ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 219 июнь 2024 г.
» » Ольга Немежикова. ПРОЩАНИЕ В ИЮНЕ

Ольга Немежикова. ПРОЩАНИЕ В ИЮНЕ

Ольга Немежикова: Из зрительного зала 




Дипломный спектакль студентов 4-го курса Сибирского государственного института искусств им. Д. Хворостовского, театральный факультет: «Прощание в июне» (весна 2024 г.) по пьесе А. Вампилова.
Режиссёр-педагог — заслуженный артист РФ, доцент кафедры мастерства актёра А. Н. Киндяков.



САД ЗОЛОТУЕВА

На первый взгляд, «Прощание в июне» — студенческая история о любви, если угодно, о первой любви, динамичная на поворотах, со срывом в открытый финал. Но каков объём! За каждым героем угадывается невидимый шлейф ускользающей магии жизни, которую драматург Вампилов, конечно, приглашает нас разгадать.

Почти приблудному персонажу Золотуеву (Никита Алтабасов) драматург поручил в максимально наглядном, даже лубочном виде выразить идею покупки человека, его души. И происходит это в месте не менее символичном — в цветущем саду. В нём каждый цветок, за исключением добытой орхидеи, предназначен на срез, на продажу, каждый подразумевает денежный эквивалент — реальнее некуда. Хозяин сада, Золотуев, предстаёт в обличье настолько безобидном, что сразу и в голову не придёт уличить его в какой-то там магии. Но слова — упрямая вещь, что они только не обличают! «Где вы находитесь? В Аргентине? На собственной плантации?» Дальше, мой друг, много дальше! Десять лет «хорошего образования» на Индигирке прошли как в сказке, после которых адепт вернулся полным сил к дальнейшим свершениям. В своё время выкопал орхидею — чем не аллюзия к самому Колесову (Илья Бондарев), который силой обстоятельств был пересажен в сад «дяди», где ускоренно «приручался» к новейшим условиям «произрастания».

Впервые Колесов с Золотуевым встречаются на кладбище — место, скорее, прощания, нежели встречи. Надо отметить, в пьесе прощаются все, и прощаются фатально, навсегда: студенты — с университетской юностью; Колесов — со своей самоуверенностью; супруги Репниковы — с детством дочери; Таня — с волшебными иллюзиями, Золотуев — со своей идеей фикс. Последняя прилипчива настолько, что тут и до душевной болезни недалеко. Но Золотуев, без ложной скромности, герой своего времени.

Созданный сценический образ Золотуева (его имени мы так и не узнаем) не так прост, как на первый взгляд может показаться. «Мне 58 лет! У меня жаба!» — визитная карточка деятельного старичка. Обычно с такой интонацией заявляют: «У меня дети!». Жаба Золотуева с его страданиями «неизвестно за что» заслуженная, она умело уживается с позитивной самоиронией, которая Золотуеву как спасательный круг в бурном море мещанских страстей. В его цветущем саду даже грудная жаба чувствует себя потихонечку.

Любой позавидует золотуевской самодисциплине: не пьёт, не курит, чревоугодием не страдает, работой всерьёз увлечён. Имеет цель, причём, почище жар-птицы — человека купить. При этом любит живые цветы. Выкопанная орхидея ему, как китайскому императору, для единоличного любования.

На этой орхидее и случился у Золотуева с Колесовым душевный контакт. Золотуев с удивлением обнаружил, что умыкнутый цветок для Колесова не пустой звук. Системы цветочных ценностей случайных товарищей совпали. Скоро они, оба сироты, стали «дядей» и «племянником», считай, породнились. Дальше больше: какой работник! Сотрудник! В цветах понимает! Конечно, Золотуеву разумения альпийских трав не постичь, он ценитель не газонов, а плантаций, но знания и умения Колесова он уважает: даже «стипендию» готов повысить, испугавшись потерять «профессора», как он после посещения тоже «тем самым человеком» сразу стал его называть.

С момента посещения «тем самым человеком» начинаются метаморфозы в историях и Золотуева, и Колесова. Колесова посетил ректор, Золотуева — ревизор, о котором мы услышим притчу. Это он посадил Золотуева на десять лет и разбудил в его сердце, не менее, адский огонь!

На Индигирке Золотуев получил основательное в своём роде «образование», хотя без учёной степени. После потери всего он, как птица Феникс, за пять лет не просто восстал, но вручную огрёб астрономическую для советского времени сумму в 20 000 рублей. По меркам провинциального города это как раз «Волга», большая квартира, кирпичная дача — классическая мечта-триада советского обывателя. Судя по дифирамбам дяди о грандиозности суммы, речь идёт уже о «новых» деньгах, после реформы Хрущёва 1961 г.

Однако не зря в своей байке, пускай опосредованно, Золотуев называет себя грешником. Дело не столько в маниакальной страсти к деньгам, в придании этой материи свойств, не менее, всемогущих, сколько в подозрении всех и каждого в том же пороке. На этом пунктике Золотуев заводит себя едва не до бесования — впору водой отливать. По его незыблемым понятиям, устоять перед деньгами невозможно, другое дело, что цена у каждого человека своя. Однако вот незадача: при всех прочих успехах житейская сметка Золотуева в вычислении конкретно этой золотой середины с некоторых пор неизменно сбоит. Дяде невдомёк, что неподкупность ревизора функционирует в координатах принципиально иных. В лобовом столкновении с этим фактом мы с Золотуевым и простимся в финале.

Но пока в его саду происходят интереснейшие вещи. В нашей интерпретации сад Золотуева не что иное, как метафора жизни в широком смысле слова, ибо кто только не пожаловал на этот цветущий полигон за испытаниями! День занялся спозаранку.

Утром пришла Таня (Анастасия Степанченко). Молодые люди наслаждаются встречей. Проходимец (Тане нравится отцовское словечко) в лучших романтических традициях привёл её на альпийский луг. Этому лугу ещё предстоит подрасти, но воображение влюблённых легко рисует желанную картину. На таких вершинах Таня ещё не была. Повеяло прохладой гор, пронзительной яркостью солнца, чистотой белков, журчанием горных струй. Джайляу — воздушная мечта, лучшая сторона души Колесова, которую он Тане пообещал. В атмосфере счастья сказал ей единственно нужные слова, которым она не могла не поверить. Поцелуй для неё был договором. Таня уходит, чтобы вернуться.

Вскоре в волшебном саду Золотуева появляются соперники Букин (Егор Ворошилов) и Фролов (Роман Васильев), персонажи занятные, оба измученные любовью к Маше (Александра Борисова). Внешне они прибыли по поводу университетских дел Колесова, на самом деле обоих мучит вещь гораздо более ценная. Здесь, в саду, им предстоит определить, ни много ни мало, цену любви. Между тем как Фролов доносил Колесову суть да дело, древняя фузея попала в руки Букина и овладела его рассудком. Пока Колесов провожал Таню, Фролов оказался заложником ситуации. Дуэли не избежать, да и Фролов сам на свадьбе дуэль не к добру помянул. Рассудительный Фролов мог, конечно, струсить, но вдруг показал себя человеком отважным. Честь и любовь для него тоже оказались в одном строю с жизнью и смертью.

Окрылённый чистый помыслами Колесов не только не обратил внимания на отсутствие товарищей и ружья, но и не особо вникал в историю жизни дяди. Конечно, честный человек мог отказаться от любых денег! Что же здесь удивительного? Что ещё мог ответить дяде Колесов?! Деньги — явно не фетиш молодого биолога. Дядя так и не понял, кого затащил в свой сад.

Выстрел. Товарищи появились явно не в себе, с ружьём и сорокой: убили свидетельницу. Жребий вытянул Букин. Оба из глубины сада вернулись просветлёнными. Потрясённый Фролов, тем не менее, дар осмысленной речи не потерял: «На сегодня хватит. Мы неплохо провели время. Он хотел меня убить. Но, к счастью, раздумал». Просевшим голосом Букин рефлексирует: «С чего это я взял, что могу выстрелить? Я пережил в два раза больше. За тебя и за себя. А ты, Гриша, ты только за себя». Так, оба под впечатлением, и покинули странное место. Дядя не особенно удивился. А Колесов продолжал беззаботно порхать.

Внезапное появление ректора Репникова (Михаил Авдеев) быстро вернуло юношу на землю. Магистр времени не терял и слов на ветер не бросал. Он успел обдумать ситуацию, план действий, подобрал лексику, держал себя с подкупающим достоинством, общался на равных. Несколько комплиментов жертве, его точный психологический портрет, уместное удивление рабочим местом и, наконец, предложение, о котором Колесов не сможет не думать. Повтор магических слов «благоразумие», «здравый смысл» убаюкал встревоженный ум. Сеанс профессионального гипноза был проведён безупречно. Самое время вспомнить поджаристого гуся на огромном блюде в доме Репниковых. Зародившаяся, было, любовь, как подстреленная сорока, снесена в компостную яму. Диплом! Карьера учёного! Вот что без остатка захватило Колесова.

Дядя, было, обеспокоился вдруг охватившим племянника оцепенением, заподозрил в побеге, но что он мог сделать? Лишь предложить единственно доступный ему ресурс — повышение оплаты труда. «Помолчите, я вам сказал». Говорить с дядей некогда, Колесов думал. Быть может, впервые так обстоятельно. Но время не ждёт, наступил вечер.

Счастливая Таня вошла в райский сад босыми ногами по альпийскому лугу… Ужас в том, что она ровным счётом не понимает происходящего… (Отец профессионально выстроил комбинацию: самая важная информация Тане заведомо недоступна.) Словно из другого мира слышит она Колесова: «Наплюй, переживи...» Ничего подобного Таня даже представить себе не могла. На дикой тарзанке «не Ромео» скидывает её в пустоту... Сад оказался кошмаром.



КОЛЕСОВ ПРОЩАЕТСЯ С КОЛЕСОВЫМ

Колесов (Андрей Гончаров) в этой истории не принц на белом коне, он — лишь образ для самого себя, которого не знает, он столкнулся с собою впервые. До сих пор всё ему сходило с рук, и хорошенькие девушки нравились, как цветы на лугу — все! Неожиданно встретилась Таня (Анастасия Степанченко), которая «не все», но Колесов это пока не прочувствовал, у него привычный мужской расклад, в песнях воспетый: «первым делом самолёты, ну а девушки потом».

Отношения с Таней для него ещё и не начинались. Так, по пути, привычно отметил приятную девушку, наговорил комплиментов, дал адрес, имя спросил и сбежал… Девушка пришла. Пять раз! В общежитие на свадьбу; на кладбище; в сад Золотуева утром и вечером (качели); в университет на диплом. Чем не барьерный бег! С её выносливостью она обречена на эту любовь. Благодаря несговорчивости отца и странному поведению юноши Таня переживает сумасшедшую алхимию… Но держится мужественно, способность рассуждать её не покинула.

Уже в первой встрече на автобусной остановке, не отрывая карандаша, в диалоге был прописан краткий эскиз истории. «На первый случай я приглашаю вас на свадьбу. (…) Как вас зовут? У вас нет имени?» «Есть. Да зачем оно вам? Я скажу, а вы, пожалуй, сразу и забудете». «Почему?» «Ну, вы так торопитесь. Конечно, вы всё забываете!» «Послушайте, давайте познакомимся. На прощание. (…) И всё же Таня, зря вы от свадьбы отказываетесь. Пожалеете, Таня». «Ничего, переживу как-нибудь».

Кураж Колесова показателен. Ничего предосудительного в нём не заподозришь. На первый взгляд — достойный молодой человек, стремящийся и всё такое. Очень символично, что свою идеологию он озвучил на кладбище: «Или жить, или размышлять о жизни. (…) На то и другое времени не хватит». У Колесова крайне завышена вера в обстоятельства и удачу. А Таня хочет сначала во всём разобраться, лишь потом делать выводы. Игра случая: здравомыслящей девушке встретился прекрасный юноша, но именно с этой встречи его жизнь летит под откос.

Казалось бы, досадное исключение из университета залечит пылкая любовь, но ректор (Михаил Авдеев) распорядился иначе.

А как, можно сказать, невинно всё начиналось! Случай подыграл ректору: Колесов оказался тем самым предводителем «банды» студентов-биологов. Молодняк посмел усомниться в уникальности ректорских лекций, требуют свободного посещения — каковы нахалы! Вот он, сладкий миг возмездия! Сами собой всплывают сказочные мотивы: «Я, а — отомщу, б — скоро отомщу, в — страшно отомщу!» Так и пышет ревность, которую ректору с трудом удаётся сдерживать, к самобытном таланту (альпийские травы), к энергии молодого учёного, у которого всё впереди. «Мне никогда не нравились эти юные победители с самомнением до небес». Начинается изощрённый извод спеси юнца. Пощады не будет ещё и потому, что единственную дочь необходимо избавить от этого проходимца. По большому счёту, Таня — лишь инструмент мести тщеславного «немного учёного», как его назвала супруга.

Не упомянуть о супруге невозможно: эта небольшая роль ярко дополняет блистательный сценический образ респектабельного ректора. При всей тщательно скрываемой подлости ординарной натуры, Репников привлекателен чудовищной узнаваемостью прототипа «администратор-бюрократ». Этот ректор настолько в своей шкуре, что перехватывает дыхание!

Образ супруги ректора (Василина Аленченко) гипнотизирует сдержанностью,  внутренней силой и смелостью. Перед нами персонаж цельный, гармоничный, в ладу с собой — вся жизнь принята наперёд. Сам её облик, осанка, неторопливые движения, уверенные жесты завораживают. Да, она поздно разглядела золотую клетку, поздно поняла супруга, но она и не пыталась — жила и любила образ, который придумала, воспитывала дочь. А может, понемногу узнавая мужа, становилась статуарной, недоступной эмоциям.

Муж любит уют, который она создаёт; наслаждается вкусными обедами, которые она готовит; каждое воскресенье дарит цветы. У них растёт умница дочь. Кто посмеет сказать, что жизнь этой женщины не удалась? Разве только она сама.

Однако Репникова далека от провалов в сентиментальность, осадить может запросто и в своей манере — веско, спокойно. Тайна этой чарующей женщины не даёт покоя ректору: он чует, какой золотник достался ему не по праву, и это его беспокоит. Он крепко привязан к своей жене, а не наоборот, как бы ему не хотелось иначе.

Красота жены, её достоинство импонируют тщеславию Репникова; её талант создавать атмосферу спокойствия и умиротворения — истинное сокровище для него, домоседа. Культивирование «глупости» — защитная реакция собственника, которой он, однако, пользуется осторожно, если она «слишком поздно всё поняла».

Собственно, и вспылила Репникова лишь раз, ненадолго. Короткий монолог «Скорей бы, скорей! А куда скорей?» на краткий миг обнажил её боль: розы увянут, дочь влюбилась — скоро уйдёт…  Мы восхищаемся этой женщиной: она знает, что муж никогда не станет другим, что отныне ей гореть меж двух огней, мужа и дочери, но такова её доля, удел матери и жены.

В отличие от кустаря Золотуева (Никита Алтабасов), магистр Репников человека покупает на раз, используя тщательно продуманную риторику, служебное положение и знание системы ценностей. У обидчика Золотуева зудящей нужды в деньгах не было. Сила ревизора, его прекрасное настроение — в чистоте души, в честности, прежде всего, перед самим собой — в самоуважении. Прояви Колесов такие же качества, и ректор оказался бы бессилен, и Таня осталась бы с Колесовым. Но вместо чтобы поразмыслить над ситуацией, молодой человек демонстрирует полную ведомость в игре ректора.

Открываются две возможности, обе социально-одобряемые: ректорская сулит карьеру, дядина — богатство. Как в сказке: направо пойдёшь — коня потеряешь… Всем известные три варианта. Отбрось идеалы, без особых усилий настрой ловкость ума на материальные задачи, и торная дорога скатертью ляжет. Но! Колесову, похоже, настало время разобраться прежде всего с собой, себя понять, и встреча с Таней неожиданно реализовала эту возможность, выявив изнанку, суть которой он не подозревал. А суть неприглядная: он не готов к случайным ударам, к временным фиаско; он рвётся любой ценой только вперёд и готов, «выиграв время», купить положение; за оплату желаемого, как на базаре, можно поторговаться. Дипломат Колесов или подлец? У каждого своя правда, и Колесов теперь будет вынужден осознать свои действия с учётом решения Тани. Не думать об этом он не сможет, с этого места сказки кончаются.

Ректор прав: они с Колесовым весьма похожи. Однако открытый финал позволяет лишь догадываться, чего добивался ректор. То ли вырвать из души дочери проходимца, то ли, наоборот, устроить «школу жизни» будущему преемнику. Убедиться, насколько точно выбрала дочь нужный ему материал — глину, можно ли из неё что-то дельное наваять. Тональность сценического образа ректора склоняет именно к такому варианту. За дочь он ещё возьмётся! Никуда она не денется, уверен он, просто сейчас этот парень должен пройти инициацию и требует всего «сатанинского» внимания. Кто знает, может, ещё и поладят?

С кем по пути амбициям Колесова? Вокруг клубятся дьявольские искушения: ректор с надёжной карьерой и дядя с тугим портфелем купюр, который вообще как выигрыш в лотерею.

Получив диплом, Колесов в душе окончательно простился с Таней, а она вдруг сама возьми да приди попрощаться, ведь она так ничего и не поняла в его странном поведении. Окончательного решения Таня не принимает, продолжает любить, при отсутствии информации продолжает надеяться на чудо. Не мудрено: Колесов с первой встречи окутан туманом мистификации, вокруг него всё превращается.

Под студенческий хор «Ректор наш там правит бал» шутливый мистический элемент — миниатюрные красные рожки — в благородной гриве ректора шуткой совсем не кажутся. Да это на самом деле он — Сатана! Узнаваемый, современный, бессмертный! Ставки на душу Колесова стремительно растут, сам он ослеп от азарта. Только Таня и остановила эту дьявольскую игру на повышение.

«Я выиграл время: ты должна это понять». До Тани вдруг дошло... Девушке пришлось собрать всё своё мужество… Колесов не только не замечает подмены ценностей, он отказывает Тане в гордости, полагая, что свойство бесконечно прощать, а не понятия чести основа жизни.  «Я всё поняла. (…) Ты не мог иначе — поняла. Ты выиграл время, теперь ты своего добьёшься. Будет у тебя луг, будет всё, как ты захочешь. На свете нет ничего такого, что могло бы тебе помешать. Всё будет по-твоему… Без меня». «Оставайся...» «Нет, я тебе не верю. Откуда я знаю: может, ты снова меня променяешь? В интересах дела».

«В интересах дела» — ключевое понятие. Интересы дела для Колесова превыше всего, и, кто бы спорил, любовь с этими интересами считаться должна. Только разменной монетой любовь быть не может — вот  что Колесову предстоит уяснить.

В эпизоде разрывания диплома нас охватывает подлинная грусть: Колесов в глухом отчаянии, он не знает, что ему делать, ну, хотя бы диплом разорвать. Так Букин подстрелил сороку, чтобы кого-нибудь убить, а потом сожалел о содеянном — жизнь сорочью назад не вернёшь. А документ об образовании восстановить несложно, и ничего этим поступком ни Репникову, ни Тане Колесов не доказал. Сокурсники, те давно привыкли к его фокусам и трюкам.

Хотя Таня ещё не успела Колесова разлюбить, он ей больше не интересен. Раз и навсегда она пресекла глумление над своими чувствами. Разбитое яйцо больше не целое. Да и авторское название «Прощание в июне» ставит точку в этой истории. Учиться неотвратимо можно, только теряя. Мы прощаемся с героями, которые стали другими. Таня пережила опыт первой любви, Колесов — опыт первой потери.



ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

Похождения героя «Прощания в июне» драматург Вампилов ведёт на фоне студенческой свадьбы и эксклюзивного по содержанию медового месяца. Студенческая свадьба — событие, где может случиться всё. Никогда молодые люди не будут столь свободны и бесшабашны. У них есть время на ошибки, которые сама молодость может исправить так же легко, как и затеяла. У них всё ещё только будет.

Студенческое братство. Чёткая временная привязка — пущены агрегаты Братской ГЭС — первая половина 60-х. Ничего, что с тех пор минуло более полувека. Во все времена далеко не каждый верил в любовь, но всегда многие будут в неё верить. На кону интриги вечные ценности — право на простое человеческое счастье. Счастье не только взаимной любви, но и чистой души, способной сопротивляться соблазнам, хитростям, шантажу.

Эта история не потеряет свою актуальность и через тысячу лет, разве что мода и песни будут другими. «Наверно, выдумали мы Весну, когда шумела вьюга, Наверно, выдумали мы От одиночества друг друга». Прелестная мода середины 60-х, женственная, воздушная: на затылке хвостик, подвитый снизу или элегантный балетный пучок; белые воротнички и манжеты, пояски, юбочки-клёш, приталенные лифы, осиные талии, цветочные рисунки тканей — весна, предвкушение любви!

На столах по-студенчески клеёночки, бутылки, стаканы, тарелки. Весёлый (Александр Матвеев) подбивает клинья к Красавице (Ксения Шарыпова) и ведь подобьёт! Гомыра (Никита Демидович), пьяница и репейник, мечет язвительный спич по поводу и без повода, разглядев этикетку «Абрау-Дюрсо», аж вскипел: докатились! Тосты следуют один за другим, народ волнуется — закусить некогда!

Испепеляющая инерцию, ослепительного накала пламенная комсорг-невротичка (Анна Стамбровская) иерихонски трубит здравицу. Всякая её фраза, даже совсем короткая: «Товарищи!», полна боевым пафосом.

Гомыра хоронит настоящую мужскую дружбу: лучший друг Вася Букин (Егор Ворошилов) лезет в петлю! Свадьба для Гомыры — досадное «всё это», он пытается залить горе. На самом деле товарищ банально пострадавший: Красавица сообщает, что прошлым летом у Гомыры увели невесту.

Фролов (Роман Васильев) прощается с надеждой: «Пять лет я любил эту девушку, и пять лет она меня не любила».

Букин прощается с Букиным: решение жениться его оглушило, и он того не скрывает.

Невеста Маша (Александра Борисова) возмущена, ей просто вынесли мозг: это, действительно, какие-то похороны! И всё из-за пьяницы Гомыры!

Немудрено, что медовый месяц грянул внезапно и сумбурно. Завязка проворно стягивает в гордиев узел сразу все нити истории. В общежитии появляется ректор (Михаил Авдеев). Колесов (Илья Бондарев) влазит в окно, гасит свет. Апофеоз абсурда — взбесившаяся грампластинка. На просьбы ректора выключить звук громкость ударно возрастает: «Ах, эта свадьба, свадьба, свадьба пела И плясала!» В довершение под гром в начале мая является Вестник-милиционер (Андрей Гончаров): вина объявлена, преступник повязан и препровождён… На кладбище!

«Привет, Коля! Ты живой? Нам сказали, ты на кладбище. Ничего себе, шуточки». Колесов впервые встречается с однокурсницей Машей в нашей истории. Они — свои люди, и Колесов не удивлён, что Маша пришла его проведать.

Измождённая, сама не своя, мужественно сдерживая стоны, Маша повествует о свадьбе: «Нет, Коля, не нужна я ему, а раз так, то... всё...» Вдруг как что-то вспомнила, встрепенулась: да ведь она безумно голодна! В Машиной авоське многообещающе болтаются бутылка кефира и булочка. (Колесов незаметно сглотнул.) Маша, было, протягивает булочку Колесову, но тут же забывается, начинает кушать сама, запивая из бутылки кефиром, тоже было протянутой Колесову; всё это механически. Коля даже опешил: Маша жуёт и глотает как во сне! Похоже, после свадебного распада она с трудом отдаёт себе отчёт в происходящем, реакция окружающих ей безразлична. Дело сделано, Таню она привела, а дальше пора идти — уйма дел, да вот ещё теперь этот развод… Голодному Колесову перепала пара крошек с Машиного перекуса, он проворно их поймал, проглотил, не нарушая отстранения девушки. Так она и ушла, в полусне, контуженная собственной свадьбой… В ней колобродит борьба: кто сильнее, кто важнее, любит — не любит… Проклятый пьяница! В общем, чокнутый медовый месяц. Нет, не так Маша всё это себе представляла.

Момент интересный, потому что Колесов, видя лицом к лицу реакцию девушки на подбитые чувства… Куда там, ничего для себя не подметил! Разве это имеет к нему хоть какое-то отношение?! Тем более сейчас, когда к нему (на кладбище!) пришла Таня (Анастасия Степанченко)! Любовь готовится к взлёту.

Только Репников против! Ректор сталкивает «интересы дела» Колесова, обременённые условиями сделки, с первой кристально-чистой любовью дочери. В её чувства не всякий компромисс дорогу найдёт, тем более, путь выгоде туда крепко закрыт, а доступа материальному нет вообще. В отличие от сироты Колесова, которому устраиваться по жизни предстоит самостоятельно и на кровные. Не вклинься в чувства молодых людей дьявол, и ничего бы, как говорится, не случилось. В своей пьесе в пространстве студенческой юности Вампилов обстоятельно исследует не просто тему любви, но тему столкновения разных систем ценностей, в том числе столкновения двух антагонистических начал — материального и духовного.

Букины всю дорогу выясняли, кто кого: столкновение мужской дружбы, как её представляет себе Вася, и женской любви, какой она видится Маше. Машу «ушёл» Гомыра, однако именно он и примирил, на облегчение молодожёнам, эти одинаково важные, но такие разные ценности. Обстоятельства играют молодой семьёй, как тузик тряпкой. Оба барахтаются в пене эмоций, каждый ни в чём не уверен, думает, что другому не нужен… Хотя с Фроловым обстоятельства Машей совсем не играют! «Это будет такое «да», что… Уж не лучше ли «нет»?» Обстоятельства не играют, потому что нет поля для игры — любви обоюдной нет.

Надо отдать Гомыре должное — он превзошёл самого себя. В спектакле этот поворот поддержан введённой ролью чуткой девушки Нины (Виктория Скубей). Она сочувственно отнеслась к Гомыре, поняла причину его безрассудного запоя и глупой выходки на свадьбе друга. По её понимающим взглядам, по заботе о пострадавшем мы чувствуем — Нина знала, чему помогает и как помочь. Да и Гомыра, переполненный волнением от своего поступка, с таким отчаянием крикнул: «Нина!», что сразу становится ясно, как она ему необходима и уже дорога. На Востоке говорят: мужчина — глина, а женщина — огонь, который его обжигает.

В финале Маша с Васей помирились, сошлись-таки характерами: молодая семья за незабываемый, просто невероятный медовый месяц прошла огонь, воду и медные трубы. А вот Таня с Колей характерами так и не сошлись, сколько Таня ни пыталась мирно решить невесть откуда для неё возникающие разногласия…

В финале на автобусной остановке Колесов встретил Таню уже другим: неуверенным, грустным. Того страстного порыва, за которым Таня пришла-таки в общежитие, и тени не осталось. Колесов оказался далёк не только от образа, который вообразила себе Таня, но и от личного о себе представления. Он не ожидал, что так быстро постарается забыть её имя. Но ещё страшнее другое! Может ли Колесов отныне себя уважать? Вот где кроется трагедия. Нет большего несчастья, чем презрение к себе самому. Колесов крайне растерян, ему многое предстоит осознать.

Хороший спектакль с открытым финалом всегда продолжается в воображении зрителя, живёт уже не сценической жизнью, а опытом и воображением театрала. Машу с Васей помирил зачинщик ссоры Гомыра. Сами они могли идти друг к другу целую вечность. Гомыра — точно не дьявол, другу он искренне желает только добра, пускай понятого по-своему. Но свои ошибки Гомыра, как настоящий друг, готов признать и исправить. Возможно, и у Колесова с Таней есть шанс. Невеликий, библейский, но есть. Возможно, если её отец раскается, проявит политическую волю, то чудо произойдёт. Возможно, и такое возможно… В любом случае жизнь продолжается!

скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
82
Опубликовано 02 июн 2024

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ