facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
        Лиterraтурная Школа          YouTube канал        Партнеры         
Мои закладки
№ 181 апрель 2021 г.
» » Наталья Метелева. МАЯКОВСКИЙ В БРАЗИЛИИ, ЧЕБУРАШКА НА КУБЕ, ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ ПОЭТЫ В МОСКВЕ

Наталья Метелева. МАЯКОВСКИЙ В БРАЗИЛИИ, ЧЕБУРАШКА НА КУБЕ, ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ ПОЭТЫ В МОСКВЕ

Редактор: Ольга Девш


(О книге: Поэты Латинской Америки и России на XI международном фестивале «Биеннале поэтов в Москве» / Сост. Н. Азарова, С. Бочавер, Д. Файзов, Ю. Цветков; отв. ред. Д. Бак, Н. Николаева, А. Орлицкая. — М.: Культурная инициатива, издательство «Литературный музей», 2019. — 360 c.)



В январе 2021 года в издательстве «Литературный музей» вышла антология «Поэты Латинской Америки и России на ХI международном фестивале “Биеннале поэтов в Москве”». Как можно понять уже из названия, книга документирует события биеннале, на котором в ноябре-декабре 2019 года произошла встреча поэтов из Латинской Америки и России. Антология является билингвальной (русский и испанский/португальский языки) и состоит из двух больших разделов: «Поэты Латинской Америки» и «Русские поэты», которые предваряются рядом предисловий, а также статьями, в которых обозначены своего рода ожидания и итоги встречи. С одной стороны, таким итогом стало «сближение поэтических континентов», по мнению Ю. Цветкова и А. Кальдерона. С другой стороны, на фестивале представилась возможность посмотреть на поэзию разных поэтических миров – Латинской Америки и России – «со стороны», как отмечают в своей статье Н. Азарова, С. Бочавер и К. Корчагин. В этой рецензии на примерах текстов из антологии мы посмотрим, какие формы приобретает это сближение и что дает взгляд со стороны. 

Неожиданно для себя читатель этой книги действительно находит в ней большое количество поэтических и культурных сближений России и Латинской Америки на тематическом уровне. Можно предположить, что при отборе текстов как самими авторами, так и составителями антологии эта общность сознательно конструировалась. В некоторых случаях само место проведения фестиваля (Москва) повлияло на темы стихотворений, написанных поэтами из Латинской Америки в столице России. При чтении антологии также создается ощущение, что из незнакомого материала современной латиноамериканской поэзии как будто бы старательно отобрано то, что может быть близко читателю из России. Так, в стихотворении бразильца Дугласа Диегеса «Маноэл ди Баррус и искусство фотографировать словами» можно найти отсылку к известной поэме Владимира Маяковского «Облако в штанах». В нем поэт-революционер и облако в штанах, вырванное из оригинального контекста поэмы, помещены в объектив, в свою очередь, известного бразильского поэта Маноэла ди Барруса, который «умел фотографировать словами то, чего нет». При таком фотографическом взгляде облако неожиданным образом превращается из самого Маяковского («не мужчина, а — облако в штанах!») в его невесту: «А однажды ему привиделось увидеть Облако в Штанах. Ему привиделось, как Облако в Штанах шлялось по деревне за ручку с Маяковским. И он сфотографировал Облако в Штанах и великого русского поэта. И написал, нет такого другого поэта, который смог бы лучше одеть свою невесту или тому подобную чушь». В этом стихотворении можно увидеть по сей день продолжающийся процесс мифологизации личности Маяковского, который начался с момента посещения поэтом стран Латинской Америки, в частности, Мексики и Кубы. В тексте Д. Диегеса можно отметить черты предания как жанра фольклора: некий очевидец, от лица которого идет речь в тексте, рассказывается о встрече известного бразильского поэта с известным русским поэтом. При этом в оригинале этот текст написан даже не на португальском, а на «диком портуньоле», смеси испанского и португальского, на которой пишет Д. Диегес. Если обратиться к разделу «Русские поэты», то и там мы встретим Маяковского в одном из стихотворений Юрия Цветкова. Однако в его поэтической действительности возникает уже не сам поэт, а только его памятник: «Было к Маяковскому дело / Пришел к памятнику. Поймал взгляд. / Сказал: / Из собственного тела / Построю город-сад. / И убежал». Если в тексте латиноамериканца Д. Диегеса поэт-революционер изображается как живой миф и, по преданию, происходит его встреча с местным поэтом, то в тексте Ю. Цветкова, что интересно, речь идет уже не о Маяковском как человеке, а только о его памятнике. 

Не только поэт-революционер Маяковский, но и сама революция, а также известные события истории России неоднократно возникают на уровне темы как в разделе со стихотворениями русских поэтов (множество примеров), так и в разделе «Поэты Латинской Америки». Так, в тексте кубинки Хамилы Медины Риос «Стикс» о невозможности предать забвению насилие речь идет об исторических событиях 1940-1945 годов: «но кровь пахнет только кровью / как бы ни омывали кисти / рук / в мутноватом полумраке королевского дворца / или не пускали их в бега / вдоль берегов Стикса зацветших лотосом /». Здесь обнаруживается глубокая осведомленность об истории этого периода как в России, так и в мире. Будет справедливым отметить, что в антологию включены тексты о политике самых разных стран, регионов и исторических периодов. Например, в тексте мексиканца Али Кальдерона «Мексиканская демократия» читаем: «к другим новостям: подошли к концу и снова начались / политические кампании с полного одобрения Вашингтона / миграционная реформа за два месяца уровень упал / на один пункт бедность благосостояние удача». Однако если читать подборку А. Кальдерона дальше, в ней мы находим названия, звучащие для русского уха совсем непривычно: «Там я взирал на окрестные деревни / рынок древесины и оцелотов / Тлателолько / Это с той площадки наверху привелось углядеть / пресную воду с Чапультепека / Исталапа Тлакопан Тепакилья всё во власти нашего взора». Безусловно, будь таких текстов большинство в антологии, ее было бы значительно сложнее читать. Если вернуться к стихотворению «Стикс», то при чтении первых его строк «Красный февраль а не октябрь / новолуние но не ноябрь и не воскресенье (кровавое)», в которых есть аллюзии на исторические события другого периода, невольно вспоминается текст Наталии Азаровой из поэмы «Революция» под названием «Травелог»: «они говорят в ноябре / случается октябрьский ужас». Конкретно этот фрагмент поэмы не вошел в антологию, однако здесь присутствует ее заключительная часть «Этюд о языке», подробнее о которой мы поговорим немного позднее. Здесь отметим только то, что выбор именно этой части для публикации в антологии, возможно, также объясняется темой – пропажа грузовика с леденцами в Мексике, актуальной для антологии темой перевода с одного языка на другой, а также самой темой революции. 

Таким образом, в разделе, посвященном русской поэзии, наблюдается ответное сближение: Латинская Америка присутствует в текстах, как минимум, вскользь, когда  упоминаются некоторые связанные с ней реалии, или же более заметно. Так, в начале стихотворения Михаила Айзенберга видим упоминание: «Мелкий дождик ходит тихо как индейский проводник». В подборке Н. Азаровой находим уже упомянутое выше стихотворение «Этюд о языке», в котором на сюжетном уровне речь идёт о пропаже грузовика с русскими леденцами в Мексике, а на прагматическом – о взаимодействии с неизвестным в ситуации непонимания его знаковой системы. В оригинале несколько строк этого стихотворения написаны на испанском, они не переводятся на русский язык и не объясняются. Далее же в тексте говорится, почему их перевод в этом случае не нужен: не все мексиканские дети умеют читать на испанском или на каком-либо другом языке, а еще одно пояснение приводится в конце текста: «я пожалуй не буду переводить про революцию / ¿неужели для вас принципиально меня понимать? / это всё леденцы двадцатого века». В данном случае роль мексиканского ребенка предлагается примерить на себя читателю, не владеющему испанским. Однако в переводе этого текста на испанский такой эффект пропадает, поскольку оно оказывается целиком написанным на одном языке.

Если в целом коснуться темы перевода поэтами текстов друг друга, мы найдем множество свидетельств коммуникации до и во время фестиваля. Переводы, сделанные участниками биеннале, составляют немалую часть антологии. Особенно удачными кажутся случаи, когда авторы переводили схожие по поэтике тексты друг друга, как это произошло у Янко Гонсалеса и Светы Литвак. На одном из мероприятий в рамках биеннале эти поэты даже практиковали одновременное чтение оригинала и перевода стихотворения Я. Гонсалеса «Все путём». Если прочитать этот текст Я. Гонсалеса, а затем подборку С. Литвак на испанском языке в его переводе, можно отметить их коллаборацию как очень удачную.

Нельзя упустить из виду и те тексты, которые были написаны на самом фестивале, до него или после, в которых отразилось взаимодействие, непосредственная коммуникация латиноамериканских и русских поэтов: «после дождя / борхес тебя спросил...» – так начинается один из опубликованных в антологии текстов Данила Файзова, в котором герой в конце концов решается плыть в Аргентину. Как можно заметить, текст «Несущественное стихотворение» аргентинки Марисы Мартинес Персико был написан на фестивале или уже постфактум (с момента завершения биеннале до публикации антологии прошло больше года): фестиваль состоялся в самом начале зимы, однако по сюжету этого стихотворения на дворе была уже ее середина, когда «в Московской Думе пошел снег». Кроме этого, до приезда в Москву и уже после фестиваля участники из Латинской Америки по просьбе организаторов должны были написать тексты про Москву. Читатель из России может узнать свое детство в тексте, написанном, например, кубинцем Нельсоном Карденасом о Москве до биеннале: «Засахаренные яблоки, заяц, который вечно убегает от волка, и волк, кричащий: “Ну, заяц, погоди”, Ленин, спящий в своём Мавзолее, бесконечные парады, Чебурашка и крокодил Гена, Красная площадь с разноцветными куполами...». На биеннале было прочитано много текстов других латиноамериканских поэтов о Москве, однако этот оказался одним из, к сожалению, немногих попавших в антологию.

Кроме того, антология позволяет посмотреть глазами латиноамериканца на русскую поэзию и российско-советскую действительность, а близость современной латиноамериканской поэзии читателю из России может объясняться и теми глобальными процессами в XXI веке, которые неизбежно появляются в поэзии разных стран мира. Боливиец Габриэль Чавес Касасола в стихотворении «Татуировки» пишет: «Услышит ли кто-нибудь историю одиночества из ее наушников, / из больших колец в ее оглохших ушах? / Разве это не вечные вопросы?» В его же тексте «Песнь супу» звучит близкая читателю из России тема дома, ухода определенной эпохи и уклада жизни, знакомая рефлексия о смене поколений и утрате единства, о наступлении века индивидуализма. В свою очередь, в тексте кубинца Роландо Санчеса Мехиаса с говорящим названием «О всеобщей любви» соседствуют упоминания общеизвестных реалий, в том числе связанных с русской культурой, – от Сибири до Цейлона: «чехов / пролетел как птица пэн / через великую Сибирь / побывал в Гонконге Сингапуре / и проехал на поезде по Цейлону». Тексты мексиканца Марио Бохоркеса не привязаны к какой-либо географии и политической ситуации, он пишет о том, что понимается как свое, но в то же время и как общечеловеческое: «Мы как образ несчастья / тоска всегда заканчивается плохо / остается реальность сна / глубокий сон реальности». Текст Хорхе Галана, поэта из Сальвадора, «Поезда в тумане» по своей холодной атмосфере сближается с текстом Владимира Аристова, который пишет про путешествие в похожей тональности: «Прыгнуть в последнюю дверь / последнего отходящего вагона / оттолкнув кондуктора / чтоб она пожалела тебя...». 

Задача этой антологии, ставшей своеобразным историческим документом, отличается от той задачи, которую преследовали две предыдущие антологии, изданные в преддверии фестиваля биеннале поэтов в 2019 году: «Поэзия Латинской Америки сегодня», вышедшая в Москве, и «Мост и бездна», изданная в Мексике. Эти две книги были призваны показать панораму, поэтическое разнообразие каждого региона в отдельности. Антология по итогам Биеннале поэтов поражает своей основательностью, местами напоминая скорее исследование или сборник статей, и при этом является уже следующим шагом в наблюдении за поэзией Латинской Америки. Этот обширный материал, своего рода картография поэтических и языковых пространств Латинской Америки, находясь под одной обложкой с русской поэзией, заставляет задуматься о русской поэзии в контексте латиноамериканской и о латиноамериканской поэзии в контексте русской. Тексты антологии находятся в общем поле произошедшего на фестивале культурного и поэтического сближения. Рамок одной рецензии недостаточно, чтобы охватить и малую часть тех текстов, которые есть в этой книге, однако нельзя было не обратить внимание, что в этом масштабном документе встречи поэтов двух разных поэтических миров есть много близких тем, и не столь важно, произошло ли это по интенции составителей или самих участников биеннале. Если остановить свой взгляд на сближении, то в антологии можно проследить живой процесс общения авторов на фестивале, их переводы друг друга, тексты, написанные к мероприятию или на мероприятии, полученные в результате совместной работы авторов на переводческих мастерских либо в результате усилия понять друг друга, переводя стихотворения самостоятельно. Также, как мы могли убедиться, читатель сможет найти в этой книге любопытные свидетельства сближения, на основе которых он может и сам приблизиться к еще не вполне знакомому материалу латиноамериканской поэзии.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
203
Опубликовано 15 апр 2021

ВХОД НА САЙТ