facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 143 сентябрь 2019 г.
» » Павел Заруцкий. АВАНГАРДНЫЕ ПОЛЯ ЭКСПЕРИМЕНТОВ, РУССКИЕ И НЕ ТОЛЬКО

Павел Заруцкий. АВАНГАРДНЫЕ ПОЛЯ ЭКСПЕРИМЕНТОВ, РУССКИЕ И НЕ ТОЛЬКО

Редактор: Данила Давыдов



(О книге: В.В. Фещенко. Литературный авангард на лингвистических поворотах. Издательство Европейского Университета в Санкт-Петербурге, 2018. — AVANT-GARDE;  вып. 15).

Если в начале прошлого века одним из важнейших источников вдохновения поэтического авангарда являлась живопись, то после Второй Мировой войны её место заняла лингвистика. И кажется, что и сейчас, полвека спустя, эта наука не собирается без боя уступать роль основной музы литературного экспериментаторства. Современные поэтические и теоретические тексты не только апеллируют к традиции, но требуют от читателя незаурядной подготовки в области языкознания и философии языка. В то время как сам язык подобного рода текстов всё более приближается к научному.

В данной перспективе монография В.В. Фещенко обладает всеми качествами, чтобы сократить разрыв между творцами и их «вненаучной» публикой, поскольку благодаря достаточно большому временному промежутку, охватываемому в книге (весь XX в.), и удачно выстроенной структуре, исследование, не изменяя научному стилю, остаётся доступным и для более «широкой аудитории». Так, приступая к изучению эволюции взаимоотношений лингвистических изысканий и авангардистского поиска, автор в вводной главе обстоятельно исследует понятия «революции в искусстве» и «революционного искусства», скрупулёзно отслеживая изменения их коннотаций во времени. Данный подход позволяет читателю не только оценивать исторический контекст описываемых в книге литературных явлений, но также делать выводы о степени готовности читателей к литературным экспериментам на протяжении всего временного отрезка, описываемого в книге. Подобные предшествующие каждой главе «интерлюдии» (всего их четыре) позволяют менять оптику исследования, чередуя погружение в авангардистские литературные практики с маркированием важных сопутствующих процессов.

Не менее значимым остаётся и научный потенциал книги. Концепция лингвистических поворотов является не только перспективной и недостаточно изученной темой, — в научном сообществе отсутствует единое мнение относительно их количества и периодизации; отличается и их понимание в разных науках. Так, автор ссылается на работы, посвящённые данному вопросу в историографии, философии и культурологии, в которых выделяются разные лингвистические повороты и по-разному оценивается их значимость. Сам Фещенко обозначает три таких поворота (формальный, генеративный и концептуальный), избегая, впрочем, соблазна «подгонять» под них рассматриваемые литературные явления.

Показательно, что «Литературный авангард на лингвистических поворотах» фокусируется не столько на авангардистских течениях и их теоретических платформах (манифестах), сколько на индивидуальном таланте писателей слишком самобытных, чтобы уместиться в рамки какого-либо движения. Особую ценность представляет то, что автор рассматривает работы и идеи недостаточно изученных отечественной наукой литераторов (Ю.Джоласа, Я.Х. Финлея, Л.Зукофски, Э.Э. Каммингса) или анализирует под новой оптикой творчество многократно переводимых и исследуемых русской словесностью писателей (Дж. Джойса, С.Беккета, А.Белого, В.Хлебникова, Д.А. Пригова). Крайне актуальным является и рассматриваемый Фещенко вопрос о выборе стратегии перевода авангардистского текста, что подчёркивает «транзитный» характер всего предмета настоящего исследования.

Впрочем, ни одна монография не могла бы претендовать на избыточность в такой сложной и масштабной теме. Так, и «Литературный авангард на лингвистических поворотах» оставляет за скобками существенное количество важных литературных явлений, будто бы тем самым намеренно очерчивая пространство для дальнейшего исследования. И если невнимание автора к группе «УЛИПО», или крайне важному для понимания исследуемых в третьей главе процессов иконизации языка движению конкретной поэзии, можно объяснить тем, что он занимается исследованием «преимущественно русской и англо-американской» литературы, остаётся загадкой лишь мимолётное упоминание Фещенко исследовавшей «кризис знака» американской группы поэтов журнала «L=A=N=G=U=A=G=E», актуальнейшей задачей для которой, и задачей «скорее лингвистической и философской, нежели поэтической», была «демистификация референциальной обманчивости языка».

Другим, как нам кажется, перспективным направлением являлся бы анализ развития «антинарративистской» модели письма и противопоставление её экспериментам с устоявшимися нарративными конструкциями. Так в первой главе, отталкиваясь от анализа Ф. де Соссюром протоколов медиумических сеансов Э.Смит и анализируя явление глоссолалии в поэтических текстах А.Белого и И.Зданевича, Фещенко создаёт впечатляющий фундамент для подобного исследования, однако, в дальнейшем слишком увлекается индивидуальными опытами авторов, несколько теряя из вида диахронический аспект проблемы.

Подводя итог сказанному, «Литературный авангард на лингвистических поворотах» В.В. Фещенко является крайне важной и авангардистской по своей сути попыткой нанесения лингвистических поворотов на карту мирового литературного авангарда. Эта карта ещё полна тёмных участков, и ролью рецензируемой монографии скорее можно считать определение векторов дальнейшего исследования и приглашение к дискуссии, нежели избыточный комментарий на тему трансфера представлений о языке между языкознанием и литературным авангардом. И с этой ролью она абсолютно справляется. 
скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
338
Опубликовано 12 авг 2019

ВХОД НА САЙТ