facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » Какой должна быть библиотека в современном мире?

Какой должна быть библиотека в современном мире?

Какой должна быть библиотека в современном мире?

Как всегда, когда дело касается запутанных вопросов, имеющих долгую историю, в проблему развития библиотек замешаны деньги, кадры, ресурсы и возможности, а также вопрос о компетентности чиновников, решающих, какими библиотеки должны быть. В одном все кое-как сходятся: современная библиотека должна отыскать верное cоотношение между традициями и новаторством. Сохранить всё полезное из старого и бережно отобрать самое лучшее из нового - задача не из лёгких. Тут возможны только осторожные, поступательные шаги. А, учитывая разную специфику и даже разные цели краевых, научных, районных и прочих библиотек, невольно сталкиваешься с вопросом: допустим ли вообще некий унифицированный путь развития для всех библиотечных учреждений?
Конечно, беспокоиться не о чем, если считать, вслед за некоторыми авторами, что электронная книга окончательно победила бумажную, а интернет одержал победу над библиотекой. Не исчезнет ли библиотека в обозримом будущем, не пропадёт ли вообще - как специализированное учреждение? И имеет ли смысл приближать её конец? Возможно, об этом надо спросить профессионалов.

На вопросы редакции отвечают литераторы и представители столичных, региональных и зарубежных библиотек.


Лев Новожёнов, журналист, телеведущий:

Подумал, что если побреюсь, что-то во мне изменится в лучшую сторону, и я что-нибудь напишу. Откроются шлюзы вдохновения, забьют ключи, заискрятся источники. Не тут-то было. Побрился, и не забили, не заискрились. И если б не обещание, легкомысленно данное, принять участие в опросе - нужны ли сегодня библиотеки и понадобятся ли они в будущем при наличии интернета, так бы ничего и не написал. А слово держать надо.
Да, библиотеки. Районные, городские, школьные, ведомственные, всякие. Не забыть бы больничные, составленные из книг выписавшихся, а также умерших.
Да, библиотеки. Бесконечные уведомления о не сданных вовремя книгах с угрозами штрафов и отлучения. Три томика избранного с тиснённым африканским профилем национального поэта, полученныe в награду за почётное место в районном конкурсе чтецов. Маяковского надо читать громко, очень громко, и тогда успех обеспечен.
Старосадский переулок, сломя голову сбегающий вниз к Ивановскому монастырю. Историческая библиотека. Историческая, как по родословной, так и по предназначению. Головы девушек, склонённые под зелёными абажурами настольных ламп наркоматского образца. Трогательные девичьи затылки. В библиотеке почти всегда хотелось спать. Зато в курилке было весело. Сейчас, поди, в библиотеках и курить нельзя. В Историчку ходили, как на танцплощадку, в надежде кого-нибудь там снять.
Третья жена была библиотекаршей. Соучаствовала в краже пишущей машинки из библиотеки издательства «Колос». Смело пишу за давностью преступления.
Ещё и сейчас, когда глаз углядывает вывеску с надписью «библиотека», рождается чувство уверенности, что крепки государственные устои: есть органы правопорядка, работают почты и министерства, ходят по домам участковым врачи и слесаря-сантехники.
Знаю, моя дочь ходит в библиотеку. Значит, они есть. «Почему тебе нельзя было дозвониться? - Была в библиотеке.»
Она читает студентам курс по современному искусству, готовится. Такого рода занятия делают человека труднодоступным для родительских сигналов из внешнего мира, мира кастрюль и коммунальных платежей.
Марина не любит, когда я приношу домой книги. Она отвозит их куда-то в одну ей известную библиотеку, предварительно вырывая листы с автографами. Значит, библиотеки где-то есть. Оттого я не люблю дарить свои книги, предполагая, что с ними поступят так же или ещё что похуже.
Не знаю, понадобятся ли библиотеки в будущем. Это зависит, сумеют ли они оказаться на уровне требований нового века. В моё время, например, в библиотечных буфетах продавалось пиво.


Лев Пирогов, литературный критик, публицист, обозреватель «Литературной газеты»:

Исчезнет, естественно. Но «торопиться не надо, торопиться не надо», как сказал товарищ Саахов. Потому что, как сказал товарищ Сухов, «желательно, конечно, помучиться». А как именно мучиться, это и впрямь нужно профессионалов спросить.

Вот у нас в парке, где мы гуляем с детьми, поставили навес, под ним несколько стеллажей с книгами, вокруг на травке призывно разбросали пуфы. Так сказать, библиотека на выезде. И мой лоботряс охотно туда ходил. А если ещё рядом автомат с газированной водой поставить…

С другой стороны, научные, специализированные, мемориальные библиотеки… Их, я думаю, надо капитализировать. Ну, как произведения живописи. В чём смысл существования такого давным-давно себя утилитарно изжившего искусства, как живопись? Ну, кроме того, что оно искусство? В том, что живопись, уж если чего-то стоит, то не дешевеет. А только дорожает. И поэтому государства, банкиры, богачи, коллекционеры, снобы охотно на неё тратятся. «Вкладывают деньги».

Вот надо и с библиотеками эту штуку провернуть. Дескать, их же больше не становится, только меньше. Вымирающий вид, как эльфы. И каждая – вплоть до полочки в коридоре больницы для утехи больных - представляет собою уникальное собрание.

Должность нужно такую ввести – библиотечный критик. Который бы умел об этом внятно и красиво рассказывать. В общем, это Страдивари для лохов барабаны делал! Для реальных пацанов он делал скрипки...


Юрий Казарин, поэт, доктор филологических наук, заведующий отделом поэзии журнала «Урал»:

Вопрос о существовании и наполнении библиотек в эпоху посткнижной культуры самый живой, болезненный, но неотвратимый и ждущий ответа. Ответа, естественно, множественного, комплексного, умного, сбалансированного, учитывающего не только читательский спрос, но и, возможно, прежде всего все источники и носители литературно-художественной информации. В научной сфере вопрос о библиотеках не встает: здесь все понимают, что бесценными оказываются любые виды книги – и полиграфической, и аудиальной, и электронной, и интернетной, и в целом цифровой. В науке всякий квант знания – бесценен. Поэтому для решения проблемы библиотеки иного статуса – универсального, специализированного, публичного и т.п. – можно ориентироваться на библиотечную политику в сфере науки. Кроме того, есть также известнейшие в мире библиотеки, которые существуют и будут существовать несмотря ни на что в силу бесценного своего содержания: миллионы книг фоно- и аудиотек, фильмотек, видеотек и цифровых дисков хранятся в Нью-Йорке, в Париже, в Лондоне, в Берлине, в Москве, в Санкт-Петербурге и в библиотеках российских миллионников (например, в Екатеринбурге библиотека им. В.Г. Белинского является центром словесности и культуры вообще). Я думаю, любая библиотека, от районной до государственной центральной, должна расширяться. Это не экстенсивность, но широкая специализированность, когда различные парадигмы знаний (в том числе и художественная словесность) существуют на различных информационных носителях – от бумаги до флешки. Нельзя отказываться от книги – деревянной, бумажной, кожаной, органической. Если мы перестанем производить и хранить традиционную книгу, то, поверьте, рано или поздно исчезнет надобность и в книге электронной, т.к. книга бумажная есть архетип любого вида книги иной. И пусть визуалисты любят видеокнигу, поколение интернета – ценят цифровую книгу, а вечноспешащие люди – пользуются аудиокнигой. И пусть все перечисленные виды книги будут собраны в одном месте – в библиотеке, какой бы она ни была, где бы она ни была etc. Я очень боюсь осуществления тотального пренебрежения к бумажной книге – это будет куда страшнее нацистской, большевистской и вообще идеологической ненависти к книге как таковой. Новая библиотека должна существовать не только на государственные средства, но и должна поддерживаться общественными фондами. Думаю, что можно было бы ввести налог на библиотеку (мизерный процент от прибыли всех, кто живет в современном культурном пространстве). Вариантов спасения библиотеки много. Я уверен, что библиотека, как и книжные магазины, лавки, лотки и развалы – явление вечное.


Анастасия Гачева, создатель Музея-библиотеки Н.Ф. Федорова при Библиотеке № 124 ЦБС ЮЗАО, победитель конкурса «Библиотекарь года – 2014»:

Думается, на заре эры Гутенберга человечество испытывало не меньший шок от появления печатной книги, нежели мы сейчас, в эпоху натиска книги электронной. Огромные рукописные фолианты, переписывавшиеся месяцы, а то и годы, в тишине монастырей или под сводами дворцов, вдруг сменились томами, тиражируемыми на печатном станке. Самый процесс переписывания утрачивал сакральный характер, уступая место литерному набору и тиражированию. Но разве это означало смерть книги? Отнюдь нет. Так и теперь электронные издания не отменяют традиционных бумажных, но существенно расширяют их возможности, позволяя одной и той же книге существовать реально и виртуально, быть доступной читателю не только на книжных полках, но и в сети, тем самым повышая ее востребованность. В цифровую эпоху библиотека не отмирает, она творчески перестраивается. Перед современными библиотеками, содержащими не только книжные, но и электронные фонды, имеющими доступ в сеть Интернет, выход к российским и мировым информационным ресурсам, открывается широкое поприще. Информационная эпоха заставляет человека учиться, расширять круг своих знаний и интеллектуальных умений. И библиотека для него –  умный и умелый помощник.

Будущее библиотек я вижу в их превращении в центры открытого образования и самообразования – так, как об этом писал еще в XIX веке «герой и подвижник в области книговедения» Николай Федоров, выдвигая идею всеобщности знания: «Все должны быть познающими и все – предметом познания». К сожалению, нынешняя реформа библиотечного дела мало учитывает мощный образовательный потенциал библиотеки. Библиотечных работников настойчиво ориентируют на путь досуговой деятельности, не столько на формирование у читателя интереса к книге и чтению, сколько на развлечение. А развлечение по своей сути – процесс гораздо менее творческий, нежели чтение, предполагающее работу мысли и воображения, усилие ума и сердца. Книга в библиотеке, превращенной в клуб, где достаточно просто общаться, пить кофе, устраивать перформансы или заниматься кройкой и шитьем, уходит на второй план.

Да, библиотеки всегда были площадками живого общения, в них и до эпохи реформ бурлила и продолжает бурлить живая жизнь: книжные и художественные выставки, лекции, экскурсии, открытые уроки и утренники для детей, творческие студии и семинары, конференции и круглые столы. Но во главу угла этих мероприятий поставлены книга и знание, они призваны транслировать наследие, воспитывать вкус, развивать человека творчески и духовно. А развитие всегда предполагает усилие – в том числе внутреннее усилие читателя. Приходя же в библиотеку за развлечением, «пользователь» (словечко предельно утилитарное и по большому счету бескрылое) не считает нужным сделать это усилие. Библиотекарь же из Вергилия читателя в мире наследия превращается в официанта, призванного ублажать «клиента», идя на поводу у его часто далеко не блестящего вкуса.

Что касается унификации и единого стилевого стандарта для библиотек… На мой взгляд, это вещь спорная. Разработчики бренд-бука московских библиотек были движимы стремлением сделать библиотеки узнаваемыми в пространстве города. Это как со Сбербанками – увидел бело-зеленую вывеску и радостно двинулся производить финансовые операции. Не думаю, что затея переформатирования уже существующих библиотек в едином ключе, разрушения собственного неповторимого стиля каждой библиотеки повысит их востребованность городскими жителями. Да, можно попробовать сделать такую сеть на новых площадках и сначала посмотреть, как это работает, интересно это читателю, тем более детскому, или нет. Но недопустимо уничтожать то стилевое богатство, которое являет нам сеть московских и российских библиотек. Этот стиль тесно связан с содержанием. У каждой библиотеки свое творческое лицо, своя неповторимая нота. К тому же культуре противопоказана усредняющая стандартизация. Культура – по самой своей сути это «цветущая сложность», если воспользоваться выражением Константина Леонтьева. И эту цветущую сложность мы призваны сохранить, а по мере сил – творчески приумножить.


Ольга Дернова, главный библиограф Российской Государственной исторической библиотеки:

Сейчас, как мне кажется, идёт перекос в сторону инноваций. Не знаю, с чем это связано, может быть, такая позиция царит «наверху». Само по себе это очень полезно, потому что идёт поддержка проектам по оцифровке и т. п. Однако никакой перекос сам по себе полезным быть не может, а позиция, при которой поддерживается одно и при этом отменяется другое, является, мягко говоря, односторонней.
Приведу наглядный пример. В 50-е годы по всей стране шла жёсткая борьба с предметными каталогами в библиотеках, т. к. они не соответствовали марксистско-ленинскому мировоззрению. В них не было деления на главное и неглавное. Многие библиотеки избавились от своих предметных каталогов, а потом кусали локти, потому что это очень полезный и удобный каталог.
Процесс, который идёт сейчас, представляется мне очень опасным. Его спровоцировали два фактора, которые наложились друг на друга: это переход библиотек на электронные каталоги и пресловутая «оптимизация». Второй процесс подстёгивает и тем искажает первый. Происходит некоторая аберрация в умах: допустим, библиотекари начинают чаще иметь дело с электронными каталогами, а карточный, как начинает казаться уже не нужен.
Всегда хочется предостеречь против необратимых шагов. Когда нет каталога-дублёра, каталога на другом носителе, любое серьёзное падение сервера делает библиотеку уязвимой. Уже ничего нельзя найти. Нехорошо. Должен быть грамотный баланс между старым и новым.
А что касается вопроса о будущей судьбе библиотеки, то ответ очень прост и ясен. Библиотека не исчезнет, пока у людей в головах будут зарождаться сложные вопросы, требующие углублённого поиска. Потому что библиотека вступает там, где пасует интернет. Отнюдь не всё «можно найти в интернете». Библиотека нужна самостоятельно мыслящим людям. И просто мыслящим - тоже. Это и должно стать её главным брендом.


Наталья Антонова, учёный секретарь Псковской областной универсальной научной библиотеки; Василиса Владимирова, руководитель Псковского Регионального центра Президентской библиотеки им. Б. Н. Ельцина; Светлана Галактионова, заведующая отделом абонемента Псковской ОУНБ:

Даже у профессионалов ответы на этот вопрос разнятся. Мы постарались выделить основное и общее для всех мнений и изложить это достаточно лаконично.

Все библиотекари сошлись на том, что библиотека не должна совсем уйти в виртуальное пространство, она должна стать местом, где пересекаются реальный и виртуальный миры.

Большая часть информации, конечно, будет в электронном виде, особенно с началом работы Национальной электронной библиотеки. И эта информация будет самой разнообразной, включая цифровые копии и старинных документов, и всех периодических изданий, и многого другого. Но есть ещё немало людей, которые предпочитают серьёзную или учебную литературу читать «с бумаги», а не с экрана, и в ближайшем будущем они не исчезнут совсем. Их запросы библиотека тоже должна быть способна обеспечить, поэтому мы считаем неправильным совсем отказаться от бумажных книг. Опять же, а вдруг какая-нибудь катастрофа, и останемся мы, к примеру, без электричества? Чего тогда будет стоить весь интернет и все многотеррабайтные компьютеры?

Сама же библиотека, по мнению наших сотрудников, должна быть культурным центром, оборудованным по последнему слову техники, с зонами для отдыха и работы – «третьим домом», после, собственно, дома и работы. Хотелось бы, чтобы в библиотеке люди всех возрастов и профессий в приятной и комфортной обстановке могли не только читать, но и встречаться с единомышленниками (не в баре или подъезде, а в библиотеке!), «саморазвиваться» и «самореализовываться», приобщаясь к культурным ценностям нашей страны, участвуя в просветительских и других мероприятиях.

При этом важную роль в библиотеке играют и сами библиотекари. Это должны быть современные специалисты с универсальными знаниями, способные помочь посетителю ориентироваться в многообразии информации, находить качественный информационный ресурс и обучиться работе с ним. Некоторые считают, что не мешало бы библиотекарям быть и психологами, которые могли бы видеть и учитывать в своей работе психологические особенности посетителей, будучи при этом общительными, внимательными, сдержанными, способными слушать и слышать собеседника.    

Уже сегодня многие библиотеки – это центры поддержки образования, культуры, досуга, общения. И такими, по нашему мнению, они останутся в дальнейшей перспективе. Библиотека точно не должна исчезнуть. Она должна стать главным проводником-лоцманом любого человека в сегодняшнем безбрежном море информации. Выполняя эту свою функцию, в сочетании с другими функциями и характеристиками, она должна стать «третьим домом».


Надежда Егорова, заведующая справочно-библиографическим отделом библиотеки Дома русского зарубежья им. А. Солженицына:

Я думаю, как специализированное учреждение библиотека не пропадет и не исчезнет. И вопрос не в том, победила ли электронная книга бумажную или нет. Согласно определению, данному в Федеральном законе «О библиотечном деле» (1994), библиотека – это «информационное, культурное, образовательное учреждение, располагающее организованным фондом тиражированных документов и предоставляющее их во временное пользование физическим и юридическим лицам». На первом месте здесь стоит слово «информационное», а носителями информации сегодня являются не только книги. Традиционные функции по хранению и выдаче во временное пользование документов за библиотеками остаются. Видоизменяется форма документа, способы хранения информации и способы выдачи.  Поэтому будет трансформироваться и библиотечно-информационная деятельность. Библиотека просто должна правильно «вписаться» в современную цифровую эпоху, предлагая пользователям целый комплекс услуг как традиционных, так и новых цифровых.
В целом в вопросе о будущем библиотек мне близка концепция кандидата педагогических наук, профессора кафедры электронных библиотек, информационных технологий и систем Московского государственного университета культуры и искусств В.К. Степанова, автора книги «Манифест библиотек цифровой эпохи». Он считает, что «настоящее и будущее библиотек полностью определяется тем, насколько быстро и органично они смогут интегрироваться в цифровую информационную инфраструктуру». Главной функцией библиотек в цифровой среде, по его мнению, должно стать «обеспечение бесплатного и мобильного доступа пользователей к платной части информационного массива. То есть, библиотеки должны превратиться в канал бесплатного и одновременно легального распространения любых видов интеллектуальных продуктов в цифровой форме (издания, аудио- и видеоконтент и т.д.)».


Лиана Алавердова, заведующая Бруклинской научной библиотекой:

Американские публичные библиотеки постоянно переосмысливают свое место и свою релевантность, уместность в жизни общества. Они очень стараются идти в ногу со временем, иногда, на мой взгляд, «забегая впереди паровоза» и подрубая собственную значимость. Внедряются электронные книги и журналы. Библиотеки подписаны как на базы данных электронных средств информации (например, все крупные американские газеты и журналы), так и на электронные книги, на которые становится очередь точно так же, как и на бумажные, и которые ограничены во времени для чтения. Многие библиотеки, включая нью-йоркские, устанавливают машины, где читатели могут сами выписать себе материалы, книги, журналы, диски, обновить то, что взято на дом, и вернуть материалы, при этом распечатав чек, где вся информация о счете клиента. Библиотеки стараются быть эффективными и стремятся сократить расходы на персонал (между прочим, это львиная доля расходов библиотек), в то же время не жалея расходовать деньги на электронные инновации. В нашей библиотеке, например, читатели могут одолжить Google Nexus. После урагана Сэнди компания Гугл подарила нашей библиотечной системе 1000 электронных устройств Google Nexus, чтобы мы могли их одалживать читателям.

Еще одна инновация - нам собираются раздать электронные устройства, чтобы мы могли без помощи компьютера иметь доступ к каталогу и помогать находить информацию и выписывать книги клиентам в разных углах библиотеки, где им только вздумается беседовать с нами. Но это дело недалекого будущего.

Две крупнейшие библиотеки Нью-Йорка (Нью-Йоркская и Бруклинская публичные библиотеки) централизовали закупку, каталогизацию и доставку востребованной литературы во все концы Нью-Йорка, за исключением Квинса (те предпочли самостоятельность в этом вопросе). Каждый день мы разыскиваем в нашей коллекции книги, которые запрашивают читатели Бруклина, укладываем их в специальную тару, и через день-другой читатель получает то, что запросил. В свою очередь мы каждый день получаем то, что запросили наши читатели, и литература и фильмы, которые они запросили, будут их ждать на полке неделю. Пока доставка книг по требованию касается только жителей Бруклина, но, возможно, недалек тот час, когда две системы объединят доставку книг не только в свой район. Между тем, если наши читатели просят книгу, которой у нас нет, то мы ее заказываем по межбиблиотечному обмену из разных концов Америки. Правда, приходится ждать, это дело часто не одной недели.

То есть библиотеки стараются сделать все, чтобы пользоваться ими было максимально удобно. Одно время даже отпали запреты на еду и питье в библиотеках, но потом, слава Богу, ввели снова. Библиотеки стали более терпимо относиться к детским голосам. Прошли те времена, когда шикали на читателей. Разве что они сами жалуются, и тогда мы просим у тех, кто шумит, быть потише. Наши читатели пользуются бесплатно библиотечными компьютерами, а те, кто пришли со своими ноутбуками, получают бесплатный доступ к интернету или подсоединяют компьютеры для зарядки. Все это новые виды обслуживания, которых раньше мы не знали, хотя компьютеры в библиотеках уже давно не новость. Сотрудники библиотеки проводят классы компьютерной грамотности, тоже бесплатно. Вообще все, что делают публичные библиотеки, бесплатно для людей. Платить надо штрафы, если передержал книгу или диск, вовремя не обновив. Все концерты, лекции и другие мероприятия бесплатны.

Библиотеки стараются помогать всем категориям населения. Программы и специальные средства направляются для стариков, инвалидов. Например, для детей-инвалидов есть специальный уголок в одной из бруклинских библиотек, где собраны соответствующие ресурсы. Есть специальная программа для стариков: они организуют концерты, приглашают тех, кто занимаются со стариками живописью, написанием мемуаров, шитьем, да чем угодно. Тем, кто не может выйти из дому по состоянию здоровья, книги бесплатно высылаются на дом, чтобы они могли их бесплатно вернуть.

 То есть, я думаю, что несмотря на рост электронных книг и информационный взрыв через интернет, библиотеки мутируют в направлении социального клуба, организации, где оказывается помощь всем, кому только можно. Я люблю традиционную книгу и считаю, что ее утрата будет огромной потерей для человечества. К счастью, наши читатели в большинстве своем тоже хотят читать книги в обычном формате. И дети, и те, кто говорит на иностранных языках, хотят читать книги, и в школах им задают книги, а не стянуть информацию из интернета.


Екатерина Василькова, медиа-менеджер журнала «Современная библиотека»:

Библиотекари давно поняли, что в мире, перегруженном информационными потоками, мало иметь свободный доступ к информации. Необходимость специалистов в области структурирования и хранения информации, ее проверки на подлинность только возрастает. Перед библиотеками также встает огромная задача обучения населения базовым навыкам медиа-информационной грамотности. Не будем забывать, что многие библиотеки сегодня развиваются как центры местных сообществ и являются теми почти единственными организациями, где предоставляется бесплатный набор услуг.
Проясняется и место электронной книги в практиках чтения: формируется разумный баланс в предпочтениях бумажных и цифровых форматов.
Главное, на мой взгляд, донести это понимание до власти, которая решает судьбу библиотек. И до той части населения, которая считает, что библиотеки сегодня уже не актуальны.


Ольга Новикова, прозаик, член редколлегии журнала «Новый мир»:

За жизнь человека борются до конца – так и за жизнь библиотек надо бы бороться. Как за росток культуры для очеловечиваниия слишком прагматического общества. И сами библиотеки не должны оставаться пассивными хранилищами книг: надо устраивать встречи с писателями, с активными читателями, театральные и музыкальные действа… Выходить в люди, бороться за читателя.


Ирина Сурат, литературовед, доктор филологических наук:

Что должно быть в библиотеке? Открытое хранение, удобная навигация по нему, свободный доступ к стеллажам, свободный доступ в интернет, возможность ксерокопировать и сканировать за умеренную плату без затруднений и без очереди, компьютеры, розетка на каждом рабочем месте, хорошее освещение, кондиционеры, помещение для клубных встреч и презентаций, буфет, туалет. На выходе - чип-контроль, чтоб не вынесли все.
Остальное - по вкусу.


Редакция благодарит за помощь в проведении опроса Павла Фокина, ведущего научного сотрудника Государственного Литературного музея, и поэта, эссеиста Геннадия Кацова.
Мнение читателя
Чью точку зрения Вы разделяете?

Всего проголосовало: 177
 




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
9511
Опубликовано 28 окт 2014

ВХОД НА САЙТ