facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 147 ноябрь 2019 г.
» » Сергей Баталов. ТИХАЯ БЛАГОДАТЬ АННЫ ГЕДЫМИН

Сергей Баталов. ТИХАЯ БЛАГОДАТЬ АННЫ ГЕДЫМИН

Редактор: Ольга Девш


(О книге: Гедымин А.Ю. При свете ночи: Стихи и баллады / Анна Юрьевна Гедымин. — М.: Время, 2019. — 128 с. — Поэтическая библиотека)



Бывают поэты, о которых трудно писать. Читать их легко, а писать о них трудно. Потому что стихи их столь ясны и прозрачны, что, кажется, и добавить-то нечего. Вот что ещё можно добавить к этим светлым, чуточку печальным, чуточку лукавым стихам Анны Гедымин?

Знаешь, здесь, в Кузьминском парке,
Горевать совсем негоже –
Жизнь исправно шлет подарки
Вот таким, как мы, прохожим,
А не чертит закорюки.
Светел день. Весна нетленна.
Голубь, подобравши юбки,
Входит в лужу по колено.

В них нет усложнённых, да и любых других метафор, нет темных мест. Их ритмы легки, а звук – чист и гармоничен. Чувства, которые выражает поэт, опять же, знакомы каждому. Любой, даже далёкий от поэзии человек, без труда может понять, что, собственно, хотел сказать автор. Но, как известно, если хочешь что-нибудь спрятать, клади это на самое видное место. И тайна, свойственная настоящей поэзии, неизменно присутствует у Анны Гедымин.
Книга «При свете ночи» состоит из четырёх частей: «Одуванчики – никогда», «Чёрные зеркала», «Медленная вода» – с лирическими стихами, четвёртая часть – «Мастер мостов» – отдана балладам, коих тоже три. То есть, по отношению и к лирическим стихам, и к балладам выдержана трёхчастная структура. Прямо по Гегелю: тезис, антитезис и синтез. Рассмотрим их последовательно.


ТЕЗИС

Первая часть сборника – это настоящий гимн жизни. Начинается этот гимн с посвящения Москве, которая в этих стихах предстаёт вечным городом, неким неутерянным раем, в котором невозможна смерть. Рай часто изображают в виде города, небесного Иерусалима. Но для коренной москвички Гедымин это, разумеется, Москва.

И даже если
смерть все-таки существует, –
Всё относительно! –
она щемяще мала,
Как памятник временный,
пристроенный к Москве на живую,
Как зыбь на воде, 
отражающей купола...

(«Я засыпаю, когда отцветают звезды...»)

В другом стихотворении одна из характеристик даже неведомого возлюбленного – «по московским дворам скиталец». Но о любви мы поговорим позднее. А пока о природе.
В большинстве стихотворений первой части действие происходит за городом, среди природы, в крайнем случае, в городском парке. И эта природа также несёт в себе черты вечной жизни, райского сада, бессмертной и вечно юной жизни.

Да здравствует в дебрях кизила
Шмелиная спелая власть! –
Какая бы смерть не сквозила,
Какая бы ложь не сбылась.

(«От смрада, от нервного быта...»)

Впрочем, всё это жизнетворчество Гедымин оттеняется одной минорной нотой. Это тема любви, не понятно, неслучившейся или закончившейся расставанием. И с этим ощущением несбывшегося, а может, закончившегося и существует лирическая героиня в своём городском или природном раю.

Милый, знаю: на свете бывают цветы,
Великие праздники, дружелюбные окраины леса.
Но в последнее время все, что не ты,
Для меня не представляет ни малейшего интереса.

(«Милый, знаю: на свете бывают цветы...»)

Но, возможно, эта минорная нота лишь подчёркивает полноту жизни. И тяга к любви – это лишь стремление к наиболее полному воплощению земного рая.
Примерно об этом же, об утраченном рае, которому так не хватает земной любви, написана и первая из баллад – «Косари».

А дурачок
стянул в буфете колбаски,
Стал жевать и мечтать,
подпевая мечтам нестройно,
Что однажды приедут в село косари –
как из сказки,
И будет село 
таких косарей достойно.


АНТИТЕЗИС

«Чёрные зеркала» – это часть о смерти. Смерти в прямом смысле – близких людей. И в переносном – смерти знакомого мира. В прямом чаще. И то, и другое героиня вынуждена переживать и учиться жить дальше. В отсутствии всего того, что раньше составляло смысл её существования.

Здесь нам все знакомо только в наброске.
Здесь уже не бывали Бунин и Бродский.
Ну а мы, не задумываясь, сиганули
Под мгновенья, сгустившиеся, как пули.

(«Мы умрем с тобой в третьем тысячелетье...»)

О любви не говорится. Горечь подлинных утрат как будто бы заглушила любовную драму.
О смерти же – и вторая из баллад – «Мастер мостов». По большому счёту, построенный героем баллады мост оказывается символом бренности всего, что создано людьми в этом мире.
Но в целом, эта часть и эта баллада – и о жизни. О том, что стоит жить, даже если утрачено то, что составляло смысл существования. Потому что – и Гедымин тут последовательна – смысл человеческого бытия не сводится к сумме привязанностей. Жизнь вполне может быть хороша и сама по себе.


СИНТЕЗ

Итак, снова – жизнь... Москва, природа. Снова возвращение в привычный мир детства (первое стихотворение третьей части так и называется – «Возвращение»). Но лирическая героиня уже другая. Она не строит иллюзий. Уже нет любовных страданий. И нет ощущения бессмертия. Напротив, она живёт в постоянном осознании смертности. Но это именно это осознание даёт ей силы, позволяет испытывать радость жизни.

Не умножить года,
Вечность не обуздать...
Медленная вода,
Тихая благодать...

(«Вроде рукой подать...»)

Также и в третьей из баллад «Месть Тамерлана» показан момент мирной жизни на пороге катастрофы, с разлитым в воздухе её предчувствием. Но вокруг ещё – вполне мирная жизнь, и персонажи баллады – пусть и в силу своего незнания, сохраняют безмятежность. «Тихую благодать».
И вот эта безмятежность в ситуации катастрофы – только, разумеется, осознанная – и есть то, что может вынести внимательный читатель из этого сборника.

Подведём итоги. В последнее время в русской поэзии появилось много стихотворений, в которых так или иначе прослеживается мотив «земного рая», безмятежной, счастливой, практически бессмертной жизни. В этом случае бессмертие обычно усматривается в жизни в провинции, где быт преобразуется в бытие. Эти стихи уже составили целое направление в отечественной поэзии, о чём автору настоящей рецензии уже случалось писать (1). Очень близко к этому направлению примыкает первая часть сборника Анны Гедымин.
Конечно же, в русской поэзии есть немало образцов, проникнутых трагизмом человеческого существования, конечности человеческой жизни. И это тоже давняя и почтенная традиция. Наверное, её продолжением являются стихи второй части.
Не столь часто, но также встречаются и стихи о том, как осознавать трагизм бытия и всё равно быть счастливым. Этому нелёгкому умению учит нас третья часть сборника.
Чего в русской поэзии не случается, так это того, чтобы все три направления сосуществовали под одной обложкой, в рамках одного сборника. Судя по тому, что Анна Гедымин аккуратно распределила их по разделам, подчеркнув троичность сборника тремя включёнными в него балладами, многовекторную природу своего творчества прекрасно осознаёт и она сама.
И эту многовекторность она простым структурированием сборника превращает в
путь, который проходит героиня, чтобы обрести... Наверное, себя. То есть, понимание того, что человек всегда остаётся собой, даже если утратил всё, что было ему дорого.
Мне представляется, что, помимо чисто поэтических достоинств, в этом есть очень важный нравственный урок данного сборника. Но чтобы понять его, лирической героине пришлось проделать весь этот путь.
Пройдём его и мы вместе с ней.



1. С. Баталов Русская метафизическая поэзия: новый взгляд. / Арион, 2017. № 4
скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
346
Опубликовано 31 окт 2019

ВХОД НА САЙТ