facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 127 октябрь 2018 г.
» » Обзор публицистики и критики в литературной периодике

Обзор публицистики и критики в литературной периодике


Алия Ленивец

в е д у щ а я    к о л о н к и


Филолог, литературовед (магистратура Астраханского государственного университета, аспирантура Тверского государственного университета, кафедра истории русской литературы). Статьи опубликованы в конференциальных сборниках, рецензии в журнале «Знамя». 

Июльская «Звезда» посвящена Русскому Северу (65-летию Норильска). «Начинается прекрасными стихами Ломоносова и заканчивается мрачным поэтическим пророчеством из четырех строк Георгия Иванова, но эта полярность жизни за полярным кругом и привлекает внимание к этим удивительным землям», – опубликовано на странице журнала в Facebook. Номер наполнен материалами об истории освоения Северных земель, воспоминаниями «лагерников», текстами о «метафизике пространства». Пожалуй, ярче всего «идея Севера» (утопичность и сакральность образа топоса) отражена в аналитическом «поэтическом» обзоре Якова Гордина «Паломничество в Страну Севера. Север в русской поэзии как историческое и метафизическое зеркало»: «...в России эту «северную утопию» порождал суровый опыт. И на этом базисе выстраивалось представление о гипнотической власти пространства вечного холода, пространства, казалось бы, не пригодного для жизни, но непреодолимо влекущего, бросающего вызов человеку. А кто овладевает этим пространством, принимает вызов и побеждает, оказываются людьми особой породы, очищенными Севером. Русская поэзия впитала этот особый опыт (который может быть сопоставлен только с опытом народов Скандинавии) и его переработала, создав на художественном уровне многообразный мир Русского Севера». Исследователь отмечает грандиозность, необъятность и загадочность темы, отраженной в произведениях русских поэтов: «Ломоносов и Гумилев, Федор Глинка и Кюхельбекер, Баратынский и Бенедиктов, Озеров и Тютчев, Случевский и Полонский, в ХХ веке Ахматова, Цветаева, Бальмонт, Северянин, Брюсов, Пастернак, Мандельштам, Клюев, Заболоцкий, Антокольский, Борис Корнилов, Павел Васильев, Сельвинский, Асеев…»
 

В седьмом номере журнала «Урал» — статья Ирины Сурат «Два путешествия: Мандельштам и Пушкин». В статье сопоставлены «Путешествие в Армению» (кстати, опубликовано произведение в 1933 году в  майском номере «Звезды») О.Мандельштама и «Путешествие в Арзрум» А.Пушкина («путешествия» рассматриваются с корпусом стихов): «Эти две группы текстов разделяет столетие, и при этом они близко друг к другу лежат на карте русской литературы и неслучайным образом оказываются родственны во многих отношениях — для Мандельштама путешествие на Кавказ было в немалой степени сознательным последованием Пушкину и в биографическом плане, и в творческом. <...> При сопоставлении двух путешествий что-то неявное высвечивается — через травелоги Пушкина и Мандельштама и сопровождающие их стихи проходит важнейшая линия развития и русской прозы, и русской лирики, но главное, конечно, — это личный сюжет, связывающий двух поэтов, перекличка через столетие их путей и судеб».
 

В «Дружбе Народов» (№7, 2018) представлен диалог иного формата – два текста, которые должны быть прочтены один за другим (в любом порядке, но обязательно – в паре). Статья культуролога и публициста Юрия Каграманова «Европа в поисках души» и статья политолога и востоковеда (исламоведа) Алексея Малашенко «Обиженная цивилизация». Двойная оптика позволяет читателю сложить гораздо больший фрагмент пазла «Современная карта мира: диалог культур».


Беседу культуролога и литературоведа Евсея Цейтлина с прозаиком и историком культуры Владимиром Порудоминским публикует «Крещатик» (№3 (81), 2018). Разговор, озаглавленный «Было – не было», маркирован в издании как фрагмент цикла «Писатели Русского зарубежья». Диалог двух литераторов из разных городов мира (Цейтлин живет в Чикаго, Порудоминский – в Кёльне) о России, русском искусстве и русской культуре. Интересный и ёмкий разговор о главном. Говоря о своей разножанровой прозе, о художественных поисках, Владимир Ильич признается: «Я никогда не «придумывал» язык и стиль новой книги, ее образную систему: ее проза рождалась сама собой, пока осмыслялась и развивалась тема, пока собирался и обдумывался материал и в значительной степени, когда книга уже писалась».

Здесь же опубликованы дневниковые записи Евсея Цейтлина.
 

Июльский номер журнала «Знамя» радует обилием и разнообразием рецензий: А.Григорян, О.Богуславская, М.Кудимова, Е.Степанян-Румянцева, Д.Бавильский,  В.Коркунов, К.Корчагин, А.Люсый, А.Марков, В.Филатов и, конечно, О.Балла говорят о книжных новинках. Но порой материалу становится тесно в рамках жанра, а рецензируемая книга оказывается лишь «поводом» для большого разговора. Таков текст филолога Елены Невзглядовой. Объект ее пристального внимания и прочтения – книга Андрея Арьева «За медленным и золотым орлом. О петербургской поэзии» (СПб, 2018). Это издание посвящено не просто петербургской литературе, но, отталкиваясь от топоровского понятия, «петербургскому поэтическому тексту»: «...выбранные исследователем поэты как бы преследуют основную цель автора: показать черты «петербургского поэтического текста». Арьев углубляется в самую суть этого понятия и в то же время как бы взлетает на большую высоту «за медленным и золотым орлом» (Василий Комаровский), символизирующим полет петербургской поэзии. Медленно, не упуская мельчайших подробностей, следит он за своей золотой добычей. Любой факт, любое наблюдение подтверждаются точной, – хочется сказать – точеной, авторской мыслью». Кажется, в этой статье больше очарования, чем аналитики, но это никак не умаляет достоинств ни одной, ни второй работы. «То новое, что содержит эта книга, воспринимается с удивительным (и «сладким», как сказано Мандельштамом) чувством «узнавания». Текст этого филологического исследования умен и поэтичен, как лучшие стихи», – заключает Елена Невзглядова.
 

В «Волге» опубликован материал Сергея Боровикова «Пустая полка». Будучи главным редактором журнала (с 1985 по 2000 годы) Сергей Григорьевич получал в дар книги самых разных авторов: «на меня обрушился прямо-таки девятый вал продукции советских, особенно волжских, прозаиков, поэтов и критиков». Объясняя рождение этого текста, Боровиков пишет: «Пока я занимал обширный редакторский кабинет, книги эти заполняли одну за другой полки в шкафах. Но настал момент, когда журнал временно скончался, и помещение пришлось освободить. Места в двухкомнатной квартире маловато и для близкой сердцу и необходимой литературы, а уж держать все подарки коллег по Союзу советских писателей было негде. Пришлось последовать давнему совету историка С., который <...> обычно поступает с подарками так: рукою он показал, как вырывает титульный лист, сохраняя его, саму же книгу отправляет в мусорное ведро». Эти листы с автографами и стали «персонажами» текста. Книжные листы как повод и возможность вспомнить авторов, список которых, между прочим, действительно не маленький – 140 имен и фамилий. Весьма нестандартное внешнее обрамление мемуарных записей подчеркивает особенности письма: краткость и прямолинейность сюжетных описаний, метафорическая скупость, точность формулировок. Сама идея поименовать «сей длинный выводок» представляется правильной и благородной.

 
«Пустая полка» – это особый, недвусмысленный и настойчивый, призыв: «Ты чувствуешь сквозняк оттого, что это место свободно?» (Б.Гребенщиков). И каждый читатель, открывающий книгу, задается поиском своих ответов на звучащие вопросы (бесконечное спиралеобразное движение). И каждое новое поколение авторов-литераторов-исследователей-читателей пытается «прикнопить к бумаге солнечного зайчика». В уже названом номере «Крещатика» опубликован еще один «солнечный улов»: «Дальний собеседник сегодня, или Поэтический акт как блокбастер». Дария Кошка рассуждает о поэтах и читателях (о себе как читателе), о поэтах и графоманах, о поэтах и продавцах (когда-то был разговор о «книгопродавцах», сейчас – о «продавцах образа»)... Замечательно, что читательская рефлексия не умолкает, но почему-то немного грустно, что «Дмитрий Александрович Пригов» становится «Дмитрием Приговым».
 

* * *

Мой дар убог и голос мой не громок,
Но я живу, и на земли моё
Кому-нибудь любезно бытиё:
Его найдёт далёкий мой потомок
В моих стихах: как знать? душа моя
Окажется с душой его в сношеньи,
И как нашёл я друга в поколеньи,
Читателя найду в потомстве я.

<Е.А Боратынский, 1828>
скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
432
Опубликовано 21 авг 2018

ВХОД НА САЙТ