facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 140 июнь 2019 г.
» » Осе Берг. ТЁМНАЯ МАТЕРИЯ

Осе Берг. ТЁМНАЯ МАТЕРИЯ


(фрагмент)



ГИПОТЕЗА ЛЕМУРА

Рентген

Лемуры мерцающе лучисто-сини. Их резкие стеклянные звуки проступают только на редких частотах. Звуки в своей полноте смертельные — они смогли бы вырвать барабанные перепонки у нас из ушей, если бы мы постоянно крепко не сжимали бифокальные мышцы. Я могу расположить своё тело под углом, предпочтительно в световом кармане между оптическими лентами волновых диапазонов. Тогда я бы, пожалуй, почувствовала нервное излучение видоискателя, или же, в некоторых случаях, при неплотных сумерках. Пра-облако нашей Солнечной системы двигалось бы сбалансировано — через утёсы Скреа как свободно развевающаяся плотная красная масса эфира. По едва уловимому едкому запаху я могла бы определить фокусное расстояние, точку горения зажигательной линзы.

Лемуры мерцающе-сини от излучения. Разрушить минерал световыми волнами. Никто не вернётся живым из горы. Вот резкость — сконцентрированный спектр — вот жидкое зажигательное стекло. По неопределённо-едкому запаху я также могла бы найти точку тления Пургаториуса. В склепе смертоносно звенит и потрескивает: здесь покоятся лемурские королевы роговицы. И на уступах из шлака, и во внутренних пещерах Скреа карабкаются, крича, тяжело нагруженные стеклянные животные.

 

Пургаториус, Индри

Возиться с субстанциями, с лемурами формы дыхания холода.
Пробить строение среднего уха: барабанная перепонка остаётся у некоторых видов на протяжении всей жизни на стадии, соответствующей стадии плода.

Что происходит в цистернах? Луч прорезает тёмную материю. Звук бежит
через стекло, струна скользит сквозь тяжёлый металл.

Возиться с большими экранами. Острые октавы, отзвуки. Особые
конструкции из оптоволокна и сильный частотный профиль. Редкий элемент
иридий, особенно у Пургаториуса и прохладных хрупких (КУРС) Индрисов.

Плотные поля напряжения с аутической акустикой; как охлаждённый шёлк. Пока флюид основного тона прожигает следы в тёмной материи.

 

Окулярная вязкость

Оптические обманы расползаются.
Куда же дальше идти?

Следовать крику внутрь в зверя вдоль воды.
Следовать крику окулярного зверя.
Погрузиться вглубь через тяжёлое галó

Перекрученный ген прошёл сквозь хаос. Сигнал был ясным для посвящённых. Один взгляд в боковой глаз - и я знала, что и он тоже. Где космический жир охватывает прежде застывшие субстанции. Где измерения в хаосе парят среди нас, и где земля похожа на систему внутренних зияний. Где оболочки трутся друг о друга, порой случается преступление, и швы сияют. И тогда материалы сотрясает паника, жир грозится полностью вытечь из своей формы. Тогда содрогание сотрясает каркас, движение насильственной смерти и муки. Тогда восстают легионы с диким воем, чума охватывает земли, эпидемии неудержимо обрушиваются на мир.

 

СОБОРНЫЕ ФОРМАЦИИ

когда инструмент или запчасть машины лопнула,
обычно осматривают поверхность слома чтобы решить
мелкозерниста она или крупнозерниста.

 

4.1. Кристаллические структуры

Это сияние сквозь оптоволоконные кабели и агрегаты
Это инфра-излучение сквозь оптоволоконные кабели и агрегаты
Это лицо Иво, Висит передо мной
конструирует обрабатывает поверхность лица Иво
перед лучом грани зерна боли Иво
перед вышне-синими структурами боли Иво
Иво мачты собора высоко вверх
Выстреливает изо льда покинул море Иво
Иво соборы структурируют агрегаты
Иво рекристаллизация соборов в стальном галó
Из соборов натягиваются мосты щипцов для ломки стекла
в атмосфере контролируемой реакторным узором
Столпы и феррис-башни из нержавеющих карбидов
Заглатывание зёрен перлита актуализировать градации жёсткости
Иво соборы измерения висят высоко вверх
Согнутые вверх за несколько дней из стали
подконтрольные высоко-синие эвклидовы рефлексы
Сквозь сталь проходит закалка более грубых балок
Это сияние по лицу Иво
вдоль шестов в сторону Иво

 

4.2 Лицо Иво

 

Напротив лица Иво в соборе перекрученности дни и ночи напролет в стали.

Иво может забраться вверх тёмно-сине на самые высокие перекрытия железной башни - вдоль геометрически направленных стержней навстречу тяжести самого себя.

Континент медленно опрокидывается в фундаментальную бездну. Есть ли внешнее пространство, куда податься человеку? Здесь у платформы среди моря соборы поставлены на якорь колоннами. В 1990-х здесь была нефть. Заброшенные цеха воют звонко-пустые, здесь даже отсутствует феномен миражей. Глубину размалывают грубые сверла нефтяной башни. Но из опустевшей сонной мортерии нечего взять.

Игра уровней меж ветрами высших небес. У облаков в ночной светящейся дуге обратный порядок спектра.

Измерения согнуты под головокружением невероятных расстояний. Игра перед лицом Иво под смертельно-спокойным водомолоком моих рук.

 

4.3 Могила Кермадека

 

                    «Намагниченные минералы сохраняют в себе 'образ' магнитного поля,
                    существовавший, когда формировалась горная порода.»

Продавлю пространства сквозь тебя, выдавлю объём из твоих оболочек. В хоре от далёких огней нефтеперерабатывающие заводы стреляют магнезией в ночную светящуюся дугу. Субмикроскопические зародыши кристаллов во время линьки, слышен звон и потрескивание от переливки сильных ядер в более тяжёлую массу. Пангея выскабливает себя до основания, пытаясь оседлать Рейкьянес, чтоб вывести его из затора.

Трещины нижних горных цепей систематически пробегают через шесты костей скелета. Дыра раскрывается в стене рядом со мной. Стальное лицо проявляется из стены рядом со мной. Ты, механический, отрываешься от ткани последней стены. Ты гладишь своими когтями мои межзёренные границы. Единственная несущая плоть - это твой солёный млекопитающий язык. Он приближается к моему глазному яблоку, последние судороги эмали от настоящей боли. На линии кожи зёрна входят в зёрна и пригвождают нас к стальным формам друг друга. Словно вылитые одним блоком, мы войдём в тишину материалов.

В глубине под нами спинномозговая труба Гольфстрима рядом с земными венами медленно застынет туннельной трубой вечно твёрдого металла.

 

4.4 Животная брешь

Тогда я двинулась вперёд через нобусферы Довре. Взвесь, что неслась по тонким капиллярам. Там Иво вели внутрь к машинам в сердце нашей тяжёлой встречи. Где кандалы сильно бьются об оболочку управления формы. Мы чуть не разбились вдребезги здесь в соборах наших тел. Мы видели лица друг друга как пузыри под перепонками, такой затонувший город поющих окаменелостей анемонов.

Нас несло по телу к сложным средам длинных труб в узлах капителях. Которые прочно поднялись в огненно-синее небо нефтеперерабатывающих заводов. Там облако ждало освобождения от кожи. Я бы хотела, чтобы ты, Иво, забрал мои зубы, мои выброшенные эмали здесь, в коробке, вырванные у меня из челюсти. Мой рот велик и мягок плотью; тем материалом, из которого сделаны животные.

Мы должны были взобраться вверх к бреши, которая открылась между пластинами и кожей. Это там, на свалке металлолома мы закрепили свои кабели. Теперь нам надо выходить наружу мимо опасно качающихся скелетов. Взвесь, летящая по тонким капиллярам. Как тёмная материя должна образовать пространство повсюду вокруг нас, так и мы должны увидеть, как плоть смыкается над затонувшим мускульным градом из анемонов и мурен.

 

4.5 В реакторе

а) Скальный грунт вращает свою массу и попадает в нужную засечку. Континентальные плиты опрокидываются и раскалываются. Приди, Leatherface, возлюбленный мой, соскользни в лик из тоски бестиальностей тайны. Почувствуй касание по поверхности, которое кипит, сильно трясётся под хрупкой межзёренной границей. Приди, Голем кипит под пресмыкающимися телами наших рук. Спадение кожи с обнажённых гуманоидов. Скользи в тяжёлый туннельный материал поцелуя.

b) Под панцирем ползёт, под панцирем ползёт неистовая и оргиастическая булимия. Есть и выблёвывать, о мой любимый, съедаться и выблёвываться, о любимый, в возвращении беспощадного бессилия кровопульсирующей плоти.

с) Слушаю, измеряю, калибрую: помехи из нобусфер внешнего пространства.

d) Это не смерть это край опускает забрало мы должны оторвать тёмную массу от внешнего гало друг друга расколоть пополам и закрыть глаза двигаться в сторону обледенения Иво карабкается отдаляя меня а я внизу под поверхностью косяка поющих рыб между колоннами я строю подводную лодку чувствую ущемления плоти но не подаю никаких звуковых сигналов я управляю стенами субмарины пластинами водными массами.

Я управляю пластинами стен субмарины.
Иво карабкается героин поет.
Перед тайной кривизной наклона в ничто.


Перевод со шведского Надежды Воиновой и Андрея Сен-Сенькова 






_________________________________________

Об авторе: ОСЕ БЕРГ (AASE BERG)

Шведская поэтесса, редактор «Литературного журнала» (изд-во Bonniers), одна из основателей издательства Ink, создательница группировок «Сюрреалисты» и «Мясное тело». Автор 12 книг.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
435
Опубликовано 10 май 2019

ВХОД НА САЙТ