем, кроме школы занимаешься?
МАКСИМ. Ну, я разное люблю…
МАРУСЯ. Максим играет в регби. 
ЛЕРА. А ты откуда знаешь?
МАРУСЯ. Он писал. 
ЛЕРА. Ааа, блин. А аниме?
МАКСИМ. Ну, я смотрел «Наруто». 
ЛЕРА. Ну, все смотрели.
МАКСИМ. Ага.
МАРУСЯ. Я нет.
ЛЕРА. Я имею ввиду, пацаны, Марусь! Почти все пацаны смотрят «Наруто».
МАКСИМ. Ну…наверное. А ты тоже смотрела?
ЛЕРА. Хахах, ну я ж не пацан… Ну, вообще, у меня был бывший, с которым я смотрела немножко.
МАРУСЯ. Это кто?
ЛЕРА. Да, ты не знаешь (Максиму). А куда мы, кстати, идём?
МАКСИМ. Тут недалеко поляна. Там мы, типа, нас тренер туда водил. Там норм. Но если вы хотите, можем другое место выбрать, мне пофиг. 
МАРУСЯ. Не, давайте туда.
ЛЕРА. А чё не на затон? 
МАКСИМ. Мой батя говорит, что здесь вода с машинным маслом. Тут же лодки плавают.
ЛЕРА. А до туда, куда ты ведёшь, далеко?
МАКСИМ. Да не, минут двадцать, наверное. 
ЛЕРА. Ну, ладно.

Некоторое время ребята идут молча. В воздухе неловкая пауза.

ЛЕРА. Мля, как курить охота… Может, в игру какую сыграем? 
МАРУСЯ. Блин, давайте лучше поболтаем. 
ЛЕРА. Ну, давайте.
МАРУСЯ. Макс… Максим, а вот у вас в регби перерыв на лето?
МАКСИМ. Ну, вообще нет, тренировок поменьше, плюс мы на сборы поедем в августе.
МАРУСЯ. А чё там делать?
МАКСИМ. Да ничё, так же тренироваться, только за городом, типа, ну, мы там ещё  плавать будем и всё такое…
ЛЕРА. А куда поедете?
МАКСИМ. Да в Горбатовку, там лагерь или санаторий…
ЛЕРА. О, прикольно, у меня дача там у бабушки, а вы когда едете?
МАКСИМ. В августе, ну в начале. 
ЛЕРА. Прикольно, я к бабушке собиралась как раз в августе, может, увидимся, а чё за санаторий, как называется?
МАРУСЯ. А почему именно регби? 
МАКСИМ. Не помню, как-то ...то ли «Солнечный», то ли как-то так.
ЛЕРА. Да, кстати, почему регби?
МАКСИМ. Не знаю, меня папа туда отдал, ещё когда я мелким был, и вот…
ЛЕРА. Ну да, я слышала, регби щас набирает популярность, вот сериал вышел недавно.
МАКСИМ. Да, классный, но там не про регби конечно, больше, а про любовь.
ЛЕРА. Ну, все сериалы про любовь, это ж типа главная штука.
МАКСИМ. А ты смотрела?
ЛЕРА. Не, я только видела рекламу…
МАКСИМ. Ну, посмотри, мб понравится.
ЛЕРА. Угу! 

Максим идёт впереди, Маруся и Лера сзади, они периодически пытаются двигаться вместе, но тропинка узкая и одной всегда приходится уступать.

ЛЕРА. Блин, солнце чё-то так палит, я растаю щас нафик.
МАКСИМ. Душно просто ещё, поэтому кажется, что тяжело.
ЛЕРА. А там поляна рядом с водой?
МАКСИМ. Ну там речка есть… Или озеро. 
ЛЕРА. О, прикольно, я в купальнике!
МАРУСЯ. Я придумала игру. 
ЛЕРА. Ты ж играть не хотела.
МАРУСЯ. Это я в твои игры играть не хотела, а щас сама придумала.
ЛЕРА. Ну, давай!
МАРУСЯ. Короче, я загадываю песню, напеваю её, а вы угадываете.
ЛЕРА. Типа, «угадай мелодию»?
МАРУСЯ. Угу, типа того.
МАКСИМ. У меня со слухом не очень!
МАРУСЯ. Ну и что, я простые буду загадывать.
ЛЕРА. Ок. Давай.
МАРУСЯ. Так, щас… Как там? (напевает) «На на на на наааа на на на на на на на на на на на на».
МАКСИМ. Я не знаю.
МАРУСЯ. Да это просто, хорош.
ЛЕРА. Давай ещё раз.
МАРУСЯ. (напевает) «На на на на на нааааа на на на на на на на на на».
ЛЕРА. Я чё-то не знаю.
МАКСИМ. А кто поёт?
ЛЕРА. Не! Так нельзя, надо угадывать.
МАКСИМ. Ну, мужчина или женщина?
МАРУСЯ. А я не знаю.
ЛЕРА. А нафик загадывать тогда?
МАРУСЯ. Да это блин, это все знают.
ЛЕРА. Так кто блин поёт?
МАРУСЯ. Да я не знаю, это из соцсети, «из Шортсов» или «из Рилсов»…
ЛЕРА. Ну, блин, там скока песен…
МАРУСЯ. Да блин, щас включу.

Маруся лезет в телефон, листает ленту в поисках нужной песни. Видео только успевают включаться и сменяют друг друга. Маруся ищет. Какое-то время они идут молча. Звуки из Марусиного телефона перемежаются со стрекотом насекомых и трелями птиц. Солнце одно на небе, облака куда-то улетели. Оно сильно жарит, уже не тонкими лучами, а сплошным ярким полотном. Ребята доходят до ручья.

ЛЕРА. Чё, пришли?
МАКСИМ. Не, тут перебраться надо, а потом ещё немного вперёд пройти.
ЛЕРА. Блин, ну капец… Марусь, ты слышишь там?
МАРУСЯ. Чего?
ЛЕРА. Да хватит там уже, видишь? Максим говорит, что ручей переходим.
МАРУСЯ. Ну, ок.

Маруся убирает телефон в рюкзачок. Снимает сандалии, берёт их в руку и идёт по камням через ручей.

ЛЕРА. А чё, в босоножках никак?
МАКСИМ. Можно, конечно, но они хлюпать будут потом. Расклеятся ещё…
ЛЕРА. Ну, капец.

Максим переходит через ручей вслед за Марусей.
Лера нехотя снимает свои босоножки, посматривает на идущих по ручью Максима и Марусю.

ЛЕРА. Слышишь, а ты чё не снял?
МАКСИМ (не оборачиваясь, кричит). Так у меня сланцы же, резине ничё не будет.

Лера разулась, окунает ноги в воду.

ЛЕРА. Мля, она холодная.
МАРУСЯ (уже перешла на тот берег). Кто-то вообще купаться собирался…
ЛЕРА (кричит в ответ). В ручье всегда вода холоднее, она проточная. 

Лера ещё раз смотрит на преодолевших ручей Марусю и Максима.

МАРУСЯ. А я холодной воды не боюсь.
МАКСИМ. Я тоже. Нас вообще заставляют закаляться в спортшколе. Ну как, раньше заставляли, теперь в привычку вошло.
МАРУСЯ. Прикольно, но там ещё камушки острые, мне вот тоже нафик на них, мне папа всегда говорит: «Ходи босиком летом, нервная система будет крепче».
МАКСИМ. И как нервная система?
МАРУСЯ. Не знаю пока.
ЛЕРА (себе под нос). Вот ж мля.

Лера делает шаг в ручей.

ЛЕРА. Нормально вы меня тут бросили, конечно.
МАРУСЯ. Давай, Лерка, соберись.

Лера делает шаг в ручей и оступается.

ЛЕРА. Да мля, я расшибусь на этих кАмнях грёбаных. 
МАРУСЯ (кричит). Ну, мы тогда пошли! На обратном пути заберем тебя!
ЛЕРА. Ага, щас, еще чё?
МАРУСЯ. Ну, давай уже, не думай об этих камнях просто. Расслабься.
ЛЕРА. Макси-и-и-м! 
МАКСИМ. Маруся всё правильно говорит, соберись и расслабься.
ЛЕРА (себе под нос). Соберись и разберись. (кричит) Максим! А перенеси меня! Ты ж в сланцах.
МАРУСЯ. А если он упадёт?
МАКСИМ. Да не, не упаду, мы так на сборах делали, чтоб баланс тренировать. 

Маруся смотрит, как Максим обратно переходит ручей, чтобы забрать Леру.

ЛЕРА. Марусь, ну не все такие, как ты у нас, закалённые.

Максим доходит до Леры. Неловко пытается её подцепить, не знает, как подступиться. Пытается взять её снизу за ноги. 

ЛЕРА (смеется). Да куда ты блин, кто так носит?
МАКСИМ. А как?
ЛЕРА. Ну как, на руки. 

Лера обвивает своей рукой шею Максима, он подхватывает её и, как невесту, несёт через ручей. Лера держит в руках свои босоножки за лямку, чуть прогибает спину, откидывает голову. На руках Максима она чувствует себя очень уютно. Лямки от её босоножек цепляют водную гладь ручья. Максим идет очень сосредоточено, то ли шаги даются ему с трудом, то ли он пытается не наделать брызг, чтобы не задеть ими горячее Леркино тело. 

ЛЕРА. Ву-хууу!

Маруся хмуро смотрит на это с противоположного берега ручья.
Максим, Лера и Маруся приходят на поляну.

ЛЕРА. Фу, капец, я упрела. 

Максим достаёт из портфеля фанту.

МАКСИМ. Горячая.
ЛЕРА. Блин, ну ты додумался её в черный портфель положить.
МАРУСЯ. Солнце в зените, вот и нагрелась.
ЛЕРА. Кинь в воду, остынет маленько.

Максим кладет бутылку фанты в воду на берегу. Кислотно оранжевая, она выглядит чужой среди спокойной зелени камыша и кувшинок. В прозрачной воде у берега плавают толпы мальков. От опустившейся в воду фанты, они разметаются в разные стороны, а потом возвращаются, бьются носами об стенки бутылки.

МАРУСЯ. Только бы не уплыла, хахах.
МАКСИМ. Девочки, я только это… Схожу по делам.
ЛЕРА. В туалет?
МАКСИМ. Ну да, мне типа того, надо. 
ЛЕРА. Ну и говори по-нормальному! А то хочешь, я с тобой схожу?
МАКСИМ. Зачем?
МАРУСЯ. Лер, ты чё, совсем?
ЛЕРА. Да я шучу, успокойтесь, напряглись!
МАКСИМ. Угу.

Максим уходит, Лера и Маруся остаются вдвоём.

ЛЕРА. Марусь, ты чё вылупилась?
МАРУСЯ. Ничё! Я просто смотрю, ты не против, чтобы он оказался маньяком, да?
ЛЕРА. Чё ты фигню порешь.
МАРУСЯ. А чё ты к нему клеишься?
ЛЕРА. Я? Блин. Да я хоть как-то обстановку разряжаю. Вы без меня и двух слов связать не можете.
МАРУСЯ. Вообще-то в интернете мы отлично общались, пока ты не появилась.
ЛЕРА. А интернет – это не жизнь. В интернете ты детей не нарожаешь, надо учиться в жизни общаться.
МАРУСЯ. Я умею, просто общение – это не значит, засовывать руки в трусы, блин, при первой встрече.
ЛЕРА. Ты чё гонишь, куда я чё засовываю?
МАРУСЯ. Если ты вся такая крутая и у тебя куча парней, то иди и дальше встречайся со своей кучей. Чё ты ко мне пристала?
ЛЕРА. Блин, я тебя не узнаю вообще. Первый попавшийся дылда, и ты готова уже предать лучшую подругу, с первого класса.
МАРУСЯ. Предательством называется то, что делаешь ты!
ЛЕРА. Да блин, не нужен мне твой Максим, обосранный.
МАРУСЯ. Я заметила, как он тебе не нужен. И чё сразу: «обосранный?»
ЛЕРА. А чё он в туалет с портфелем пошёл? У него там, сто проц, туалетка!
МАРУСЯ. Чё ты вечно, блин, всё про туалетную тему…
ЛЕРА. Обосранный и неловкий. Он, когда меня нёс, у него ладошки вспотели, я чуть…
МАРУСЯ. Я про вас вообще не желаю слушать, как он тя нёс. (закрывает уши руками и отворачивается, напевает) «На на на на на на на на!»
ЛЕРА. Капец, ты… (кричит) Я ЧУТЬ НЕ СОСКОЛЬЗНУЛА, ГОВОРЮ! (смотрит на закрывшую уши и «на-накающую» подругу) Вот и помогай после этого друзьям. Даже солнце спряталось из-за твоего говно-поведения! 
МАРУСЯ. Чё ты сказала?
ЛЕРА. Ничё. Умеешь в настроение поднасрать, говорю.

Максим пробирается по перелеску. Он выбрал какой-то не тот заход, так что лес вокруг него состоит сплошь из поломанных сухих деревьев. Хотя в перелеске темно, оборачиваясь, Максим всё ещё видит Марусю и Леру, потому продвигается вперед, к более густым деревьям. Под ногами Максима чёрная вязкая слизь, кругом мох и кочки. Кусты ломаются, Максима одолел рой комаров, он отмахивается от них и все-же пробирается глубже. Впереди он видит небольшую поляну и густые кусты. Дойдя до поляны, он оборачивается, Леру и Марусю не видно. Тогда Максим снимает портфель, достаёт телефон, делает звонок Виталу. 

МАКСИМ. Ну, давай же, бери… 
ВИТАЛ. Да. 
МАКСИМ. Друган…
ВИТАЛ. Ты чё, блин, так долго? Я тут уснул уже почти.
МАКСИМ. Да ничё, мы шли…
ВИТАЛ. Ну как?
МАКСИМ. Да жесть вообще полная.
ВИТАЛ. Чё, очкуешь?
МАКСИМ. Она подружку притащила, прикинь.
ВИТАЛ. Мля, как знал: надо с тобой идти. И чё, как подружка?
МАКСИМ. Да норм, или не норм. Я не знаю, я весь вообще растерялся. 
ВИТАЛ. Да чё очковать, шутки шутил?
МАКСИМ. Да какие шутки, мля, у меня ладошки все вытекли на пол.
ВИТАЛ. Да ты чё, это ж просто бабы. 
МАКСИМ. Короче, я думаю, мож свалить?
ВИТАЛ. Завел тёлок в лес и свалил?
МАКСИМ. Да блин, я так и знал, что говно получится, не надо было звать её вообще.
ВИТАЛ. Ну, ты же не знал, что она с подругой будет. 
МАКСИМ. Ну, так-то…да
ВИТАЛ. А план «Б» взял?
МАКСИМ. Да взял, но я чё-то… Жара такая, может не стоит? 
ВИТАЛ. Раствор взял или чистую?
МАКСИМ. Развёл.
ВИТАЛ. Пятнадцатипроцентный?
МАКСИМ. Да я влил скока-то рюмок в воду и хорош…
ВИТАЛ. Ну и чё, хуже уже не будет, видимо.
МАКСИМ. Чё-то я…
ВИТАЛ. Чё-то я! Твои барышни стынут там, пока ты здесь мнешься. А твоя-то как вообще?
МАКСИМ. Да вроде прикольная.
ВИТАЛ. Как на фотках?
МАКСИМ. Ну да, милая такая, скромная.
ВИТАЛ. Ну и по кайфу. Со скромными вообще на «изи». Они с любой тупости смеются от неловкости… Ну, если ты, конечно, сам не неловкий.
МАКСИМ. Ну, короче, я достаю.

Максим ставит телефон на громкую связь, кладет его на корягу. Достаёт из портфеля пластиковую бутылку без этикетки, внутри неё прозрачная жидкость. Достаёт голубую клизму. Он снимает у клизмы наконечник, нажимает на неё, подставляет к горлышку бутылки и всасывает её содержимое внутрь. Максим пытается снять штаны, одной рукой ему неудобно, он ищет, куда поставить клизму. Срывает листок с куста канадского клёна. Кладёт на землю, на него ставит клизму, она опрокидывается. Максим ловит её, припирает к портфелю. Снимает штаны. 

ВИТАЛ. Ты там чё, уже? Может мне отключиться?
МАКСИМ. Не, брат, пожалуйста.
ВИТАЛ. Спасибо, что хоть не по видео набрал.
МАКСИМ. А то вдруг чё-то не так пойдет…
ВИТАЛ. Да чё там не так пойти может.. 
МАКСИМ. А ты уверен, что это прям незаметно будет?
ВИТАЛ. Да, конечно, мы в деревне так сто раз делали. Запаха ноль, зато сразу тебе и общительность, и остроумие. Ну, чё ты сам не знаешь, что ли?
МАКСИМ. Ну, не знаю.
ВИТАЛ. Харош, да мы вместе с тобой напивались сто раз, ты сразу такие коры отмачиваешь…
МАКСИМ. А, ну так это мы бухали.
ВИТАЛ. Так это тож самое. Только без запаха!
МАКСИМ. Да? Фу, неудобно…
ВИТАЛ. Ну, ты как-нибудь позу прими. 
МАКСИМ. Как только не извернешься ради девок.
ВИТАЛ. Чё, есть контакт?
МАКСИМ. Вроде! А всю вливать?
ВИТАЛ. Да всю. Чё продукт переводить?
МАКСИМ. Ну да…
ВИТАЛ. Максон, давай это, конец связи!
МАКСИМ. Да погодь.
ВИТАЛ. А чё те ещё надо? На этом моя святая миссия всё!
МАКСИМ. А сколько ждать-то?
ВИТАЛ. Да не долго. Минут пять. Только ты, это… пропердеться потом не забудь. А то прорвёт.
МАКСИМ. Как пропердеться?
ВИТАЛ. Да как-как, минут пять походи, потом в кустики.
МАКСИМ. Да, едрён, я типа поссать отошёл, а сам пропал на сто лет?
ВИТАЛ. Ну, извини, уж лучше пусть подождут….Чем… Ну, ты понял…
МАКСИМ. Капец тут тонкостей. Ну, окей. Спасибо те, брат.
ВИТАЛ. Давай, потом отпишись, как оно!

Максим возвращается на поляну. Девочки расстелили плед, Лера лежит на правом краю, на животе, земля, подперла её грудь, так что, грудь стала совсем похожа на женскую, взрослую. Лера вытягивает руки, фотографирует себя, и сразу же оценивает результат. Маруся сидит на левом краешке, тоже в телефоне. От жаркого солнца почти ничего не осталось. На небо налетели сизые тучи, воздух душен. Лера замечает Максима.

ЛЕРА. Ну, здрасте, мы уж тебя не ждали.
МАКСИМ. Я долго, да?
ЛЕРА. Да как бы да! Тучи налетели
МАРУСЯ. Да всё окей.
МАКСИМ. А вы чего, девчонки тут общались?
ЛЕРА. Да, не, сидели, играли.
МАКСИМ. Ну и славно, молодцы! 

Девушки смотрят на Максима, ждут от него решения, что делать дальше.

МАКСИМ. Так, щас у меня тут вот бутерброды…
Максим лезет в портфель, из него выпадает пустая пластиковая бутылка.
МАКСИМ. Оп, не то, вот они. Так, а фанта чего, фанта у нас где? Не уплыла?

Максим нагибается над водой, чтобы забрать бутылку. Ему в голову бьёт хмельная волна, он отшатывается, на время теряет ориентацию, пытается подцепить бутылку, она выскальзывает из его рук, со шлепком падает снова в воду.

МАКСИМ (замедленно). Да ёпты…
МАРУСЯ (хочет встать с пледа). Давай, помогу.
ЛЕРА. Стой, погоди.

Лера берет Марусю за рукав.

МАРУСЯ. Да отвали ты!

Маруся вырывается из Лериной хватки, подходит к Максиму, пристраивается к нему.

МАРУСЯ. Давай её сюда. 
МАКСИМ. Держи! Так-так, щас это, самое, ты иди там, типа накрой, я щас… Фух… Я щас…
ЛЕРА. Слышишь, с тобой все в порядке? 
МАКСИМ. Да, всё ок.
ЛЕРА. А бутеры где?
МАКСИМ (умываясь в реке). Они там, это в портфеле. Только это, не трогай, я сам, погодь.
ЛЕРА. Ты странный чё-то вернулся, Макс!

Максим подходит к своему портфелю, достаёт из него бутерброды. 

МАКСИМ. Бутеры! Пожалуйста, девчонки. Во, чё-то мне тут мать наделала, вот с колбасой, типа с сыром…
ЛЕРА. Слышь, а тебе бутылка зачем?
МАРУСЯ. Лер, ты чё докапываешься, он спортсмен. Воду пил!
МАКСИМ. Вот именно, я – спортсмен!
ЛЕРА. Да я просто подумала, мож ты это, травокур…
МАКСИМ. Не, я спортсмен, мне нельзя, ты чё.
ЛЕРА. Ааа… Марусь, слышь, на минутку?!
МАРУСЯ. Сорян, Лер, я буду бутеры есть.
ЛЕРА. Марусь!!!
МАРУСЯ. Лер, те надо ты и отходи, можешь на минутку, можешь на «подольше». Можешь на «совсем».
ЛЕРА (себе под нос). Да пипец…

Маруся демонстративно садится на траву рядом с Максимом. Лера стоит в стороне, поглядывает на небо.

МАРУСЯ. А ты чё, садиться не будешь?
ЛЕРА. Спс, я постою. 
МАКСИМ. А у неё «эти дни!»
МАРУСЯ. Ахаха.
ЛЕРА. Чёёё?
МАКСИМ. Ну, у вас девчонок, когда «эти дни», вы не садитесь. 
ЛЕРА. Ты чё, дурак совсем? 

Лера подходит и садится рядом с ребятами. Маруся развязывает пакет с бутербродами.

МАКСИМ. Да лан, чё скромничать? Или чё, я не прав, типа?
ЛЕРА. Ты дурак, а не прав.
МАКСИМ. Но я вообще не как другие пацаны. Я эту тему, вообще, понимаю. На физре там, или, типа в классе…
ЛЕРА. Слышь, давай тему сменим.
МАКСИМ. А лан тебе, чё ты бесишься?
МАРУСЯ. Да не бесись, Лер. Ну, подумаешь, «эти дни»… Бывает.
МАКСИМ. Типа, настроенье ещё скачет. Всё бесит, эта… Акей. 
ЛЕРА. Да вы задрали, нет у меня никаких «этих дней». 
МАРУСЯ. Да ладно Лер, тут все свои, чё ты, как «эта?»
ЛЕРА. А ты вообще помолчи. Ты даже не знаешь, чё это такое. И ещё чё-то вякаешь.
МАКСИМ. Ха! Внатуре???
МАРУСЯ (обиженно). Да всё я знаю!
МАКСИМ. Погодь, а те скока лет?
МАРУСЯ. Да всё я знаю!!!
ЛЕРА. Ну-ну! Рассказывай!
МАКСИМ. А вы как, типа? Старые подруги?
ЛЕРА. Ну да, с первого класса…
МАКСИМ. У меня браток есть. Витал. Мы с ним, короче с детства тоже. Он – гора, жесть. Вы думали, у меня много мышц…
ЛЕРА. Не думали.
МАКСИМ. Вы это, ещё Витала не видали. Это жесть. Он – машина, на... Ему, короче, никто не верит, что он сам так раскачался. Я, короче, типа хоть и друг ему, я тож думал, что он, мб, врёт, ну или не врёт… да не поймёшь его …

Маруся переглядывается с Лерой. 

МАРУСЯ. Тебе голову напекло?
МАКСИМ. А? Голову! Не. И я, короче, я один раз за ним решил последить, прикинь, я ему, короче поставил камеру к нему домой, ну, типа старый свой сотик. А у него мать худая, отец худой, а эта блин машина…

Лера подходит к Максиму, приближается к его лицу.

МАРУСЯ. Лера, отойди (отпихивает её рукой).
ЛЕРА. Да погодь! Макс, слышь, а ну дыхни!
МАКСИМ. Хахах, да пжалста (дышит ей в лицо).
ЛЕРА. Запаха не чувствую. Марусь, у тебя есть запахи?
МАРУСЯ. Ну, вроде
ЛЕРА. Слышь, регбист, дыхни на Марусю!
МАКСИМ. Пф (дышит на Марусю).
МАРУСЯ. Лер, чё мы, внатуре пристали к человеку?

Гремит гром. Максим не обращает на него внимания. Он активно жуёт бутерброды. Иногда он, не замечая, сразу кусает два подряд, оставляя огрызок на пледе. 

ЛЕРА. Всё. Пошли домой.
МАКСИМ. Да ток сели, вот бутер (кусает ещё один бутерброд) М, вкусна, на, попробуй. Моя мама делает вкусные, я всё время пытаюсь повторить, но ничё, а птмшта я для себя, а для себя это всегда ерунда когда, понимаешь…
МАРУСЯ. Максим, может, правда, пойдем? Чё-то тучи налетели.
МАКСИМ. Когда у меня будут дети, я буду для них делть вкуснейшие бутеры. Маруся, а ты скока хочешь детей?
МАРУСЯ. Я... Я не знаю пока. 
ЛЕРА. Максим, щас гроза долбанёт, вставай, пошли!
МАКСИМ. Гроза-гроза, чё ты заладила… Я только с такими классными девками разобщался. Ааа, короче есть ещё сухарики. Тренер говорит, нельзя, типа там химия, всякая дрянь, глютен там, но иногда я обожаю сухарики, именно не чипсы, а вот эти!!! (Максим шарит в портфеле, достает большую пачку сухариков «Фишка», открывает их, ест охапкой, запивает фантой)

МАРУСЯ. Максим, пошли, а? Я грозы боюсь.
МАКСИМ. А ты не бойся, гроза не у нас. Если, короче, щас где-то гремит, значит не факт, что до нас дйдет. И надо, вот сколько… Была уже молния?

Лера пытается взять Максима под руку. 

ЛЕРА. Да вставай ты, шашлык. Пошли домой.

Максим делает резкое движение рукой.

МАКСИМ. Да чё ты, на…

Лера отлетает в сторону.

ЛЕРА. Ааа, а я говорила.

Сверкает молния.

МАКСИМ. Во, раз, два…
МАРУСЯ. Может, папе позвонить? 
МАКСИМ. Три, четыре…
ЛЕРА. И чё, как ты объяснишь, где мы?

Гремит гром.

МАКСИМ. ЧЕТЫРЕ! Четыре километра до грозы, спокуха.

Максим отпивает фанту – громко рыгает, зажёвывает то сухариками, то бутербродом. 

МАРУСЯ. Ну, я объясню, или вон он попробует…
МАКСИМ. На жрач пропёрло …
ЛЕРА. Да он двух слов связать не может, ты чё, не поняла?
МАКСИМ. Марусь, вот этот бутерброд, он с горчицей и сметаной, и сосикой, и салатным листом. Это просто, съесть мозг, как круто. 
МАРУСЯ. Блин, а чё делать?
МАКСИМ (рыгает) У, щас…

Максим отползает в сторону, его тошнит.

ЛЕРА. Фу, Маруся, только тебя так может угораздить.

Маруся начинает плакать.

ЛЕРА. Ага, реветь, это щас самое действенное!

Гремит гром. Максим блюёт. 

МАРУСЯ. А чё делать? 
ЛЕРА. Вставай, пошли! 
МАРУСЯ. А он?
ЛЕРА. Не пойму…
МАРУСЯ. Посмотри, как он!

Лера укоризненно смотрит на Марусю, подходит к лежащему у кустов Максиму.

ЛЕРА. Всё, трындец!
МАРУСЯ. Умер?
ЛЕРА. Лучше бы да. Уснул походу.
МАРУСЯ. А чё с ним? Может, какая-то болезнь?
ЛЕРА. Ага, у моего бати такая же. Всё нафик. Ты дорогу помнишь? Пошли!
МАРУСЯ. Как это, Лер?
ЛЕРА. Как-как, ногами, блин, Марусь, не до тупости щас вообще, фу, ветрище ещё поднялся. Погнали, пока не накрыло.
МАРУСЯ. Давай хотя бы спасателей сюда вызовем.

Гремит сильный гром. 

ЛЕРА (пугается). У! Давай, вызывай быстрее. В грозу только телефоном и пользоваться, конечно…

Маруся достает телефон.

ЛЕРА. Отойди только подальше, а то, если в тебя шибанёт, я ни при чём.

Маруся вопросительно смотрит на Леру.

ЛЕРА. Шучу я, давай, набирай. Вот, свинья, конечно, устроил первое свидание…
МАРУСЯ. У меня связи нет, проверь у себя.
ЛЕРА. Ц!!! (достаёт телефон) У меня тоже глухо.
МАРУСЯ. Мб у него проверим?
ЛЕРА. Ну, вперёд.

Маруся подходит к Максиму, трогает его за плечо.

МАРУСЯ. Максииим, Макс!
ЛЕРА. Ага, удачи.

Лера подходит к Максиму и толчком ноги переворачивает его на спину. 

ЛЕРА. Фу, блин.
МАРУСЯ. Лер, ну он же не животное. 
ЛЕРА. Ты щас в этом очень уверена???
МАРУСЯ. Телефон в кармане, наверное…
ЛЕРА. Ага, наверное. 
МАРУСЯ. Достанешь?
ЛЕРА. Да с чего бы это я?
МАРУСЯ. Ну, ты опытная…

Гремит гром.

ЛЕРА. И чё?
МАРУСЯ. Ну, подумаешь, залезть в штаны пацану, у тебя же скока таких было….
ЛЕРА. Каких? Таких? Не, пасиба, такие тока у тя, Марусь!  
МАРУСЯ. Лезь в штаны!
ЛЕРА. Те надо, ты и лезь!

Маруся делает над собой усилие, засовывает руку в карман Максима, медлит, некоторое время не может нащупать ничего. Достаёт руку.

ЛЕРА. Ну как?
МАРУСЯ. Отвали… В другом, видимо.

Маруся засовывает руку в другой карман джинсов, уже более уверенно в нём шурудит, достаёт телефон, проверяет наличие связи.

МАРУСЯ. Блина… Тоже нет.
ЛЕРА. Всё, пошли, плевать!
МАРУСЯ. Да как-то это… Лер, я не знаю…
ЛЕРА. Марусь, ты чеканутая, что ли? Ты его знаешь, пол дня, вас здесь обоих молнией пришибёт, он тебе даже «спасибо» не скажет.
МАРУСЯ. А если не пришибёт, то скажет.
ЛЕРА. Да, конечно, ты ж у нас, капец как, в людях разбираешься…
МАРУСЯ. Всё, замолчи.
ЛЕРА. Вон, какого кавалера подцепила! ВАУ!
МАРУСЯ. Помолчи, я тебя прошу.
ЛЕРА. Маруся, я тебе последний раз говорю. Пошли. Гробить свою жизнь ради первого встречного – это тупо.
МАРУСЯ. Ты вот всегда такая, Лера, была.
ЛЕРА. Какая? С мозгам? Ну, извините.
МАРУСЯ. Нет, ты готова по головам идти.
ЛЕРА. Чтобы выжить? Ну да, представляешь, готова бросить этого...
МАРУСЯ. Он нормальный парень.
ЛЕРА. Нормальные парни так не делают, Маруся. Пойдём, я тебя прошу. На свете, да что и даже у нас в городе, много хороших парней, ну его, Маруська, пошли.

Максим во сне издает какой-то звук.

МАРУСЯ. Он в своей блевотине задохнуться может.
ЛЕРА. Ну, переверни его и пошли тогда.

Маруся подходит к Максиму, поворачивает его голову на бок, смотрит на него…

МАРУСЯ. Он мне такие милые вещи писал, мы с ним вообще во многом похожи, он хороший, у него сестрёнка младшая, он хороший. Это, правда, просто он пьяный, это же со всеми бывает.
ЛЕРА. Маруся! Гоу!
МАРУСЯ. Наверное, нет.
ЛЕРА. Чё «нет?»
МАРУСЯ. Я не пойду.
ЛЕРА. Да пошла ты, тогда…

Лера делает шаг в сторону, чтобы уйти.

МАРУСЯ. Лер!
ЛЕРА. Что?
МАРУСЯ. А, значит, ты мне врала все это?
ЛЕРА. Что «это?»
МАРУСЯ (распаляясь) Ты вечно говоришь всё про всяких мужиков, как с ними тискаешься, и вся такая «вау», у меня большие сиськи…
ЛЕРА. Примолкни, пока не поздно.
МАРУСЯ. А сама ты не можешь даже в карман залезть к облёванному парню.
ЛЕРА (перебивая). Маруууся, хватит пороть чушь.
МАРУСЯ (не слушая). А я всегда знала, что ты всем врёшь.
ЛЕРА. Всё?
МАРУСЯ. А как только у меня, хоть что-то настоящее уже почти появилось, ты такая сразу тут как тут, пришла и готова отобрать.
ЛЕРА. Да никто у тебя твоего облёвыша не забирает! На, лежит готовый, тискайся, скока влезет. 
МАРУСЯ. Это щас, вообще не про это, это про дружбу, которую ты, Лера, всю испортила. Ты всё, блин, испортила.
ЛЕРА (тихо). Я??? Это ты выбираешь остаться с этим куском мяса.
МАРУСЯ (кричит). Ну, он же живой человек, а если он тут умрёт, как ты вообще будешь спать?!
ЛЕРА. Я хотя бы буду спать и проснусь, а ты здесь навсегда останешься или дурочкой сделаешься. Тогда и поговорим.
МАРУСЯ. Всё, вали. 
ЛЕРА. Да плевать вообще.

Лера уходит. Маруся остаётся одна со спящим Максимом. На небе густые багровые тучи, картина приближающегося апокалипсиса. Ветер гнёт деревья. В реке гофрированная вода, ветер гонит её, складывая мелкой гармошкой. Ветер треплет пушистые Марусины волосы. Маруся пинает кочки, бутылки, пинает ногой остатки бутербродов, они разлетаются, пакет из-под бутербродов уносит ветер.

МАРУСЯ. Вот, сука, вот же, сука какая. (смотрит на Максима) И ты – сука. Ненавижу, как же я всех вас ненавижу. Просто уроды, что один, что другая. Чё ты здесь разлегся, вставай, пошли. 

Маруся пинает Максима.

МАРУСЯ (кричит). Вставааааааай. Ты слышишь, нет?

Сверкает молния и практически сразу гремит гром.

МАРУСЯ (пугается и плачет). Ну, миленький, ну, Максим, ну вставай пожалуйста, мне страшно! Я грозы боюсь, вставай, ну вставай, слышишь, вставай да господи, что же это такое, зачем ты это всё сделал. Вставаааааай!

Максим произносит нечленораздельные звуки. Маруся замечает это, бежит к реке, набирает в ладони воды, брызгает в лицо Максиму.

МАРУСЯ. Ну же ну, проснись, Максим, зачем ты так со мной поступаешь…. А! А???

Максим не просыпается. Маруся в отчаянии, смотрит на Максима… Её взгляд падает на бутылку фанты. Она берёт бутылку, выливает оранжевую воду в реку, набирает здесь же воды, выливает в лицо Максиму.

МАРУСЯ. Максим.

Маруся бьёт Максима по щекам.

МАРУСЯ. А, ну вставай, пошли домой.

Максим отмахивается от неё рукой.

МАКСИМ. Чётыбл…
МАРУСЯ. Макс! Максим! Вставай!

Максим снова засыпает.

МАРУСЯ. Блин!

Маруся в отчаянии, она берёт Максима за руки, пытается волоком тянуть его по дороге к дому, Максим не подвигается ни на сантиметр, Маруся продолжает попытки.

МАРУСЯ. А ты бы меня тоже не бросил. Правда? Ну, ты бы меня, конечно, мог и донести. Но если бы меня, например, прижало деревом, ты бы точно не ушёл. Ты добрый…Но тяжелый, сука. Но ты такой чуткий. «Как дела, как настроение, как самочувствие?» И даже, если я вроде весело пишу, но на душе скверно, то ты пишешь. «Что случилось?» Как будто, чувствуешь. Лерка не права, вы не все про секс и про «трахаться», мне, кажется. Фу, блин, эта ж скока ты жрёшь наверное…

Маруся слышит гул машины вдалеке. Прислушивается. Видит, что действительно, едет машина, встаёт, кричит.

МАРУСЯ. Эй, эй, эй, ээээй. Помогите, помогите! Здесь я! Здесь мы! Мы тут! Помогите!

Возле Маруси останавливается большой внедорожник, из него выглядывает молодая девушка, из машины так же доносится женский смех, музыка.

ДЕВУШКА ИЗ МАШИНЫ. Ты чё тут?
МАРУСЯ. Помогите, тут парень... Ну, мой, мой парень, ему плохо стало, он упал, а я его не дотащу.
ДЕВУШКА ИЗ МАШИНЫ. Блин, у меня только одно место осталось, мы все не поместимся. 
МАРУСЯ. Ну, его можно в багажник.
ДЕВУШКА ИЗ МАШИНЫ. Ну, давай попробуем. А чё он, с сердцем типа плохо?
МАРУСЯ. Да, типа того.
ДЕВУШКА ИЗ МАШИНЫ. Мда, мужики щас, девка крохотная грозы не испугалась, а этот в обморок сразу.

Девушка из машины выходит из машины. Вместе с Марусей они нагибаются над телом Максима, чтобы его поднять.

ДЕВУШКА ИЗ МАШИНЫ. Фу, он чё, облёванный?
МАРУСЯ. Ну да. Его стошнило, видимо – паническая атака.
ДЕВУШКА ИЗ МАШИНЫ. Он мне весь салон провоняет, я чё потом мужу скажу? Что бомжей по домам развозила?
МАРУСЯ. Но он не бомж.

Гремит гром и сверкает молния.

ДЕВУШКА ИЗ МАШИНЫ. Короче, ты поедешь?
МАРУСЯ. Я? Одна?
ДЕВУШКА ИЗ МАШИНЫ. Да!

Маруся медлит, смотрит на Максима, снова на девушку из машины.

ДЕВУШКА ИЗ МАШИНЫ. Давай, быстрей решай.
МАРУСЯ. Нет.
ДЕВУШКА ИЗ МАШИНЫ. Ясно, ну тогда пока. 

Девушка обходит машину, садится в неё.

МАРУСЯ. Ты бесчеловечная! Поняла меня?
ДЕВУШКА ИЗ МАШИНЫ. Со словами аккуратнее, у нас город маленький.
МАРУСЯ. А ты меня городом не пугай.

Девушка уезжает.

МАРУСЯ. Чтобы с твоим мужем такое же случилось, чтобы тебе тоже никто не помог, сука… Размалёванная. 

Маруся поднимает с земли бутылку, швыряет её в удаляющуюся машину. Ветер подхватывает бутылку, она чуть не прилетает Марусе в лоб. Маруся уклоняется, садится на землю. Плачет.

МАРУСЯ. А может, я и, правда, дура? (обращается к спящему Максиму) По-твоему, дура или нет? 

Максим произносит нечленораздельный звук.

МАРУСЯ. Вот и «муы муы». Только и слышу от тебя вечно: «Муы Муы». Подонок!

Маруся внимательно разглядывает спящего Максима.

МАРУСЯ. Но ты всё равно милый. 

Маруся гладит Максима по волосам.

МАРУСЯ. Нет, знаешь, за своё счастье надо бороться. Максим! Максим!!!

Маруся оглядывается по сторонам и со всего размаха бьет Максима по щеке.

МАРУСЯ. Вау…(понимает, как обожгла ладонь) Асссссь.

Маруся размахивается левой рукой, ударяет Максима по другой щеке. Максим не реагирует.

МАРУСЯ. Что ты тут устроил? А, Макс?! А? Макс! Макс! Макс! Макс!

С каждым произносимым словом «Макс» Маруся толкает тело Максима так, что он переворачивается! Марусины ноги проскальзывают, она падает, но снова приподнимается, чтобы толкнуть Максима.

МАРУСЯ. Макс! Макс! Макс! Макс! Макс!

Снова гремит сильный гром. Маруся докатывает тело Максима до небольшого склона.

МАРУСЯ. Максим, твою мать…

Маруся делает сильный рывок, тело Максима переваливается за бугор, скатывается вниз. 

МАРУСЯ. Максииим!

Маруся бежит вниз за телом Максима по склону. 

МАРУСЯ. Ой!

Маруся вспоминает, что на поляне остались вещи, бежит обратно. Она судорожно собирает с земли плед, комкает его, сворачивает, пихает в портфель. Надевает босоножки. Схватывает пустую бутылку из-под фанты, пихает в портфель и её. Недалеко лежит пакет из-под бутербродов, Маруся бежит, чтобы поднять его, ветер подхватывает пакет, тащит дальше по поляне. Маруся делает еще попытку догнать пакет, не выходит, она бросает его.

МАРУСЯ. Ну ладно. Щас мы выкарабкаемся. Осталось чуть-чуть. 

Вытирая грязной рукой слезы со щёк, Маруся размазывает по лицу землисто-травяной цвет. Выглядит так, как будто она хотела сделать камуфляжную маскировку. 

МАРУСЯ. Ещё немного! Ещё чуть-чуть.

Маруся возвращается обратно к склону, смотрит вниз, Максима нигде нет. Гремит сильный гром. 

МАРУСЯ. Что за чёрт? Максиииим.

Ветер разносит крик Маруси по всей поляне.

МАРУСЯ. Максииим! Что за бред. Максим, ты где? Ты куда делся? 

Маруся разрывается в истерическом смехе. 

МАРУСЯ. А ты был вообще?

Маруся продолжает истерически смеяться. 

МАРУСЯ. А потому что, если часто произносить какое-то слово, оно исчезнет. Макс-Макс-Макс-Максим!

Маруся зло смеётся.

МАРУСЯ. Максим, ты разыгрываешь меня, да? Это всё проверка какая-то? Ты щас вылезешь из кустов с букетом, и мы пойдем домой окрошку есть? Типа «Розыгрыыыш» и я прошла проверку…

Маруся оглядывается назад. Смотрит по сторонам.

МАРУСЯ. А тут у тебя микрофон, чтобы звук был хороший?

Маруся вытряхивает на землю содержимое портфеля Максима. Оттуда выпадает плед, бутылка и голубая клизма.

МАРУСЯ. Фу-у-у-у, ты кто вообще такой…Был…

Маруся снова оглядывается по сторонам.

МАРУСЯ. Точно, блин, я же слепая.

Маруся лезет в свою сумочку, достаёт оттуда свои очки, надевает их.

МАРУСЯ. Ну, щас-то меня никто не увидит в них…

Маруся всматривается в окружающие её просторы.

МАРУСЯ. Максииим. Да что ж это такое…

Ветер разносит Марусины слова.

МАРУСЯ. Ну не мог же он не существовать… Вещи же здесь. Господи…

Гремит сильный гром. От порыва ветра где-то вдалеке падает дерево. 

МАРУСЯ. Мамочки… 

Маруся торопливо складывает вещи Максима обратно к нему в портфель. Пару секунд смотрит на голубую клизму, брать её или нет. В итоге брезгливо, двумя пальцами, засовывает резиновую грушу в портфель, вытирает руки о свои шорты. Маруся спускается по склону, всё еще оглядывается по сторонам, надеясь разглядеть где-нибудь Максима. Дойдя до самого низа, она останавливается. Достаёт из сумочки телефон. 

МАРУСЯ. Может, всё-таки поймает…

Маруся пытается позвонить, бесполезно. Связи нет.

МАРУСЯ. Тупой МТС, тупая гроза, тупой Максим. Я тупая. 

Маруся ещё раз оглядывается назад…

МАРУСЯ. Ну, не мог же ты там остаться… 

Маруся продолжает движение к дому. Она устала, и то ускоряет, то замедляет шаг. Периодически она останавливается и кричит «Максим», но не получает ответа. Маруся доходит до ручья. Трогает воду.

МАРУСЯ. Холодная. Сейчас бы Максимины сланцы точно пригодились… (кричит) Максиим!! Ну конечно, дура, зови…

Маруся снимает босоножки, начинает движение по ручью. От ветра и напряжения её покачивает из стороны в сторону, она совсем не так проворна, как была на пути «туда». Вода в ручье быстро бежит, окутывая собой Марусины ноги, от сильного потока вода брызгается, попадает на шорты, на портфель. Маруся ступает на круглый камень, камень подкашивается у нее под ступнёй, Маруся падает в ручей. 

МАРУСЯ. Чёрт.

Маруся выползает на берег ручья, она корчится от боли. Она подвернула ногу. Маруся плачет.

МАРУСЯ. Господи, да за что мне всё это? Подругу потеряла, парня потеряла, ногу, блин, потеряла. А девственность так и не потеряла. Это бы так Лерка сказала… Сука. Ну почему, просто, почему я вляпалась в это говно? Я ж ничего плохого не сделала! Зря познакомилась с Максимом? Ну, кто знал? Зря разрешила идти со мной Лерке? Ну, КТО ж знал… Что я сделала не так? Ну, хоть что-нибудь. Одну вещь?!

Сверкает молния, гремит гром. Начинается сильный ливень.

МАРУСЯ. Ну, правильно, только сдохнуть мне и осталось на сегодня.

Дождь быстро пронизывает одежду Маруси, она прилипает к телу, девочке становится холодно. Дрожа всем телом, она еле-еле встаёт с земли. Натягивает босоножку на здоровую ступню, пытается на вторую – никак. Нога сильно распухла. В одной босоножке, прихрамывая, едва опираясь на босую больную ногу, Маруся прыгает. Дождь размягчил землю, она превращается в светло-коричневую глину, залезает в босоножку между пальцев Марусиной здоровой ноги. Маруся скользит, опирается на глину рукой, рука вязнет, Маруся приподнимается, вытирает руку о шорты, пытается прыгать. Гроза бушует на полную. Маруся двигается к дому. 
Максим открывает глаза. Небо качается, куда-то плывёт. Небо двоится. Тучи как будто сейчас упадут вниз. Максим приподнимает голову. Трава, деревья, земля, всё плывет, гнётся и двоится. 

МАКСИМ. Где я?

Звук, как и дыхание, удаются Максиму с трудом. В горле, в носу что-то застряло. Колет и мерзко царапает. Максим видит в качающемся мире реку, ползет «на карачках» к берегу. Умывает голову, пытается прочистить горло. Всё плывёт, река тоже плывёт, но не так, как обычно, река плывёт не горизонтально, она размазывается в пространстве: вверх, вниз, наискосок.

МАКСИМ. Чё за…

Максим щупает руками своё лицо, на контрасте с прохладной речной водой оно очень горячее. Голова, как будто сейчас взорвётся, в висках пульсирует. Максим ползёт чуть дальше, окунает в реку голову целиком. Максим оглядывается по сторонам. Мир похож на такой, как когда ты крутишься на карусели и тебя вот-вот сбросит на землю, но Максим уже на земле и она тоже предательски качается. Он оборачивается на склон, с которого скатился, видит бушующую, размазанную картину, все предметы слились в какую-то кашу. Таким мир пишут импрессионисты, но Максим не знает ничего про импрессионизм. Максим отворачивается, на это невозможно смотреть, его тошнит от качающегося всего, он ползёт по берегу куда-то. Впереди что-то чёрное. В серо-зеленом мелькании природы черное пятно выглядит стабильно. Максим доползает, чёрное – это коряга упавшего старого дерева. Максим залезает под неё. Тёмный мир чуть более стабилен. Максим закрывает глаза. Обхватывает колени руками. Лежит здесь. Во влаге, безопасности и темноте. Где-то вдалеке падает дерево.

МАКСИМ. А были же Маруся с Лерой. Куда все делись? Мамочки. 

Маруся доходит до дороги, около набережной, там уже отчётливо виднеется магазин, с которого начинался их путь. Дождь практически прошёл, на землю падают редкие капли. Маруся вся мокрая, она дрожит от холода. Поняв, что она уже в безопасности, она, обессиленная, садится на ближайший бордюр, достаёт из портфеля Максима скомканный, и местами сухой плед. Укрывается им. Сидит, дрожит, отдыхает, уткнув голову в колени. Так, в очках, пледе, с опухшей выпяченной ногой, Маруся похожа на старую больную бабушку. Гроза совсем прошла, на небе появляется яркое солнце, оно греет и сушит Марусину голову, её спину и опухшую выпяченную ногу. Согревшись под солнцем и перестав дрожать, Маруся достаёт из портфеля с авокадо свой телефон. Связь появилась, Маруся набирает номер. 

МАРУСЯ. Папа! Да… Я в порядке, ногу просто подвернула. Забери меня пожалуйста. Что? Да, нормально, чуть распухла. У затона, да, от набережной чуть вниз, меня тут от магазина будет видно. Угу. Не, не, всё хорошо, правда. Да, спасибо. Жду.

Маруся сидит на солнце и ждёт папу. Глина между пальцев её ног высохла, Маруся неторопливо счищает её руками. Она устало смотрит на солнечный затон и тёмно-зелёные деревья вдалеке. У магазина слышен звук машины. Это папа. Машина подъезжает. Маруся приподнимается, открывает дверь машины, оборачивается. К берегу затона подплывает лодка. В лодке два рыбака и Максим, накрытый зелёным резиновым дождевиком. Максим поднимает голову, замечает Марусю, они смотрят друг на друга.



КОНЕЦ







_________________________________________

Об авторе:  УЛЬЯНА ПЕТРОВА

Родилась в городе Дзержинск, Нижегородской области. В 2023-м году закончила РГИСИ (Санкт-Петербург) по направлению «Драматургия» (мастер курса – Наталья Скороход).Подростковый текст «Маруся, Go!» попал в особо отмеченные фестиваля «Любимовка», шорт – лист конкурса «Молодые люди». Пьеса «Никто, совершенно никто» попала в шорт – лист фестиваля «Ремарка», а также стала лауреатом международного конкурса современной драматургии «Исходное событие – XXI век» в номинации «Одинокий артист».  Пьеса «Диксон и Дикси» попала в шорт – лист конкурса «Первая читка». В разное время пьесы автора были представлены в формате эскизов в Челябинске, Санкт- Петербурге, Самаре и Москве. С января 2024 года в московском театре Et-Cetera можно увидеть спектакль «Чайная»,  для которого Ульяна Петрова адаптировала одноимённую пьесу китайского драматурга Лао Шэ.
скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
82
Опубликовано 02 июн 2024

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ