facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » Наталья Попова. ОСВОБОЖДЁННЫЙ ЧИТАТЕЛЬ

Наталья Попова. ОСВОБОЖДЁННЫЙ ЧИТАТЕЛЬ


Фанфикшн как особая форма читательского опыта


Фанфикшн чаще всего определяют как явление сетевой литературы или некую субкультуру, «низовую словесность», феномен культуры потребления, связанный в первую очередь с развитием Интернета. Интересно, что до начала 1965 года выражение fan fiction использовалось серьезно лишь в пределах научной фантастики, чтобы обозначить самостоятельное (пусть и любительское) произведение, выполненное в жанре научной фантастики и опубликованное в научно-фантастическом журнале. Так отграничилась отрасль, отличная от общепринятой художественной литературы, созданной профессиональными писателями. Только много позже она стала рассматриваться как разновидность художественного творчества.

Первый официальный фанфик был опубликован научно-фантастическим журналом «Spockanalia». С него началась буквальная волна «продолжений», массового опыта. Ко всему прочему в бурно развивающийся жанр постепенно влился особый опыт японских любительских манг и новелл (додзинси), популярный в 70-е годы сначала только в Японии, затем (благодаря фанфикшну) во всем мире. Но в некоторых странах публикация фанфикшна могла рассматриваться как нарушение авторских прав, и фикрайтеры осознанно стали не только указывать правообладателя – автора оригинала, но и сам факт, что фанфикшн не претендует на какое-либо извлечение коммерческой прибыли, позиционируя себя как особое движение, свободное от индивидуального успеха и направленное на поддержание и популяризацию открытой читательской любви. Уже не жанр, а общность людей. Постепенно появились первые порталы, свой метаязык, каноническое оформление и строгая культура поведения. Всемирный успех семикнижья Роулинг сделал явление международным. Его стали пристально изучать, классифицировать, анализировать и продвигать специалисты очень разных профилей: лингвисты, издатели, социологи, философы, психологи, культурологи и даже экономисты.

В России фанфикшн-процессами тоже занимаются, но по мере сил и с определенной степенью снобизма. Что можно взять с произведений непрофессиональных авторов, написанных по мотивам широко известных произведений массовой культуры? Это просто часть коммуникации, участие в которой сильно отдает «графоманством». «Вторично», «ущербно», «временная тенденция», всегда нечто производное, заимствованное. Между тем фанфикшн в первую очередь явление читательское и лишь затем массовое. На наших глазах на стыке двух тенденций возникает новый, очень интересный опыт, исследование которого позволяет полностью погрузиться в новый тип читательского мышления.

Судите сами, как пишет исследователь этой проблемы Наталья Самутина в статье "Великие читательницы: фанфикшн как форма литературного опыта" (ж. "Социологическое обозрение", 2013, т. 12 № 3): "Фанфики имеют как общелитературные модусы вовлеченности в текст (узнавание, зачарованность, знание, шок), так и дополнительные, характерные именно для фанфикшн-функции чтения (соотнесение с «каноном», альтернативность, отрицание или порнографическая функция), обеспечивающие в совокупности повышенную интенсивность, телесность, действенность этого изначально читательского опыта". Фанфикшн породил явление «повторного чтения», когда оригинальное произведение изучалось читателем, мотивированным любовью к его «продолжению».

Но сначала немного вводных. Фанфик (также фэнфик; от англ. Fan – поклонник и fiction – художественная литература) – продукт творчества поклонников популярных произведений искусства; производное литературное произведение, основанное на каком-либо оригинальном произведении (как правило, литературном или кинематографическом), использующее идеи чужого сюжета и (или) персонажей. Фанфик может представлять собой продолжение, предысторию, пародию, «альтернативную вселенную», кроссовер (переплетение сразу нескольких произведений), даже орджинал (самостоятельный сюжет). Ситуация усложняется тем, что примеры производных текстов, заимствующих персонажей или реальность оригинальных произведений, знает и профессиональная литература. От похождений Шерлока Холмса, отпущенного на волю разозлившимся автором, до романтических продолжений эпического романа Митчелл. Куда уж дальше, если знаменитый принц Гамлет был аккуратно перенесен Шекспиром из чужого сюжета. Так что опыт литературных продолжений или альтернативных версий знаком нам всем: как профессионалам, так и просто любителям чтения, упрямо спасавшим в горячечных снах детства любимых героев. Сознавайтесь, неужели вы не пытались перевоспитать Миледи и спасти Констанцию Бонасье?

С лингвистической точки зрения фанфикшн гораздо глубже, и мы даже можем определить его как виртуальную текстовую личность, причем личность коллективную. Новый парадокс: фикрайтер и его творчество – крайне индивидуальное явление, а вот сам фанфикшн – вполне себе коллективное. Самый бесхитростный анализ текстов одного фэндома (объединение поклонников конкретного автора или произведения) позволяет выявить не только степень популярности оригинала (его отдельных персонажей, линий сюжета, болезненных или привлекательных тем), но и языковые привычки, социальные особенности созданной на оригинальном материале среды, варианты социолингвистических интерпретаций, особенностей как индивидуальных авторов, так и всего фэндома.

Скажем об этом проще. Изначально оригинал (например, бессмертное произведение Толкиена) требует для представителей его фэндома знания не только оригинальных произведений, истории создания, происхождения вымышленных автором языков, представления об искусстве картографии, но и собственно истории движения толкинизма. Чем большим знанием обладает фикрайтер-толкинист, тем «каноничнее» его работы. Даже если они содержат более чем вольную трактовку оригинала. В этом заключается парадокс именно данного направления. Причем отдельно следует рассматривать «ролевую» составляющую движения и его фикрайтерскую, литературную часть. Часть исследователей изучает их цельно, часть разделяет. Как и факт изменений внутри самого толкинизма, например, с выходом фильмов Питера Джексона, тоже своеобразных кинематографических «фанфиков». Все это влияет на тексты, их лексику и тематику, версии трактовок, даже характер и темперамент самих авторов. Пример: в России существует ответвление авторов-толкинистов, не читавших оригинал и трактующих его только по текстам других фикрайтеров.

Или другой громкий фэндом – поклонников сериала «Шерлок» ВВС. Классический фикрайтер-шерлокоман знаком не только с сюжетом и персонажами сериала, но и с книгами Конан Дойля, многочисленными экранизациями его произведений, вольных продолжений рассказов о знаменитом детективе, биографией классика, историей его других произведений, учебниками по занимательной химии, тонкостями медицинских операций и законами физики. В этой общности принято много знать, потому что «думать теперь сексуально». Многие из них англоманы, изучающие язык ради предмета своей страсти. Понятно, что во всем есть исключения и все начинается с малого. Но авторитет автора напрямую зависит от уровня его интеллектуальной подготовки, нахождения «внутри темы» и смелости трактовок. Вот далеко не все условия, влияющие на характер текстов этого фэндома.

На деле фанфикшн – самый радикальный продукт постмодернистского сознания. Это то, как выглядела бы литература в постапокалиптическом мире, где не осталось бы ни одной бумажной или электронной страницы. С одной стороны, само существование фанфика продиктовано желанием не просто воспроизвести текст, а подчинить его, исправить, переписать, если хотите. С другой стороны, это делается не ради денег или славы, а ради чистого удовольствия. На одной чаше перед нами откровенные потребители медиакультуры, на другой – самостоятельная культура со своим языком, которая невольно стоит на страже традиционной культуры чтения. Эти люди пишут, чтобы читать.

Все в этом явлении рождено постпост и пост всего. Сама суть его в том, что универсальность и открытость знания, энциклопедическая амбиция трансмедийных повествований часто приводили к тому, что в сюжете проступали некие пробелы или недосказанности, которые подразумевали возможность дополнения, уточнения, возвращения к материалу. Снова: пишем, чтобы сохранить.

Таким образом, фанфикшн включает в себя всю совокупность практик, методик и процедур работы с текстом. Он существует и как форма фиксации оригинального содержания, знаковая система коммуникации людей, отделенных от ситуации «здесь-и-сейчас» во взаимодействии. Интересно, что часто фанфик выступает как элитарная, даже эзотерическая практика, почти забытая и очень древняя функция чтения. Это сложносоставная деятельностно-знаковая практика – посредник вполне сакрального свойства. Это связано и с тем, что процесс создания фанфиков редуцирован по возрасту. Часто именно в фанфиках проходит реальное взросление подростка и его «взросление» как автора. Именно в фанфикшне возвращается сфера литературы, предполагающая обязательное озвучивание (как подлинного бытия) текста в разной мере ритуализированных пространствах, потому что фанфикшн выступает как истолкование доступных в оригинале смыслов-ключей, оформляемых через текст фанфика. Это письменно фиксируемое обнаружение («вычитывание») существующего или достроенного смысла. В этой ретроспективе тексты фанфикшна часто близки к мифоэпическому содержанию. Отсюда мистифицированное отношение к написанному слову, наделяемому собственным онтологическим бытием, занимающим свое место в порядке мира.

Есть у фанфикшна и образовательная роль. Как уже упоминалось, нередко для успешного участия в этом сообществе требуется постоянное самообразование, знание не только объекта «влечения», но и сопутствующего оригиналу произведения. По сути, различные формы и жанры фанфиков выступают как специфическая форма языкового общения людей, опосредованного текстами, как особая социокультурная практика. Фанфикшн смещает традиционное взаимодействие между целостно-замкнутым произведением, за которым проступает фигура не автора, а читателя. При этом оригинал несет в себе институционально зафиксированную знаково-символическую нагрузку, указывает на определенные художественные направления, методы, стили. Все это отсылает к изначальной иерархии произведений-образцов. Здесь фикрайтер выступает сразу в двух ипостасях: как автор и как читатель, причем обе функции равноценны. В этом ключе особый интерес представляет различение Р. Бартом текстов-удовольствий и текстов-наслаждений, требующих и одновременно стимулирующих разные читательские стратегии, в фанфикшне сливающиеся.

Фанфикшн – сильно нормированное пространство, по-хорошему открытое и прозрачное. На сайтах публикуются варианты жанров и даже поджанров. В каждом фэндоме существуют категории авторов, специализирующиеся на определенном жанре, на определенной тематике или героях. В шапке каждого текста обозначается его жанр, рейтинг, направленность, предупреждение о содержании специфических элементов. Также для фанфиков существует общепринятая возрастная шкала, шкала для обозначения отношений, описанных в фанфике, которые вписываются в «саммари» (summary) – своеобразный паспорт фанфика, если в нем задействованы оригинальные персонажи, дабы предупредить или привлечь читателя.

Обозначается размер произведений, которые часто выкладываются серийно, подражая мультимедийному пространству. Ко всему в этом сообществе принято обращаться к помощи «бета-ридеров», по сути корректоров. Еще существуют «гамма» и «дельта-редакторы», редактирующие стиль или пунктуацию текста. Некоторые сайты просто не допускают выкладывания фанфиков, еще не проверенных на грамматические, речевые ошибки, согласованность. Это изумительное содружество людей, добровольно распределяющих роли. «Беты» часто ничего не пишут сами, сосредотачиваясь на корректуре чужих произведений. Некоторые порталы предлагают списки и специальные темы, где авторы, «беты», «гаммы» и «дельты» находят друг друга. Все это создает особый характер взаимоотношений, не допускающий агрессии и оскорблений. Подобное не снилось профессиональным литераторам, ведь здесь труд переводчика или корректора не менее уважаем, а точнее, равно уважаем каждым участником процесса.

Не забывайте, что фанфикшн пишется для собственного развлечения и авторы не планируют получать с него какой-либо выгоды. При публикации обязательна формула-дисклэймер (от англ. disclaimer – отказ от права на что-либо), отказная, где автор в любой форме (серьезной или не очень) доносит до читателя, что не претендует ни на права, ни на выгоду. Часто в дополнение к дисклэймеру подписывают, что при размещении фанфика на другом ресурсе необходимо уведомить автора. Плагиат среди фикрайтеров встречается, но само сообщество достаточно твердо пресекает такие случаи: это не принято или как минимум не приветствуется.

Великий Барт заявил о смерти Автора, словно предчувствуя Интернет, освободивший и раскрепостивший в читателе его лучшие и худшие стороны. С одной стороны, допустивший любые трактовки, переосмысление, даже «исправление» текста, но с другой – разоривший сам институт авторства. Теперь, когда писатель – бедный родственник всему, фикрайтер выступает едва ли не самым честным потребителем его труда.

Потому фикрайтер в первую очередь читатель; читатель, четко осознающий свой выбор: избрать ли для себя каноническую вселенную автора или донести переосмысленную измененную вселенную, пропуская прочитанное через призму своего собственного сознания. Мы в самом начале пути, возможности изучения подобного читательского опыта, в искажениях которого больше от оригинала, чем кажется на первый взгляд. Самое смешное, что первыми процесс изучения фанфикшн-сознания начали… сами фикрайтеры, к которым действительно стоит прислушаться. Просто представьте, что вместо занудного урока с перечислением обязательных «темы, идеи и проблемы произведения» вам позволили бы открыто восхищаться автором и текстом, разрешили бы разобрать его по-своему, прогнать через себя и именно так раскрыть для других. Просто представьте! Чистое, незамутненное удовольствие!

А вот история взаимоотношения фанфикшна и литературы уже другой вопрос. Совсем другой. Ведь фикрайтер, набивший руку и доросший до самостоятельных текстов, покидает сообщество. История знает уже немало таких примеров.






Наверх ↑
Поделиться публикацией:
2736
Опубликовано 17 июн 2015

ВХОД НА САЙТ